Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российской общественной организации Фонд "Право матери" исполнилось 15 лет


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Лиля Пальвелева, Любовь Чижова.

Андрей Шароградский: Исполнилось 15 лет российской общественной организации Фонд "Право матери". 23 февраля фонд будет отмечать день памяти и скорби по всем погибшим в армии, в том числе в мирное время.

Лиля Пальвелева: Фонд «Право матери» занимается важным и скорбным делом - защитой прав и интересов родителей, чьи сыновья погибли в армии в мирное время на территории России и СНГ. "Когда мы только начинали, - говорит бессменный председатель Фонда Вероника Марченко, - то заявляли: наша цель - самороспуск".

Вероника Марченко: То есть создание такой ситуации, когда у нас не будут ребята погибать в армии и нам не придется каким-то образом бороться со всеми этими нарушениями. Тем не менее, перспективы у нас, я боюсь, еще на долгое время, к сожалению, есть. Скажем, не вызывает у меня доверия цифра в 1100 человек. Иванов говорит, что в 2004 году погибло в войсках Министерства обороны 1100 человек. На мой взгляд, здесь присутствует некоторая доля лукавства, поскольку, как вы знаете, у нас в войска существуют не только Минобороны, но и МВД, ФСБ, бывшая погранслужба и так далее. Кроме того, не входят в эту статистику и те ребята, которые получают заболевания в армии и умирают уже дома или в больницах. Поэтому та цифра, которую мы называем, она в три раза больше. Мы считаем, что у нас в армии погибает порядка 3 тысяч человек ежегодно.

Лиля Пальвелева: И это - без учета потерь в Чечне.

В Фонде «Право матери» занимаются самого разного рода поддержкой близких погибших, которые, по наблюдениям Вероники Марченко, слишком часто сталкиваются с хамским обращением со стороны военных. Сплошь и рядом родителям говорят: ваш сын - самоубийца. Расследование приводит к другим выводам. И тогда наступает время судов

Вероника Марченко: Мы активно продвигаем эту идею о том, что самый простой, самый маленький человек, он должен отстаивать свои права даже в том случае, если их нарушает само государство. Тот способ борьбы, который мы с этим нашли, это судебный. И, может быть, таким образом, если какой-то моральный императив не действует, что вообще жизнь человека бесценна, что этого мальчика несчастного надо вернуть обратно домой, что вообще он пригодиться стране, если уж так рассуждать, в государственном интересе, вообще живым. Если эта, совершенная очевидная, на мой взгляд, человеческая логика не действует у нас, может, будет действовать такое старинное наказание рублем. Может быть, если, действительно, платить каждой семье по какой-то гигантской сумме, может быть тогда это хотя бы как-то возымеет свое действие и покажется, что дешевле оставить живым, здоровым и вернуть родителям.

Лиля Пальвелева: Самая крупная сумма, которую получили родители через суд - это полмиллиона рублей. Такого рода побед у Фонда «Право матери» за 15 лет накопилось немало.

Андрей Шароградский: Среди российских офицеров, 36 процентов которых живут за чертой бедности, растет недовольство политикой Кремля. Об этом говорилось на всероссийском офицерском собрании, прошедшем в Москве 18 февраля, хотя собрание фактически оказалось сорванным. Военных не пустили в арендованное помещение, поэтому из встреча превратилась в митинг. С одним из организаторов и участников офицерского собрания, бывшим начальником информационно-аналитического центра Министерства обороны полковником Виктором Баранцом беседовала моя коллега Любовь Чижова?

Любовь Чижова: Виктор Николаевич, как вы думаете, почему власти фактически сорвали проведение всероссийского офицерского собрания?

Виктор Баранец: Причина срыва заключается в характере тех правдивых, я не побоюсь сказать, беспощадных оценок, которые содержатся в выводах всероссийского собрания офицеров и в документах этого материала. Очень много нелицеприятных выводов и о состоянии армии, и о системе управления вооруженными силами, о состоянии ядерных сил - всех видов и родов войск. Именно эта нелицеприятность очень неудобна Кремлю.

Любовь Чижова: Это событие произошло на фоне митингов протестов против монетизации льгот, которые проводят гражданские люди, гражданское население. Как военные относятся к этой реформе? Им ведь вроде бы даже повысили оклады.

Виктор Баранец: Что касается монетизации, не было ни для кадровых военных, ни для запасных военных такого серьезного раздражителя, более серьезного, чем эта реформа. Это был тяжелейший удар и по армии, и по ее запасникам. 240 рублей для военного пенсионера, я не побоюсь сказать, это просто плевок в лицо наших людей. Они повысили только должностные оклады военнослужащим кадровым. А этот ход предусматривает, что автоматически на такую же сумму, на 1,5-2 тысячи рублей, военным запасникам, отставным офицерам не будет повышена. Это больше всего взорвало армию.

Что касается 240 рублей, на которые повысили пенсию военным пенсионерам, то вы бы видели, с какой злостью, я не побоюсь сказать, эти люди отзываются об этой жалкой подачке. Многие сообщают мне, что они целыми гарнизонами собирают эти деньги из своего кармана и хотят отправить в Минфин.

Любовь Чижова: Каковы сейчас настроения среди высшего офицерского состава? Способны ли эти люди открыто выступить с критикой власти и перейти, может быть, к более решительным действиям?

Виктор Баранец: В войсках сейчас просто бурными темпами растет не раздражение, а растут уже экстремистские настроения. Ведь достаточно сказать о том, что на офицерском собрании Липецкого учебного авиационного центра и в Торжке в учебном центре вертолетчиков, это же беспрецедентный случай для последнего времени, офицерское собрание части принимает открытое обращение к Путину, которое граничит, в общем-то, с угрозами неподчинения, выходе из подчинения. Вот уже, какие симптомы появляются.

XS
SM
MD
LG