Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Добровольные народные дружины в Екатеринбурге


Программу ведет Эдуард Коридоров. В программе принимает участие Александр Беленький, полковник милиции в отставке.

Эдуард Коридоров: В Екатеринбурге сейчас действуют сотни добровольных народных дружин, у милиции есть более 10 тысяч добровольных помощников. Их работу осложняет то, что ни федеральное, ни областное законодательство не регламентирует деятельность дружинников. Узаконить их права, обязанности и привилегии хотят авторы Положения о муниципальной дружине Екатеринбурга. С подробностями екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.

Ирина Мурашова: Движение народных дружин было на пике популярности в конце 60-х – начале 70-х годов ХХ века. Тогда покой жителей СССР охраняли около 7 миллионов общественников. В конце 80-х движение само собой сошло на нет. Сейчас охранять улицы своего города большинство людей готовы за материальное поощрение, за дополнительные дни к отпуску или другие блага. Закон этого не предусматривает.

Начальник УВД Екатеринбурга Борис Тимониченко с нетерпением ждет, когда статус дружинника будет закреплен законодательно.

Борис Тимониченко: Если будут как-то закреплены законодательно льготы для них, то мы вернемся как раз к старой практике, когда они оказывали существенную помощь органам правопорядка, - и уличная преступность была, ну, во всяком случае, на более низком уровне, нежели сейчас. Если не будет льгот, это будет тогда только на бумаге, будет фикция, и существенной пользы они не принесут.

Ирина Мурашова: Депутат Городской Думы Екатеринбурга Андрей Бура тоже считает, что создать дружину на бумаге нельзя. Дружинник с тем же риском, но бесплатно, без социальных и страховых гарантий, по сути, доделывает работу за тех, кто получает за это зарплату, но не справляется. Власть должна нести ответственность за такие решения.

Андрей Бура: Могут быть травмы, могут быть несчастные случаи. И в этой ситуации, конечно же, должны быть достаточно четко подстрахованы дружинники. Тем более мы знаем, что не имеют права сегодня люди без милиционера осуществлять эту деятельность. Также не имеют права иметь при себе оружие.

Ирина Мурашова: Сами милиционеры признают, что помощь дружин им крайне необходима. В Карелии, например, в прошлом году благодаря общественникам удалось задержать четырех нарушителей границы. Хотя самостоятельно никаких действий дружинник предпринимать не может. Его оружие - удостоверение, повязка, жезл и свисток. Но нередко для того, чтобы спасти чье-то имущество, здоровье, или даже жизнь, хватает и этого.

Говорит начальник районного отдела административных органов Екатеринбурга Алексей Ропай.

Алексей Ропай: У нас есть домовая дружина. Члены этой дружины обеспечивают поддержание порядка в подъезде, дежурят на ближайших к дому перекрестках. Сделали освещение на придомовой территории. Там практически, на той территории, где они дежурят, нет уличной преступности.

Ирина Мурашова: Сейчас Положение о создании муниципальной дружины Екатеринбурга отправили на доработку, снова рассматривать его будут в начале марта. Но общественники продолжают работать – в основном на оживленных перекрестках, в вузах и отдаленных поселках города. Из-за проблем с кадрами Патрульно-постовая служба может выделять на район, где живет более 100 тысяч человек, лишь пять патрулей.

Эдуард Коридоров: Я добавлю к сообщению екатеринбургского корреспондента Радио Свобода Ирины Мурашовой, что в прошлом году президент России Владимир Путин призвал активнее привлекать общественность к охране правопорядка. Это и подстегнуло процесс возрождения добровольных народных дружин, широко распространенных в советское время.

У нас в студии один из разработчиков Положения о муниципальных народных дружинах Екатеринбурга - Александр Беленький, полковник милиции в отставке.

А нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: нужно ли формировать отряды ДНД?

Доброе утро, Александр.

Александр Беленький: Доброе утро, уважаемые радиослушатели. Может быть, сейчас не совсем удачное время – в эти утренние часы говорить о таких проблемах, но если эти проблемы существуют, то они существуют для всех жителей, я думаю, круглосуточно. Поэтому и говорить, наверное, о них в любое время является актуальным.

Эдуард Коридоров: Я думаю, что вопросы безопасности очень многих в России волнуют.

Александр, скажите, вот в Екатеринбурге действительно реально действуют народные дружины, которые исчисляются сотнями. Это верно?

Александр Беленький: Да, действительно. По крайней мере, по данным статистики, на сегодняшний день участвуют в охране общественного порядка сегодня 383 таких добровольных, назовем пока так, объединений. Пусть количество их не очень велико, но есть определенная польза, ощутимая все-таки польза. Любую пользу от участия населения в охране общественного порядка, ее оценивать, наверное, можно и показателями совместного участия в раскрытии преступлений, совместного доставления и задержания правонарушителей. И есть определенная статистика. Ну, может быть, нам не стоит уж очень опираться на эту статистику. Но я хочу сказать, что даже если из тысячи преступлений будет одно преступление раскрыто с участием населения, это уже огромная польза для всех жителей города Екатеринбурга.

Эдуард Коридоров: Если есть реально работающие люди, зачем нужно разрабатывать какие-то положения, которые зарегламентируют их деятельность?

Александр Беленький: Очень сложная ситуация сегодня сложилась в Свердловской области с законодательным обеспечением участия населения в охране общественного порядка. Коротко о сути проблемы. На федеральном уровне ни одного законодательного акта, регламентирующего или регулирующего данную деятельность, сегодня не существует.

Эдуард Коридоров: Именно деятельность ДНД?

Александр Беленький: Именно деятельность добровольных народных дружин, как они ранее назывались. Сейчас действует федеральный закон об общественных объединениях, но суть этого закона сводится к тому, что общественным объединением является добровольное объединение граждан для осуществления уставных целей и задач, то есть целей, прописанных в уставе.

Эдуард Коридоров: То есть отряды ДНД, назовем их так, если они желают работать на благо общества и обеспечивать безопасность во дворах микрорайонов, они обязаны регистрироваться как общественная организация?

Александр Беленький: Да, конечно, они обязаны регистрироваться как общественная организация. Мало того, никакое вмешательство со стороны государственных органов, со стороны органов субъектов Федерации, а также со стороны тем более органов местного самоуправления в деятельность таких обществ недопустимо. Ну, понятно, что если несколько граждан объединились, допустим, для осуществления какой-либо деятельности, если будет эта деятельность регламентироваться каким-либо органом, это уже не будет добровольным общественным объединением. Значит, такая форма, в общем-то, допустима, мы считаем. Но возникли очень большие проблемы.

И вот в чем проблемы. Получилась такая ситуация, что областной Думой в 1996 году был принят закон – закон субъекта Федерации – об участии населения в охране общественного порядка. Он действовал. Там были прописаны определенные и гарантии, и определенные компенсации жителям, участвующим в охране общественного порядка, были прописаны также права и обязанности лиц, или граждан, участвующих в охране общественного порядка.

Эдуард Коридоров: Хороший закон был?

Александр Беленький: Ну, он хороший и нехороший. Не может быть, наверное, плохих законов. Смысл в том, что на этот закон был вынесен протест прокурора...

Эдуард Коридоров: В связи с чем?

Александр Беленький: Я сейчас поясню. В марте 2004 года был внесен такой протест...

Эдуард Коридоров: Давайте не будем вдаваться в детали. В чем суть протеста?

Александр Беленький: В протесте отражены три момента. Момент первый. Как я уже говорил, в деятельность общественных объединений не вправе вмешиваться никакие органы. Это самое существенное замечание в данном протесте. По сути дела, устранить такое противоречие в законе никак нельзя. Любое постановление, выпущенное, допустим, правительством Свердловской области, либо законодательный акт, принятый областной Думой, он уже является нелегитимным. Кроме того, в протесте еще было указано о том, что с 1 июля 2002 года вступил в силу новый Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации. Если вот этим же Положением, утвержденным правительством Свердловской области, полномочиями наделялись дружинники в плане доставления, в плане составления даже протоколов, в плане пресечения преступных посягательств либо административных правонарушений, то с принятием Административного кодекса эти функции были переданы только сотрудникам правоохранительных органов. То есть никакие общественные объединения, организации или члены этих общественных объединений такими правами не обладают.

Эдуард Коридоров: В результате областной закон выжил или почил в бозе?

Александр Беленький: В результате в сентябре 2004 года он утратил силу. И сегодня получился у нас правовой вакуум. Нет никакого законодательного акта, который бы как-либо регламентировал деятельность граждан, участвующих в охране общественного порядка.

Эдуард Коридоров: Я знаю, что в сходной ситуации оказались органы местной власти во многих городах.

А сейчас давайте послушаем мнение нашего радиослушателя. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Анатолий из Омска. Я писал своим руководителям города и области по поводу того, что наши дружины, которые были когда-то на высоте, надо вновь возрождать. Однако мне ответили, что дружинник не имеет никаких гарантий, если с ним что-то случится, чтобы это чем-то компенсировать. И поэтому, не имея федерального законодательства, на местном уровне власти боятся принимать свои собственные законы, хотя необходимость в этом имеется. Думаю, что дружинники как таковые должны, как и раньше, иметь хотя бы бесплатный проезд на городском пассажирском транспорте – это раз. Ну, три дня к отпуску, которые они имели, сейчас очень трудно это сделать, потому что частники, кто работает на частных предприятиях, вряд ли будут такую возможность им предоставлять. Больше того, следовало бы, я думаю, дополнительно ввести такую гарантию, как альтернативная служба в рядах Российской Армии, например, для студентов.

Эдуард Коридоров: Я думаю, что размышления о том, как привлечь граждан к охране правопорядка – это, безусловно, важная тема.

Александр, на ваш взгляд, стоит ли торопиться, стоит ли обгонять федеральных законодателей? Стоит ли пытаться силами местной власти строить какой-то замок на зыбком песке?

Александр Беленький: Я уже сказал о том, что сейчас сложился, по крайней мере в Свердловской области, правовой вакуум. Если в других субъектах Федерации действуют законы или постановления правительства данных субъектов Федерации, которые хотя бы на формальном, может быть, уровне, но они регулируют эту деятельность, то сегодня в Свердловской области, в Екатеринбурге в том числе, эта деятельность вообще никак не регламентирована никакими нормативными актами.

Я понимаю обращение гражданина из Омска к местной власти, к органам местного самоуправления. Вот сегодня у нас и возник как раз вопрос о том, а вправе ли органы местного самоуправления принимать какие-либо нормативные документы, регламентирующие участие населения в охране общественного порядка.

Эдуард Коридоров: Но ведь нет никаких сомнений, что, по крайней мере, не мешать этим общественным объединениям и помогать им, как максимум, местная власть в состоянии и вправе. И подобные вещи происходят в городах и весях России. Например, в Обнинске есть добровольные народные дружины, которые действуют именно на основании закона об общественных объединениях. Можно приводить и другие примеры. И достаточно успешно работают, начинают работать, скажем так.

Александр Беленький: Я не буду говорить о легитимности тех нормативных актов, которые приняты в других субъектах Федерации. Но они опять же основаны в большинстве своем (нами изучен 171 такой нормативный акт, действующий на территории России) на федеральном законе о добровольных общественных объединениях, что практически является, ну, не совсем, наверное, юридически правильным, так скажем.

Эдуард Коридоров: Давайте послушаем звонок. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Петр Алексеевич из Екатеринбурга. За охрану территории города я готов платить в создаваемый охранный фонд, из которого дружинники будут получать зарплату, но с обратной связью. То есть, если я пострадаю от преступности, то из этого фонда мне оплачивают часть ущерба. То есть появляется материальная заинтересованность дружинников работать, а не имитировать работу. По науке, никакая система не работает без обратной связи. Спасибо.

Эдуард Коридоров: Александр, что скажете?

Александр Беленький: Спасибо вам большое за то, что вы готовы оказать прямое материальное содействие тем лицам, которые будут участвовать, и участвуют в охране общественного порядка. Я все-таки хотел бы немножко вернуться к ранее начатому нами разговору. В частности, вопрос о льготах для дружинников. Надо все-таки рассматривать и целесообразность, и необходимость каких-либо льгот. Сегодня даже сотрудники милиции льгот по бесплатному проезду не имеют. Нужно ли сегодня для обеспечения охраны общественного порядка предоставлять дружинникам бесплатный проезд, если говорить в общем о льготах, - может быть. Но для конкретного несения на определенном участке службы по охране общественного порядка, наверное, такая льгота юридически и фактически, извиняюсь, не нужна. Имеется ведь ряд и других льгот, которые могут предоставляться как руководителями предприятий и учреждений, те же, допустим, дополнительные дни к отпуску, предоставление отпуска, возможно, в летнее время. По учебным заведениям практиковались такие формы, и сегодня практикуются, как предоставление свободного посещения, внеочередного предоставления мест в общежитиях и так далее. Здесь все должно делаться по усмотрению, во-первых, и возможностей финансовых администрации городов и районов, а также по усмотрению руководителей предприятий.

Эдуард Коридоров: Александр, а как, на ваш взгляд, можно добиться существенной действенности отрядов ДНД? Не секрет, что, скажем, в советское время дружинников, которые патрулировали улицы города вместе с кадровыми сотрудниками милиции, зачастую использовали, скажем так, на подхвате – в качестве понятых при составлении определенных документов, протоколов и так далее. Сейчас многие считают, что нужно расширить полномочия дружинников. Ставится даже вопрос об их вооружении.

Александр Беленький: Да, мы говорили о том, что на уровне города Екатеринбурга сегодня нами разработан по прямому указанию председателя Екатеринбургской городской Думы... То есть органы власти сегодня не стоят в стороне от таких проблем, особенно органы местного самоуправления. И Яков Петрович Силин дал нашей комиссии прямое указание попытаться найти законодательную базу и все-таки разработать такое положение о муниципальной народной дружине на уровне города.

И вы задали вопрос об экипировке лиц, участвующих в охране общественного порядка. На сегодняшний день не могут органы местного самоуправления принять какие-либо нормативные акты, которые разрешали бы какое-либо вооружение, которое требует, допустим, получения лицензии, то же газовое оружие, сегодня юридически этого сделать нельзя. Это можно сделать только на уровне федерального центра. Палата представителей Законодательного собрания Свердловской области направила обращение в Государственную Думу. В Государственной Думе с 2002 года находятся, ну, в стадии изучения, видимо, в стадии принятия... Хотя когда будут приняты такие законы, сегодня сказать очень сложно. Но такие проблемы существуют по всей России. И многие законодательные органы субъектов Федерации...

Эдуард Коридоров: Все с нетерпением ждут федерального законодательства по этой теме.

Александр Беленький: Да. Конкретно мы в проекте Положения предусмотрели экипировку дружинников средствами индивидуальной защиты. Во-первых, это аэрозольные баллончики, во-вторых, не исключено, что это и револьверы «Оса», которых достаточно все-таки для минимальной, так скажем, обороны или для защиты граждан от преступных посягательств. Вместе с тем, расширить какие-либо права, кроме того, что мы предусмотрели совместное патрулирование с сотрудником милиции, сегодня не вправе никто, кроме федерального центра.

Эдуард Коридоров: А что вообще, в принципе, сегодня может делать дружинник? Вот он вышел на улицу рядом с милиционером. Что может дружинник?

Александр Беленький: Дружинник может оказать содействие сотрудникам милиции в осуществлении их законной деятельности по пресечению правонарушений. И вот в чем смысл. Сегодня мы уже говорили о том, что пять патрулей на район с количеством жителей 130-150 тысяч человек, мы представляем, что это капля в море, и реально бороться с уличными преступлениями с помощью вот этих пяти патрулей очень сложно. Так вот для того, чтобы увеличить количество этих нарядов, есть необходимость, по крайней мере сегодня, чтобы, допустим: один сотрудник милиции и три дружинника. Они, во-первых, окажут реальную помощь при задержании правонарушителей...

Эдуард Коридоров: А какую же помощь, если они фактически не имеют права ни себя защитить, ни применить какие-то средства для задержания преступника?

Александр Беленький: Вы меня неправильно поняли, наверное. Не могут они самостоятельно задерживать и доставлять в органы внутренних дел правонарушителей. Совместно с сотрудником милиции эта деятельность не запрещена. Потому что ответственность в данном случае за правомерность, за обоснованность будет нести сотрудник милиции. А вот в плане физической поддержки, в плане использования тех средств защиты, которые предусмотрены законом и не требуют специального разрешения, дружинники могут оказать действенную помощь.

Кроме того, дружинники могут проводить определенную профилактическую работу. Ведь в нашем Положении прописано, что такие дружины могут создаваться на предприятиях, в учреждениях, в том числе и домовые по месту жительства, в том числе и по линиям работы, то есть по оказанию профилактической помощи в борьбе с преступлениями, совершаемыми несовершеннолетними.

Эдуард Коридоров: Беседы в школах, беседы в вузах?

Александр Беленький: Да, беседы, конечно. Вот вопросы воспитательной, вопросы разъяснительной, профилактической работы, они полностью могут осуществляться сотрудниками ДНД.

Сейчас от слушателя прозвучало такое предложение, что он даже готов оплачивать данное участие в охране общественного порядка и населения. Сейчас есть предложения не только узаконить на сегодняшний день деятельность муниципальной народной дружины, но и есть предложения от охранных предприятий как бы о создании по месту жительства определенного единого диспетчерского центра. Данное охранное предприятие возлагает на себя вопросы координации, вопросы осуществления патрулирования силами и охранников, и совместно с милицией, и с теми же муниципальными народными дружинниками, если будет принят наш проект, патрулирование в данном конкретном микрорайоне, по данным конкретным домам, там, где будут заключаться определенные договоры. И в данной ситуации на них может возлагаться не только патрулирование, но и проверка подъездов, обеспечение проверки чердаков, подвалов, сопровождение детей из школ и так далее. Очень много функций. Но кроме того, в перспективе такой единый центр, в общем-то, если он будет создан... Сегодня прорабатываются эти вопросы в округе депутата Зятева Игоря Алексеевича.

Эдуард Коридоров: Вы говорите о Екатеринбурге?

Александр Беленький: Да, о Екатеринбурге. И если население поддержит такие вопросы, можно будет завязать на данный центр и коммунальные службы, и службы МЧС, медицины и так далее.

Эдуард Коридоров: Александр, я понимаю, что все это нужно, что все это важно, и, может быть, полезно. Но не разумнее ли все-таки финансировать профессиональные органы правопорядка и платить милиции за то, чтобы она нас защищала и берегла?

Александр Беленький: Действительно, как говорится, каждый должен делать свое дело. Тех средств, мы все это прекрасно понимаем, которые могут выделить и власти субъектов Федерации, и федеральный центр, не хватит для того, чтобы в достаточной мере экипировать, в достаточной мере обеспечить безопасность граждан.

Эдуард Коридоров: Вот ваша личная позиция, может быть, следует развивать милицию, или все-таки следует развивать отряды ДНД?

Александр Беленький: Я скажу о своей позиции. Необходимо развивать любые формы, которые способствуют безопасности граждан. Это, без сомнения, в первую очередь профессиональное ядро, то есть...

Эдуард Коридоров: Александр, перед нами лежит 10 рублей. Мы можем отдать их милиционеру, можем отдать дружиннику. Кому их нужно отдать? Или поделить по 5 рублей каждому?

Александр Беленький: Я вам скажу, что это не соизмеримые вещи. Для содержания одного сотрудника милиции требуются достаточно большие средства. Мы говорим о том, что сегодня в бюджете Екатеринбурга заложено на 2005 год 820 тысяч рублей для поддержания общественных формирований, то есть 1 миллион рублей.

Эдуард Коридоров: Это много или мало?

Александр Беленький: Конечно, этого недостаточно, но, тем не менее, такие средства заложены на 10 тысяч дружинников. А если говорить о сотрудниках милиции, наверное, можно содержать на этот миллион рублей в год всего 5 сотрудников милиции.

Эдуард Коридоров: И послушаем мнение нашего радиослушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Моя любимая передача на Радио Свобода. Михеев Константин Иванович, ветеран войны, инвалид войны. Я хочу сказать вашему гостю, что я с предыдущим товарищем согласен. Я готов по 30 рублей каждый месяц платить дружинникам. И я думаю, наверное, каждый ветеран войны, каждый честный человек согласится на это. 30 рублей каждый месяц я согласен платить, чтобы наводить порядок, чтобы наша страна была лучшей из лучших, чтобы сократилась преступность, а то страшно жить стало, страшно заходить в подъезды, страшно выходить к подъездам. Вот в нашем подъезде, где я живу, творится что-то страшное.

Эдуард Коридоров: Извините, а милиции вы готовы заплатить 30 рублей?

Слушатель: Я готов каждый месяц платить - хоть сейчас – 30 рублей в месяц из своей скромной, скудной пенсии. Мы с женой оба участники войны, инвалиды войны.

Эдуард Коридоров: Понятно. Спасибо вам за ваш порыв.

Вообще, не организовать ли нам сбор средств по радио на нужды охраны правопорядка?! Я думаю, что такая инициатива принесла бы результаты, судя по количеству звонков жертвователей потенциальных.

Александр, действительно, народу хочется, чтобы жизнь стала более безопасной. И как-то так получается, что те средства, которые идут в наши бюджеты различных уровней российских городов, в бюджет России, их почему-то не хватает для того, чтобы люди чувствовали себя защищенными.

Александр Беленький: К сожалению, средств, которые идут в бюджет, не хватает ни на достойное медицинское обслуживание, ни на образование и так далее. То есть это проблема, наверное, не только милиции, но это и проблема в целом организации власти, в целом сборов налогов, пополнения бюджетов, полномочий и так далее. Это все-таки проблемы более широкие, чем только охрана общественного порядка.

Я очень признателен Константину Ивановичу за его звонок. Это свидетельствует о том, что граждане сегодня готовы оплачивать, даже из своих личных средств, лишь бы они были определенным образом защищены от преступных посягательств.

Возвращаясь к вопросу о том, что лучше развивать – милицию, и дальше материально ее укреплять, либо все-таки развивать общественные формирования, я еще отвечу таким образом. Ведь функции милиции не только, допустим, в осуществлении патрулирования. Но это и проведение дознания, следствия, масса иных функций, которые сегодня возложены на милицию. А вот именно обеспечение в данном микрорайоне спокойствия или безопасности граждан, все-таки здесь большую роль могут сыграть и лица, которые добровольно хотят участвовать и оказывать содействие милиции. И такую инициативу мы, как представители любого уровня власти, должны только поддерживать и развивать.

Эдуард Коридоров: Еще один звонок. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Я Александру Беленькому хочу сказать вот что. Я лично не согласен. Я считаю, что ДНД – это вредная структура. Милиция должна заниматься юридически своим делом. И не надо пенсионеров грабить. Пусть он всю свою пенсию отдаст... Но милиция должна работать вовремя, нормально.

Эдуард Коридоров: Ну вот, пожалуйста, позиция достаточно радикальная и, наверняка, вызывающая понимание у многих. Потому что претензий к работникам милиции достаточно много.

Александр Беленький: Я вам отвечу. Во вчерашнем номере «Комсомольской правды» приведена цитата Юрия Михайловича Лужкова из выступления на собрании в городской прокуратуре. Нам с вами поздравлять друг друга не с чем. Согласно опросам, две трети москвичей считают недостаточным уровень своей защищенности. Уличная преступность просто гуляет в городе, преступность помолодела. Да, действительно, кто против, что если мы оплачиваем работу сотрудников милиции, то милиция, то есть государственные органы должны обеспечивать нашу безопасность. К сожалению, в жизни такая безопасность на сегодняшний день обеспечивается не в полном объеме, мягко говоря. Поэтому любая инициатива граждан, я считаю... Вот вы говорите, что «не надо, это вредная структура». Если гражданин проявляет такую инициативу, хочет себя обезопасить с помощью патрулирования, сам выходит на улицы и оказывает содействие правоохранительным органам по обеспечению своей же безопасности, я считаю, что такую инициативу надо в любом случае поддерживать.

Эдуард Коридоров: Александр, исходя из вашего опыта, руководители милиции, они идут навстречу таким общественникам, которые горят желанием выйти на улицы?

Александр Беленький: Да, конечно. Таких энтузиастов не так много, действительно энтузиастов, у которых, так скажем, в крови уже оказание помощи правоохранительным органам. Но такие лица всячески поддерживаются.

Эдуард Коридоров: А готова ли милиция стать равноправным партнером во взаимоотношениях с отрядами ДНД? Ведь насколько я понимаю, всегда присутствует желание навязать какие-то свои правила игры: повести не в тот подвал, а на тот чердак, и так далее.

Александр Беленький: Наверное, есть определенные моменты, которые действительно здесь играют отрицательную роль. Но у сотрудников милиции имеется меньше возможностей злоупотреблять служебным положением, когда имеются три-четыре гражданских лица рядом, и меньше будет таких нарушений служебной дисциплины со стороны сотрудников милиции. То есть не всегда наличие таких представителей общественности, так скажем, играет на руку нечестным сотрудникам милиции. В большинстве своем, там, где честно несется служба по охране общественного порядка, конечно, сотрудников милиции такая инициатива вполне устроит.

Эдуард Коридоров: И у нас есть звонок. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы задать такой вопрос. Дружинники – это очень хорошо. И что милиция с ними будет ходить – это тоже хорошо. А вопрос меня волнует такой. Вот вы говорите, что мало денег милиции выделяется, - это все понятно. Но как живут милиционеры, которые нечисты на руку... Как с этим бороться? Как сами дружинники могут помочь выявлять вот таких «оборотней»?

Эдуард Коридоров: Это еще одна сторона проблемы. Я думаю, что, к сожалению, у нас не хватит времени для того, чтобы рассмотреть этот аспект.

Александр, я попрошу вас дать прогноз развития событий, что будет в Екатеринбурге с развитием, с возрождением народных дружин. Каков ваш взгляд на этот процесс в масштабах всей страны? Удастся ли поставить на ноги народные дружины?

Александр Беленький: Фактически сегодня такие дружины в Екатеринбурге действуют. Единственное, что нет законодательного закрепления, и они оказались как бы вне закона, я об этом уже говорил.

Эдуард Коридоров: Справится ли Государственная Дума, рассмотрит ли она законопроект, лежащий без движения с 2002 года?

Александр Беленький: Я думаю, радиослушатели понимают, что я не могу ответить за Государственную Думу – это вопросы к нашим депутатам, которые находятся в Государственной Думе, вопросы к федеральным органам. То, что мы будем делать на уровне органов местного самоуправления... а я уже сказал, что и депутаты, и председатель Екатеринбургской городской Думы Яков Петрович Силин настаивают на том, что такое Положение должно быть принято. И я думаю, что мы найдем консенсус со всеми разработчиками программы.

Эдуард Коридоров: Итак, наш гость считает, что полноценные народные дружины сегодня невозможно создать силами одного только местного самоуправления. Крайне желательно присутствие федеральной законодательной базы.

XS
SM
MD
LG