Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нехватка, дороговизна и нелегальные поборы в детских дошкольных учреждениях Екатеринбурга


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимает участие Татьяна Паченкова, директор Научно-методического центра проблем детства, кандидат педагогических наук.

Светлана Толмачева: В Екатеринбурге родители дошкольников пикетировали здание городской администрации. Они возмущены нехваткой, дороговизной детских садов, а также нелегальными поборами в детских дошкольных учреждениях. Размер родительский платы за муниципальные детские сады вызвал вопросы и у прокуратуры. С подробностями екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец.

Евгения Назарец: Ежемесячная плата за одного ребенка в дошкольных учреждениях Екатеринбурга с недавних пор составила 2 тысячи рублей. На самом деле для устройства в детский сад платить приходится в пять с лишним раз больше. Поскольку очередь насчитывает тысячи человек, если не дать взятку, можно просидеть дома до самой школы. Домашние дети не получают должного развития, а их матери – заработную плату. Об этом говорили участники пикета у стен городской администрации:

- Две тысячи – все равно многовато будет. Я получала 3,5 тысячи, я 2 тысячи должна за садик отдать, тысячу я бы еще заплатила.

- Очень все дорого. Везде взятки берут. Просто так в детский сад не пробиться.

- Куда наши налоги уходят? Вопрос, не знаю, к кому.

- Надеемся, что этот пикет принесет какие-то плоды.

Евгения Назарец: Сегодня в Екатеринбурге лишь треть детских садов работают по прямому назначению. Здания остальных были отданы негосударственным вузам, школам, переоборудованы под магазины или офисы за годы кризиса, когда рождаемость резко упала. В течение последних трех лет детей в Екатеринбурге стало заметно больше, и теперь половина обращений в профкомы – по поводу устройства в детские сады. Заместитель председателя областной федерации профсоюзов Андрей Ветлужских лично пришел на родительский пикет.

Андрей Ветлужских: Надо программу строительства детских садов в Екатеринбурге нормальную иметь, и иметь или ниже цену за садики, или зарплату значительно выше. Прокуратура выдала предписание о расчете размера стоимости детских садиков. Сейчас надо, чтобы последовала корректировка цены в сторону уменьшения.

Евгения Назарец: Профсоюзный лидер баллотировался в депутаты городской Думы. Акция протеста за несколько дней до голосования привлекла еще нескольких соискателей мандатов. Пришедшие на пикет родители были не против использовать предвыборную ситуацию в обоюдных интересах, чтобы оказать давление на городские власти. Но начальник управления образования Евгения Умникова как раз уехала на открытие нового детского сада. Председатель оргкомитета акции протеста Дмитрий Остроумов счел это просто совпадением.

Дмитрий Остроумов: Ну, если она действительно открывает новый детский сад – спасибо большое им за это. Все равно открытие одного детского сада – это не то, что сегодня может помочь решению проблемы. По нашим данным, в 2005 году планируют открыть только три детских сада новых. Это первая наша акция-пикет. Мы готовы в принципе спланировать и демонстрацию.

Евгения Назарец: Во время пикета шел сбор подписей под обращением к мэру Екатеринбурга. Если это не возымеет действия, организаторы обещают главе города тысячи телеграмм от возмущенных родителей.

Светлана Толмачева: Дефицит детских садов в Екатеринбурге и нынешнее состояние дошкольного образования – эту тему мы обсудим сегодня с нашей гостьей – кандидатом педагогических наук Татьяной Паченковой, директором Научно-методического центра проблем детства.

Доброе утро, Татьяна Витальевна.

Татьяна Паченкова: Доброе утро.

Светлана Толмачева: Прошедший митинг вызвал неоднозначную реакцию в Екатеринбурге. Он был накануне выборов в городскую Думу, но, тем не менее, родители вышли, чтобы сказать свое слово. Каково ваше отношение к этой акции протеста?

Татьяна Паченкова: Я думаю, что эта акция протеста не случайна в городе Екатеринбурге, как в крупном промышленном регионе России, поскольку это отражает то социально-экономическое положение, которое сегодня в регионе наблюдается. Всплеск рождаемости прежде всего обозначен тем, что социально-экономический уровень населения растет, люди хотят жить лучше, социально-экономический комплекс города развивается. Этому свидетельство – не только наш город. Поскольку я часто бываю в разных городах Российской Федерации, то это можно наблюдать повсеместно. И я думаю, что здесь самая основная проблема – это то, что к решению ее нужно подойти комплексно, поскольку сегодня однозначно решить только в сторону удешевления или в сторону какого-то другого подхода невозможно, потому что эта проблема социальная. И спасибо нашим мамам, что они сегодня рожают будущих граждан Российской Федерации.

Светлана Толмачева: С 1991 года в Екатеринбурге в общей сложности около 260 садиков закрылось. Это данные областной Федерации профсоюзов, имеются в виду и муниципальные, и ведомственные, и различные другие учреждения. Тогда, в 90-е годы был провал, действительно рождаемость упала, и вот эти пустующие здания власти города раздали коммерческим структурам, и по-своему, с экономической точки зрения, были правы. Сейчас нужно, как вы думаете, забирать все это обратно или же все-таки строить новые, более современные здания, для того, чтобы рождающиеся дети и которые подошли к возрасту детсадовцев, могли пойти уже в новое здание?

Татьяна Паченкова: Вы знаете, тут тоже однозначно сказать, что все забрать, - это сегодня невозможно, потому что существуют нормативные документы, законодательные акты Российской Федерации. Но дело в том, что еще ведь и детские дошкольные учреждения, которые реформированы, перестроены, они сегодня уже не являются типовыми зданиями дошкольных учреждений. Изменились требования санитарные и требования противопожарной безопасности. Поэтому я думаю, что все-таки перспектива – это строительство в жилых комплексах новых дошкольных образовательных учреждений, достаточно, может, малокомплектных и привлечение, конечно, частного инвестиционного капитала.

Светлана Толмачева: А как вы относитесь к предложению на первых этажах многоэтажных домов устраивать детские сады? Отдают же первые этажи под магазины.

Татьяна Паченкова: Вы знаете, я отношусь лично положительно, потому что в свое время, в 60-е годы, эта реконструкция была произведена, и все жилые дома в каждом микрорайоне имели дошкольные образовательные учреждения. Но потом наше государство, наше общество стало жить лучше, появились деньги, выделенные из государственного бюджета Российской Федерации, и при этом условии стали строиться новые типовые здания внутри жилого микрорайона. Вот поэтому я думаю, что на сегодняшнем этапе развития общества мы возвращаемся, можно сказать, на то, что уже было хорошо использовано, это было очень удобно родителям, это было очень удобно любой семье. Это не требовало, самое главное, каких-то сложностей для самого ребенка, потому что ты рядышком в доме и рядышком пришел в дошкольное учреждение. Но я, как специалист, вижу все-таки это как определенный этап. Это не панацея, что так должно быть всегда.

Светлана Толмачева: Это некий компромисс.

Татьяна Паченкова: Компромисс на определенные 10-15 лет.

Светлана Толмачева: Татьяна Витальевна, в Екатеринбурге родители протестовали также против повышения платы за детский сад. Сейчас эта сумма составляет 2190 рублей. Это действительно очень много?

Татьяна Паченкова: Я думаю, что да, действительно, для большинства категорий населения это очень большие деньги. Потому что уровень достатка молодой семьи отличается от уровня достатка людей 40-50-летнего возраста. Это для них очень большие деньги. Тем более что в основном мамы работают в инфраструктурах муниципальных, государственных, поскольку в коммерческих - высокий уровень требований, а маленький ребенок требует, конечно, большого времени для себя. То есть это не просто он заболел, но мама не может полностью себя посвятить деятельности в коммерческой структуре. Поэтому для такой семьи – это, конечно, очень большие деньги.

Светлана Толмачева: Но это реальная стоимость услуг дошкольного учреждения в Екатеринбурге или нет?

Татьяна Паченкова: Я не могу об этом сказать четко, потому что комплекс услуг в каждом дошкольном образовательном учреждении разный. Но, во всяком случае, в ряду образовательных муниципальных учреждений услуги оказываются на высоком уровне, и много дополнительных услуг. Вот если со спектром дополнительных услуг, то это, конечно, реально. Если смотреть по уровню заработной платы в чисто бюджетном образовательном учреждении, то, может быть, эта сумма и достаточно высокая. Поэтому я думаю, что здесь надо подходить не с одной конкретной позиции, а именно посмотреть предметно в отношении каждого образовательного учреждения.

Светлана Толмачева: В муниципальном учреждении какие услуги должны бесплатно оказываться?

Татьяна Паченкова: Я думаю, что услуги по содержанию должны однозначно оказываться бесплатно, потому что содержание включается в рацион повседневной жизни ребенка, и туда входят и заработная плата дошкольных образовательных специалистов. И муниципальные образовательные учреждения не платят арендную плату. И поэтому говорить сегодня о том, что эта услуга должна быть платной, я думаю, что это неправильно. А вот питание детей, я думаю, что должно быть дано на откуп родителей. У меня есть на это свое особое мнение как специалиста. Почему? Потому что это должно быть под контролем родителей. Родители должны знать, чем кормят ребенка, на сколько кормят и как кормят, потому что это должно ребенку даваться в полном объеме. Я считаю, когда человек платит, он имеет право на контроль над использованием своих финансовых вложений.

Светлана Толмачева: О праве контроля наша следующая тема разговора. В Екатеринбурге, по разным оценкам, в очереди на детский сад сейчас стоит около 8 тысяч семей. В этом году появится три детских сада, один из них открылся как раз в день проведения родительского пикета у здания городской администрации. Но очередь уменьшается не намного.

С проблемой устройства ребенка в детский сад сталкиваются не только жители Екатеринбурга. Корреспондент Омской телерадиокомпании «Антенна 7» Мария Гергель выясняла, как решила этот вопрос обычная омская семья.

Мария Гергель: Детский сад семья Филипповых выбирала из расчета «поближе к дому». Но попасть удалось в него только по знакомству. 5-летнего Илью взяли в старшую группу муниципального детского садика. Рассказывает Наталья Филиппова.

Наталья Филиппова: Это обыкновенный детский сад, где нет специальных гувернеров, есть только английский, который оплачивают сами родители. Никаких подарков, и взяток я так и не принесла, хотя случай этот уникальный. Как говорят мои товарки, пока родители не постелят линолеум, то ребенка не возьмут в сад.

Мария Гергель: Кроме вступительного взноса в 500 рублей и обычной ежемесячной оплаты, в детский сад Наталья отдавала 50 рублей в родительский фонд, 20 рублей на охрану и так называемые «карманные деньги», которые шли на приобретение игрушек или предметов интерьера.

Наталья Филиппова: Все в группе куплено на родительские деньги. Если хотите чтобы были салфетки, карандаши, фонтанчики, то на все это тянут деньги с родителей, помимо того родительского фонда, который существует.

Мария Гергель: Наталье оказалось очень сложно вовремя забирать ребенка из детского садика, который открыт только до 6 вечера, как и организация, где она работает. И все попытки договориться с воспитателями насчет изменений в графике работы не привели к положительным результатам. А лишние конфликты чреваты вымещением обиды на ребенке.

Наталья Филиппова: Я тоже работаю до 6 часов, и как мне быть? Все попытки, чтобы сделать какие-то подвижки не получилось, любой конфликт выместится потом на твоем ребенке. Чем меньше ты возражаешь, тем лучше.

Мария Гергель: Из этой ситуации Наталья все-таки нашла выход - чтобы вовремя успевать за сыном, она едет с работы на такси. Эта поездка обходится ей примерно в 80 рублей. Приплюсовывая эту сумму к другим затратам, получается, что обычный детский садик обходится семье Филипповых примерно в 1 тысячу рублей в месяц.

Наталья Филиппова: Я плачу 720 рублей ежемесячно, плюс 50 рублей - фонд родительский, 20 рублей - охрана, английский - 100 рублей, или еще что там потребуется.

Мария Гергель: Чтобы устроить ребенка в другой садик, например коммерческий, родителям придется платить еще больше, но, как считают сотрудники Управления образования, программа для всех дошкольных учреждений разработана одинаково, исключение составляют Центры развития ребенка, где вводятся иностранные языки и развивающие логику и мышление предметы.

Светлана Толмачева: Татьяна Витальевна, родители большинства дошкольных учреждений возмущены поборами в детских садах. Возмущаются они тихо, у себя на кухнях, потому что, как и героиня репортажа из Омска, боятся, что конфликт, если он будет в детском саду, выльется обязательно на ребенка. Насколько оправданы эти страхи?

Татьяна Паченкова: Насколько они оправданы – сказать достаточно сложно, с одной стороны, потому что родители все разные, и воспитатели, педагоги разные. Но я думаю, что раз родители говорят, я всегда лично верю родителю, потому что это человек, который непосредственно отвечает за жизнь и судьбу ребенка. Поэтому я думаю, что это все-таки имеет место.

Я очень болезненно отношусь к проблеме, которая связана с организацией работы дошкольного учреждения. Дело в том, что 18-я статья закона Российской Федерации «Об образовании» говорит, что дошкольные образовательные учреждения созданы в помощь семье. И поэтому сегодня любой специалист дошкольного образования должен рассматривать это как сферу услуг для родителей. Не родители для нас существуют, а мы существуем для родителей. И та система, которая создана, она сегодня не соответствует запросам родителей. Поэтому надо срочно меняться, надо менять режим работы, надо увеличивать график, соответственно, длительность рабочего времени. И для этого, может быть, существует тот вид услуг, который называется «дополнительная плата». Для этого существуют нормальные взаиморасчеты с населением, нормально существует закон о расчетно-кассовом обслуживании населения. То есть вся система законодательной базы Российской Федерации сегодня создана для того, чтобы дошкольные образовательные учреждения оказывали услуги многоспекторно и с соответствующим выполнением всех законодательных актов.

Светлана Толмачева: А каким образом грамотно родителям поступить в такой ситуации, когда они хотят, допустим, установить контроль над тем, как кормят детей в детском саду, попросить организовать продленную группу, чтобы вечером успевать нормально, без скандалов забирать детей из детского сада? Каков алгоритм этих действий? Если действительно воздух сотрясается этими просьбами, жалобами и всем остальным, но дело с мертвой точки не двигается.

Татьяна Паченкова: Алгоритм действий совершенно простой. Существуют и работают сегодня позиции Гражданского кодекса. Это обращение в простой письменной форме к руководителю образовательного учреждения. Это первое. То есть написать и выразить то, что ты хочешь, обосновать в письменной форме. Второе - это организация общественных движений, общественных организаций, которые функционировать могут и на базе образовательного учреждения, и отдельно от него. Это организация попечительских советов. Это широчайшая акция, которая может быть сегодня организована, и функции этой акции обсуждаются с внесением в уставные документы образовательного учреждения, либо по соглашениям или договорам. То есть здесь однозначно двусторонние взаимоотношения, которые регулируются сегодня родительским договором, возможно сегодня реализовать.

Светлана Толмачева: Если вернуться вновь к репортажу, мы услышали, как набирается общая сумма платы за детский сад. Если посчитать все взносы, карманные расходы, взнос на группу, если мы перенесем ту же самую ситуацию на Екатеринбург, суммы гораздо больше. Почему тогда в Екатеринбурге родителей останавливает что-то перейти в частный детский садик? Ведь тогда там через кассу проводятся те же самые суммы, ребенок получает более качественное образование, и уже действительно человек вправе требовать с частного детского сада отчета о том, чему, как и что преподается ребенку?

Татьяна Паченкова: Вы знаете, дело в том, что не потому, что останавливает родителей, а их просто нет. На сегодняшний день в городе Екатеринбурге работает единственное частное образовательное учреждение. Вот сейчас, правда, открылись еще два. Центр развития ребенка «Дошколенок», где родители спокойно приходят, спокойно выберут программу, спокойно выберут педагога, спокойно обговорят сумму, на которую может сегодня рассчитывать их семья за весь спектр услуг, которые им бы хотелось. Мало того, родители могут договориться о скидке, о гибкости в оплате, о каком-то графике платежей. То есть там их смогут расценить с точки зрения потребителя образовательных услуг.

Светлана Толмачева: Но ведь буквально на каждом столбе мы видим объявление о наборе в мини-детский садик. Это что? Это нелегальный рынок услуг?

Татьяна Паченкова: Да, я бы назвала это нелегальным рынком образовательных услуг. Тем более что меня лично, как специалиста, сегодня это очень беспокоит, поскольку этот рынок очень насыщенный - практически в каждом микрорайоне крупного промышленного города есть так называемый мини-детский сад. Что это такое? Это простая квартира, в которой собираются специалисты, конечно, со специальным образованием, уже сейчас это не просто бабушки какие-то или свободные женщины без работы, и они собирают детей. Но вот сколько детей? Какой уровень качества питания? Какой уровень качества образовательных услуг? Это находится вне поля деятельности контроля специалистов – ни органов санитарного надзора, пожарного надзора, специалистов Управления образования, поскольку это как бы частное закрытое учреждение, оно может быть подконтрольно только родителям. Но родители – ведь не всегда специалисты.

Светлана Толмачева: С другой стороны, здесь сожалеть может только государство, чиновники, которые не могут получить налогов с этого самого мини-детского сада. Но довольны в принципе все: специалисты, которые нашли подходящую группу, подходящих родителей, родители, которые могут в любом графике отдавать детей в это дошкольное учреждение, так скажем. Собственно говоря, общественность уже создала для себя все условия, для того чтобы решить свою собственную проблему. Теряет только государство, получается.

Татьяна Паченкова: Вы знаете, я в этом с вами совершенно согласна, не могу не согласиться как специалист, я считаю, что, конечно, государство теряет. Но если посмотреть с несколько другого аспекта, в несколько другом ракурсе, родители полностью доверяют этим специалистам без права вхождения в эту ситуацию содержания, что происходит в течение дня. Я, конечно, понимаю, что они имеют уровень качества в отношении того, как ребенок относится, хочется ли ему идти, голодный он, не голодный. Я думаю, что всегда специалисты, частно практикующие педагоги... Конечно, сейчас уровень частных услуг поднялся по качеству, но вместе с тем я считаю, что нужно просто этот рынок легализовать. Вот сегодня мое мнение как специалиста, что нужно легализовать. Давайте посмотрим правде в глаза, что если мы легализуем то, что создало само общество, то тогда и общество от этого выиграет, и родители, и самое главное - ребенок.

Светлана Толмачева: Я хочу предоставить слово нашему слушателю.

Слушатель: Очень печально слушать, конечно, это все. Я в свое время работала с детьми коррекционными, это намного сложнее, чем с детьми, о которых я слышала. Но это ужасно, когда ребенок должен расплачиваться за беседу воспитателя и своей мамы. Это вообще недопустимо, это и в мыслях ни у кого не должно быть. И у меня такое предложение. Наверное, мы придем к этому когда-нибудь, я думаю. Поступать в вузы педагогические и медицинские не должны люди случайные, должны из каких-то семей отбираться эти люди, у которых достоинство должно быть, благородство и честь. А зачастую у нас вообще не знают, что это такое.

Светлана Толмачева: Ваше мнение нам понятно. Могу ли я узнать ваше имя, отчество?

Слушатель: Надежда Михайловна.

Светлана Толмачева: Вы сейчас работаете по профессии?

Слушатель: Нет, сейчас я работаю не по профессии.

Светлана Толмачева: А почему вы ушли из этой сферы деятельности, где такие люди, как вы, действительно очень нужны, которые болеют за свое дело и переживают?

Слушатель: Когда я пришла туда, я, первое, чем была поражена, что всем детям уже были повешены ярлыки с детства: вот ты будешь проституткой. Извините, но это так.

Светлана Толмачева: О каком учебном учреждении идет речь?

Слушатель: Это коррекционный интернат был в Санкт-Петербурге. И я только от одного этого испугалась. Но я взяла себя в руки, думаю: я буду работать. Я отработала там около года. Я взяла детей седьмого класса. Привели меня, представили и ушли. Потом я начала с педагогическим коллективом знакомиться. Я была ошеломлена, что же у нас за педагоги такие. Может, поэтому у нас и образование так катится стремительно вниз?

Светлана Толмачева: То есть вы не выдержали и ушли из этого учебного учреждения?

Слушатель: Нет, я выдержала. У нас была контрактная основа, со мной директор не подписал контракт, объясняя тем, что женщины, которые столько лет проработали, им нужна пенсия побольше. Он не сказал мне прямо. Я поняла, что мне предложили уйти по собственному желанию. Но дети ко мне приходили домой, что самое было приятное, эти дети заброшенные. Я на них очень много положила сил. Их было 17 человек в классе. Звонок был в дверь, я открыла дверь, вы знаете, 17 белых роз и одна большущая алая – это была моя. И я поняла, что это, наверное, мое призвание, я на своем месте.

Светлана Толмачева: Спасибо, Надежда Михайловна. Вы подсказали нам очередную тему для беседы в эфире. Что у нас с кадрами? – этот вопрос я бы хотела задать Татьяне Паченковой.

Татьяна Паченкова: Вот звонок человека из Санкт-Петербурга – достаточно для меня обоснованный вот этим беспокойством за педагогические кадры, поскольку сегодня именно педагог создает лицо нашего общества, в будущем планируя его на 15-20 лет вперед, то есть формируя личность ребенка сегодня, помогая ей развиваться. Нужны, конечно, качественно новые специалисты. Дело даже не в том, чтобы знать какой-то уровень количества методик, качества какого-то технологического. Но самое главное - это уровень эмоционально-чувственного развития личности. Я для сравнения приведу один пример. Японцы говорят так: «После трех уже поздно». То есть после трех лет, они считают, что личность сформирована. И мы знаем, какой уровень качества жизни сегодня в Японии, какой взлет интеллектуальной мысли, какой взлет авторских технологий. Я думаю, что если мы возьмем вот это за основу для себя, то у нас на сегодняшний день эти проблемы решатся достаточно несложно и быстро.

На базе нашей научно организации, которой является Центр проблем детства, работает филиал Московского открытого педагогического университета имени Шолохова, головное учреждение, огромный вуз, который находится в городе Москве. Идея и концепция этого вуза – это как раз сохранение раннего обучения детей и раннего развития детей. Этот вуз единственный из многих педагогических вузов России, сохранивший за годы «перестройки» кафедру дошкольного воспитания.

Возвращаясь к проблеме качества воспитания дошкольников, хочу сказать, что, сталкиваясь с опросами населения, молодых женщин, молодых мам, вы знаете, о чем я думаю? О том, что образование педагогическое – это действительно призвание. С одной стороны, я всегда говорю, что педагог – это не просто профессия, педагог – это образ жизни. И если эта жизнь войдет в повседневную семью, то получается, что такое образование нужно каждой маме сегодня. Мы провели научное исследование в сфере замужества женщин. В основном, 72% мужчин выбирают женщин с педагогическим образованием. Это удивительно, но, наверное, это какой-то наш практицизм или, скорее всего, как ответили большинство мужчин, «это мой тыл».

Светлана Толмачева: У меня очень много вопросов к результатам вашего опроса, потому что 72% - очень серьезная сумма.

Есть звонок от наших слушателей.

Слушатель: Меня зовут Александр Викторович, я из Санкт-Петербурга. Я бы хотел продолжить тему, развитую предыдущей слушательницей, по поводу отношения воспитателей, учителей к детям. Меня очень резануло высказывание в вашем репортаже, что родители шепотом, на кухне высказывают свои претензии воспитателям, только бы не навредить ребенку. Но тогда получается, что отыгрываться на ребенке за плохое отношение с родителями – это уже стало нормой нашей жизни? Как ваша гостья смотрит на эту проблему? Получается, дети – заложники? Но я еще скажу больше, у нас в Питере, допустим, вообще существует порочная система, что бесполезно даже жаловаться на нерадивых преподавателей и воспитателей, потому что в РОНО и ГорОНО существует круговая порука, которая прикрывает все эти бесчинства школ и детских садов в отношении детей. Как ваша гостья к этому относится, и слышала ли она о таких вещах?

Светлана Толмачева: Татьяна Витальевна, действительно ли бесполезно жаловаться в ГорОНО? Круговая порука, нехватка кадров – это единственные ответы родителям, у которых есть претензии?

Татьяна Паченкова: Александр Викторович поднял очень больную тему. Даже по волнению в его голосе я чувствую, что эта проблема действительно существует в данном городе. Но я бы хотела сказать так, что я с ней тоже столкнулась в своей практике образовательной. Если действительно это имеет место, нужно поднимать бунт. Я хочу сказать, что для нашего города это все-таки было много-много лет назад. В нашем городе, сотрудничая много лет с Управлением образования города Екатеринбурга, с его специалистами, я знаю, что основной принцип, который выдвигался учеными-практиками нашего центра при его организации, - это был принцип «не навреди ребенку, не навреди семье». Это самая главная заповедь специалиста, педагога, и под это была разработана современная программа подготовки специалистов, реализуемая как раз в Московском государственном педагогическом университете. Ряд специалистов, которые вышли из стен университета, в этом году 300 с лишним человек выпускается, я думаю, что они пришли с той идеей мира и добра к ребенку и терпимого отношения. Сегодня важно понятие толерантности, потому что в любом промышленном регионе дети разных национальностей. И вот сегодня создать макросоциум – это очень сложно. Получается несколько культур непонятных, чуждых основному коренному населению, эти культуры приносят свои традиции, рождаются дети от разнонациональных браков. И вот здесь как раз воспитателю, педагогу в широком смысле этого слова не просто нужно устоять, ему нужно уметь трансформироваться в новую, не идеальную, но простую человеческую личность. И вот здесь надо стоять на основах просто человеческих, потому что в основе своей педагог с раннего детства, воспитывающий детей дошкольного возраста, - это специалист, который не заменяет маму, но он просто-напросто любит и терпит ребенка таким, какой он есть.

Светлана Толмачева: Татьяна Витальевна, есть у нас еще один звонок, последний, который мы можем сегодня принять.

Слушатель: Александр Васильевич из Екатеринбурга. Многие проблемы решатся, если всем детям будут платить социальную пенсию до 16 лет, как нетрудоспособным по молодости. Аналогично тому, как платят пенсию никогда не работавшим по старости, хотя у них есть дети, с которых они могут взять алименты.

Светлана Толмачева: Татьяна Витальевна, я знаю, что в вашем центре есть прогноз на ближайшие несколько лет для Екатеринбурга, каким образом будет развиваться сфера дошкольного образования, если все останется так, как есть. Скажите, что будет и что можно сделать, для того чтобы ситуация не переросла в кризисную, может быть, используя предложение Александра Васильевича?

Татьяна Паченкова: Нашими специалистами по проведенному прогнозу, - а я думаю, что это касается всех крупных городов Российской Федерации, потому что тенденции развития городов стабильны, - было выяснено, что количество детей увеличится в 2,6 раза. То есть практически в три раза мы ожидаем взлета рождаемости. Это замечательно и прекрасно. И надо здесь исходить из следующих позиций, что просматривать все возможные пути решения данной проблемы. Вот одна из этих проблем оговорена предыдущим выступающим в эфире. Я думаю, что если просмотреть с точки зрения выплат социального характера для детей, то это решит много проблем. Я знаю, что, работая 20 лет назад руководителем дошкольного образовательного учреждения, у нас были такие социальные гарантии одиноким мамам, социально не обеспеченным, многодетным родителям. Гарантировано было место в дошкольном образовательном учреждении.

Но второе направление в развитии – это, я все-таки вижу, развитие негосударственного сектора дошкольных учреждений. И здесь я бы просто сказала, что на сегодняшний день есть определенная категория предпринимателей, которые готовы бы включиться в реализацию этой программы, для того чтобы выделять планово количество бесплатных мест для малоимущих категорий населения. Но я думаю, что это должно выделяться под контролем государства, чтобы избежать возможностей махинаций. Я думаю, что это совместное решение плюс третье – открытие и строительство дошкольных образовательных учреждений на первых этажах жилых построек – я думаю, что это в течение 1-1,5 лет решит все проблемы.

XS
SM
MD
LG