Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Милицейский произвол в России


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие Александр Ливчак, правозащитник, руководитель общественной организации «Архив «Отписка».

Олег Вахрушев: Завтра в Екатеринбурге пройдет конференция-диспут «Как исключить незаконное насилие и пытки в работе правоохранительных органов в современной России». Сегодня рядом со мной в Екатеринбургской студии Радио Свобода Александр Ливчак, правозащитник, руководитель общественной организации «Архив «Отписка».

Здравствуйте, Александр Борисович.

Александр Ливчак: Здравствуйте.

Олег Вахрушев: Александр Борисович, милицейский произвол, незаконное насилие, пытки в практике правоохранительных органов – это далеко не все вопросы, которые вы планируете обсудить на завтрашнем диспуте. Почему именно сейчас и почему именно в Екатеринбурге? Ведь есть и Благовещенск, есть и другие территории России, где так же имеет место быть милицейский произвол.

Александр Ливчак: Ну, почему в Екатеринбурге, потому что мы живем в Екатеринбурге. К сожалению, и пытают в Екатеринбурге, ну, может быть, поменьше, чем в Благовещенске, но тоже такое происходит. И в Благовещенске люди работают. И я думаю, что одно другое не исключает. Ну а почему сейчас, потому что ситуация все ухудшается и ухудшается, и, в общем, терпеть дальше трудно.

Олег Вахрушев: Накануне в Екатеринбурге у резиденции полпреда президента в Уральском федеральном округе прошел пикет жителей села Таборы Свердловской области. Они требовали привлечь к ответственности сотрудников таборинского РОВД, превысивших свои служебные полномочия. Рассказывает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Светлана Толмачева.

Светлана Толмачева: До Екатеринбурга добрались только 9 таборинцев – все-таки путь не близкий – 600 километров по железной дороге. Большинство из тех, кто стоял с плакатами у резиденции полномочного представителя президента, требовали провести проверку в местном РОВД. Бороться за свои права жители отдаленного села убедил Владимир Шаклеин, председатель Межрегионального Центра прав человека.

Владимир Шаклеин: В нашу организацию обратились за помощью 12 человек. Из нашей практики известно, что обращается очень малая часть людей, которые пострадали. А особенно в сельской местности, там ведь не принято жаловаться на начальство. Это редчайший случай, что сами сельские жители приехали. И это очень серьезный шаг.

Светлана Толмачева: С точки зрения областной прокуратуры, жалобщики – люди весьма подозрительные. В прошлом году на предпринимателей Мусаевых, например, было заведено уголовное дело по факту незаконной вырубки леса. Согласно справке Тавдинского лесхоза, сумма ущерба, нанесенного лесному фонду, составляет более 1 миллиона рублей. Еще в декабре 2004 года дело было передано в районный суд, но пока не было рассмотрено. Как милиция собирала свидетельские показания против братьев Мусаевых, рассказывает Евгений Аков, работавший у предпринимателей по найму.

Евгений Аков: Органы РУБОПа заставляли меня писать на Мусаева Фазила заявление. А как только я отказался – меня начали избивать. А у меня 8 детей. Если меня покалечат... Я согласился на их условия.

Светлана Толмачева: То есть оклеветать, да?

Евгений Аков: Да. И меня отпустили. Сколько я жалоб писал, меня никто не слушает. Они даже малолетних избивают, чтобы правды добиться. Вот я и хочу, чтобы это все прекратилось.

Светлана Толмачева: Областная прокуратура в ответ на запрос таборинцев провела проверку. Фактов превышения должностных полномочий сотрудниками милиции не установлено. В свою очередь, районная прокуратура возбудила уголовное дело против одного из братьев Мусаевых за ложный донос на начальника Таборинского РОВД. Правозащитник Владимир Шаклеин ни с одним из этих решений не согласен.

Владимир Шаклеин: Их права рано или поздно будут восстановлены.

Светлана Толмачева: В течение часа, пока таборинцы стояли у резиденции полпреда, к ним так никто и не вышел. Представители Межрегионального Центра прав человека пообещали продолжить акции. По их мнению, главное – как можно чаще напоминать властям, что люди не согласны мириться со своим бесправным положением.

Олег Вахрушев: И у нас уже есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Кузнецов Валентин, правозащитник из Омска. Я хотел бы сообщить, что у нас то же самое происходит в городе Омске. 27 января и 28 февраля мы проводили митинг у Городского Совета в связи с повышением тарифов. Так вот, 27 января сотрудники Управления по борьбе с организованной преступностью арестовали четырех человек, двух из них – представителей НБП – они осудили и наложили штраф в размере 500 рублей через суд за то, что они, якобы, выражались нецензурной бранью. Один из них распространял газетки, другой стоял с флагом НБП. Мы бы хотели обратить внимание на то, что в Административном кодексе имеется статья «За мелкое хулиганство», предусматривающая наложение, в том числе, административного ареста до 15 суток за то, что человек выражался нецензурно публично. На всех мероприятиях сотрудники милиции вот эту статью всячески применяют. Невозможно доказать, что человек не выражался. У нас было 6 человек на процессе, которые говорили, что этот человек не открывал рот, однако суд... и вот мы получили уже надзорную жалобу о том, что они оштрафованы правильно. Сотрудники милиции своих свидетелей подставных и сотрудников милиции дают – и человек становится виновным за то, что он просто участвует в акции протеста.

Олег Вахрушев: Александр Борисович, это был ваш коллега из Омска. Ваш комментарий к тому, что он рассказал.

Александр Ливчак: Я вам могу сказать, что вот это обвинение в нецензурной брани, оно сплошь и рядом используется милицией. Я сам был жертвой такого обвинения. Правда, мне удалось доказать, что я не матерился, и им не удалось меня оштрафовать. Они, как я выяснил, например, в Екатеринбурге существенно пополняют свой бюджет за счет этих штрафов. И тут надо сказать, что милиция-то сама выражается в основном матом. И я считаю, что тут, конечно, надо какие-то... может быть, просто отменить эту статью. Но вот с этой статьей надо разбираться. Как и что, мне трудно сказать, тут надо анализировать ситуацию, как мат в нашем обществе... По-моему, он уже стал...

Олег Вахрушев: Нормой.

Александр Ливчак: Да. И на страницы печати попал. То, как статья применяется, это, конечно, безобразие. И мы видим, что когда милиции нужно с человеком по каким-то причинам что-то сделать – посадить в «обезьянник» и так далее, его сразу обвиняет в том, что он нецензурно выражался, и это им ничего не стоит.

Олег Вахрушев: Александр Борисович, вы можете что-то добавить по сообщению Светланы Толмачевой о ситуации в Таборах?

Александр Ливчак: Из Таборов к нам только недавно поступили эти заявления. Мы с ними разбираемся. Постараемся им помочь через Фонд «Общественный вердикт». А вообще в этих «медвежьих углах», конечно, творится беспредел. И, в частности, насколько я знаю, в Таборах тяжелая ситуация, там нет судьи, то есть туда приезжает человек из другого района судить их. Там, насколько я знаю, большие нарекания по отношению к прокурору и к начальнику милиции. Ну, были ли сами эти предприниматели на сто процентов правы, я, конечно, не могу сейчас сказать. Но сигналы очень настораживающие.

Олег Вахрушев: Один из героев репортажа Светланы Толмачевой говорил, что он писал жалобы, писал, писал – и никакого ответа нет. Кому нужно тогда, в таком случае, написать, для того чтобы все-таки возымело это действие? Ведь согласитесь, что не только Таборы, но вот уже есть Омск, есть Благовещенск. И, естественно, все куда-то что-то пишут. Но результата нет.

Александр Ливчак: Ну, сначала нужно писать в прокуратуру, потом, если они не отвечают в течение месяца, нужно писать уполномоченному по правам человека, и нам. Наш адрес: Екатеринбург, 620014, абонентский ящик 165.

Олег Вахрушев: Вы являетесь одним из основных докладчиков на завтрашнем диспуте.

Александр Ливчак: Да.

Олег Вахрушев: Какие цифры вы будете приводить перед своими коллегами?

Александр Ливчак: Я начну с того, что цифр-то нет. Никто не знает этой статистики милицейских нарушений и, в частности, пыток в милиции, о которых мы завтра будем говорить. И причина очень простая – граждане, к сожалению, считают, что жаловаться на милицию бесполезно, и опасно, между прочим. И получается, что человек, если ему удалось живым выбраться из милицейских застенков, он рад радешенек, что он остался живой, и у него единственная мысль: как бы ему снова туда не попасть. А жаловаться в прокуратуру... действительно, во многих случаях люди убеждаются, что это дело бесполезное. Потому что прокуратура, к сожалению, - это почти то же самое, что и милиция, это почти те же люди. Особенно в этих «медвежьих углах», типа Таборов, Серова и так далее. Они там вместе, так сказать, и чай пьют, и не только чай. Например, муж работает в милиции, жена – в прокуратуре, и это одна компания.

И вот у нас одно из предложений, а мы пытаемся как-то осмыслить это и выйти с какими-то предложениями законодательными, что нужно изменить действующий Уголовно-процессуальный кодекс, чтобы жалобы на действия милиции расследовала не прокуратура того же района. Чтобы это была либо областная прокуратура, либо прокуратура другого района, чтобы это не были друзья-подружки.

Олег Вахрушев: На ваш взгляд, вот честных и, скажем так, добрых прокуроров много в России? Или хотя бы давайте возьмем Свердловскую область, есть такие прокуроры?

Александр Ливчак: Ну, я думаю, что они всюду есть. Но, к сожалению, насколько я могу судить, конечно, большой статистики у меня нет, но мне кажется, что они свою честность и порядочность должны прятать.

Олег Вахрушев: То есть та же ситуация, когда, просто вспоминаю, иногда говорили: «Нет, президент – человек-то он хороший, просто до него не та информация доходит». То есть та же ситуация что ли?

Александр Ливчак: Нет, я думаю, что информация до них доходит. Но если какой-то прокурор начнет, так сказать, работать по совести, то его снимут, мне кажется, вот ситуация такая. И в милиции точно так же...

Олег Вахрушев: То есть все дороги все равно ведут в Москву, выше?

Александр Ливчак: Ну, я не знаю, как тут объяснить, куда ведут дороги. Просто сейчас как бы такая ситуация, что надо реформировать систему в целом, вот что я хочу сказать.

Олег Вахрушев: Понятно.

И у нас есть телефонный звонок. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Дьяконов Петр Николаевич. Александр Борисович, поступали ли вам угрозы со стороны сотрудников милиции или прокуратуры, которым не нравится ваша деятельность?

Александр Ливчак: Ну, непосредственных угроз, чтобы ко мне подошел работник милиции, представился и сказал, что ему не нравится моя деятельность, таких не было. Но слухи всякие доходят. В частности, мы были в одном небольшом уральском городке, там разбирались с местной милицией. И до нас дошел такой слух, что тот человек, которого мы считаем организатором милицейского рэкета, пошел к местным преступным авторитетам и попросил разобраться со мной. А те ему, якобы, сказали, что «мы тебе, поганый мент, помогать не будем». Ну, не знаю, это слухи. Правда это или нет, я не знаю. Но такие слухи ходят.

Олег Вахрушев: Понятно.

Александр Борисович, Благовещенск, Омск, Екатеринбург, Таборы – список можно, я думаю, продолжать, в принципе, до бесконечности. Вам не кажется, что пора говорить об этом проблеме уже на общероссийском уровне? Кстати, давайте мы эту тему продолжим сразу же после того, как выслушаем сообщение тверского корреспондента Радио Свобода Евгения Новикова. Там тоже происходят подобные вещи.

Евгений Новиков: Получившие широкий общественный резонанс события в Благовещенске, когда в результате карательной милицейской операции пострадали десятки людей, имеют продолжение и в Тверском регионе. При несопоставимости масштабов событий в Благовещенске и в Тверской области, они в чем-то похожи.

Так, на дискотеке в Доме культуры села Рождествено, где проходила встреча выпускников школы, Тверской ОМОН наводил порядок с помощью кулаков и дубинок, хотя необходимости в этом не было. Били, что называется, для профилактики. Есть пострадавшие. В прокуратуру Калининского района, по крайней мере, от пяти человек поступили заявления. Возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий сотрудниками ОМОНа. По сообщению прокурора Калининского района Алексея Якунина, им предъявлено обвинение по 286 статье, части третьей.

Что же касается событий в городе Бежицке, где, по некоторым сведениям, тоже была проведена милицейская зачистка, то там ситуация, похоже, все-таки иная. Известно, что 3 марта в бежицком кафе «Чародейка» сотрудниками Тверского наркоконтроля была проведена операция по захвату группы людей, подозреваемых в торговле наркотиками. В этой операции участвовал и спецназ. Подозреваемые оказали активное сопротивление, даже нанесли травмы сотрудникам Наркоконтроля. В итоге несколько человек были арестованы, и у них изъяты наркотики, патроны и боевая граната. Говорит Алексей Ботвиньев, первый заместитель Тверской службы наркоконтроля.

Алексей Ботвиньев: На сегодняшний день возбуждено пять уголовных дел. Двое активных членов этой группы арестованы. Самый активный член этой группы в настоящее время скрывается от следствия. Мы его разыскиваем.

Евгений Новиков: В официальном заявлении, сделанном главой Бежицка Михаилом Шебановым, говорится, что никто из законопослушных граждан во время этой операции не пострадал. Это же подтверждают и бежицкие журналисты, и рядовые горожане. В прокуратуру на сегодняшний день никаких заявлений тоже не поступало.

Олег Вахрушев: Вот корреспондент Радио Свобода заодно и опроверг те данные, которые говорили о том, что в Бежицке произошли милицейские зачистки. Равно как и в Красноярске, тоже была информация в СМИ о том, что произошли какие-то неправомерные действия правоохранительных органов в отношении подростков. Наш корреспондент в Красноярске сообщила, что ничего подобного не было. Разнится информация, и это естественно. Какие-то средства массовой информации хотят, чтобы было что-то «погорячее», что-то еще. Тем не менее, есть факты действительного нарушения в отношении граждан со стороны работников, сотрудников правоохранительных органов.

Итак, все-таки не кажется ли вам, что пора говорить об этом проблеме на общероссийском уровне?

Александр Ливчак: Давно пора, конечно. Не то что кажется, а я уверен. Ну, это, кстати сказать, и делается. Вот организации, которые я упоминал, например Фонд «Общественный вердикт», он как раз этим и занимается. Он пытается наладить общероссийскую сеть. Вот сейчас, насколько я знаю, у него есть уже партнерские организации в 10 регионах, в том числе и у нас – мы. И другие организации этим занимаются. И, конечно, я считаю, что это национальная проблема. Нужно бы, конечно, и политическим партиям к этому подключаться. Потому что это, мне кажется, очень серьезная проблема, и она касается всех людей. Любой может стать жертвой, независимо от того, богатый ты или бедный, и так далее.

Ну а то, что касается того, что часто милиция оправдывается тем, что она применяет вот эти незаконные методы по отношению к гражданам, которые чем-то скомпрометированы, то тут, конечно, нужно понимать, что она сегодня применила это к наркоторговцам или еще к кому-то, а завтра применит к законопослушным гражданам. Они привыкают к этому. Особенно они звереют в Чечне, конечно. И когда они оттуда возвращаются, они уже все население считают... как мне однажды удалось подслушать милицейский разговор, козлами. Это был разговор по делу Изовских, был суд в Верх-Исетском районе. Парень ни в чем не виноват, а на него просто пытались навешать чужие преступления. Били его, грозили изнасиловать его невесту, которая тоже была вместе с ним задержана. И вот сидит там один из милицейских работников и по «мобильнику» объясняет кому-то, что «да, сижу в суде, вот тут из-за каких-то козлов наши хорошие ребята могут пострадать». А вот эти «хорошие ребята» этого парня чуть не убили. А он ни в чем не был замешан. Вот они сегодня «поупражнялись» на каком-нибудь наркомане, а завтра они меня или вас также начнут бить.

Олег Вахрушев: Телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я звоню из Санкт-Петербурга, меня зовут Александр Викторович. Я бы хотел вашему гостю задать вопрос. Как он относится к так называемой смычке прокуратуры и милиции? Считается, что теоретически прокуратура надзор осуществляет за действиями сотрудников милиции, но вот практика показывает, что сама же прокуратура, в общем-то, не просто не надзирает, но и организовывает преступления, можно сказать, самих сотрудников.

Вот я вам расскажу такой случай. У нас в Невском районе 75-ый отдел милиции есть, вот сотрудники этого отдела врывались в квартиру в 6 часов утра, переворачивали тут все вверх дном. После их ухода пропал паспорт у человека в этой семье. Было подано заявление, то есть проведена так называемая служебная проверка, и, естественно, проверка такая, что просто посмеяться хочется. И все закончилось тем, что обвинили самих же жильцов. Как против этого бороться, хотелось бы, чтобы ваш гость это прокомментировал. И вообще, не замкнутый ли это круг? Потому что в прокуратуре правды, как говорится, тоже не найдешь.

Александр Ливчак: Да, я согласен. Я уже говорил об этой самой смычке прокуратуры и милиции.

Вот я еще хочу привести один пример очень яркий. Сейчас у нас расследуется дело в Серове. Там была такая ситуация. Молодой парень торговал на привокзальной площади. И, по его словам, на него «наехала» линейная милиция серовская, то есть транспортная, и потребовала, чтобы он платил им дань – 5 тысяч в месяц. Ну, он только начал торговать, поэтому дань была небольшая. Он обращается в прокуратуру. И вот он описывает события так. Он утром идет в прокуратуру с заявлением на милицию, в обед к нему приходят эти же ребята, на которых он написал заявление, и говорят: «Ты, парень, давай-ка забери это заявление из прокуратуры». То есть такое впечатление, что они действительно работают в одной связке. Дальше вот что происходит. Дальше он отказывается это заявление забрать. Дальше они его вывозят на пустырь, чуть не убили его, до полусмерти избили. И вот сейчас это дело раскручивается. Пока осужден за это дело только один заместитель начальника милиции ЛОВД Серова Петр Кашин.

Олег Вахрушев: И на каком этапе развития находится сейчас это дело?

Александр Ливчак: Я хочу поблагодарить прессу – пресса нам очень помогла. Ну, это наш основной рычаг. И началось с Радио Свобода, кстати сказать.

А на сегодняшний день ситуация такая. В московской «Новой газете» вышла большая статья Елены Рычевой по «серовскому делу». Вышла она 28 февраля. И через пять дней, 5 марта, мы получили сообщение, что постановление прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении начальника Серовского ЛОВД Заостровных отменено. То есть прокуратура... если шума нет вокруг, они договариваются с милицией – и все это заканчивает вот такими подковерными переговорами. Ну, кого-то переведут куда-то, кого-то с глаз долой подальше, кого-то, может быть, повысят даже под шумок. А вот если пресса подключается, то прокуратура начинает работать нормально. И мы надеемся, что в этом деле произошел сдвиг. И все-таки прокуратура, может быть, областная... в связи с тем, что у нас новый прокурор области, может быть, они это дело все-таки раскрутят до конца. Очень надеемся.

Олег Вахрушев: У нас телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Доброе утро. Меня зовут Александр. Я сам из Москвы. Ну, у меня такое дело... Вот хотел вам вопрос задать. У меня в Сочи... Я землепользователь. Есть все документы, есть свидетельство на собственность, на земельный участок. Полгода назад я вдруг обнаружил, что там идет активная стройка. То есть без моего ведома были все постройки снесены, которые у меня там существовали, и идет строительство. Когда я начал там разбираться по факту, заявление написал в администрацию Сочи, потом его потеряли почему-то - отправили в архив, привели меня к большому милицейскому начальнику в Сочи. Оказывается, идет стройка – там несколько домов строят рядом – и им нужна была земля под гаражи.

Олег Вахрушев: Можно, наверное, предположить, что один из гаражей принадлежит тому самому милиционеру.

Слушатель: Мне прямым текстом сказали, что там прокуроры, все судьи. Я навел справки: да, действительно, это так. У них магазины, гостиницы они строят активно. Причем ни по каким документам не проходит, что это милиция, там все на физических лицах. И у меня стоит просто дилемма: как быть? Я знаю, что если в суд обращусь, там судьи съедят. Мне сказали: «Вы нигде не будете судиться, даже в Москве». То есть у меня такое впечатление, что живу я в Намибии.

Олег Вахрушев: Тоже история из жизни. Ну, еще одна связка просто прослеживается с властными структурами, не более того.

Александр Ливчак: Да. И ответ точно такой же: обращайтесь по инстанции в суд, в прокуратуру, одновременно обращайтесь к правозащитникам, и самое главное, обращайтесь в прессу, что вы уже сейчас и сделали. Это очень правильный шаг, мне кажется.

Олег Вахрушев: Такое ощущение, что это у российского человека все-таки на ментальном уровне. Ну, чувствует он в себе невозможность жаловаться на государева человека, особенно если он в погонах. Это издревле идет. Вам не кажется, что именно поэтому очень мало информации о том произволе, который действительно происходит, особенно из больших городов? Может быть, здесь действительно и поменьше этого произвола, в больших городах, нежели где-то в малых селениях.

Александр Ливчак: Да, конечно, здесь сказывается наша история, так сказать, наше многовековое рабство. Конечно, мы остаемся рабами в душе. Это надо из себя, конечно, выдавливать по капле, как говорили классики.

Олег Вахрушев: Скажите, пожалуйста, чего вы ждете после окончания конференции «Как исключить незаконное насилие и пытки в работе правоохранительных органов в современной России»?

Александр Ливчак: Я жду с большим нетерпением уже который год, что к нам, наконец, придет милицейское начальство – и мы начнем конструктивный разговор.

Олег Вахрушев: Обещались прийти?

Александр Ливчак: Ну, обещались прийти пока работники информационных отделов. Ну, конечно, они посидят, послушают. Они к нам уже приходили. Но они все время говорят: «Мы ничего не решаем. Решают генералы». Генералы к нам, к сожалению, не ходят. Более того, генералы нас обманывают, отвечают отписками. Мы уличаем их во лжи. Ну, вот это печальная история – мы не можем добиться конструктивного диалога с милицией, что наводит нас на очень печальные мысли, что, конечно, мы занимаемся майорами, подполковниками, а генералы их покрывают, просто в молчанку играют с нами.

Олег Вахрушев: Александр Борисович, просто уже невозможно не спросить, что делать-то дальше? С этим действительно нужно бороться, этого никто не отрицает. Я думаю, что и те милиционеры, которые к вам приходят из службы информации, не знаю, помощники, они тоже наверняка думают, что с этим надо бороться, и надо выживать из рядов милиции недобросовестных людей, которые что-то допускают по отношению к гражданам. Но как и что делать?

Александр Ливчак: Пока у нас единственный рычаг – это пресса. И я думаю, что власти необходимо подумать, что не нужно доводить до такого состояния, не нужно зажимать прессу, не нужно доводить народ до такого состояния, когда он выйдет на улицы, как он уже сейчас начал выходить. Я боюсь, что дело этим и закончится.

Олег Вахрушев: То есть пока все-таки... А вообще были случаи, когда народ собирался и приходил к милиционерам, и что-то, по крайней мере, высказывал им прямо в глаза?

Александр Ливчак: Ну как, вот вчера был большой пикет у здания Латышева.

Олег Вахрушев: Ну, аппарат Латышева, честно говоря, в Таборах вряд ли кого-то избивал. Но вот то, чтобы люди взяли да собрались, пришли в Таборинское РОВД, взяли тех сотрудников правоохранительных органов, в сторону отвели и сказали: «Слушай, что за дела-то?».

Александр Ливчак: Ну, боюсь, что этим дело и кончится. Не дай Бог, конечно, но боюсь, что дело кончится такими разборками, какие сейчас идут в Средней Азии.

Олег Вахрушев: То есть народный суд?

Александр Ливчак: Да.

Олег Вахрушев: Спасибо, Александр Борисович.

Напомню, что сегодня в гостях Екатеринбургской студии Радио Свобода находился Александр Ливчак, правозащитник, руководитель общественной организации «Архив «Отписка», который борется с милицейским произволом, с незаконным насилием и пытками в работе правоохранительных органов, и который не исключает, что если дело и будет дальше так продолжаться, то, возможно, наступит и народный суд.

XS
SM
MD
LG