Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памятник организатору репрессий на кладбище, где похоронены его жертвы


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.

Андрей Шароградский: Недавно несколько высокопоставленных политических деятелей, а также деятелей науки и культуры, в том числе спикеры Совета Федерации России Сергей Миронов и Государственной Думы Борис Грызлов, а также губернатор Петербурга Валентина Матвиенко, обратились к президенту России Владимир Путину с предложением увековечить память руководителя блокадного Ленинграда, как они его называют, Алексея Кузнецова. Между тем Алексей Кузнецов известен участием не только в обороне Ленинграда во время Великой Отечественной войны, но и в массовых репрессиях 1937-38 годов. Памятник Кузнецову предполагается установить на Левашовском кладбище, на могилах жертв репрессий. Об этом напоминают петербургские правозащитники.

С председателем общественной правозащитной организации "Гражданский контроль" Борисом Пустынцевым беседовала моя коллега.

Татьяна Вольтская: Борис Павлович, появилось это письмо, и это уже вторая попытка семьи Алексея Кузнецова увековечить его память, причем прямо на кладбище, где похоронены его жертвы. Как вы расцениваете этот факт?

Борис Пустынцев: Я могу сказать, что моя оценка здесь однозначна: это будет увековечивание памяти члена преступного сообщества. То, что его в конце концов убили его собственные соратники, - извините, это мы и сегодня встречаем, когда члены преступных сообществ друг друга, как сейчас модно говорить, "мочат", в бетон закатывают, просто стреляют. Это уже факты его биографии, и они представляют узко семейный интерес. А что касается общества, то здесь важно то, что, к сожалению, Алексей Кузнецов в течение полугода был членом той самой "расстрельной тройки", которая составляла списки людей, которых потом увозили на расстрел.

Татьяна Вольтская: Вы вместе с Владимиром Шнитке написали статью "Избирательная память", которая опубликована в журнале "Новое время", и там приводятся довольно точные данные, по которым половина из тех примерно 40 тысяч человек (а среди них много деятелей науки, искусства, культуры), которые были расстреляны в 1937-38 годах, - так вот под половиной этих расстрельных списков стоит подпись Кузнецова.

Борис Пустынцев: Нет, в статье сказано, что примерно половина из них закопана на Левашовской пустоши. Расстрел какого количества людей был санкционирован Кузнецовым, я точно сказать не могу. Он был членом "тройки" с января по июль или июнь 1938 года, но январь 1938 года - пик расстрелов. Поэтому всего было расстреляно 39 488 человек, а сколько из них - 15 ли тысяч, 18 ли тысяч...

Татьяна Вольтская: Но это не так важно, достаточно и одной невинной жизни.

Борис Пустынцев: Конечно.

Татьяна Вольтская: Как вы считает, Борис Павлович, эта инициатива наших властей, - и меня удивило, что подписи известных актеров стоят, известных деятелей культуры под этим обращением об увековечении памяти Алексей Кузнецова, - не выстраивается ли это в единую такую линию? Вот Лужков предложил памятник Дзержинскому в Москве, говорят, Церетели отлил Сталина, вот подготавливается, говорят, переименование Волгограда снова в Сталинград - как с этим быть?

Борис Пустынцев: Я бы здесь разделил интерес семьи (и мне по-человечески совершенно понятно, почему они хотят поставить памятник), другое дело, что они не понимают, что нельзя его ставить на Левашовской пустоши по выше приведенным соображениям.

Татьяна Вольтская: А где-то в другом месте можно?

Борис Пустынцев: Ну конечно. Памятник семья может ставить где угодно, у них совершенно другие воспоминания о нем, и, повторяю, это по-человечески понятно. Но, конечно, это не должно делаться, во-первых, на деньги налогоплательщиков в лице государства. А во-вторых, вы совершенно правы, это одно из проявлений общей линии на реабилитацию коммунистического режима, которая сейчас происходит.

Я не могу сказать, что президент Путин... Может быть, в его окружении люди делают это сознательно, в отношении него у меня нет такой информации. Но, во всяком случае, то, что он делает, безусловно, способствует забвению преступлений сталинского режима, и сегодня эти граждане предстают совершенно в ином виде перед нами. Например, недавно, 22 февраля, президент Путин счел возможным оправдывать и реабилитировать пакт Молотова-Риббентропа. То есть он сказал, что заключение этого пакта было продиктовано соображениями безопасности наших западных рубежей. Мы не имели тогда общей границы с Германией, поэтому нашим западным рубежам кто тогда угрожал, Польша что ли? А как раз общая граница с Германией появилась в результате заключения пакта. Так как, обеспечили сохранность рубежей или наоборот? Дело в том, что такая трактовка нашей недавней истории реабилитирует ведь не только Сталина, но косвенно и Гитлера. То есть он тоже участвовал в мероприятии, необходимом для обеспечения безопасности рубежей СССР.

И вот этот фантастический совершенно аспект этой проблемы сегодня становится реальностью. Из виртуальной реальности, я боюсь, он вполне может стать нашей печальной новой действительности. И конечно, в такой ситуации мы еще дождемся, что семья Берии будет просить увековечить, и семья Ежова когда-нибудь всплывет и тоже попросит поставить памятничек.

Татьяна Вольтская: Да, если уже развернута телевизионная кампания по обелению Кузнецова, то почему бы ни передать по телевизору в следующий раз, какой замечательный человек был Берия...

Борис Пустынцев: Да, прошла такая телевизионная передача по Российскому каналу, где был очень трогательный момент: "Он вынужден был какой-то период ставить свою подпись под расстрельными списками..." "Вынужден" - это что значит, извините? Человек сознательно шел на эту работу, он рос и постепенно вырос до такого поста в этой бандитской системе, стал членом преступной банды и действовал в соответствии с законами этой банды. И он должен нести за это ответственность, хотя бы в том виде, что мы не будем ставить ему памятник.

XS
SM
MD
LG