Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выставка «Россия-Норвегия. Сквозь века и границы» в Русском Этнографическом музее в Петербурге


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин и гости – директор Российского Этнографического музея Владимир Грусман и генеральный консул Королевства Норвегии Отто Мамелунд.

Ольга Писпанен: В Русском Этнографическом музее в Петербурге 6 апреля откроется выставка «Россия-Норвегия. Сквозь века и границы», приуроченная к 100-летию Норвежского государства и Конституции, а также дипломатических отношений между двумя странами. С подробностями корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Международный проект выставки «Россия-Норвегия. Сквозь века и границы» впервые осуществляется в культурном сотрудничестве двух стран. Начало проекта было положено решением глав правительств в 1998 году. Выставка посвящена истории взаимоотношений России и Норвегии. Организаторы сосредоточились на том, чтобы показать судьбы людей – это и Ибсен, и Гамсун, и Бьернсон, это Чайковский, Чехов, Толстой, это и те, кто не так известен, и простые люди - поморы, саамские охотники, оленеводы. По словам научного руководителя проекта Ольги Фишман, все это и определило уникальность выставки.

Ольга Фишман: Мы готовили его с 1999 года по сегодняшний день. Это очень длительный проект. На нем работало более 220 специалистов с обеих стран. На нем будет представлено более тысячи памятников и оригинальных, и копийных. Кроме того, такая задача была сформулирована – продемонстрировать как мы видим друг друга со стороны.

Дмитрий Казнин: Во время подготовки выставки и во время ее работы в Норвегии разрушались стереотипы, годами формировавшиеся у россиян и норвежцев друг о друге.

Ольга Фишман: Мы назвали в числе таких образов стереотипных о норвежцах, что это полярники, что это викинги. Мы помним и знаем имена Ибсена и Гамсуна. Неужели за сто лет не изменилось представление русских о Норвегии, оно не дополнилось какими-то современными именами?

Дмитрий Казнин: Куратор выставки с норвежской стороны рассказывает какие еще события сопровождали проект, когда выставка проходила в столице Норвегии.

Куратор выставки с норвежской стороны: Каждый день почти были театральные спектакли, или короткие интенсивные курсы русского языка. У нас даже был русского языка на троллейбусах Осло. Мы сотрудничали с одной театральной группой, которая играла «Нос» Гоголя 15 или 20 раз в нашем музее. У нас был большой день любителей советских автомобилей в Норвегии. Это был очень популярный день.

Дмитрий Казнин: Выставка в Петербурге будет сопровождаться мультимедийными программами, которые призваны сделать грандиозную картину более полной.

Ольга Писпанен: Владимир, почему так долго готовилась выставка?

Владимир Грусман: Выставка готовилась так долго именно потому, что мы хотели такого полного охвата. Мы хотели, чтобы на протяжении трех месяцев, которые эта выставка будет проходить в России, в Норвегии она проходила на большем отрезке времени, чтобы посетители этой выставки как можно больше могли узнать об истории взаимоотношений двух народов. К тому, почему так долго шла подготовка, подталкивает еще и охват временной. Мне очень нравится то название, которое носила выставка в норвежском прокате. В норвежском прокате наша выставка называлась «Соседи тысячу лет». Конечно, для того, чтобы вспомнить, что происходило за тысячу лет для того, чтобы собрать более тысячи памятников, из которых состоит выставка, нужна была огромная работа экспертной группы с норвежской стороны и с российской стороны.

Ольга Писпанен: Насколько она велика? Сколько там экспонатов?

Владимир Грусман: Там свыше тысячи памятников. Огромное количество фотографий. Более того, мы готовим специальные мультимедийные программы, генеральное консульство Норвегии оказало нам очень серьезную поддержку в этом вопросе, в том числе и с переводом на русский язык уникальных роликов, которые рассказывают о жизни в Норвегии. Выставка сопровождается значительным количеством иллюстративного материала.

Одним словом, с разных сторон информация, которая будет поступать к нашему посетителю, она должна сформировать у него то, для чего мы делаем эту выставку, чтобы сломать стереотипы, сложившиеся может быть еще где-то в начале XX века.

Ольга Писпанен: Владимир, эта выставка больше делается с уклоном на культурную составляющую, культурный рисунок страны либо там все абсолютно вместе – геофизика, геополитика, традиции, обычаи?

Владимир Грусман: Я бы отдал предпочтение категории «культура», потому что и традиции и обычаи это тоже культура. Культура бывает материальной, связанная с охотой, рыболовством, культура бывает духовная – это театр, живопись. Я являюсь большим поклонником именно культурного аспекта этой выставки именно потому, что я считаю, что эта выставка стала возможной, она открылась в прошлом году в Осло, а в этом открывается в Петербурге, потому что это был такой интеллектуальный штурм интеллектуалов норвежских и российских. Мы каким-то образом второй раз вошли в одну и ту же реку. Такое духовное единство в области культуры имело место на рубеже XIX и XX веков, когда очень близки были между собой художники России и Норвегии, композиторы, когда они обменивались визитами, выставками.

Ольга Писпанен: То, что было на рубеже прошлых веков. А вот сегодня в XXI веке насколько близки культурные позиции этих двух стран? Есть какой-то постоянный обмен?

Владимир Грусман: Есть, безусловно.

Ольга Писпанен: На самом деле мало слышно.

Владимир Грусман: Есть обмен в области театра, есть обмен в области музыки. Мы наблюдали, как во время концерта ансамбля Башмета, в нем принимал участие выдающийся норвежский виолончелист. Сидящий рядом со мной генеральный консул прекрасно помнит, что это была абсолютнейшая феерия. Два музыкальных мастера, которые играли абсолютно в унисон. Это один из ярчайших примеров нашего единства в духовности.

Ольга Писпанен: Вы помогаете в Петербурге организовать эту выставку. При вашем непосредственном участии это все происходит. Как вам кажется, здесь в Петербурге сегодня население, город готов? Он тянется, ему интересно это?

Отто Мамелунд: Я чувствую, что интерес к Норвегии велик в России. В Санкт-Петербурге люди хотят узнать больше о Норвегии. Они хотят посещать Норвегию. Думаю, что выставка будет хорошим подарком для всех жителей, которые интересуются Норвегией.

Ольга Писпанен: Достаточно большой трафик туристический между двумя странами.

Отто Мамелунд: Туризм растет в обоих направлениях.

Ольга Писпанен: И из Норвегии тоже интересуются?

Отто Мамелунд: Да, тоже. Это мы чувствуем в нашей ежедневной работе. С каждым годом мы выдаем все больше и больше виз, каждый год 12 процентов рост.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем дозвонившихся. Мы вас слушаем.

Слушатель: Александр Добрый, здравствуйте. Выставка никуда не убежит, это уже хорошо. У нас здесь, если говорить о Норвегии, популярнее всего, наверное, это ваша селедка, очень вкусная. А какие товары из нашей страны популярны у вас сегодня?

Отто Мамелунд: Могу сказать, что раньше были популярны тракторы и автомобили. Это было в 50-е и 60-е годы. Какие товары сегодня особенно популярны, я затрудняюсь сказать.

Ольга Писпанен: Велика ли норвежская диаспора в Петербурге?

Отто Мамелунд: Она очень ограничена – около 20 человек. Совсем недавно переехал еще один норвежец, которого, возможно, слушатели знают уже. Наш футболист в команде «Зенит».

Ольга Писпанен: Хорошая новость для любителей футбола. Давайте послушаем еще звоночек. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Меня зовут Лина. Хочу сказать господину консулу приятные слова. Так случилось, что я одна воспитываю сына, помощи не было. У меня много таких подруг. Мы объединились, и было такое движение «Только мамы». К нам приехали христиане из Норвегии, я даже не знаю какой они конфессии. Но это были совсем обычные люди, небогатые. Они очень много делали подарков для наших детей. Мне всегда было очень грустно, что у нас нет общего языка, чтобы как-то пообщаться. Такая маленькая страна, и, тем не менее, такая помощь. Это было очень приятно.

Конечно, хотелось бы эту выставку увидеть в Москве. Потому что нам тоже это нужно, да и другим городам России. Туризм просто необходим. В этом году была под Анапой, там были ребята из Финляндии, студенты в основном. Одну норвежку за всю жизнь в Москве встретила, которая с ребенком гуляла в нашем лесу, и то уехала. Давайте дружить и дальше.

Ольга Писпанен: Будет выставка в Москве?

Владимир Грусман: Мне пока трудно об этом сказать. По поводу проведения выставки сначала в Осло, а потом в Петербурге решение было принято национальными комитетами. Поскольку об этой выставке договоренность была принята между первым президентом Российской Федерации Ельциным и королем Норвегии. Потом мы стали работать. Если такое решение будет принято на высоком уровне, значит, будем делать выставку в Москве.

Ольга Писпанен: По поводу туризма, как вы считаете, почему так мало норвежских туристов? Они в принципе не любят путешествовать? Или не очень сильно интересует Россия как место турпоездки?

Отто Мамелунд: Я не говорю, что мало норвежских туристов в Санкт-Петербурге. Каждую субботу слушаю норвежский язык на Невском проспекте. Думаю, что и приезжают сюда группы, особенно такие группы, которые интересуются театром, балетом, музыкой.

Ольга Писпанен: Это все-таки именно культурный туризм?

Отто Мамелунд: Скорее всего это, наверное, это. Люди хотят увидеть один из самых красивых городов Европы с такими богатыми традициями.

Ольга Писпанен: У нас есть звонки, давайте послушаем.

Слушатель: Олег Михайлович из Москвы. Хочу поблагодарить господина консула за его участие в этой передаче. Хочется попросить господина консула, чтобы он передал привет в преддверии 60-летия Победы гражданам Норвегии, которые успешно помогали нашим военнослужащим во время гитлеровской оккупации Норвегии, волею судьба попавшие на ее территорию. Спасибо, будьте здоровы.

Ольга Писпанен: На территории Норвегии есть захоронения советских солдат?

Отто Мамелунд: Есть несколько.

Ольга Писпанен: Вы не в курсе, как к ним относятся?

Отто Мамелунд: К ним относятся очень хорошо. Я очень благодарен за этот звонок. Должен сказать, что Норвегия остается навечно благодарна за те огромные усилия, за те жертвы, которые принесли русские воины, в освобождении северо-восточной части нашей страны осенью 1944 года, и за великое совместное дело, которое мы совершили во Второй мировой войне. Наш премьер-министр с удовольствием примет участие в мероприятии 9 Мая этого года в Москве. Наше 100-летие дипломатических отношений совпадают с 60-летием Победы.

Ольга Писпанен: По вашему мнению, почему на протяжении вот уже тысячи лет мы мирно сосуществуем? Это удивительно, две страны, гранича друг с другом, сохраняют дружественные отношения.

Отто Мамелунд: Это есть факт, что мы никогда не воевали друг против друга. Интересно, конечно, подумать – почему? Может быть, объяснение в том, что мы живем при тех же суровых сложных климатических условиях на севере, что относительно мало населенные районы, люди должны помогать друг другу, быть гостеприимными. На севере наши соседние районы всегда зависели от даров природы, зависели от торговли между собой. Это было просто жизненно важно для выживания на севере – это была мука из России, это была рыба из Норвегии.

Мы наблюдаем, как мы тоже зависим друг от друга. Чтобы выживать, мы должны совместно контролировать рыболовство в Баренцевом море. Это мы делаем успешно и сейчас, и в советские времена. Мы должны совместно присваивать богатства на шельфе. Бессмысленно работать в изоляции, чтобы добывать нефть и газ в таких условиях. Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, они одинаковые.

Ольга Писпанен: Но все-таки странно. Если обернуться далеко назад, норвежцы были викингами, которые наводили страх на многие страны, воинствующее племя…

Отто Мамелунд: Недавно мы говорили о стереотипах.

Ольга Писпанен: Если в вас течет кровь викингов, вы должны рваться в бой.

Отто Мамелунд: Наши современные историки говорят, что максимум 2 процента населения в то время были викингами. Кто знает, может быть, были и русские викинги.

Ольга Писпанен: Вместе ходили и ели мухоморы.

Владимир Грусман: Думаю, что если окунуться в эту долгую историю, то, отбросив юмористические аспекты, можно было бы сказать о том, что очень высокая духовность. В Норвегии очень высоко почитается король Олоф Святой. Он очень долгое время провел в городе Новгороде. Он жил в Новгороде. Вне всякого сомнения, его проживание там было связано с тем, что он чрезвычайно был полезен своими знаниями Новгородской республике. Есть мнение, есть такие данные, что он даже крестился там. Святое крещение он принял в Новгороде.

Ольга Писпанен: А потом перевез его в Норвегию?

Владимир Грусман: Да.

Отто Мамелунд: Это последние из 3-4 великих королей-крестителей в Норвегии. Он погиб в 1030 году, вскоре после этого было объявлен святым. Через века он так и назывался Вечный король Норвегии.

Владимир Грусман: Хотел бы добавить, что династия Рюриковичей до Смутного времени была царями великими, князьями. Она очень интересная, династически была связана с Норвегией. Например, сестра Ярослава Мудрого, выдающегося киевского князя, человека, который очень много сделал для российской государственности во времена весьма отдаленные, была супругой одного из выдающихся норвежских королей. Эти династические браки говорят о том, что не огнем и мечом регулировались взаимоотношения Руси и Норвегии.

Отто Мамелунд: Не только в это время, но до 1917 года между нашими царствующими домами были очень тесные родственные связи. Наш первый король после полной независимости в 1905 году был двоюродным братом Николая Второго. На выставке вы тоже можете увидеть копию их переписки. Они переписывались по-английски.

Ольга Писпанен: Возвращаясь к стереотипам. Существует некий стереотип за рубежом – медведь, матрешка, водка в руке. Существуют какие-то стереотипы в Норвегии?

Отто Мамелунд: Наверное, были такие. Думаю, что сейчас ослабли эти стереотипы, потому что много русских приезжает. В первые годы в начале 90-х, когда наша общая граница на севере открылась, первыми, которые приехали, были торговцы, которые на площадях продавали матрешки. Это так и было. А сейчас русский человек, которого встретишь сегодня в Норвегии, это достаточно благополучный в экономическом смысле человек, который готов оставить много денег, который арендует хутор близ реки, где рыбалка и так далее.

Ольга Писпанен: В основном ездят за рыбалкой?

Отто Мамелунд: Не только. В горах можно кататься на лыжах. Для русских очень много интересных возможностей есть в Норвегии.

Ольга Писпанен: У нас есть звоночек. Мы вас слушаем.

Слушатель: Очень приятно было слушать о наших духовных и глубоких связях Руси и Норвегии. Если мы будем разговаривать на обычном языке, научном, допустим, экологии, то в экосистеме очень опасно отсутствие какой-то большой составляющей. В этой системе нашего мира, Россия с ее духовной и материальной культурой – это очень большая составляющая. Вы, к сожалению, наверное, знаете в каком состоянии сейчас находится Россия. Есть масса причин, но мы не будем их сейчас называть. Вы настолько глубокий, умный, мудрый человек, что вы их понимаете. Многие в России понимают также. Как вы думаете, если в экосистеме нашего мира исчезнет часть культуры – земля, что будет с остальным миром?

Ольга Писпанен: Наша слушательница, наверное, имела в виду, что есть одна из общих проблем – это проблема загрязнения окружающей среды, это проблема складирования, утилизации ядерного топлива. В этой проблеме есть ли какие-то подвиги?

Отто Мамелунд: Это очень важный вопрос. Экология вообще занимает очень важное место в политике правительства Норвегии. Мы намерены расширить еще дальше наше сотрудничество с Россией в области охраны окружающей среды. У нас идут совместные программы по ядерной безопасности, особенно на севере в утилизации ядерных подлодок, которые больше не служат. Эти программы будут продолжены.

Мы должны осознать – и в России, и в Норвегии, и во всех странах мира, - что такие серьезные экологические проблемы, которые стоят перед человечеством сегодня, это нельзя решать в одиночку, это проблема глобального масштаба. В последние годы наблюдается повышенная сознательность этих проблем. Это очень радует.

Ольга Писпанен: Опять же это культура отношений между двумя странами. Давайте послушаем еще звонок. Мы вас слушаем.

Слушатель: Светлана. Известно ли вам, что, давая взятки, на Новой Земле в Баренцевом море сбрасываются норвежцами отходы ядерные? Если говорить об экологии души, о которой говорила предыдущая слушательница, она говорила об экологии, которая уничтожает дух русский со времен революции, которую евреи у нас сделали.

Ольга Писпанен: Не по теме, просто хотелось высказаться.

Владимир Грусман: Хотелось бы знать, кому дают взятки.

Ольга Писпанен: Рыбам, например.

Владимир Грусман: На грани уголовщины вопросы.

Ольга Писпанен: Как вы считаете, по вашему мнению, есть ли какие-либо разногласия или непонимание между двумя странами, которые нужно было бы решить?

Отто Мамелунд: Каждый день есть практические вопросы, есть вопросы, которые надо решать. Но это не серьезные вопросы.

Ольга Писпанен: Не глобального масштаба.

Отто Мамелунд: Это вообще не надо называть разногласиями. Мы являемся двумя разными государствами. У нас такой взгляд. Мы смотрим оттуда, где мы сидим, а вы смотрите отсюда, где вы сидите. Для этого и происходят беседы, чтобы уточнить, где есть наше общее поле действия. Это мы успешно делаем. Наши отношения на всех уровнях с Россией развиваются очень хорошо, только в дружеском духе.

Владимир Грусман: Хотел добавить, что взаимоотношения России с Норвегией последние 100 лет проходят под одним совершенно поразительно интересным историческим дипломатическим знаком. Когда в Норвегии был проведен плебисцит, Норвегия стала совершенно самостоятельной в 1905 году, то первым государством, которое признало независимость Норвегии, была Россия. И наоборот, когда был объявлено о независимости Российской Федерации, Норвегия первая признала Российскую Федерацию.

Мне представляется, что все это не случайно. Есть некое предопределение в этих двух явлениях исторических. Две великие державы, масса общих интересов. Мне приходилось в прошлом году быть на форуме экономическом, который был посвящен взаимоотношениям России и Норвегии. Поскольку я гуманитар, меня потрясло то, какой огромный объем наших совместных действий в области экономики. Это и освоение нефти на шельфе, это и создание каких-то совместных предприятий высшей технологии.

Ольга Писпанен: У нас есть еще звоночек. Давайте его послушаем.

Слушатель: Рад приветствовать господина консула. Усматривает ли благословенная Европа потенциальную угрозу со стороны России? В чем господин консул видит продвижение НАТО на Восток?

Отто Мамелунд: Я думаю, что никто в Европе не ощущает никакой угрозы со стороны России. Почему нужно расширение НАТО на Восток? Это вопрос к тем странам, которые хотели попасть в НАТО. Наверное, НАТО привлекает тем, что она очень и очень давно служит интересам своих членов, гарантирует их безопасность и независимость.

Ольга Писпанен: У нас есть еще звонок.

Слушатель: Вопрос о взаимоотношениях между Россией и Норвегией в Шпицбергене?

Ольга Писпанен: Вопрос о границе.

Отто Мамелунд: Вопрос о границе был урегулирован в 1925 году международным договором о Шпицбергене статья 1, которая устанавливает, что весь архипелаг принадлежит Норвегии. Но одновременно договор говорит о том, что граждане и компании, подписавшие соглашение с государством, имеют одинаковое право на экономическую деятельность на архипелаге. Этим правом пользуется и Россия. Это не представляет никакой проблемы ни для кого. Норвегия выступает за то, чтобы Россия укрепила свое присутствие в Шпицбергене и примет участие в дальнейшем участии научного сотрудничества, которое активно развивается. Это в интересах обеих сторон. Там ведутся работы по мировому климату и другие работы.

Ольга Писпанен: Пройдет выставка, приуроченная к 100-летию. Вы планируете дальше развивать отношения?

Владимир Грусман: На открытие выставки приедет мой друг директор Народного музея. Мы уже обменялись выставками. Мы направили туда нашу большую фотовыставку, приняли у себя две выставки из Народного музея. Будем говорить о том, как мы будем сотрудничать дальше.

Ольга Писпанен: Большое спасибо.

XS
SM
MD
LG