Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обеднение городских почв и деградация зеленых насаждений в Петербурге


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - Ольга Аржелас.

Татьяна Валович: Вчера в Петербурге в рамке выставки "Экология большого города" состоялся "круглый стол", посвященный проблеме обеднения городских почв и связанной с ней деградацией зеленых насаждений. На заседании побывала корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Почвы в современном городе испытывают колоссальные нагрузки, по сравнению с теми, которые приходятся на их долю в естественных условиях. Они обеднены полезными веществами, необходимыми для растений, и загрязнены тяжелыми металлами, скоплениями патогенных организмов, концерагенных веществ, вредных механических примесей, а также песком и солью, которыми зимой обильно посыпаются дороги и газоны.

Слой гумуса, среды обитания растений, постепенно заменяется слоем песка. В Петербурге эта проблема стоит особенно остро, потому что почва для зеленых насаждений это в основном привозной грунт. Раньше его брали из соседних совхозов, теперь его часто покупают у случайных торговцев. Между тем, ученые предлагают простые и, главное, дешевые пути решения проблемы. Говорит координатор рабочей группы по экологии и природопользованию общественной палаты Северо-Западного федерального округа Татьяна Марушкина.

Татьяна Маршукина: Есть разработки ученых, есть продукция заводов мусороперерабатывающих - их два в городе, каждый из них выпускает компост. Они все время работают над улучшением этой продукции. Имея от города заказ на переработку, они не имеют заказа на свою продукцию.

Татьяна Вольтская: В Московском районе есть очень интересный дом, где на крыше растет сад, а в подвале делается компост из кухонных отходов. Жители дома объединились в общественную организацию - петербургский клуб городского огородничества. Говорит представитель клуба Алла Сокол.

Алла Сокол: Мне кажется, что это не востребованный потенциал, как трудовой самого населения, так и ресурсных материалов. Отходы с кухни лишены и тяжелых металлов, и радиоактивных. Это то, что человек употребляет в пищу. Это здоровый исходный материал, которого много. Этот ресурс нуждается в поддержке науки. Мы на сегодня не можем добиться внимания санитарных органов. Санитарные органы готовы только запретить компостирование при жилых домах, ссылаясь на новые санпины, но не готовы исследовать наш пилотный проект, инициативу самого населения.

Татьяна Вольтская: В ведении управления садово-паркового хозяйства находятся 10 тысяч гектаров земель общего пользования, из них 3 тысячи гектаров - городские леса, 7 тысяч - урбанизированные земли, нуждающиеся в рекультивации. Дешевые способы для этого разработаны, но сотни деревьев продолжают гибнуть. Видимо, петербургские власти просто не хотят замечать эту проблему.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях один из участников "круглого стола" по проблемам деградации почв президент Ассоциации озеленителей Санкт-Петербурга Ольга Аржелас.

Ольга Алексеевна, раз создана Ассоциация озеленителей, значит, это кому-то было нужно. Кому было нужно? Каковы ваши цели?

Ольга Аржелас: Санкт-Петербургская Ассоциация озеленителей создана ровно 5 лет назад, в марте 2000 года. За прошедшие пять лет стало очень многое понятно - какие цели, какие направления наиболее целесообразны и необходимы в работе Ассоциации. Сама Ассоциация была создана по инициативе с участием большого количества профессиональных структур садово-паркового хозяйства, городского хозяйства, это, прежде всего, государственное предприятие садово-паркового хозяйства. Практически в составе Ассоциации находятся все садово-парковые службы города.

Татьяна Валович: Ольга Алексеевна, как вы оцениваете сегодняшний уровень озеленения города?

Ольга Аржелас: Пожаловаться, наверное, нельзя, потому что уровень озеленения города в его потенциальном выражении достаточно велик, достаточно высок. Проблема, на мой взгляд, заключается немножечко в другом - в тех возможностях и в тех способах, которые позволили бы это одно из основных, важных направлений городского хозяйства поднять на достойный уровень, укрепить его и создать определенные пути усовершенствования и улучшения. Проблем в этом направлении в городе очень много. Я не знаю, хватит ли нам времени поговорить на эту тему, но, по крайней мере, часть этих проблем можно обсудить.

Татьяна Валович: Все-таки одна из самых главных проблем - это сокращение зеленых насаждений. Я посмотрела цифры. Вы говорите о том, что озеленение Петербурга в принципе можно признать хорошим, позволю не согласиться. Некоторые районы просто катастрофически страдают, особенно центральная историческая часть, а некоторые страдают оттого, что в результате уплотнительной застройки сокращается количество скверов. Внутридомовая территория, вот эти островки, тоже исчезают. Как реагирует ваша Ассоциация на эти происходящие в Петербурге процессы? Может ли она что-то противопоставить этому даже в плане, скажем, инициирования выработки какой-то законодательной базы?

Ольга Аржелас: Пожалуй, начать лучше со второй половины вашего вопроса. Действительно, проблема существует. Существует она очень в сложных как бы видах, то, что вы говорите о сокращении площадей зеленых насаждений в Петербурге. Мы, наверное, сейчас договоримся о том, что будем пока рассматривать аспект общественного озеленения, общественных озелененных пространств города.

Такая тенденция отрицательная по снижению площадей зеленых насаждений, к сожалению, в городе наблюдается. Не так давно я взяла в руки старые материалы 10-15-летней давности. Тенденция убыли зеленых насаждений где-то приближается к 8 процентам ежегодно. Это достаточно опасный симптом. Наверное, следует задуматься и принять решение.

Ваш вопрос в части работы Ассоциации петербургских озеленителей, я бы могла прокомментировать вот в таком аспекте. Конечно, Ассоциация работает в теснейшей связи с предприятиями садово-парковых хозяйств, с Управлением садово-парковых хозяйств. Мы находим очень много возможностей и путей для инициирования тех задач, которые просто необходимо решать в самое ближайшее время. Например, речь шла на вчерашнем форуме о состоянии почв городских зеленых насаждений. Можно точно также параллельно поставить в прямую зависимость и состояние деревьев. Может быть, недостаточно времени для этого, но, наверное, жители нашего города обратили внимание, что на улицах наблюдается большой отпад зеленых насаждений - деревьев и кустарников, особенно тех, которые располагаются и произрастают вблизи городских магистралей.

Я с вашего позволения немножечко отвлекусь. Очень много говорят, и мы говорим, об экологии. Но, порой, мы забываем, что все-таки экология в прямом, изначальном ее смысле это наука о взаимодействии, о взаимосвязи и о взаимовлиянии человека с окружающей средой. Неотъемлемая и абсолютно важная часть - зеленые насаждения. Если перейти к теме состояния зеленых насаждений и о тенденции деградации городских почв, то, конечно, это наблюдается.

Надо отметить и на недостаточность средств в городе (оставлю вопрос почему, что и как). Получается, что на городские нужды садово-парковых хозяйств, на городские нужды озеленения в целом выделяется очень немного средств. Действует всем нам хорошо известный остаточный принцип.

Татьяна Валович: В каком объеме в процентом дается городом денег на то, чтобы поддерживать город зеленым?

Ольга Аржелас: Существует технологический норматив затрат на содержание зеленых насаждений, на реконструкцию зеленых насаждений, их капитальный ремонт, на любые мероприятия, связанные с их сохранностью, в том числе и с защитой зеленых насаждений. Такой норматив существует. Если за абсолютную цифру принять единицу, то от этой единицы город ежегодно получает не более 10-11 процентов. Эта цифра недостаточная, комментировать я ее не буду, каждый понимает. Единственное исключение было в 2003 году, когда готовились к юбилею. Город проявил колоссальное внимание к зеленым насаждениям, к садово-парковому хозяйству. Вы, наверное, помните, какой безупречно красивый город был, какие были сияющие и многоцветные его сады.

Татьяна Валович: Хочется, чтобы он был все время такой.

Ольга Аржелас: 2003 год прошел. По сравнению с 2003 годом средств на содержание зеленых насаждений в 2004 году сократилось до 25-30 процентов.

Татьяна Валович: У нас есть вопросы от слушателей. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Ольга Алексеевна, назовите, пожалуйста, какой-нибудь самый бытовой, самый вредный предмет, который особенно вреден для почвы. Я, скажем, не пошел убирать всю территорию в парке, когда я гуляю, но я увидел один-два вредных предмета (пластиковая банка, металлическая из-под пива), я их прихвачу по дороге, скажем, а газету не буду. Что вы скажете?

Ольга Аржелас: Я бы вспомнила старую истину, что грязно не там, где мусорят, а грязно там, где не убирают. Вы, конечно, согласитесь, что ежедневная уборка принесла бы свои результаты - не валялись бы у нас ни газеты, ни банки из-под пива, ни окурки. К сожалению, тема опять упирается в финансовую возможность предприятий. Я бы сказала, что если вы обратили внимание на состояние общественных садов, то, наверное, к этим садам значительно меньше претензий (я не в плане защиты это говорю), потому что содержание, уход, эксплуатацию этих объектов обеспечивает сложившаяся испытанная временем садово-парковая структура.

Татьяна Валович: Профессионалы, которые знают, что делать.

Ольга Аржелас: Настоящие профессионалы.

Татьяна Валович: А вот внутридомовые, где дворники только?

Ольга Аржелас: Проблема внутриквартальных территорий, находящихся в муниципальном ведении, она сегодня остается просто за гранью допустимого, я бы сказала. Конечно, есть прекрасные дворики, которые в ходе конкурсных событий, но это единицы, к сожалению.

Татьяна Валович: И все-таки, Ольга Алексеевна, вопрос слушателя состоит в том, отчего же страдают больше - от выхлопных газов, от солей и песка, которыми посыпают петербургские улицы?

Ольга Аржелас: Если говорить о зеленых насаждениях, которые произрастают на улицах, любая магистраль, любая улица города, конечно, многолетнее постоянное насыщение поверхностей газонов соляно-песчаными смесями, потом очистка ежегодная. Она дает абсолютно негативный результат.

Татьяна Валович: К нам дозвонился слушатель. Пожалуйста, мы слушаем ваш вопрос.

Слушатель: Вас беспокоит Михаил Иванович. Каждую осень я наблюдают картину, когда из двориков тоннами увозят опавшую листву. Может быть, ее было бы лучше оставлять, чтобы был перегной? Зачем это делать? Лишний труд, а почва обедняется.

Ольга Аржелас: Вопрос спорный - убирать листву осенью с газонов или оставлять ее на местах. Конечно, в городских условиях не может просто быть речи о том, чтобы на площадях скверов, садов, парков оставлять огромное количество опавшего листа.

Татьяна Валович: Почему?

Ольга Аржелас: Прежде всего, процесс разложения, процесс образования перегноя на базе, на основе опавших листьев длится не один год, а до трех лет. Представьте себе, что в течение этих трех лет у нас с нарастающим слоем будет формироваться масса грязного слоя такого.

Татьяна Валович: Газона как такового не будет?

Ольга Аржелас: Газон не сможет произрастать. Ведь злаковые растения, которые составляют основу газонов, они просто не пробьются через огромную площадь жестких листовых пластинок. Достаточно много в городе деревьев, у которых в составе листовых пластинок, большое количество дубильных веществ. Разложение дубильных веществ - это процесс длительный.

Татьяна Валович: А скажите, пожалуйста, ту листву, которую собирают, ее где-то складируют для производства потом перегноя, или она куда-то выбрасывается и не используется?

Ольга Аржелас: Сейчас в основном, к сожалению, за последнее 10-летие, наверное, вывоз листвы для перегноя, для создания в последующем или компоста, или перегноя, или какой-то растительно-земельной смеси путем добавки других компонентов почти исчез в городе. Есть несколько предприятий, который занимаются этой темой, их можно по пальцам пересчитать. Из своих профессиональных служб могу назвать такое предприятие как "Калининское садово-парковое хозяйство", где эта работа по изготовлению компоста, добавок и удобрений на основе переработки опавшего листа не прекращалась ни на один год.

Татьяна Валович: Но ведь это же прекрасная возможность для того же малого бизнеса. Как вы считаете?

Ольга Аржелас: Огромная просто тема, не востребована, не всплывшая на поверхность. Конечно, лист снимать в городе с газонов с дорожек нужно - это чистота, это красота, это внешний вид объекта. А вот то, что у нас в городе по состоянию на нынешний момент, на нынешний период не существует такого специализированного предприятия по переработке и изготовлению растительно-земельных смесей для нужд городского озеленения, к сожалению, это факт. Мне кажется, что вопрос настолько уже назрел, что, видимо, в ближайшее время эта тема будет раскручиваться, этой темой займутся, займутся не просто так сами по себе в случайном единичном виде, а займутся производственники совместно с наукой. На вчерашнем форуме ведь как раз эта тема и обсуждалась. Есть множество научных разработок, заключений, рекомендаций, но они носят разрозненный характер, они никем и ничем не объединены.

Те разработки компоста из бытового мусора, я присоединяюсь в этом отношении к госпоже Сокол (тема изготовления компостов на основе городских бытовых отходов), она актуальна, нельзя от нее убегать и прятаться, и говорить, что ах, какая будет грязь, ах, какие будут запахи, для того и наука.

Татьяна Валович: Ольга Алексеевна, наши слушатели просят прокомментировать такой очень больной вопрос как стояние машин на газонах, к сожалению, это повсеместно. Разработан закон, он даже был принят о штрафах нашим Законодательным собранием, но он, естественно, не выполняется, потому что выполнять некому. Как вы считаете, что нужно, чтобы как-то сохранять газоны, чтобы люди не ставили машины?

Ольга Аржелас: Абсолютно актуальный вопрос, правильный вопрос. Наверное, тут надо искать какой-то компромисс, который смог бы сдвинуть с мертвой точки эту тему. Можно привести несколько примеров по городу, когда озелененное пространство внутриквартальной территории, за счет реконструкции, внимательного подхода тех же муниципальных служб города, удалось путем незначительных перепланировок и очень незначительного изъятия (до 1,5-2 процентов) площадей из-под газонов, и размещение на них культурных продуманных мест парковки.

Татьяна Валович: Это грамотное проектирование?

Ольга Аржелас: Тут петербургские архитекторы в большом долгу перед городом. Потому что чисто прямоугольные планировки внутриквартальных территорий абсурдны. Конечно, когда планируется контейнерная площадка для мусора размером в 20 квадратных метров, мы сами понимаем, что за пределами этих 20 квадратных метров будет скапливаться тот же самый мусор. А что касается автотранспорта, видимо, речь идет о частном транспорт. А куда деться людям? Да, у нас есть в городе машины, но не будем же мы выносить их за кольцевую магистраль? Значит, у нас единственный путь продумать организацию пространства, оптимизацию этого пространства. Думаю, что эта тема тоже актуальна для города.

Тема привидения в порядок внутриквартальных территорий с учетом обеспечения мест парковки, они уже есть, включена в программу.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: У меня не вопрос, а скорее заявление. То, что творится в городе с вырубкой, с распиливанием деревьев это преступление. Без системы, без смысла какие-то дикие бригады налетают на отдельные деревья и срезают их. Когда смотришь на срезанный пень, это абсолютно здоровое дерево. Такие вещи происходят всюду в городе. Эти люди работают в непонятное время, зачастую вечером, а то и ночью.

Татьяна Валович: Да, к сожалению, бывает очень много нареканий на то, что нет системы. Действительно ли, нет системы, как вырубать деревья? Как следить за их состоянием? Понятно, что есть деревья-убийцы, которые необходимо спилить, они составляют угрозу населению.

Ольга Аржелас: Деревьев-убийц, наверное, нет. Есть такие деревья с угрозой падения. Их действительно сносят. В этом отношении проводится абсолютно плановая работа. В значительной степени она касается объектов общественного пользования - открытых садов, парков и скверов. Эта работа проводится там абсолютно планомерно, целенаправленно.

А вот вопросы, претензии, заявления радиослушателя имеет под собой почву. Да, факты и самовольного сноса, и факты умышленного повреждения, и факты неправомочных и неправомерных действий даже владельцев территории они, к сожалению, имеются в большом количестве.

Татьяна Валович: А может ли горожанин, который видит, например, что в вечернее время, понятно, что это не службы какие-то, происходит вырубка куда-то сообщить, записать номер, чтобы применить какие-то штрафные санкции? Кстати, есть штрафы за незаконную вырубку?

Ольга Аржелас: Конечно.

Татьяна Валович: И сколько?

Ольга Аржелас: Очень высокие. Я должна напомнить, что с конца с октября месяца 2004 года введены новые параметры вот этих штрафных санкций. Там, где речь касается о самовольных действиях, не согласованных, не предусмотренных, уровень штрафов очень высокий. Думаю, что практики применения этих штрафов через какое-то достаточно короткое время результат принесет положительный.

Татьяна Валович: Поступило одно сообщение, которое продолжает тему штрафов за вырубку зеленых насаждений. Слушатель пишет: "Почему бы не взять пример с Америки. За каждый брошенный окурок - 200 долларов штрафа. Если нет денег, отправляют на общественные работы". Вот у нас есть какие-то общественные работы взамен штрафов?

Ольга Аржелас: Привлечение к общественным работам было в нашей истории. Если вы помните такую тему, как на срок до 15 суток привлекались люди именно на общественные работы за какое-то правонарушение. Я на своей очень долгой практике знаю, что такие люди на объектах садово-парковых хозяйств работали, они занимались текущим уходом за зелеными насаждениями, убирали тот же самый мусор, ухаживали за теми деревьями и кустарниками, за газонами, которым они в свое время причинил вред. Сейчас эта практики утрачена полностью. Насколько вернуться к ней, я не представляю, реально ли это сейчас.

Татьяна Валович: Ольга Алексеевна, очень острый вопрос, о котором не раз говорится. Почему Петербург продолжают посыпать солью? Москва от этого уже отказалась. Наши соседи финны, где климатические условия даже жестче, чем в Петербурге, они вообще этого не используют. У них гранитная крошка, которая не нарушает экологию. У нас в городе об этом говорится последние 10 лет, что должны наконец-то перейти, перейти, перейти, и все никак не переходят. Это что, нежелание чиновников?

Ольга Аржелас: Полагаю, что разговоры идут не 10, а все 20 лет. Пока отойти от применения соляно-песчаных смесей нашему городу не удается. Наверное, здесь существуют и объективные причины. Но то, что высыпаемые химреагенты, оседаемые на газонах, наносят колоссальный ущерб зеленым насаждениям как газонам, которые необходимо после любого 6-месячного периода зимнего очищать, и рекультивировать, это тоже высокие затраты. Но наносится вред деревьям и кустарникам, произрастающим в непосредственной близости от проезжих магистралей.

Татьяна Валович: И в водоемы просачивается это все.

Ольга Аржелас: Конечно. Обсуждается этот вопрос в городе, обсуждался он и вчера за "круглым столом" в рамках экологического форума, но пока путей к тому, чтобы уйти от применения песчано-соляных смесей не просматривается.

Татьяна Валович: А где же тогда та экономическая государственная составляющая? Вы говорите о том, что рекультивация почв значительно удорожает весь процесс озеленения.

Ольга Аржелас: Мне бы тоже хотелось узнать, где она. Потому что это, видимо, происходит оттого, что отсутствует, не проводится хорошей, грамотной высококвалифицированной анализ, экономический анализ затрат. Что нам даст и обойдется дороже? Многие улицы не убираются вообще. Скопления грязного снега на этих улицах связаны и с травматизмом, и с различными дорожно-транспортными происшествиями. Мне кажется, что переход к мысли о том, как Москва сделала, это еще не решение вопроса.

Татьяна Валович: Но хоть какой-то шаг.

Ольга Аржелас: Да, это шаг. Опыт Москвы пока еще не смог или не дал тех желаемых результатов.

Татьяна Валович: А опыт международный?

Ольга Аржелас: Вы вспомнили о финнах, о финских технологиях по зимней уборке. Кстати, действительно, это самая безопасная форма посыпки гранитным отсевом, гранитной крошкой. Это очень мелкий фракции, они создают абсолютно надежное трение, но требуют может быть действительно больше затрат, зато полностью сохраняют газоны.

Татьяна Валович: Кстати, это тоже поле для малого предпринимательства, наверное?

Ольга Аржелас: Огромное поле. По опыту Финляндии можно сказать, что снятый после зимы слой вот этого самого гранитного отсева, он идет в размере где-то до 30, а может быть даже и выше процентов от снятого количества идет на повторное использование. Этот экономический подсчет у нас не проводится, хотя у нас находится великолепный, с огромными возможностями карьероуправление - Каменогорское карьероуправление, которое поставляет нам и гранит, и крошку, и щебень гранитный, который тоже используется в благоустройстве, в озеленении, в создании дорожек садово-парковых и так далее. Использование гранитного отсева, наверное, одно из направлений.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Ольга Алексеевна, вот у СПХ доходит до того, что она обманывает губернатора. Вот Тележная 20-24. Вырубили сквер. Глава Центрального района, чтобы не вырубали частично, выставил офицерский патруль. Но патруль вечером уходит, ночью приходят и вырубили последние 40-летние липы.

Ольга Аржелас: Я к вам полностью присоединяюсь. Всем своим профессиональным сердцем я присоединяюсь к вашему возмущению. Дело в том, что здесь надо еще раз направить еще раз упрек и может быть претензию в адрес Комитета по градостроительству и архитектуре. Меня очень озадачивает, когда в разрешительных письмах Комитета по градостроительству и архитектуре пишет не "сад, сквер, парк", а пишут очень так скромно "земельный участок с имеющимися на нем, с произрастающими на нем деревьями и кустарниками". Не надо лукавить перед самими собой, тем более, мы наносим огромный вред сами своему здоровью, вырубая вот эти 20-40-летние не только липы, но и другие прекраснейшие породы.

Несколько лет назад был вопиющий случай, когда было вырублено около 40 растений карельской березы в возрасте 35-40 лет. К сожалению, не все может сделать и Управление садово-парковых хозяйств, и Ассоциация пока еще не в силах как-то влиять, хотя, наверное, общественные организации обязаны объединиться в этом направлении и действовать вместе.

XS
SM
MD
LG