Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Деятели российской культуры потребовали признать Михаила Ходорковского политзаключенным


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Андрей Шарый: Известные деятели российской культуры потребовали сегодня признать бывшего главу компании "Юкос" Михаила Ходорковского политзаключенным. Обращение, которое опубликовано на сайте пресс-центра Ходорковского, направлено во все международные правозащитные организации. Среди 10 подписавших обращение артисты Олег Басилашвили, Лия Ахеджакова, Сергей Юрский, писатель Борис Стругацкий, академик Александр Яковлев. Процитирую несколько строк из этого обращения: "Никакие государственные интересы не могут оправдать злоупотребление правосудием для борьбы с политическими оппонентами. Вне зависимости от политических взглядов Ходорковского, его материального положения, преступления, в которых его обвиняет Генеральная прокуратура, этот человек имеет те же права на защиту, как и все граждане. До сих пор это право в отношении Ходорковского не соблюдается, - считают подписанты письма. - Мы делаем вывод о политическом характере преследования Михаила Ходорковского. Мы обращаемся к международному правозащитному сообществу с призывом признать очевидный факт. Михаил Ходорковский является политическим заключенным". Об этом письме с известным писателем-фантастом Борисом Стругацким беседовала корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Борис Натанович, вы подписываете письмо в защиту Ходорковского во второй раз. Почему именно сейчас понадобилось второе письмо?

Борис Стругацкий: В первый раз и во второй раз никого специального повода не понадобилось. В прошлом письме мы просили освободить человека, когда вина его не доказана, заменить меру пресечения на подписку о невыезде. Сейчас фактически просим о том, чтобы нормы демократического судопроизводства все-таки соблюдались, чтобы не происходило такой игры в одни ворота, которые мы наблюдаем на протяжении многих месяцев, когда все протесты защиты отклоняются, все пожелания прокуратуру удовлетворяются. Это производит впечатление уже не комическое, то производит впечатление трагическое. Полное ощущение заказного политического процесса. Оно возникло в начале, с каждым месяцем оно все усиливается и усиливается. В этих условиях можно хоть как-то помочь Ходорковскому, я готов поставить свою подпись под любым письмом.

Татьяна Вольтская: Сейчас идут разговоры о том, чтобы поставить членство России в "большой восьмерке" в зависимость от ситуации с "Юкосом" и с процессом Ходорковского. Как вы к этому относитесь?

Борис Стругацкий: Я думаю, что это все разговоры. Разговорами все и кончится. Никогда не было таким образом, чтобы внутренние российские неурядицы каким-то образом все-таки влияли на внешнеполитическое положение России. До тех пор, пока Россия не совершит очень уж вызывающих, вредных для зарубежа шагов, до тех пор, конечно, никаких серьезных мер воздействия не последует. Может быть, это к лучшему, потому что у меня такое впечатление, что такого рода, предпринимаемые извне, только ослабляют власть, делают ее более мягкой, уступчивой, более разумной, если угодно. Так что, я не думаю, что что-нибудь произойдет существенное, хотя разговоры, вероятно, какие-то будут, мягко попеняют. Буш скажет несколько слов, Путин ему ответит, что все происходит в рамках закона, никаких нарушений демократической процедуры нет. Буш заткнется, на этом все кончится.

Татьяна Вольтская: А ваше письмо поможет?

Борис Стругацкий: Безнадежная затея. Это надо делать, потому что это делать надо по единственной причине - совсем уж ничего не делать, это означает совершать преступление против собственной совести. Если хоть какую-то малую малость делать можно, ее сделать нужно. По сути дела, никаких надежд я не питаю.

XS
SM
MD
LG