Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Покровская община» открыла в Петербурге приют временного пребывания для бездомных инвалидов


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие сестра милосердия, руководитель общественной организации "Покровская община" Галина Клишова.

Татьяна Валович: В Петербурге открылся приют временного пребывания для бездомных инвалидов на 8 мест. Организовала приют общественная организация православных сестер и братьев милосердия «Покровская община».

Татьяна Вольтская: Организация православных сестер и братьев милосердия «Покровская община» существует с 92-го года, при ней есть две богадельни, организована патронажная служба по уходу на дому. Кроме того, братья и сестры ухаживают за тяжелобольными в Мариинской больнице. Новый приют открылся в январе. Он предназначен для больных бездомных, попавших по экстренным показаниям в городские больницы, где их держат не больше двух недель, а затем они оказываются на улице без документов и без крова. В России нет законов, защищающих интересы бездомных инвалидов, а отношение окружающих часто бывает бесчеловечным. По словам членов «Покровской общины», они сталкивались с такими случаями, когда бездомного старика с гангреной ноги и температурой 39 выкинули из больницы прямо на улицу, когда, прооперировав пожилую больную, ее с незажившей раной донесли до ближайшей уличной скамейки и там оставили. Говорит заведующая терапевтическим отделением Мариинской больницы Татьяна Медзаковская...

Татьяна Медзаковская: Никто в отношении таких людей никаких норм не соблюдает. Больные лежат, пока нам наша "Покровская община" не поможет куда-то определить этих людей. Но на самом деле их очень много. Ведь это не только люди, которые проживают в Санкт-Петербурге, это же приезжие. Недавно у нас лежал с пневмонией африканец, человек с темной кожей, который приехал к нам, у него украли документы, у него украли деньги. Сейчас, правда, Красный Крест этим больным занимается, но он лежал с тяжелой пневмонией. Ходил по улице, замерз, заболел тяжелой пневмонией, лежал у нас. Хорошо, что он не инвалид, что он ходит, что он куда-то может пойти чего-то добиваться. А вот люди, которые лежат, они же вообще ничего не могут. Самое главное, что у них нет документов, а раз у человека нет документов, нет полиса медицинского, их просто никуда не отправить. Одна надежда на "Покровскую общину".

Татьяна Вольтская: Да, выкидывать бездомных инвалидов на улицу нельзя, но если больницы будут их держать бесконечно, они просто не смогут работать. "Покровской общине" уже удалось устроить в специальные медико-социальные учреждения около 300 нуждающихся. В общине считают, что город остро нуждается в открытии специализированных отделений сестринского ухода, где бездомные могли бы временно находиться, пока оформляются их документы.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях руководитель общественной организации "Покровская община" Галина Клишова. Галина Александровна, как мы слышали, ваша организация была создана в 1992 году, но ведь в Петербурге существовала "Покровская община" сестер милосердия, она была организована в 1858 году и ее основательницей и покровительницей была Великая княгиня Александра Ольденбургская. Ваша организация является правопреемницей или нет?

Галина Клишова: Да, вы начали с самого сердца организации нашей общины. Действительно, организатором общины была Великая княгиня Александра Петровна Ольденбургская, которая потом приняла иночество и в иночестве она стала инокиней Анастасией. Она организовала "Покровскую общину", это явилось прообразом Покровской больницы, которая сейчас находится в историческом центре на Васильевском острове. В 50-70-е годы эта больница носила имя Ленина, это была больница №1. Но Александра Петровна, конечно, задумывала эту больницу, как общину сестер, она задумывала ее по монашескому типу. Предполагала организовать устав, и этот устав состоялся. Сделали приют для девочек, родовспомогательное отделение, опекали бедных жителей Васильевского острова. Содержание этой общины было на средства жертвователей, благотворителей, также они содержали доходные дома, выручка от которых помогала им выжить. Затем Великая княгиня вынуждена была уехать из-за своей болезни из Санкт-Петербурга, и в Киеве осуществила свою сокровенную мечту создать такую общину по монашескому типу, где лежат больные, за ними ухаживают сестры, которые со временем принимают монашество. И вот такое деятельное монашество было очень популярно в 19-м веке.

Татьяна Валович: А современное состояние... Вы действительно являетесь правопреемниками?

Галина Клишова: Мы начали работать в Покровской больнице. Узнав историю дореволюционной общины, нам захотелось немного приблизиться к истории и продолжить традицию. Поэтому мы для себя выбрали это название - "Покровская община". С 2000 года, когда произошла регистрация именно нашей организации под этим названием, мы с удовольствием, конечно, приняли такое звание.

Татьяна Валович: А поддерживаете ли связи с потоками Ольденбургских?

Галина Клишова: Да, мы поддерживаем связи. Так как мы сейчас работаем в Мариинской больнице, там есть попечительский совет, и один из потомков знаменитого принца Петра Георгиевича Ольденбургского, который 43 года был бессменным попечителем больницы, является сейчас также членом попечительского совета. Правда, сам Ольденбургский приезжает очень редко в Петербург, но тем не менее мы встречались, он всегда такой незримый участник, ему всегда посылаются все протоколы наших советов и он очень активно участвует...

Татьяна Валович: Следит за судьбой?

Галина Клишова: Он следит. Последнее заседание было посвящено сбору средств на возвращение на прежнее место памятника принцу Ольденбургскому. Многие, наверное, знают, что перед Мариинской больницей сейчас стоит совершенно пустой постамент, но на этом постаменте долгие годы стоял памятник принцу Ольденбургскому.

Татьяна Валович: Как возникла идея создать такой приют для бездомных инвалидов и как долго вы шли к осуществлению этого проекта?

Галина Клишова: У нас не было задачи именно создавать приют или заниматься бездомными инвалидами. Наша организация призвана оказывать помощь лицам, попавшим в трудную жизненную ситуацию, которые находятся "в горе и скорби", это слова из нашего устава. Поэтому все люди, которые находятся в крайней нужде, это наши подопечные. Когда мы сталкиваемся в больнице с людьми, не имеющими документов, вынужденными оказаться на улице, естественно, мы понимаем, что это наша задача как-то им помочь. Последние 4 года мы очень активно занимались именно этой категорией - бездомными инвалидами, мы их увидели воочию, потому что нам пришлось или через них перешагивать, или нужно было что-то делать. Мы начали с привлечения внимания города, властей к решению этой проблемы, потому что мы не думали, что это только наша проблема.

Татьяна Валович: А государственных структур, которые занимались бы судьбой таких людей, не существует?

Галина Клишова: К сожалению. 21-й век, но люди по-прежнему могут умереть на улице, получив при этом квалифицированную медицинскую помощь, потому что, как правило, они попадают в больницы по экстренным показаниям в крайней степени какого-то своего заболевания, это может быть ампутация, потому что обморожение, какие-то серьезные черепные травмы, и так далее, и так далее, поэтому они попадают в больницу, а дальше, после такой высококвалифицированной помощи, ими никто не занимается, и они оказываются на улице.

Слушатель: Как помочь? У меня вещей много мужских, и женские найду.

Галина Клишова: Спасибо. Вопрос очень хороший, потому что он говорит о том, что милосердие все-таки неистребимо в нашем обществе. Есть адрес - Синопская, 26, где находится ночлежка. Там принимают круглосуточно вещи. Мы также принимаем вещи, но ограниченное количество, у нас нет ни складских помещений, ни каких-то объемных шкафов. Но мужские вещи, потому что среди бездомных, к сожалению, больше мужчин, такая статистика, нам особенно нужны, мы можем также принимать их в часовне в Мариинской больнице.

Татьяна Валович: А если люди захотят позвонить, какую-то помощь оказать, можно какой-то телефон им дать?

Галина Клишова: Да, пожалуйста. Мы даем наш телефон, телефон общины - 275-37-40.

Татьяна Валович: Галина Александровна, вы сказали, что у вас нет своих каких-то складских подсобных помещений, а кто дал помещение на этот небольшой приют?

Галина Клишова: Это долгая история. Мы обращались неоднократно в КУГИ, мы хотели заключить этот договор, официально иметь это помещение, писали вице-губернатору с ходатайством, потому что была очень серьезная проблема с помещением, чтоб он ходатайствовал перед КУГИ для выделения нам помещения. Но все наши просьбы остались безответными. Поэтому нам пришлось самостоятельно искать помещение. И, слава богу, после долгих мытарств мы нашли, буквально в том дворе, где находится наша община и наша богадельня. Правда, это не прямая аренда, но у нас заключен официальный договор на это помещение и нашелся спонсор, который нам оплачивает вот эту аренду. Она очень недешевая.

Татьяна Валович: Как и кто вам помогает в денежном отношении, ведь нужно привести в порядок помещение, содержать, какие-то иметь необходимые средства первой помощи?

Галина Клишова: Да, конечно. Первая помощь, которую мы получили на организацию этой работы с бездомными, была оказана организацией, которая находится в Париже, называется "Помощь России" ("Асе Руси"). Возглавляет ее Александр Ельчининов, сын известного священника Константина Ельчининова и еще более известного священника Александра Ельчининова. Первую помощь мы начали получать именно от этой организации. Затем нам стала активно помогать немецкая организация. К сожалению, русских организаций мы перечислить не можем. Но тем не менее на ремонт этого помещения мы получили грант, выиграли конкурс в Комитете по молодежной политики и взаимодействию с общественными организациями, это комитет администрации Санкт-Петербурга. Мы получили 140 тысяч рублей. Очень им благодарны, потому что это была очень важная стартовая сумма. На эти деньги мы отремонтировали помещение.

Татьяна Валович: Галина Александровна, это достаточно тяжелая и духовно, и физически работа. Мы слышали, что у вас есть и медсестры, и медбратья. Каким образом люди приходят к вам, чтобы служить другим людям?

Галина Клишова: Пути самые разные. Действительно, в основном это волонтеры, которые работают безвозмездно, это верующие люди. Те, кто понимает, что вера без дел мертва, для кого это не пустые слова, а призыв к какому-то действию милосердному, они находят у нас все возможности приложить свои силы.

Татьяна Валович: То есть это помимо основной работы, если они где-то работают, в свободное от работы время?

Галина Клишова: Конечно. Группа волонтеров, сестер, которые трудятся у нас в больнице, это около 30 человек, они именно работают безвозмездно, приходят раз или два в неделю по четкому расписанию, которое мы составляем, чтобы для больниц, для тех отделений, которые мы посещаем, это было бы ежедневная стабильная помощь. Поэтому они, конечно, где-то работают и приходят в свободное время.

Слушатель: Николай Ломов из Санкт-Петербурга. Не считаете ли вы, что наше государство абсолютно противоречит вообще каким-то канонам человеколюбия, когда мы в Жилищном кодексе устанавливаем, что людей могут выкинуть на улицу без предоставления другого жилого помещения? Если мы говорим о человеколюбии, то всех людей надо как-то защищать законом.

Галина Клишова: Вы абсолютно правы, здесь попираются все самые элементарные нормы, не говоря уже о законах, именно о человеческих нормах. Поэтому среди наших опекаемых, среди обитателей этого нового приюта есть люди, которые действительно были выброшены на улицу, имея при этом прописку в прошлом, но в силу каких-то обстоятельств они лишились жилья. Сейчас новая категория среди опекаемых нами бездомных - это люди растерявшиеся.

Татьяна Валович: В городе просто развязана охота на одиноких пожилых людей, чтобы за квартиру они какую-то подпись поставили, и тут же выкидываются они на улицу.

Галина Клишова: Совершенно верно. Это не алкоголики, это не отсидевшие по 14, по 20 лет за решеткой, это наши петербуржцы, которые в силу разных причин - незнания, некомпетентности социальных служб - оказываются на улице. Власть, к сожалению, очень часто совершенно бездействует. Чего стоит организация этого приюта. Ведь мы пытаемся доказать городу, что нужен не только такой приют. Вот 8 человек - мы просто от бессилия организовали, что могли, на самом деле нужна структура, нужно хотя бы одно отделение, в лучшем случае это будет 2-3 отделения, где эти люди могут достойно жить, они могут достойно дожидаться очереди в интернаты. Мы занимаемся только людьми в крайней степени беспомощности, когда они сами не могут прийти в какую-то жилконтору, взять свою справку, восстановить себе паспорт, потому что это люди без документов, и очень много времени мы тратим на то, чтобы выяснить, что это за личность, чтобы паспорт получить. Потом гражданство. Это тоже целая история. Люди теряют гражданство. Если до 1992 года они не были прописаны, то есть потеряли прописку с 1992 года, то уже нужны документы на гражданство, а это целая история. Им никто не идет навстречу.

Татьяна Валович: Как вы справляетесь? Это действительно очень сложно. У вас есть свои юристы? Кто вам помогает?

Галина Клишова: Во-первых, у нас есть сестры, социальные наши работники, которые своими ногами ходят и выстаивают эти очереди, доказывают что-то в этих коридорах. Слава богу, что в последнее время все-таки стали к нам прислушиваться, дали возможность просто говорить на равных, потому что раньше просто отфутболивали и не вникали в суть присходящего. Конечно, консультируемся и с юристами, и с правозащитниками, но главное, это наши законы на местах и несогласованность комитета социальной защиты и здравоохранения.

Татьяна Валович: То есть они между собой не могут договориться, а в итоге получается...

Галина Клишова: Да, они не могут договориться. Причем и там, и там милые люди, но при этом в комитете социальной защиты говорят, что да, это проблема, но это проблема здравоохранения, и наоборот. По нашей инициативе было созвано совещание в комитете по труду и социальной защите с приглашением представителей из комитета здравоохранения. Там также не была достигнута договоренность, и было решено уже в Смольном просить вице-губернатора Косткину Людмилу Андреевну собрать такое совещание и добиться того, чтобы этот вопрос был решен.

Татьяна Валович: Чиновники представляют, насколько это сложная проблема? Они знают о существовании этого всего?

Галина Клишова: У меня такое мнение, что они не знают о таком именно глубочайшем социальном кризисе. Я понимаю, что сейчас их очень отвлекает тема монетизации, это острая проблема. Большинство людей так вот страдает.

Татьяна Валович: Нам звонили очень многие социальные работники, которые не могут сейчас донести свою помощь до больных, потому что они не могут выстоять очереди в одной аптеке на район за этим социальным лекарством. У вас что-нибудь подобное происходит?

Галина Клишова: Мы также выстаиваем эти очереди. В наших приютах и в наших богадельнях живут бабушки, которые также все первой группы, но мы не можем им сделать первую группу, потому что ни одна из бабушек не может прийти в поликлинику. В поликлинике разводят руками и говорят, что нет, на дом приходить, делать эти карты, конечно, никто не собирается. Поэтому все наши бабушки...

Татьяна Валович: Лишены даже того, что положено по этому закону?

Галина Клишова: Они лишены. Нужно, чтобы к ним приехали на дом, это все лежачие больные, во всех наших приютах лежачие люди, они с трудом могут встать и сесть, просто сесть и все. Это отдельная проблема. Мы ее уже даже не пытаемся решать. Если положено бесплатное лекарство, это надо объехать несколько аптек, а так как у нас много опекаемых, то мы просто находим деньги и покупаем эти лекарства, как делают и большинство наших пенсионеров, и людей, которые являются инвалидами.

Слушатель: Меня зовут Виктор Иванович. Я с удовольствием приветствую ваших работников. Я даже не знаю, как сказать, в каком я восторге от того, что можно высказаться на весь мир. Мне третий месяц не платят пенсию в Калининском районе города Ленинграда, но это не важно, я кое-как живу. Я в восторге от того, что у нас есть Писпанен, что у нас есть...

Татьяна Валович: Виктор Иванович, спасибо вам большое за высказывание и, пожалуйста, оставьте свой телефон сейчас нашему продюсеру, мы обязательно с вами свяжемся и, может быть, как-то поможем решить вопрос, почему же вы не можете получить пенсию, как вы тогда вообще можете существовать.

Галина Александровна, вы устраиваете людей дальше в интернаты. У вас есть какие-то договоренности с интернатами? Отслеживаете вы дальнейшую судьбу, потому что то, что творится и в государственных этих учреждениях, оставляет желать лучшего.

Галина Клишова: Это такая мечта, иметь договора с этими интернатами. Конечно, нет. Мы не имеем никаких договоров, то есть это все в рабочем порядке осуществляется. Мы каждого нашего опекаемого, каждого бездомного инвалида буквально продвигаем, чувствуя физическую тягу, толкаем его к дверям этого интерната, проходя все те коридоры, которые положено пройти, встречаясь с массой проблем.

Татьяна Валович: Галина Александровна, как вы уже сказали, приют для бездомных инвалидов - это не единственный ваш проект, вы также помогаете и в больнице. Какая еще помощь оказывается в вашей общине?

Галина Клишова: Мы еще содержим два приюта для престарелых, один приют в городе, в обычной двухкомнатной квартире, очень маленькой по метражу, у нас проживает 4 бабушки, там круглосуточно дежурит сестра, повар приходит, готовит пищу. Сейчас повар готовит и для обитателей приюта, так как это все в одном дворе, это удобно. Приходят разные врачи, мы приглашаем врачей-консультантов, которые также принимают в этом участие. У нас есть еще один приют, мы почти три года назад открыли за городом дом, это стало возможно благодаря тому, что один замечательный человек, наш жертвователь, предложил дом за городом, и там мы можем разместить 12 таких престарелых людей. Рядом, для нас это очень важно, есть кладбище. Это на берегу Финского залива, очень красивое, замечательное место. Там люди встречают такой переход в мир иной. Там есть свежий воздух, рядом церковь, монастырь, приходят монахи, исповедуют и причащают бабушек, священник прямо там же у нас находится. Наш новый проект - мы строим с помощью этого нашего жертвователя и на другие средства (это личные пожертвования или гранты) дом площадью 2,5 тысячи метров, достаточно большое сооружение, где будут проживать 35-40 человек, где будет находиться, так как километров за 12 нет ничего такого подобного, культурно-просветительный православный центр.

Татьяна Валович: А это в каком районе?

Галина Клишова: Это Выборгский район Ленинградской области.

Татьяна Валович: И как идет строительство?

Галина Клишова: Деньги есть - строительство идет, деньги заканчиваются - строительство также приостанавливается. Мы предполагаем, что уже, возможно, к осени достроим этот дом и сможем принять. У нас уже целая очередь, потому что здесь в городе у нас всего 4 места, за городом - 12, но это все равно очень мало, потому что потребность колоссальная.

Татьяна Валович: А может к вам кто-то обратится с пропиской, просто одинокий пожилой человек, который не может себя обслуживать и хотел бы получить от вас какую-то помощь, чтобы приходили хотя бы два раза в неделю?

Галина Клишова: Да, пожалуйста, я повторяю наш телефон 275-37-40. У нас существует еще патронажная служба, когда наши сестры приходят домой и оказывают какие-то услуги. Если есть свободные сестры, есть возможность, то мы всегда с радостью готовы помочь. У нас существует такой проект - патронаж на дому, мы полтора года назад получили средства на осуществление этого проекта от муниципального округа, то есть это были первые деньги от государства. Муниципальный округ №82 Центрального района, это Владимирский муниципальный округ, нам дал возможность ухаживать за 12 старушками, которых они нам предоставили, дали эти адреса и курируют эту работу. Наши сестры ухаживают и за этими бабушками.

Татьяна Валович: К большому сожалению, есть такая негативная практика, когда муниципальные организации узнают о таких людях, они стараются как-то подбить их на то, чтобы те переоформили в чью-то пользу квартиру. Вы такую работу предупредительную не ведете?

Галина Клишова: С такой практикой, что муниципальный округ ведет какие-то с ними разговоры, за полтора года не встречались, но то, что это может существовать, вполне возможно, потому что у нас есть бабушки... Вот недавно к нам поступила на патронаж, и сейчас она живет в нашем приюте, женщина, ей около 70 лет. Она жила в квартире с соседкой, их решили разменять, каждой предоставить отдельное жилье. В конечном итоге в результате этого обмена две этих пожилых женщины (одна из них очень пьющая, та бабушка, о которой я говорю, не относится к этому числу) попадают в Ладинопольский район, в какую-то хижину, где есть адрес, но нет никаких условий проживания. Вот эта пьющая женщина избивает эту старушку, которая с переломом ключицы возвращается в Санкт-Петербург, приходит на ступеньки храма, и нам уже ее приводят из церкви. Этот случай не единичен, он просто один из последних. Когда такие истории происходят, мы стараемся таким женщинам помочь. У нас живут в приюте для бабушек такие пожилые люди.

XS
SM
MD
LG