Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

61 год назад все чеченцы и ингуши были высланы в Казахстан и Среднюю Азию


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.

Андрей Шароградский: В этот день 23 февраля 1944 года 61 год назад по приказу Сталина все чеченцы и ингуши были высланы в Казахстан и Среднюю Азию. Во время переселения, а также в местах ссылки погибло около половины всех чеченцев и ингушей, для которых и по сей день 23 февраля это не праздник, а день всеобщего траура. О связи тех трагических событий и сегодняшним днем мой коллега обозреватель Радио Свобода Андрей Бабицкий беседовал с психологом Леонидом Китаевым-Смыком.

Андрей Бабицкий: Депортация для большинства чеченцев событие поразительно актуальное, легко и даже вынужденно переносимое в современность. События последних войн многие привычно называют второй депортацией. Как оказалось, в последние годы это не простая фигура речи. Вот что говорит об этом известный российский психолог, автор книги "Психология стресса" Леонид Китаев-Смык.

Леонид Китаев-Смык: Конечно, сейчас нечто другое. Сейчас эта депортация она не в виде телячьих вагонов, а в виде вынужденного переселения чеченцев не только на просторы России, но и на просторы Европы.

Андрей Бабицкий: Как проявляются последствия депортации в сегодняшнем социальном поведении чеченцев? Есть ли видимая связь?

Леонид Китаев-Смык: В последнее время мы изучали - влияет ли на современное психологическое состояние чеченцев исторические события во время депортации, то есть есть ли у них исторический посттравматический стресс? Здесь мнения разные. Потому что пока нельзя точно сказать, насколько все это у них происходит. Есть мнения, что не влияет особенно, потому что чеченцев питают очень большой, мощнейшей силой семейные связи, которые несвойственны, даже мало понятны для русских, для европейцев. При этом чеченцы все помнят - несправедливость, бесчинство, смерть близких и родных. Это не мучительная, не больная память, как могло бы быть, потому что это эпическая память. Благодаря этому влиянию депортация не столь болезненна, как она была бы у русских, не такая болезненная как у прибалтийцев, у поляков, подвергавшихся депортации.

Андрей Бабицкий: Вопреки устоявшейся традиции, Китаев-Смык полагает, что память о совместно пережитом, об общей беде продолжает и сегодня объединять чеченцев и придавать им силу. Психолог называет это "эпической памятью".

Леонид Китаев-Смык: Память о депортации у них не стала болезненной мучительной памятью. Она превратилась в эпическую память. В этой эпической памяти дети, внуки слушают своих отцов, своих дедов и помнят все детали. Но это особая память, скорее укрепляющая, а не мучающая. Она способствует боевому состоянию современных чеченцев, как бы не проявлялось это боевое состояние.

Андрей Бабицкий: Эпическая память хранит не болезненные воспоминания о пережитом индивидуально, по отдельности разными людьми, напротив, она объединяет трагический опыт каждого в истории семьи, тейпа, народа. Так видит ситуацию известный российский психолог Леонид Китаев-Смык.

Леонид Китаев-Смык: Опираясь на свои семьи, они отчуждаются от окружающей действительности в значительной мере. Если говорить о выдающихся чеченцах истории, то каждое их выступление перед населением начиналось с того, что русские хотят отделить вас от ваших детей, от ваших жен, от самих себя. В этом особенность чеченцев - в их слитности, в их общности.

Андрей Бабицкий: Более того, обстоятельства нынешней войны по тяжести и драматизму перекрывают любую рефлексию, обращенную в прошлое. Проще говоря, у чеченцев сегодня нет сил и возможности отзываться на давние события. Они трагически привязаны к настоящему.

Леонид Китаев-Смык: Психологическая тяжесть современных событий, которые происходят в Чечне, она медицински клинически чрезвычайна. Из-за этого у очень многих чеченцев есть реальный посттравматический стресс, хорошо изученный последнее 10-летие. Этот посттравматический стресс не только нагружает больную душу, делает больной, этот посттравматический стресс чрезвычайно нарушает телесные функции. Резко увеличено число заболеваний сердечно-сосудистых, инфаркты не только у пожилых людей, но очень много у молодых людей, казалось бы, бодрых и энергичных, принимающих участие в восстановлении Чечни. Тем не менее, они страдают от посттравматического стресса.

Андрей Бабицкий: Тем не менее, память о депортации остается глубинным неизжитым архити.

Леонид Китаев-Смык: Современный, нынешний посттравматический стресс перекрывает последствия исторического посттравматического стресса, вызванного депортацией, хотя его действие глубинное, и будет длится не одно десятилетие.

Андрей Бабицкий: Есть один простой или кажущийся таким способ преодолеть нравственные даже структурно последствия депортации.

Леонид Китаев-Смык: Депортация играет, несомненно, роль на духовном наполнении чеченского народа. Если говорить коротко, то, прежде всего, необходимо было бы извиниться за нее, попросить прощение у этого народа на самом высоком уровне. Перед всеми народами должно быть такое ритуальное, но очень серьезное глубоко прочувствованное извинение перед ними. Но должно быть и второе. Должно быть подкрепление этого извинения, насколько это возможно после тех потерь, которые понесли эти народы. Извинение будет иметь силу, потому что те безобразия, которые сейчас происходят, они несомненно уменьшат это извинение, потому что оно будет иметь не только моральную, но и директивную значимость.

Андрей Бабицкий: Если преодолеть последствия депортации можно только таким способом, то, похоже, они остаются непреодолимыми в России на долгий срок.

XS
SM
MD
LG