Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социально- реабилитационному центру для несовершеннолетних "Малоохтинскому дому трудолюбия" исполняется 114 лет


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие заведующая реабилитационным отделением центра "Малоохтинский дом трудолюбия" Ольга Чистякова.

Ольга Писпанен: Сегодня у нас в студии заведующая реабилитационным отделением социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних "Малоохтинский дом трудолюбия" Ольга Чистякова. Вначале давайте послушаем репортаж на тему, которую будем сегодня обсуждать в прямом эфире "Радио Свобода". Сегодня социально-реабилитационному центру для несовершеннолетних "Малоохтинскому дому трудолюбия" исполняется 114 лет.

Татьяна Вольтская: Городской училищный дом с сиротскими классами в память святого благоверного великого князя Георгия Владимирского был основан в 1891 году. Дом для детей-сирот был построен на Малой Охте. Участок земли для него выкупил и подарил училищному дому купец Петров. Возникновение центра для несовершеннолетних "Малоохтинский дом трудолюбия" можно рассматривать как возрождение традиций попечения о детях. Центр работает по специальной программе для реабилитации детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, в социально опасном положении. Сейчас в доме живут 42 девочки - от 12 до 18 лет с посттравматическим синдромом, оставшиеся без попечения родителей, имеющие опыт жизни на улице, претерпевшие разного рода насилие. Всем им нужен особый подход. Надо помочь им пережить их трудные ситуации, адаптироваться к нормальной жизни, почувствовать себя уверенно и спокойно. В "Доме трудолюбия" используются методы арт-терапии, например, песочная терапия. Говорит психолог Ольга Шинюк...

Ольга Шинюк: Для этого необходим специальный инвентарь в виде песочницы и набор инструментария в виде игрушек, всевозможные насекомые, дом, благополучные и неблагополучные атрибуты социальной жизни. И при использовании этих атрибутов в игре они выражают, во-первых, свое актуальное эмоциональное состояние, свои переживания, свои проблемы и в динамике мы имеем положительный результат. Ребенок все лучше и лучше использует этот игрушечный репертуар в своем песочном обращении, и мы можем диагностировать, что есть процесс реабилитации.

Татьяна Вольтская: Еще один метод - письмотерапия.

Ольга Шинюк: Часто ребенок теряет родителя, или родитель пропал без вести, или просто нет контакта с родителем. Он устанавливает вот этот процесс гипотетического общения через письмо, когда мы позволяем с помощью специальных установок ребенку выразить все свои чувства, все свои пожелания, все свои ожидания, то, как бы ему хотелось поговорить с близким ему человеком - мама это или папа.

Татьяна Вольтская: В центре есть психологическая комната, тренинговая комната, а в день рождения "Дома трудолюбия" традиционно проводится арт-карнавал. Это новаторская форма психотерапии, специально разработанная психологами и педагогами центра. Арт-карнавал позволяет воспитанницам дома самым ярким и непосредственным образом раскрыться.

Ольга Писпанен: Оля, расскажите, пожалуйста, поподробнее, что это такое за арт-карнавал. Я знаю, что вы проводите это все-таки не первый год, но в этом году он какой-то особенный.

Ольга Чистякова: Да, седьмой раз уже мы в этом году проводим. Этот праздник очень важный, главный праздник для наших девочек, для нашего "Дома" и для всех педагогов, психологов и сотрудников центра. В этом году у нас очень необычный карнавал. Наши девочки - заколдованные принцессы и в начале праздника мы встречаем гостей в интересный нарядах - в нарядах каких-то животных, сказочных героев, проходя некоторые испытания в течение арт-карнавала, девочки превращаются в красивых принцесс. В красивых белых платьях, которые своими руками они шили длительное время, при помощи, естественно, педагогов. Вообще, подготовка арт-карнавала достаточно длительная и происходит она в течение 2-3 месяцев. Девочки ждут этого праздника сегодня и просто мечтают на самом деле надеть эти платья, потому что, к большому сожалению, для наших девочек иногда это только первый опыт перевоплощения в таких принцесс, в таких красивых девушек, ведь наши дети - с особой спецификой, это дети, которые перенесли разного рода насилие и самое страшное - это сексуальное насилие, инцест. Они в основном ходят в брюках, в мужской одежде, чтобы не привлекать внимание, чтобы не пережить еще этот ужас, который они пережили.

Ольга Писпанен: Они автоматически, таким образом, отгораживаются от этого мира?

Ольга Чистякова: Да.

Ольга Писпанен: То есть это общая черта всех девочек, переживших насилие.

Ольга Чистякова: К сожалению.

Ольга Писпанен: То есть они стараются сделать из себя дурнушек, чтобы ни в коем случае...

Ольга Чистякова: К сожалению, да. Девочка сшила потрясающее платье. Это нужно видеть. Она одела его, зажалась и просто боялась. Мы сказали: посмотри на себя в большое зеркало, насколько ты прекрасна. Она говорила, что не будет смотреть, боится, что она плохая, некрасивая, некрасивые руки, некрасивое тело, как я буду в этом платье. Когда она увидела себя во весь рост, у нее было такое лицо, просто замечательно, она настолько себе понравилась в этом платье. Мы были потрясены. Вчера у нас была генеральная репетиция, они все встали в этих потрясающих платьях, при том что они шили их собственными руками, это очень важно для них, в первую очередь. На вопрос "девочки, вы нравитесь себе?", немногие нашли в себе силы сказать, что они нравятся. Но мы были потрясены и сказали: а нам как вы нравитесь! Просто потрясающе.

Слушатель: Георгий, Санкт-Петербург. Все ли ваши девочки здоровы психически? Если все, то это замечательно, значит, успех большой.

Ольга Чистякова: Конечно, Георгий, девушки, которые поступают к нам, перенесшие различные травмы, с посттравматическим синдромом, естественно, имеют психические отклонения. Но они проходят у нас реабилитацию, ведется огромная работа психологов, педагогов, работают реабилитационные мастерские. Мы пытаемся по возможности помочь этим девочкам. Мы видим результат нашей работы. Сегодня на нашем празднике будут выпускницы, девочки, которые прошли реабилитацию, которым мы помогли. Результат нашей работы будет виден. Девочки стали более спокойными, со светлыми глазами и лицами и оптимистически смотрят в жизнь, не боятся этой жизни.

Ольга Писпанен: А выпускницы - что это значит? Куда они выпускаются? Обратно в семью?

Ольга Чистякова: Выпускницы - это дети, которые попадают в образовательные учреждения, это могут быть училища, колледжи с сиротским общежитием, где они могут проживать. Есть у нас дети и с конфликтом в семье. Мы работаем с этим и возвращаем детей в семью, если это не насилие, естественно.

Ольга Писпанен: Если было совершенно насилие по отношению к девочке, ее забрали из семьи социальные службы, она попала к вам в дом, прошла реабилитационный курс и потом опять попадает в такие же условия?

Ольга Чистякова: Нет, в семью, естественно, с насилием мы не возвращаем ребенка. Я говорю просто о конфликтной ситуации. Сами понимаете, в переходном возрасте бывают такие конфликтные ситуации. Дети идут в образовательное учреждение, то есть в детские дома, интернаты, они приходят к нам, они участвуют в праздниках. У нас есть клуб выпускниц. Сегодня наши выпускницы будут показывать красивые платья от королевы трикотажа Клавдии Николаевны Смирновой. Мы очень рады этому.

Ольга Писпанен: То есть еще какой-то показ мод будет?

Ольга Чистякова: Да, будет показ мод нашими выпускницами.

Слушатель: Наталья Эдуардовна, коренная москвичка. Я утверждаю, что только традиционные отношения могут спасти ребенка от таких манипуляций. Зачем это все нужно? Я понимаю, когда были политические процессы, при помощи выдуманных психологами инцестов заставляли людей признаваться в чем ни попадя для того, чтобы потом репрессировать.

Ольга Писпанен: Вы считаете, что это все выдуманные истории?

Слушатель: Разумеется, выдуманные. Моих родителей собирались забирать у их родителей репрессированных, но сумели бабки организовать сопротивление мощное. Поэтому обеим бабкам удалось спасти моих родителей от того массового коллективного растления, через которое прошло старшее поколение. Почему сейчас у нас целые кодлы повылезали этих ветеранов, ворья всякого, которое пытается чужих детей растлевать. Вы - сутенерская сеть, которая пытается заставить взять на содержание вот эту самую компанию. Сколько это будет продолжаться? Мы не собираемся никаких кожедубов кормить.

Ольга Писпанен: Это очень эмоциональное высказывание нашей слушательницы. Тем не менее я знаю, что такие истории действительно существуют. Как часто к вам обращаются девочки и как много времени им нужно для того, чтобы набраться смелости, храбрости? Я знаю, что очень многие так и не набираются этой смелости для того, чтобы обратиться к кому-то за помощью. Им стыдно, им страшно, они предпочитают нести это горе в себе. Откуда они узнают об этом центре. Куда можно обратиться за помощью?

Ольга Чистякова: Конечно, девочкам очень тяжело. Иногда они обращаются к своим педагогам, классным руководителям или идут в муниципальные советы, когда нет сил уже просто больше терпеть, или же уходят на улицу, к сожалению.

Ольга Писпанен: К сожалению, наверное, это более частый выбор?

Ольга Чистякова: Да. Уходят на улицу и попадают к нам.

Ольга Писпанен: А вы их с улицы как "получаете"?

Ольга Чистякова: Есть службы, которые к нам могут направить. Иногда находятся добрые соседи, которые звонят и спрашивают: чем помочь ребенку? Естественно, мы сразу говорим: привозите к нам. Потому что это действительно такая беда, с которой ребенок сам не может справиться, потому что это боль, иногда девочки долгое время не могут об этом говорить. И благодаря методам психологии мы можем как-то понять, что происходит с ребенком, потому что иногда мы понимаем, имея опыт работы с такими детьми, что что-то происходит, но ни молчат.

Слушатель: У предыдущей слушательницы, по-видимому, с психикой плохо. Не кажется ли вам, что ваши "дома трудолюбия" для страны сейчас это капля в море? Вы не затрагиваете тему, которая необходима для страны - нужно менять строй в стране, нужно возвращать то, что было раньше, детям - счастье, нужно менять эту власть, курс и все. Сколько бы вы ни говорили о своих психологических заморочках, вы же просто для себя работаете, только для себя.

Ольга Писпанен: У нас еще звонок. Пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Не считаете ли вы, что лучше, чем с приходом новореформаторов, реабилитационная работа в России никогда не была поставлена: в реабилитационные центры превратились у нас целые города вместе с вокзалами, площадями, свалками и всем прочим, и масштабом их разрастания нет предела, так как каждый подросток активно участвует в рыночной экономике благодаря государственному устройству, которое создали добрые дяди и тети. Лидия Ивановна из Москвы.

Ольга Чистякова: Я не очень хорошо поняла вопрос.

Ольга Писпанен: Я тоже. Вы рассказали в начале беседы о карнавале, о том, что создается сказочная атмосфера для девочек с серьезным психическим надломом. Они в этой сказочной атмосфере пребывают в "Доме трудолюбия", а потом они выходят не в самую лучшую социальную среду и оказываются опять в страшном мире, в котором не так хорошо к ним относятся люди, встречающие их на работе или в училище, где они могут столкнуться с грубостью, злостью. Правильно ли это?

Ольга Чистякова: Что касается арт-карнавала, то это не только праздник, это еще проработка психологических проблем, так как идея арт-карнавала еще включает и работу в арт-мастерских, которую проводят психологи. Сегодня у нас будет несколько арт-мастерских, я их назову. "Мир превращений". Цель работы данной мастерской - получение опыта позитивных жизненных изменений, то есть они прорабатывают свои психологические проблемы. Или "Волшебная страна любви", где они будут говорить о любви в мастерской.

Ольга Писпанен: А не страшно ли им говорить о любви после такого надлома?

Ольга Чистякова: Наверное, конечно, страшно.

Ольга Писпанен: То есть могут ли они еще поверить в то, что существуют светлые, честные отношения с мужчиной?

Ольга Чистякова: Мы в мастерской этой будем говорить не только о любви, допустим, к мужчине. Многие наши девочки, попадая к нам, прожив какое-то количество времени, в каких-то беседах с педагогами, с психологами, приходя ко мне или к директору Галине Георгиевна, говорят о том, что они вообще первый раз поверили людям, что существуют люди, которые их принимают такими, какие они есть, которые их слушают, которые их могут как-то понять, помочь. Прожив у нас какое-то количество времени, год, они все-таки, нам хочется в это верить, начинают доверять людям, понимают, что их окружают не только насильники, убийцы или те люди, которые их истязают, что есть люди, которые помогут, к которым можно прийти. Я же говорю, выпускницы к нам приходят и приходят со своими проблемами, приходят со своими ляльками, это уже наши внучечки и внуки, которым мы тоже помогаем чем можем. Нам очень это приятно, конечно.

Слушатель: Алексей из Пушкино. Ведь насилие существует не только в семьях, оно существует и в детских домах, об этом наш замечательный правозащитник Алексей Аношин много говорил. Там, пожалуй, не реже, чем в семье, а чаще бывают преступления, включая сексуальные, изнасилования и так далее. Попадают ли такие дети в тот центр, о котором идет речь, и какие меры предпринимаются, какая помощь оказывается этим детям, какая защита потом, если они вновь столкнутся с государственными учреждениями, где могут быть нарушены их права? Как готовят их к этому?

Ольга Чистякова: Я уже говорила, что к нам из детского дома дети уже не попадают. Они от нас идут. Но я могу рассказать об одной истории буквально. У нас проходила реабилитацию девочка года полтора-два назад. Когда она попала в детское учреждение, мальчики ночью попытались ее изнасиловать. Девочка вернулась к нам...

Ольга Писпанен: Она сбежала просто?

Ольга Чистякова: Она пришла к нам и обратилась за помощью, потому что больше идти было не к кому, мы были самые родные люди для нее. Мы разобрались с данной ситуацией, девочка была устроена в другое учреждение.

Ольга Писпанен: То есть в принципе можно это победить? Потому что я знаю, что обычно, когда отлавливают детей, которые сбегают из детских учреждений, их отправляют обратно в те же самые учреждения, и они опять сбегают, их опять отправляют. В принципе дорога у них одна. То есть в принципе можно переломить эту ситуацию и доказать, что им нужно где-то в другом месте жить?

Ольга Чистякова: Да, конечно.

Слушатель: Томск, Сибирь. Просто хочу пожелать успехов тем, кто занимается реабилитацией таких девочек. У меня нет вопросов. Я просто хочу пожелать им большой удачи.

Ольга Чистякова: Спасибо большое.

Слушатель: Складывается впечатление, как будто реабилитация, которой вы занимаетесь, прежде всего необходима только вам. Дело в том, что вы даже не можете назвать, скольким вы помогли. Почему вы не говорите о том, что средства массовой информации создают эту ситуацию, что нужно любыми путями создавать условия для нормальной жизни семей, дать работу родителям, оградить школы от безнравственности. Почему вы об этом не говорите? Значит, вам это выгодно, значит, вы живете за счет детского горя. Все, кто занимается такой болтовней, они просто живут за счет горя детского.

Ольга Писпанен: Это тоже было мнение нашего слушателя. Мы говорим обычно и о том, и о другом, и о третьем. О том, что нужно ограничивать насилие на телеэкранах, о том, что нужно создавать более крепкие семьи и так далее. А по поводу, скольким вы помогли, есть ли какая-то статистика? Сколько девочек прошло через ваш центр?

Ольга Чистякова: В течение года реабилитацию проходят до 150 девушек. Просто не было такого вопроса. Если бы нам задали в начале эфира... Если на сегодняшний момент у нас их 42, вы можете себе представить.

Ольга Писпанен: А сколько примерно они у вас живут, на какой курс рассчитана реабилитация или это индивидуально для каждой девочки?

Ольга Чистякова: До года, но в зависимости от проблемы, естественно, потому то, если это сексуальное насилие, вы сами понимаете, что нужно полжизни на реабилитацию. У нас они живут до года.

Ольга Писпанен: А возможна ли на самом деле полная реабилитация ребенка, пережившего такое горе?

Ольга Чистякова: Очень долго, до 30 лет, это практически жизнь, и все равно и в более старшем возрасте это сексуальное насилие будет всплывать.

Ольга Писпанен: То есть они потом как-то эту модель поведения в той семье, в которой они жили и пережили такое горе, позиционирует на свою жизнь?

Ольга Чистякова: К сожалению. Многие девочки, пережившие сексуальное насилие, начинают заниматься проституцией.

Слушатель: Я бы хотела узнать адрес ваш. У меня очень много одежды хорошей и я бы могла принести.

Ольга Чистякова: Спасибо большое. Малоохтинский проспект, дом 51 и телефон, пожалуйста, запишите наш: 528-62-02, 528-48-22.

Ольга Писпанен: Кстати, по каким телефонам можно обращаться к вам за помощью девочкам, либо соседям, либо учителям?

Ольга Чистякова: По этим же телефонам, которые я дала.

Ольга Писпанен: Мы начали говорить не только о сексуальном насилие в семье, но и о продолжении этого горя для девочек, это сексуальный траффик, то, что девочки оказывают на улице, если они не найдут, куда обратиться за помощью. Зачастую их даже вывозят из страны, делают из них сексуальных рабынь. Я знаю, что и такие девочки к вам возвращаются. У вас есть какие-то договоренности с западными странами о возвращении этих девочек из рабства?

Ольга Чистякова: Да, у нас проходят реабилитацию девушки, вернувшиеся из-за границы, это тоже ужасное горе для девочек, потому что они занимаются там проституцией, их просто продают. Без родины, без документов, без средств к существованию. Да, они у нас проживают, проходят реабилитацию, возвращаются к нормальной жизни. К сожалению, их очень много, очень много таких девушек.

Слушатель: Слушала двух предыдущих выступающих и скажу свое мнение. Первая выступающая, конечно, женщина непонятная, а второй - здравомыслящий молодой человек сказал правильно. Вот такие капли, как вы, это счастье на земле. Чем больше таких капель, тем больше вы будете жизни давать, радости этим девочкам. Низкий вам поклон. Дай бог вам здоровья, что вы есть.

Ольга Писпанен: Спасибо большое. Есть еще одна проблема, сопутствующая этому всему. На словах очень многие осуждают педофилию, очень многие об этом стараются не говорить вслух, достаточно редко поднимается эта тема в средствах массовой информации, но тем не менее это самые посещаемые сайты в интернете, самые покупаемые кассеты в видеомагазинах. В Америке, например, был принят в 1996 году закон, согласно которому полиция обязана оповещать район, в котором живет или появился человек, совершивший некогда насилие по отношению к ребенку, всех соседей. Как здесь у вас складываются отношения с органами правопорядка?

Ольга Чистякова: Органы правопорядка не всегда нам, конечно, помогают. Но в большей степени у нас хорошие отношения. Если мы обращаемся, то мы получаем помощь.

Ольга Писпанен: А если дети обращаются? Я знаю, например, несколько случаев, когда дети обращались, а им говорили: иди, отсюда, не до глупостей, твои семейные проблемы - это твои семейные проблемы, мы еще должны свое драгоценное время терять на такие глупости.

Ольга Чистякова: Девочкам, которые обращались, допустим, в милицию, что кто-то ее насилует дома - брат, отец или отчим, милиция давала направление, девочки поступали к нам и получали помощь.

Ольга Писпанен: А дальше милиция как действовала, доходило ли до суда?

Ольга Чистякова: Да.

Ольга Писпанен: Действительно осуждали?

Ольга Чистякова: Осуждали, да.

Ольга Писпанен: Девочки боятся все-таки обращаться в милицию, потому что одно дело пожаловаться тете-врачу, в реабилитационный центр или учительнице, другое дело все-таки наговорить на папу, рассказать такой кошмар, и его могут посадить, они же не маленькие совсем, понимают, чем это может закончиться.

Ольга Писпанен: Конечно, девочкам очень тяжело, мучает их потом и совесть, правильно ли они сделали, неправильно они сделали, но в конце концов они понимают, что виновный должен быть наказан. Они переживают ведь не один месяц, не один день, это может длиться и два, и три года, когда ребенка начинают насиловать в четыре года, она не понимает, что вообще папа делает, потому что папа ей объясняет, что так все папы живут с девочками. Когда ребенок уже в 10 лет кому-то в школе рассказывает: ты живешь со своим папой так? И девочка говорит: нет! Вы представляете, какой шок испытывает эта девочка?! Естественно, очень тяжело девочкам, но они понимают, что, действительно, это единственный выход.

Ольга Писпанен: Большое спасибо. Удачи вам и сегодня, и в последующие годы в этом нелегком деле!

XS
SM
MD
LG