Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Согласно социологическим опросам, в России растет недовольство граждан своим материальным положением


Программу ведет корреспондент Радио Свобода Татьяна Валович. Принимают участие корреспондент Радио Свобода и гость - независимый депутат Оксана Дмитриева.

Татьяна Валович: Последние социологические опросы говорят о том, что в России растет недовольство граждан своим материальным положением. Петербургские медики объявили о готовности протестовать против снижения доплат к заработной плате. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: По последним данным социологических опросов, сейчас довольны своим материальным положением только 31 процент россиян. Осенью прошлого года их было 42 процента. Кроме того, все больше россиян уверены, что никогда не приспособятся к переменам, происходящим в стране, а количество тех, кто считает, что уже приспособился в январе сократилось с 65 до 57 процентов.

Петербургские медики возмущены тем, что городское правительство приняло постановление, по которому с 1 января доплаты к их окладам уменьшатся на сумму от 160 до 700 рублей по разным разрядам единой тарифной сетки. Это нарушение Федерального Закона, считает представитель регионального отделения Российского профсоюза работников здравоохранения Альбина Шашина.

Альбина Шашина: Доплаты уменьшились в размерах, потому что 1 января Федеральным Законом был установлен 1-й разряд единой тарифной сетки 720 рублей вместо 600, а доплаты уменьшились. Нарушение правительства Санкт-Петербурга состоит в том, что Федеральный Закон от 22 августа 2004 года номер 122 говорит о том, что на 1 января работники бюджетных организаций, да и любые работники не должны получать меньше, чем получали в декабре.

Татьяна Вольтская: Правда, смольнинское постановление голыми руками не возьмешь. Оно предписывает руководителям бюджетных учреждений самим доплачивать сотрудникам деньги до прожиточного минимума. Таким образом, формально питерские бюджетники имеют возможность получать не меньше, чем в декабре, если их начальство найдет деньги, а бюджетные организации, по данным профсоюзов, сегодня финансируются на 60-70 процентов. Так что, и впрямь бюджетникам мало что остается, кроме демонстраций протеста.

Особенно возмутило медиков недавнее заявление Валентины Матвиенко о том, что петербуржцы в 2004 году стали зарабатывать больше.

Альбина Шашина: Сейчас такой обвал идет в связи с монетизацией, оформление документов. Все свалилось на голову медицинского персонала, учреждений амбулаторной сети, а зарплату понемножку им, но убавили. Для работающего человека сама же Матвиенко утвердила 3334 рубля - это минимальная оплата труда. У нас она ниже на 200 с чем-то рублей.

Татьяна Вольтская: Сейчас питерские медики ведут переговоры с городским правительством. По их итогам будет решено проводить ли акции протеста, когда и в какой форме они состоятся.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях независимый депутат Госдумы, член Комитета по бюджету и налогам Оксана Дмитриева.

Оксана Генриховна, доброе утро.

Оксана Дмитриева: Доброе утро.

Татьяна Валович: Вот некоторые социологи говорят о том, что растет недовольство граждан России своим положением. Однако, видимо, социологи социологам рознь, потому что в газете "Известия" опубликована статья Бориса Грызлова, называется она "Мы живем лучше, чем нам кажется". Само название очень смахивает на тот знаменитый лозунг, который существовал в советское время "Жизнь стала лучше, жить стали веселей".

Оксана Дмитриева: Это не лозунг, это Сталин говорил.

Татьяна Валович: Да, да. А вот как раз в этой статье Грызлов ссылается на социологов, говоря о том, что даже по их мнению, когда они опрашивают россиян, россияне им отвечают: "У меня-то дела неплохо, посмотрите, что делается в стране". Дальше в статье идет разбор, как действительно стало хорошо жить в России, насколько выросли доходы. К сожалению, там не написаны у каких конкретно слоев россиян выросли доходы, но связывается с тем, что не все так плохо. Вы как считаете, что же происходит в России на самом деле?

Оксана Дмитриева: Когда я была основным докладчиком по отставке правительства, я выступала от всех депутатов, от всех фракций, которые подписали заявление об отставке правительства, вопрос ставился в Государственной Думе, вопрос обсуждался, я в своем докладе привела два примера, доказательства относительно ухудшения положения у двух групп населения. Первая - совершенно очевидно и существенно снизился уровень жизни пенсионеров относительно среднего уровня по стране и средней заработной платы. Номинально, да, он вырос, но по отношению к средней заработной плате по стране уровень жизни пенсионеров сократился. Если до того времени, как начиналась пенсионная реформа на 2001 год, соотношение средней пенсии и средней заработной платы было 35 процентов, то средняя пенсия составляла чуть больше трети от средней заработной платы, то на 2005 год предполагается, что уровень пенсий будет 25 процентов от средней заработной платы. Это означает четверть.

Татьяна Валович: И между тем, мы все время слышим в СМИ о том, как повышается благосостояние пенсионеров.

Оксана Дмитриева: Да, это является коэффициентом замещения - уровень, процент пенсии от средней заработной платы. Так вот, рекомендации МОТ (Международная организация труда) 60-65 процентов коэффициент замещения. У нас она была 35, а мы достигли 25.

Татьяна Валович: Хороший результат.

Оксана Дмитриева: Да, относительный уровень пенсионеров, безусловно, снизился. Следующая категория, по которой тоже идет постоянное снижение относительно среднего уровня по стране, - это бюджетники. Зарплата даже по единой бюджетной сетке, по тарифу обязательному составляет 39-37 процентов от средней заработной платы по стране, который тоже постоянно снижается. 1997 год или 1996, чтобы там не говорили, может быть, были невыплаты временные, но уровень зарплаты бюджетников относительно средней был существенно выше. Максимальный разряд был тогда 70-80 процентов от средней заработной платы по стране. Минимальный разряд, фактически МРОТ, он тоже составляет 8-9 процентов от средней заработной платы. Поэтому объективно совершенно правильный протест социальный бюджетников, потому что они фиксируют существенное отставание своей заработной платы от средней.

Татьяна Валович: Оксана Генриховна, вот буквально вчера министры вновь доложили господину президенту, что все готово к повышению базовой пенсии с 1 марта на очередную очень небольшую сумму, и готово повышение военнослужащим довольствие. Но ведь об этом говорили и просили еще до того, как принимался бюджет на новый год. Почему это не было сделано тогда? Или это просто такое показательное шоу нынешнего правительства?

Оксана Дмитриева: Фактически идет управление системой с учетом "Единой России", которая составляет конституционное большинство в Государственной Думе, фактически штампуют все то, что предлагает правительство и президент. Реального просчета ситуации, реального подчинения бюджета и доходов государства решению вопросов экономики, повышению уровня жизни не происходит. Совершенно очевидно было при рассмотрении бюджета, мы этот вопрос ставили, что не предусмотрены индексации денежного довольствия военнослужащим. Фактически денежное довольствие не индексировалось в течение уже двух лет (последний раз 2002 год, когда отменили льготы и, соответственно, повысили денежное довольствие). Понятно, что с учетом того, что уже были отменены натуральные льготы военнослужащим, в течение 2 лет не индексировалось денежное довольствие, то это прямое ухудшение жизни военных, потому что была натуральная льгота по ЖКХ, по междугороднему проезду.

Татьяна Валович: Сейчас все это отняли.

Оксана Дмитриева: Да. Рост тарифов был, но льгота-то натуральная, поэтому она не так их касалась. А теперь, когда все льготы отменили, их монетизировали, а потом монетизированный эквивалент не индексируют, то понятно, что уровень жизни ухудшается.

Татьяна Валович: Но вот не закладывали это тогда при рассмотрении бюджета, хотели посмотреть - будут ли народные протесты?

Оксана Дмитриева: Вы правильно говорите. Фактически управление страной идет в зависимости оттого, перекрыли магистраль или не перекрыли. Если магистраль не перекрыли, то вроде как народ доволен, ему больше ничего давать не надо. Если перекрыли, то надо что-то подбросить, чтобы утихомирить. Потому что в целом идеология власти относится к народу, как к нахлебнику. Все доходы, которые государством получены, это их, для их всяких затей - Стабилизационного фонда, первоочередного погашения внешних долгов, чтобы хорошо выглядеть в "восьмерке", это какие-то затеи типа монетизации льгот, чтобы переправить деньги на лекарства в собственность фармацевтических страховых компаний и так далее. А народу нужно дать ровно столько, по идеологии нашей власти, чтобы он не мешал жить.

Татьяна Валович: Не вышел на митинг.

Оксана Дмитриева: Если вы выходите, то чуть-чуть. Поэтому вся эта система управления так построена.

Татьяна Валович: Никакой программы, можно сказать, у правительства нет?

Оксана Дмитриева: Абсолютно. Более того, например, по денежному довольствию не предполагалось. Уверялось, что достаточно возможности повышения надбавки с 70 до 120 процентов, как компенсации за отмену внутригородского проезда, что это для военнослужащих вполне достаточно.

Татьяна Валович: Опять же льгота апеллируется этими процентами. На самом деле никто не понимает, какие деньги реально получают люди. Все время навязывается мысль, что военным повышают, повышают, а в общем-то, тоже копейки. Что получит лейтенант, который обязан по своим должностным обязанностям ездить, ходить в караул. У меня есть знакомые военнослужащие, они говорят: "А как мы будем свои обязанности выполнять, если нам за каждый выезд и обход города, нам дали очень мало".

Оксана Дмитриева: От 500 до 1200 рублей получалась надбавка на проезд. Сейчас плюс 20 процентов - это индексация денежного довольствия.

Теперь что касается пенсий. Тут ситуация еще более возмутительная. Дело в том, что с 1 апреля предполагалась индексация и базовой и страховой части пенсий - где-то базовой на 6 процентов, страховой примерно на 5. Это давало бы прибавку в среднем гражданам около 100 рублей, может быть, чуть больше.

Татьяна Валович: А теперь говорят только о базовой пенсии.

Оксана Дмитриева: Да. Те, кто получает две пенсии, это могло быть и 200 рублей. Теперь говорят, всем прибавки базовой части пенсии 240 рублей, при этом съедается индексация страховой части пенсии. Это вопрос очень опасный, потому что при индексации страховой части пенсии идет индексация пенсионного капитала, из которой рассчитываются все будущие пенсии. Поэтому они сейчас на 5 процентов фактически обесценили все пенсионные накопления.

Татьяна Валович: К нам дозвонился слушатель. Мы слушаем ваш вопрос.

Слушатель: Здравствуйте, я инженер, получаю 2200. У меня даже нет 3000, обещанных Матвиенко. У меня получается на семью 6100. Больше на 30 рублей, мне даже компенсацию не дают.

Оксана Дмитриева: А вы пенсионерка?

Слушатель: Да, я пенсионерка. Сейчас попадаю под сокращение, через месяц ухожу.

Оксана Дмитриева: Во-первых, прожиточный минимум пенсионера по этому Закону Законодательного собрания оценивается существенно ниже. Он не дотягивает до 2000 по городу. Во-вторых, когда они начинают оценивать реальные доходы, то они суммируют туда еще все льготы даже тогда, когда они были не монетизированы. А в данной ситуации точно прибавят еще право бесплатного проезда - 230 рублей, и еще прибавят 370, которые фактически даются на бесплатный проезд.

Поэтому по факту сам по себе этот Закон уже очень лицемерный - от надбавки до прожиточного минимума, поскольку фактически мало кто мог этим воспользоваться с учетом размера пенсий, с учетом, что к нему приплюсовывались еще все прямые или косвенные льготы, которыми пользовались. В принципе, когда Закон принимался, я возражала Законодательному собранию, что в таком виде закон вообще нельзя принимать. Надбавки нужно фиксировать. Если собирались наводить региональные надбавки, то их нужно было фиксировать в абсолютном значении и дифференцировать в зависимости от размера пенсии граждан, потому что все время меняется как прожиточный минимум, так и доходы. Идет индексация федеральная. Получается, что если повысили пенсию на 100 рублей, это значит, что региональная надбавка должна автоматически на 100 рублей уменьшиться?

Татьяна Валович: Собственно, что мы и наблюдаем сейчас.

Оксана Дмитриева: Это абсолютно концептуально непродуманно. Я вообще не понимаю нашей власти как региональной, так и федеральной. Такое впечатление, что они не окончили начальную среднюю школу, начальную, потому что плохо не с математикой, плохо с арифметикой. Не могут просчитать ситуацию.

По региональному законодательству здесь ситуация намного легче. Есть регионы с относительно хорошо проработанным региональным законодательством. Во многих регионах делали региональные надбавки к пенсии. Посмотрите, как у них это было сделано, что не вызывало таких возмущений и таких трений с людьми. Оцените реально финансовые возможности.

Татьяна Валович: Для этого надо работать, вкладывать усилия, иметь желание.

Оксана Дмитриева: Поэтому очень продуманная система региональных надбавок к пенсиям в Москве, она дифференцирована в зависимости от уровня пенсии.

Татьяна Валович: У Москвы есть возможности, у нее бюджет большой. Региональные власти Петербурга все время плачутся о том, что у нас бюджет маленький.

Оксана Дмитриева: Бюджет относительно на душу населения в два раза меньше, но это не значит, что региональные власти должны в два раза меньше думать. Они, наоборот, должны в два раза больше думать для того, чтобы более эффективно справиться. Здесь у нас любят что-то продекларировать, за что-то отчитаться (Законодательное собрание этим грешит), а потом начинают осознавать с помощью населения, которое недовольно, что то, за что они отчитались и что они продекларировали, они не очень хорошо это продумали. По региональным надбавкам до прожиточного минимума вопросы будут возникать постоянно. Систему отладить невозможно концептуально, потому что все время течет прожиточный минимум, все время изменяется уровень пенсии с учетом монетизированно части льгот. Поэтому эффективно построить его невозможно.

Татьяна Валович: Что же происходит? У правительства нет четкой программы. Отправить правительство в отставку не представляется возможным в связи с той ситуацией, которая в Госдуме с единороссным большинством. Выход-то есть? Извечный русский вопрос - что делать?

Оксана Дмитриева: В данной ситуации все проблемы, с которыми мы сейчас в стране сталкиваемся, они имеют политический характер. Объективных причин экономических для кризиса нет. Ситуация внешняя исключительно благоприятная. У нас за все последние 10-летия никогда не было такой исключительно благоприятной экономической ситуации. Цена на нефть в 2004 году была запредельная, по последним данным, 36-38 долларов за баррель марки Юролс, нашей марки, нашей нефти. Никогда не было такого высокого уровня цен. Никогда не было такого огромного притока валюты. У нас 87 миллиардов долларов, по последним данным, активное сальдо торгового баланса. Мы больше получаем доходов, чем приобретаем товаров. Мы продаем на 87 миллиардов больше, чем покупаем. Это означает такой приток валюты. Стабилизационный фонд тоже запредельный, избыток средств в бюджете, который фактически собирается в кучу и который собираются инвестировать в иностранные ценные бумаги, он достиг 700 миллиардов рублей. Такое огромное количество ресурсов, которыми располагает правительство, не было никогда. Это исключительно благоприятный год. При этом мы имеем массовые акции протеста. При этом имеем относительное снижение уровня пенсий и заработной платы, о которой мы уже говорили.

Мы учились в институте и в школе марксизму, ленинизму - объективные и субъективные факторы. Так вот, в данной ситуации исключительно субъективный фактор. Все объективные условия говорят за то, что должен быть экономический рост, должно быть повышение уровня жизни, должно быть повышение уровня зарплаты, особенно тем, кто живет за счет бюджета, потому что сильно аккумулируется приток средств в бюджете. Причина в абсолютно непрофессиональном, не компетентном управлении.

Татьяна Валович: Если вспоминать марксизм-ленинизм, низы не хотят, а верхи не могут. Складывается революционная ситуация?

Оксана Дмитриева: Низы не хотят. Ситуация изменить можно политическим путем. Я не сторонник революций, я парламентарий, я за то, чтобы все изменялось парламентским путем. Вариант только через выборы.

Татьяна Валович: Которые у нас постепенно отменяются.

Оксана Дмитриева: Которые, к сожалению, постепенно отменяются. Это самая большая проблема. Потому что если бы выборы были хотя бы по старым условиям, даже с учетом административного ресурса, с учетом управляемой демократии и отсутствия свободы средств массовой информации, даже при всех этих условиях, если бы правила были стабильные, то сохранилась бы выборность губернаторов, сохранилась бы та же система выборов в Государственную Думу по одномандатным округам и по спискам. Существовала бы возможность парламентским путем, законодательным путем смена власти.

Татьяна Валович: Теперь такой возможности, как я понимаю, не представляется - парламент карманный, политики не хотят.

Оксана Дмитриева: Теперь такая возможность сильно ограничена, но все равно она остается. Да, правительство ведет себя, как карточный шулер, который постоянно изменяет правила игры. Но тем не менее даже в этих условиях ситуация только одна - готовиться к выборам.

Возникают постоянные вопросы - а почему так? Задаешь вопрос - а за кого вы голосовали на последних выборах? Санкт-Петербург - город демократический, образованный, с культурным образованным населением - все равно проголосовал (30 процентов) за "Единую Россию", хотя было уже известно, что "Единая Россия" проголосовала за пенсионную реформу, что "Единая Россия" отобрала льготы, изменила пенсионную систему в ущерб народу, что "Единая Россия" проголосовала за автогражданку, которая изъяла средства фактически у населения в пользу страховых компаний. Уже все эти факты голосования были известны. Тем не менее, люди поверили, оказались манипулируемыми средствами массовой информации.

Татьяна Валович: У нас есть дозвонившийся. Пожалуйста, мы слушаем ваш вопрос.

Слушатель: Здравствуйте, я из Москвы, Галина Павловна. Почему забыли совершенно о пенсионерах, у которых нет никаких льгот? У меня полностью вся пенсия уходит, которая 1734 рубля, на оплату за квартиру. Я живу только на дотации нашей мэрии. О нас никто не вспоминает. Мы совершенно нищенское существование ведем. Я хочу напомнить об этом тем, которые говорят, как хорошо живут пенсионеры в Москве. Это неправда. Нас таких безльготников, это сказала Швецова, заместитель мэра нашего, 600 тысяч. О нас никто и никогда не вспоминает.

Татьяна Валович: Галина Павловна, спасибо за вопрос. Давайте вспомним эту категорию.

Оксана Дмитриева: Во-первых, действительно, льгот по Федеральному законодательству нет у пенсионеров, не относящихся к льготным категориям. Но субъекты Федерации, в частности, город Москва и в Санкт-Петербурге, до этого был соответствующий нормативный акт, ввели бесплатный проезд для всех пенсионеров на транспорте, хотя по Федеральному закону этой льготы нет. Бесплатный проезд для не работающих пенсионеров в Москве сохранен, в Санкт-Петербурге такое гораздо более сложное решение - дается 230 рублей компенсация. На 230 рублей можно купить льготный билет.

Что касается оплаты квартиры. В Жилищном кодексе федеральная норма говорит о том, что расходы на коммунальные услуги на оплату жилья и коммунальные услуги не должны превышать 22 процента от совокупного дохода семьи. Если человек живет один, соответственно, его дохода. Если есть превышения, то дается компенсация из городского бюджета. Некоторые регионы, в частности, город Москва эту норму снизила, то есть не 22 процента должно быть от дохода семьи, чтобы получить компенсацию, по-моему, сейчас установили 10 процентов, такой вот льготный порядок.

Если говорить о Москве, в данной ситуации сравнивала позиции, я не утверждаю, что пенсионеры в Москве живут хорошо, но просто ряд вопросов и ряд позиций, которые приняты на уровне Москвы, они по качеству законов, по качеству решений намного лучше и эффективней, чем принято в остальных регионах страны. Поэтому я Москву даже выделила не по объему бюджета, а просто по качеству принимаемых социальных решений.

Татьяна Валович: Вы упомянули Жилищный кодекс. С 1 марта вступает новый Жилищный кодекс. Насколько мне рассказывали, там как раз по поводу компенсаций на жилье написано, для того чтобы просчитать какой у тебя доходов, у пенсионеров в том числе, 6 соток, тоже будет учитываться. Или это не так?

Оксана Дмитриева: Для оплаты жилья учитывается доход, а вот для постановки на очередь, для того чтобы вас поставили на очередь на предоставление жилья на условиях социального найма, там будет учитываться как ваш доход, так и собственность, которая имеется у семьи. Методика - как это учитывать, и как это должно быть сведено к одному критерию - должна быть разработана правительством, методические рекомендации. Но пока их нет.

Татьяна Валович: То есть Закон вступает, а подзаконных актов еще нет?

Оксана Дмитриева: Закон вступает, а подзаконных актов нет. В принципе субъект Федерации, любой регион может принять собственный законодательный акт по этому поводу, это только методические рекомендации правительства. Жилищный кодекс - это Закон совместного ведения. Поэтому, чтобы регионы опять не говорили, что это все федеральный уровень, хотя я плохо отношусь к принятому Жилищному кодексу, голосовала против него, но все-таки, я считаю, что отшлифовать во многом даже гораздо больше, чем монетизацию льгот, возможности механизма реализации всех норм Жилищного кодекса в регионах есть. Везде, где есть белые пятна, а там их полно, они имеют право принять собственный региональный акт. Но дело в том, что как всегда, многие регионы, Законодательные собрания, плохо изучили документ. Не осознали региональные чиновники, что реально можно сделать. Сейчас они под фанфары его встречают, они говорят - такой хороший документ, будем работать по нему. Потом, когда начнутся волнения граждан и противоречия...

Татьяна Валович: То есть этот Жилищный кодекс еще таит в себе массу...

Оксана Дмитриева: Да, они будут говорить: "Это не мы, это федеральная власть". Да, федеральная власть сделала сырой документ, плохой, но регионы, также как по монетизации, отдельные регионы минимизировали вред от его внедрения, они предвидели все отрицательные последствия, тоже самое и Жилищный кодекс. Нужно местные законы принимать о переустройстве и перепланировке, о том, что является государственными и муниципальными нуждами, что позволяет изымать земельные участки - не принято в большинстве регионов, о детализации образования ТСЖ и управление многоквартирными домами - не приняты.

Татьяна Валович: Введение этого Закона ведет еще один новое социальное недовольство, взрыв в российском обществе?

Оксана Дмитриева: Постепенно, может быть, даже и больше.

Татьяна Валович: Спасибо большое.

XS
SM
MD
LG