Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент США Джордж Буш утвердил закон о продлении жизни Терри Шайво


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Владимир Абаринов, Ян Рунов, священник Яков Кротов.

Андрей Шарый: Президент США Джордж Буш в экстренном порядке утвердил принятый в воскресенье вечером палатой представителей Конгресса закон, который может продлить жизнь жительнице штата Флорида, находящейся 15 лет в коме. Согласно новому закону, иски о защите права Терри Шайво оставаться подключенной к системам жизнеобеспечения могут рассматриваться федеральными судьями. Откроет тему корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: 15 лет назад Терри Шайво пережила кратковременную остановку сердца. В результате она осталась жить, ее организм функционирует совершенно нормально, за исключением головного мозга. По словам врачей, она пребывает в бессознательном состоянии, хотя у нее открыты глаза. В медицине такое состояние называется псевдокомой. Примеров возвращения сознания после такой травмы медицинская практика не знает. Поскольку Терри Шайво не может глотать, ее кормили искусственно с помощью желудочного зонда. Муж и опекун Терри Майкл уже 7 лет ведет борьбу за ее право умереть. Завещания не существует, но Майкл Шайво утверждает под присягой, что его жена ни в коем случае не хотела, чтобы ее жизнь поддерживалась искусственно. Однако родители Терри считают, что надежда на выздоровление есть.

На прошлой неделе Майкл Шайво добился окончательного решения в Верховном суде штата Флорида. Судья постановил удалить зонд искусственного питания в пятницу, что и было сделано, невзирая на протесты родителей. Однако в выходные в судебный спор вмешался Конгресс. Лидер республиканского большинства в нижней палате Том Дилей заявил, что не допустит убийства, пусть даже санкционированного судом.

Том Дилей: Терри Шайво жива. Она не еле жива, ее жизнь не поддерживают искусственно, она жива точно так же, как вы и я. А это значит, что у нас есть моральные обязательства защитить ее и избавить от участи, которую ей определили флоридский суд. Борьба за жизнь Терри Шайво не окончена. Ее друзьям, ее семье и миллионам людей, которые молятся за нее по всему миру, я говорю, не бойтесь, Терри Шайво не будет брошена на произвол судьбы.

Владимир Абаринов: В спешном порядке был разработан законопроект, разрешающий родителям Терри Шайво обжаловать решение флоридского суда в федеральном суде. Адвокат Майкла Шайво Джордж Фэлос назвал этот шаг возмутительным вмешательством в частную жизнь граждан.

Джордж Фэлос: Это напоминает действия советского политбюро. Такое ощущение, что это не члены американского Конгресса, а члены сталинского руководства решают, кого из граждан кормить, а кого нет. Это просто возмутительно.

Владимир Абаринов: Ради голосования по проекту закона члены палаты представителей были отозваны с пасхальных каникул. После бурных дебатов законопроект был принят глубокой ночью с воскресенья на понедельник. Рано утром его подписал президент Буш. Сразу же после того, как закон вступил в силу, адвокаты родителей Терри подали заявление в Федеральный окружной суд.

Андрей Шарый: О чисто конституционной, юридической стороне дела Терри Шайво с американским экспертом беседует корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Ян Рунов: Профессор юридического факультета Бостонского университета Рэнди Барнетт видит ситуацию следующим образом.

Рэнди Барнетт: Имеет место потенциальный конфликт внутри судебной системы cтраны. Судья приказал отключить искусственное питание Терри Шайво в полном согласии с судебной процедурой штата. Но теперь уже законодатели страны, а не штата приняли закон, по которому отключение искусственного питания, за которым следует смерть пациента, отныне будет находиться в ведении федерального суда, а не суда штата. И теперь, пока федеральный суд будет рассматривать апелляцию родственников, оспаривающих решение суда штата об отключении пациентки от искусственного питания, пациентка будет вновь подключена к питанию и останется в таком состоянии, пока дело не будет решено.

Ян Рунов: Разве спорное дело не переходит автоматически из низшей судебной инстанции в высшую, из суда штата в федеральный суд?

Рэнди Барнетт: Это не происходит, если только низшая инстанция не нарушила федеральный закон, либо если не нарушены основополагающие права, защищенные Конституцией США.

Ян Рунов: Что же такое произошло, что в дело вмешались Конгресс США и сам Президент?

Рэнди Барнетт: Прежде всего, это дело очень противоречиво. Мнение в Конгрессе и за его пределами разделилось между консерваторами и либералами сначала по вопросу, нужно ли вообще вмешиваться Конгрессу в это дело. Теоретически, 14-я поправка к Конституции предписывает Конгрессу вмешиваться и принимать законы для защиты привилегий и иммунитета граждан США, чтобы ни один гражданин не был лишен права на жизнь, свободу или имущество без судебного разбирательства, права на равную для всех защиту закона. А здесь речь как раз идет о лишении права на жизнь. Так что 14-я поправка к Конституции призывает Конгресс к действию, то есть к принятию закона, что законодатели и сделали.

Ян Рунов: Так профессор юридического факультета Бостонского университета Рэнди Барнетт разъяснил ситуацию с делом Терри Шайво.

Андрей Шарый: Теперь о моральной стороне вопроса. У микрофона автор и ведущий программы Радио Свободы «С христианской точки зрения», священник Яков Кротов.

Яков Кротов: Случай с Терри Шайво, урожденной Шиндлер, имеет свой аналог в России. С 1995 года военные врачи поддерживают существование генерала Анатолия Романова. Американские родственники в качестве доказательства того, что Шайво сохраняет нечто человеческое, утверждают, что она способна радоваться, а русские врачи подчеркивают, что Романов способен обижаться. Людей такого социального статуса, как Шайво, в России по негласному, но тем более прочному правилу обычно отключают от аппаратуры и дают им уйти в лучший мир через неделю, другую. Настойчивость родственников может продлить этот срок, но не до 15-ти лет. Недостает, видимо, религиозного стимула. Показательное голосование в Конгрессе по делу Шайво: за продление жизни проголосовали все республиканцы, те, кто против абортов, за религиозную этику, и лишь половина демократов.

Проблема коренится в беззаботности Терри Шайво, которая не оставила распоряжения на такой случай, хотя в США такая предусмотрительность законом разрешена, надо помнить о своей смертности. Защитники Терри взывают к необходимости защиты слабых, к презумпции невиновности: если человек дышит – значит, он человек. Муж несчастной вдохновлен ровно тем же, он против вмешательства государства в жизнь слабого отдельного человечка. Если Конгресс и президент своими указами начнут решать проблемы той или иной семьи, то где они остановятся. Необходимостью защитить слабых от преступников оправдывали военные действия в самых разных странах. Нет внешнего авторитета, который бы указал границу, за которой защита жизни перерастает свою противоположность. В России, возможно, самое интересное и поучительной в деле Шайво, что эту границу определяет не врач, не президент, не парламент, не семья, а все они вместе через суд, через общение, через споры, через парламентские дебаты. Не всюду, где дебаты – жизнь, но точно нет жизни там, где ее безоговорочно доверяют сильнейшему.

XS
SM
MD
LG