Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Женщины в российской армии


Программу ведет Татьяна Валович. В программе принимает участие Светлана Колотова, сотрудник Центра зарубежной военной информации и коммуникации.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях майор российской армии, сотрудник Центра зарубежной военной информации и коммуникации Светлана Колотова. Светлана Федоровна, доброе утро.

Светлана Колотова: Доброе утро, Татьяна, доброе утро, дорогие радиослушатели. Предваряя наш разговор, мне хотелось бы сказать, что на днях приказом министра обороны мне присвоено очередное воинское звание подполковник.

Татьяна Валович: Вот этого не знала. Поздравляю! Замечательное известие.

И вот накануне 8 марта, прежде чем мы начнем нашу беседу, я хочу отметить, что 8 марта очень любят праздновать в России, по-прежнему считают Международным женским днем. И прошла пресс-конференция, на которой рассказывалось, как же женщины служат в Ленинградском военном округе. На этой пресс-конференции побывала наш корреспондент Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Почему российские женщины идут в армию? Кто-то ищет романтику, кто-то мужа, кто-то – карьеру, а кто-то следует зову сердца. Разговоры о переходе армии на профессиональную основу продолжаются, и если он когда-нибудь состоится, то предполагается, что каждый четвертый солдат будет служить по контракту, в том числе и женщины – на боевых должностях, в жестких условиях. Некоторые статьи о защите семьи и материнства будут отменены, беременность, например, будет считаться нарушением контракта. Но проблем хватает и сейчас, одна из них – та, что женщины занимают, в основном, низшие должности, и выслужиться им достаточно трудно. Сейчас в Ленинградском военном округе служат 2,5 тысяч женщин, из них офицеров – всего 179. Среди них – подполковник Ольга Мальцева, она рассказывает о своей необычной семье.

Ольга Мальцева: Муж гражданский, у него даже желания не возникает, хотя я ему много раз предлагала призваться в армию. Образование позволяет ему и должность прапорщика получить. Но, конечно, после срочной он категорически не хотел связывать свою жизнь с армией. И тут я. И представляете ситуацию? Муж ездит за женой по стране. Жена в академию – муж в академию. Жена на учения полевые куда-то там в район уезжает – муж сидит с дочерью. Дочь заболела, он берет больничный и сидит с дочерью. Мама в это время воюет где-то в снегах Заполярья. Такая ситуация неординарная, но тем не менее, он проникся и благодаря ему, может быть, я и достигла такого уровня.

Татьяна Вольтская: По образованию Ольга Мальцева - инженер связи, после института ее никуда не брали на работу без стажа, а в армию взяли, о чем она не жалеет. Более того, ее дочь Ульяна Мальцева пошла по стопам матери – учится в кадетском классе при Военной Академии связи.

Ульяна Мальцева: Я хочу, как мама, тоже получить должность высшую, дослужиться хотя бы до подполковника, так как я связью занимаюсь - у нас радиоэлектроника есть. Мы там изучаем физику углубленно, азбуку Морзе, проводить там провода всякие, углубленно физкультура, военная история, почему там проиграли, выиграли сражения всякие.

Татьяна Вольтская: Для отдыха – в виде хобби – Ульяна (единственная девочка в классе) занимается стрельбой из пневматической винтовки, причем единственная классе умеет обращаться с ней как следует.

Татьяна Валович: Вот такие замечательные российские женщины служат в армии, несмотря на то, что армия, к большому сожалению, находится сейчас в очень сложном положении.

Светлана Федоровна, скажите, пожалуйста, как вы оказались в армии? Это была мечта с детства или просто стечение жизненных обстоятельств?

Светлана Колотова: Вы знаете, мне хотелось бы сказать так, что жизнь, по моему усмотрению, - это увлекательная игра. Первый ход всегда за ней, я делаю ответный. Закончила гражданский вуз, по специальности переводчик, вышла замуж за лейтенанта и… так по стечению обстоятельств оказалась за 7 тысяч километров от родных мест. Я не могу сказать, что для меня единственным способом было пойти в армию. Нет, наверное, можно было себя проявить и в гражданской жизни, по-другому. А здесь такой случай. Надо сказать, что я проработала четыре месяца в школе, оказавшись на китайской границе. Но так получилось, что сделали предложение пойти служить, прошла тщательный отбор. Подумала: а почему нет? Затем были курсы при Московском военном университете и первое звание лейтенанта.

Татьяна Валович: Вы не жалеете о том, что так судьба сложилась?

Светлана Колотова: Вы знаете, наверное, уже нет, не жалею. А вначале я даже гордилась тем, что так судьба обернулась.

Татьяна Валович: Но вот ваш пример и пример тех женщин, который прозвучал в репортаже, говорит о том, что все возможно. Но, к большому сожалению, вот буквально 2 марта военные социологи опубликовали доклад, в котором говорится о том, что сейчас треть семей офицеров и прапорщиков живут за чертой бедности. И это связано с тем, что в отдаленных гарнизонах жены офицеров не имеют возможности найти работу, и единственным источником доходов семьи является денежное содержание офицера. Вот в этой связи, когда речь заходит о том, что женщина может служить в армии, почему-то в России сразу говорится о том, и представляется, что она обязательно должна с оружием в руках где-то быть на передовых рубежах. А ведь очень много специальностей, наверное, которые существуют, и женщины бы справлялись с этой работой, в том числе и в гарнизонах?

Светлана Колотова: Еще греческий мыслитель Платон утверждал, что женщина может служить в армии, что она способна на это. И существует множество профессий, где женщина может проявить себя. Это и профессия переводчика, к категории которой я отношусь, и профессия медиков, и юристов, и связистов. Категория достаточно широкая, и, наверное, совершенно неправильно думать, что женщина в армии это значит... Наверное, все смотрели фильм «Солдат Джейн». Это такая мощная женщина, обладающая незаурядными физическими и моральными качествами. Нет, совсем этого не нужно.

Татьяна Валович: Если вспомнить российскую историю, у всех, наверное, сразу возникнет образ девицы-гренадера Дуровой. Но это, конечно, исключение из правил.

Светлана Колотова: Наверное, знаете, хотелось бы сказать про кавалерист-девицу Надежду Дурову. Дурова просто-таки сразила своим героизмом Наполеона, который, узнав о ее судьбе, воскликнул: «Удивительная страна! Здесь даже женщины воюют».

Татьяна Валович: У нас уже есть вопросы от наших радиослушателей. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Это Георгий, Санкт-Петербург. Мы наиболее интенсивно мечтали о повышении роли женщин в жизни общества. Это, пожалуй, были рериховцы лет 80 назад. Они это обосновывали, что две половинки должны дополнять друг друга. Да и по Библии - «сотворим помощницу», вот Бог создал Еву как помощницу, конечно, не только для того, чтобы она мыла тарелки. У нее есть ряд плюсовых моментов.

Татьяна Валович: Георгий, насколько я поняла, тоже считает, что российская женщина может служить в армии.

Светлана Колотова: Вернемся к греческому мыслителю Платону, который утверждал: «Совместная воинская деятельность обоих полов не только возможна, но и необходима. На глазах у любимой отступить, проявить малодушие или покинуть место битвы мужчина просто не сможет».

Татьяна Валович: Вот то положение в российской армии, которое существует сейчас? Мы слышали о том, что в Псковской области убежали двое военнослужащих, при этом убили местных жителей. Если бы было большее количество женщин, была бы меньшая дедовщина в армии или какой-то порядок?

Светлана Колотова: Во-первых, надо сказать, что тот инцидент, о котором вы сказали, имел место для категории военнослужащих, проходящих службу по призыву. Наверное, большее количество таких инцидентов происходит именно таким образом. Женщин, я думаю, в Российской армии, если говорить языком цифр, то они на уровне Великобритании и Франции, процент женщин. Наверное, достаточное количество женщин.

Татьяна Валович: А как дисциплинирующий фактор?

Светлана Колотова: Если рассматривать в целом женщину, то, безусловно, присутствие женщины в воинском коллективе способствует стабилизации психологического климата, повышает культуру общения между сослуживцами и, конечно, оказывает психологическую поддержку. Это можно сказать о нашем коллективе, в котором я работаю. У меня коллега женщина, майор, прекрасный человек, с хорошими характеристиками, внутренними качествами. Безусловно, коллеги-мужчины, офицеры, я думаю, что даже в чем-то берут пример и прислушиваются к мнению женщин.

Татьяна Валович: Насколько сложно вам было адаптироваться к армейской среде, ведь армия подразумевает беспрекословное подчинение приказу?

Светлана Колотова: Я еще раз хочу сказать, что я рассматриваю жизнь как партнера по игре. Раз необходимо, жизнь сделала ход, а я уже делаю свой ход. Возможно, как элемент игры был: необходимо стрелять – значит, берем в руки автомат, стреляем.

Татьяна Валович: А вы стреляли?

Светлана Колотова: Обязательно. Есть специальный комплекс упражнений, необходимый для каждого военнослужащего. Физическая подготовка: наверное, я была готова к выполнению физических норм, я занималась конькобежным спортом в детстве и была достаточно физически подготовлена. Поэтому сложности психологического плана, что нужно носить форму, держать оружие, отжиматься, наверное, даже не возникали.

Татьяна Валович: Сейчас в чем состоит ваша служба в основном?

Светлана Колотова: Я – руководитель направления Центра зарубежной военной информации и коммуникации штаба Ленинградского военного округа. Наш центр занимается информационным обеспечением визитов иностранных военных делегаций, зарубежных поездок представителей Ленинградского военного округа. Мы активно участвуем в международных мероприятиях общественно-политической направленности в рамках города и Северо-западного региона.

Татьяна Валович: Вам приходилось сталкиваться со своими коллегами зарубежных стран?

Светлана Колотова: Да, была интересная встреча, увлекательная встреча в октябре-месяце с американскими коллегами, военнослужащими в пригороде Санкт-Петербурга. К сожалению, там женщин не было, присутствовали мужчины, офицеры различных видов и родов Вооруженных сил США. В течение трех дней за «круглым столом» мы обсуждали проблемы, стоящие перед вооруженными силами двух стран. Ведь, как известно на сегодняшний день, нам есть о чем поговорить перед лицом террористической угрозы, какие есть формы взаимодействия, сотрудничества между военными армий двух стран.

Татьяна Валович: К нам дозвонился радиослушатель. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Юрий Петрович с вами говорит. Я с девушкой согласен о патриотизме и так далее. А что ждет ее, когда она выйдет на пенсию? Последний пример. Я тоже отслужил 29 лет. Пенсию индексировали раньше. А в последнее время пенсия нам не индексируется уже 14-15 месяцев, то есть прибавки к пенсии нет. И последний пример, как сказал президент: «Их очень много (пенсионеров), индексировать не будем. Ну, прибавим им 240 рублей, и достаточно». Так вот что ждет тех, кто сейчас служит?

Татьяна Валович: Понятно, о социальной защищенности российских военнослужащих.

Светлана Колотова: Вопрос достаточно актуальный на сегодняшний день. Конечно, хотелось бы, чтобы денежное довольствие военнослужащих было соответственно той задаче, которую они выполняют, и было по достоинству оценено нашим руководством.

Татьяна Валович: К сожалению, в России не только военнослужащие, но и врачи, учителя.

Светлана Колотова: Эта проблема, наверное, на сегодняшний день остро стоит. Некоторые шаги предприняты для улучшения нашего денежного содержания, в частности, на 20-25% в общей сложности...

Татьяна Валович: Проценты – это ничего не говорит.

Светлана Колотова: В реальном выражении где-то на 2-2,5 тысячи увеличение денежного довольствия, чем это было до 2005 года.

Татьяна Валович: Но вместе с тем, отобрали льготы, скажем, по проезду.

Светлана Колотова: По проезду там что-то добавили, сейчас пытаются решить этот вопрос, компенсировать проезд. Говорят, что вопрос будет решаться. Но, наверное, на это уйдет еще длительное время.

Татьяна Валович: А вот как, скажем, военнослужащим, те, которые обязаны ходить в наряды, они же должны передвигаться по городу?

Светлана Колотова: Да, сейчас этот вопрос для Санкт-Петербурга, Ленинградской области решается. Необходимо написать соответствующий рапорт, где военнослужащий излагает свой маршрут, как он будет добираться. Затем то, что он изложил, будет рассматриваться, и предполагается, что эта сумма будет компенсироваться с учетом даже проведения свободного времени военнослужащего. Буквально нам сказали написать такие рапорта, где мы, помимо того, что как мы каждый день передвигаемся на службу, также куда мы ездим, возможно, это для отдыха.

Татьяна Валович: То, что нужно было сделать полгода назад.

Светлана Колотова: Это, наверное, может быть, всегда сначала мы делаем, потом думаем. Но что-то решается. Конечно, в общем, недостаточное финансирование. Просто со мной коллеги трудятся большей частью энтузиасты, патриоты, наверное, так можно охарактеризовать, и уже когда-то выбрали свою профессию, и хочется довести до какого-то логического конца, что-то сделать. Наверное, больше душа, патриотизм здесь играют роль.

Татьяна Валович: Светлана Федоровна, скажите, но вот вам по роду профессии приходится сталкиваться с зарубежными армиями. Как там обстоит дело? Вот вы уже говорили, что по сравнению, оказывается, с Великобританией у нас почти одинаковый процент служащих женщин.

Светлана Колотова: Я не говорю, что мои цифры стопроцентно верные. Просто я сравнила, и оказалось, что действительно, где-то 8% - доля российских женщин-военнослужащих от общей численности вооруженных сил, так же как в Великобритании и во Франции. Можно поговорить и о странах-членах НАТО. Безусловно, большая доля женщин-военнослужащих в США, порядка 14-15%. Процесс интеграции женщин в американскую армию является наиболее многочисленным среди стран-членов НАТО. Он активизировался после принятия Конгрессом в 1972 году поправки в Конституцию о равных правах, запрещающей любую дискриминацию по признаку пола во всех областях профессиональной деятельности граждан.

Татьяна Валович: Я знаю, что в США еще в 1951 году был создан специальный консультативный комитет по проблемам женщин в Вооруженных силах. А в России есть что-то подобное?

Светлана Колотова: Вы имеете в виду, что в Конституции закреплено право?

Татьяна Валович: Нет, я имею в виду какую-нибудь структуру, которая действительно бы занималась и проблемами женщин в Российской армии, и какое-то правовое понимание, и помощь в том числе.

Светлана Колотова: Я не располагаю такой информацией, и никто ко мне не обращался, и сама я пока не выступала инициатором такого движения. Я думаю, что, наверное, оно возникнет, логически мы придем к тому, что необходима такая организация для женщин, где женщины-военнослужащие могли бы свои проблемы обсудить.

Татьяна Валович: Но, скажем, я знаю, что в Норвегии девушки могут обучаться в сержантских и офицерских школах. В Петербурге был как-то проведен эксперимент, набирали тоже девушек, по-моему, это Академия связи, но потом отказались. У них был один набор женского курса. Но в связи с тем, что нет структуры казармы, нет решения социальных вопросов, от этого отказались.

Светлана Колотова: Не знаю насчет того, что женщины набирались в училище связи или в институт связи в Санкт-Петербурге, знаю, что есть женщины-курсанты в училищах связи в других городах России. У нас знакомая в Ростове-на-Дону проживает, у них дочь, она сейчас уже курсант 4-го курса училища связи.

Татьяна Валович: А чего она пошла?

Светлана Колотова: Наверное, пример отца сыграл свою роль и, возможно, мой пример в какой-то степени тоже. Мы встречались накануне поступления, окончания школы, она очень грамотная девочка, закончила с золотой медалью школу, ей хотелось какой-то романтики, а может, хотелось продолжить династию военных, чтобы именно это было по женской линии, показать, что женщины тоже могут.

Татьяна Валович: У нас есть вопросы от слушателей. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня племянник двоюродный живет в Новочеркасске. Вы не перепутали? Есть Институт связи, их два всего в России, оттуда выходят связисты. Он служил на Новой Земле, сами понимаете, это атомный полигон, отец его – офицер еще прошлых лет. И сравнивая, как раньше относились – излишек какой масла или чего-то – это бойцам, ни приписок, ничего не было. И вот представьте, какой контраст сейчас. Он рассказывает, как вот эту надбавку пресловутую потом путем приписки какой-то, что что-то не то сделал офицер, ее просто-напросто устраняют. То есть вот этот развал армии изнутри, который на руку понятно кому, он ужасен. И еще он сказал, что он ни одного за все время его службы еврея не видел. Вот защищать финансы как бы еврейские, глобалистские они должны, головы режут нашим мальчикам в Чечне, а евреи хорошо живут, Берл Лазар говорит, русские же нищенствуют. Вот в чем вопрос. Я ему весь материал по Офицерскому собранию дала, народное ополчение объявлено, и думаю, что он защитит нас, русских, наше русское тело, на котором все другие нации паразитируют, в том числе и еврейские.

Татьяна Валович: Позвольте с вами не согласиться, потому что мы не будем сейчас обсуждать национальный вопрос, безусловно. Мне хотелось бы только вас спросить вот о чем, Светлана Федоровна. Вы говорите о той романтике, которая связана с армией, о том патриотизме. То, что происходит, ведь молодые люди видят сейчас, что происходит. Есть ли чем гордиться? Почему так уничтожают и даже уничижают армию?

Светлана Колотова: Я думаю, что все до абсурда доводить нельзя. Безусловно, проблемы существуют, они есть, и наше руководство их видит. Нужно, безусловно, в первую очередь, поднимать образ нашей армии, что армия государству просто нужна.

Татьяна Валович: В первую очередь заботой о тех, кто там служит.

Светлана Колотова: Безусловно. Это должно быть политическое решение, направленное на укрепление обороноспособности нашей страны. Только таким образом. А ведь те, кто служит, - это только исполнители.

Татьяна Валович: Светлана Федоровна, скажите, почему все-таки так получается, что женщины и могут, и хотят служить в российской армии. Но когда дело касается сокращения численности состава, вот я знаю примеры, что если женщина наравне с мужчиной выполняет одну и ту же работу, а есть вилка денежная в сетке, то женщине дается гораздо меньший оклад, чем мужчине. Что это? Менталитет?

Светлана Колотова: Что касается, может быть, гражданской жизни, но в военной жизни… Я каждый месяц расписываюсь за получение денежного довольствия, и мое денежное довольствие соответствует тому, что и у мужчины-офицера.

Татьяна Валович: Насколько вообще, если женщина хочет служить в армии, ей просто осуществить свою мечту?

Светлана Колотова: Для того чтобы стать рядовым российской армии, я думаю, нужно написать рапорт и прийти в военкомат, пройти соответствующую медицинскую комиссию. Если есть должностная категория, то женщина может служить. А если касается занятия должностных категорий офицерских, то, безусловно, должно быть образование, нужно получить образование в гражданском вузе, соответствующая военная подготовка уже будет в военном заведении, на военных курсах специальных. А также сейчас можно получить образование и в высших военных учебных заведениях. Например, вот в Институте связи в Новочеркасске готовят женщин-связистов.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Александр, Екатеринбург. Я бы хотел спросить у ведущей, почему она тенденциозно цитирует Платона? Он действительно писал об отношениях в древнегреческой армии, но имел в виду именно педерастические отношения, то есть гомосексуальная любовь. Я бы хотел полюбопытствовать в правозащитном аспекте у сегодняшней гостьи. Почему гомосексуалистов не принимают в российскую армию? И верно ли то, что самый дешевый способ «закосить» от армии – это «закосить» под «голубого»?

Татьяна Валович: Ну, это не совсем вопрос к нашей гостье.

Светлана Колотова: Про Платона, конечно, можно все извратить. Хорошо, давайте обратимся к другой истории. А что касается воинственных былинных богатырш, великой княгини Ольги, героиням Первой и Второй мировых войн. Не знаю, почему нужно все сводить к каким-то сексуальным проблемам.

Татьяна Валович: Ну, потому что проблемы такие действительно, к сожалению, существуют. И иногда это не только гомосексуализм, это не только в российской армии.

Светлана Колотова: Больше характерна эта проблема, наверное, для американской армии, проблема гомосексуализма.

Татьяна Валович: Просто потому что там открыто об этом говорится. В российском обществе, к сожалению…

Светлана Колотова: Но у нас не такой процент, как американских женщин-военнослужащих.

Татьяна Валович: Но гомосексуализм – это несколько другое. Действительно ли, если представить себя гомосексуалистом, можно «откосить» от армии?

Светлана Колотова: Наверное, можно все.

Татьяна Валович: Надо нашего слушателя отослать к тому списку…

Светлана Колотова: Есть, безусловно, специальная медицинская комиссия, которая должна заниматься этим вопросом. Наверное, этот вопрос к ним.

Татьяна Валович: Светлана Федоровна, скажите, пожалуйста, вот мы говорили о том, как относятся в зарубежных армиях к службе женщин. Какие должностные они выполняют там обязанности, где они могут служить, если сравнивать с российской армией? Я знаю, что в России есть женщины, которые пилотируют самолеты, МиГи, но вот, скажем, о том, чтобы служила женщина на подводной лодке, я такого не знаю.

Светлана Колотова: Я, действительно, тоже не знаю такого примера про российскую армию. А что касается Вооруженных сил Норвегии, то именно Норвегия является единственной страной-участницей НАТО, в которой женщины служат на подводных лодках. Такой интересный факт. Что касается Франции, здесь действительно, есть ограничения, касающиеся службы женщин на подводных лодках. Но тут женщины могут служить и в жандармерии, в военно-воздушных силах, сухопутных войсках.

Татьяна Валович: А в России есть какие-то ограничения, где женщина не может служить, закрепленное законодательством, уставом?

Светлана Колотова: Есть категория должностей, на которых предполагается служба только мужчин.

Татьяна Валович: Например?

Светлана Колотова: Я так не могу назвать. Есть целый перечень. Я думаю, что на подводных лодках у нас служить нельзя женщинам.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Уважаемая Светлана, как вы относитесь к Союзу матерей, в связи с тем, что руководство Вооруженных сил относится отрицательно? Зачем нам нужна Военная прокуратура в мирное время? По-моему, отсюда дедовщина и сокрытие всевозможных военных преступлений. Спасибо, Валерий.

Светлана Колотова: Вы имеете в виду Союз Комитета солдатских матерей. Безусловно, я отношусь уважительно к организации, поскольку она занимается вопросами, наверное, наболевшими. Но то, что касается методов и способов ведения своей работы, наверное, скорее всего, отрицательно. Не могу не сказать о том, что представители Союза комитета солдатских матерей России 24-25 февраля беспрепятственно провели в Лондоне в представительстве Европейского парламента встречу с представителем лидера чеченских сепаратистов Закаевым.

Татьяна Валович: Да, они пытались договориться, чтобы как-то остановить то кровопролитие в Чечне, которое мы наблюдаем уже много лет. Вы отрицательно относитесь к этому?

Светлана Колотова: Я отношусь положительно к любому моменту, все что касается прекращения боевых действий. Но именно методы и способы мне не нравятся.

Татьяна Валович: То есть переговоры...

Светлана Колотова: Первое - давайте начнем с того, что любое политическое решение о прекращении огня должно приниматься политическим руководством, а не организацией.

Татьяна Валович: Но если политическое руководство страны бездействует, то, наверное, просто гражданское общество.

Светлана Колотова: Напомню, что официальные лица России уже неоднократно заявляли о неприемлемости такого решения проблемы.

Татьяна Валович: К большому сожалению, время нашей передачи подошло к концу, и мы даже не успели ответить на вопрос нашего радиослушателя. Но я думаю, что это не последняя передача, в которой мы поднимаем данную тему.

XS
SM
MD
LG