Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Институт семейных врачей может разрушить российскую систему педиатрии


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие педиатр Елена Пронина и корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Валович: В середине марта в "Российской газете" был опубликован приказ министерства здравоохранения и социального развития «О порядке осуществления деятельности врача общей практики», основные положения которого должны быть выполнены к 1 апреля. Детские доктора обеспокоены, что институт семейных врачей может разрушить российскую систему педиатрии, признанную лучшей в мире.

Татьяна Вольтская: Практически никаких материалов об этом указе не найти. Обсуждение реформы шло за закрытыми дверями, мнения педиатров не спросили. Более того, на Х съезде российских педиатров, прошедшем в феврале, звучали успокоительные речи: педиатрию отстояли, ничто ей не угрожает. И вот - новый указ о врачах общей практики в ближайшем будущем может сильно повлиять на жизнь буквально каждой семьи, потому что, если концепция развития здравоохранения пойдет по намеченному пути, то не останется ни женских консультаций, ни детских поликлиник, и всех, от младенцев до дряхлых стариков, будет лечить один и тот же семейный врач. К чему это приведет, говорит заведующая отделением детской онкологии и гематологии городской больницы № 31 Маргарита Белогурова...

Маргарита Белогурова: Прошло время земских врачей, когда в одну, пусть гениальную голову, можно уместить весь тот объем знаний, которым сегодня обладает медицинская наука. Любому цивилизованному человеку, и даже не очень, когда речь идет о лечении, то, разумеется, он хочет лечиться у профессионалов.

Татьяна Вольтская: Маргарита Белогурова считает, что в семейные врачи идет либо молодежь, не представляющая, с чем она столкнется, либо авантюристы.

Маргарита Белогурова: Педиатрия, как таковая отдельная специальность, - это одно из немногих положительных вещей в нашем здравоохранении, и весь мир нам по этой части завидовал. Ребенок - это отнюдь не маленький взрослый, это отдельный организм, со своими законами развития, которые надо знать, особенно наши болезни. Мы сейчас-то видим, что порой педиатры, даже которых специально этому учат, иногда промахиваются и ребенок поступает уже с запущенной формой онкологического заболевания. Что будет, когда этим будет заниматься доктор, который не видит ребенка каждый день, это будет еще хуже. Мы будем просматривать больных, приведет это только к ухудшению здоровья населения, повышению смертности.

Татьяна Вольтская: Союз Педиатров России уже давно восстает против введения системы врачей общей практики, разработанной Всемирной организацией здравоохранения для слаборазвитых стран Юго-Восточной Азии. Эту систему через экспертов Всемирного банка пытаются ввести в России, разрушая систему охраны здоровья матери и ребенка, которую ВОЗ признала лучшей и рекомендовала для внедрения во всех странах.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях педиатр Елена Пронина, с которой мы будем говорить о проблемах российской педиатрии. Елена Владимировна, как вы узнали об этом приказе Минздравсоцразвития "О порядке осуществления деятельности врача общей практики", если на съезде педиатров, который состоялся буквально месяц назад, о нем ничего не говорили? И каково к нему ваше отношение и отношение, может быть, ваших коллег? Наверняка уже обсуждали.

Елена Пронина: Надо сказать, что X съезд педиатров, который состоялся с 8 по 10 февраля, собрал большое количество делегатов, более 4000. Залы были переполнены, 8 залов набиты битком педиатрами. Все педиатры страны приехали с одним вопросом: что будет с педиатрией? Потому что слухи о ликвидации педиатрии, о введении нового какого-то института семейных врачей ходили давно, и ведущие педиатры страны сказали свое слово еще год назад. Всем известно выступление доктора Рошаля. Наши питерские педиатры, профессора Игорь Михайлович Воронцов, Николай Павлович Шабалов даже обращались в прошлом году с письмом к Владимиру Владимировичу Путину, и это письмо частично было опубликовано в газетах. Поэтому когда мы с этим вопросом приехали на съезд и услышали, что все в порядке, что педиатрия сохранена, что введение этого института приостановлено, мы, успокоенные, уехали. А оказалось, что 17 января был уже подписан Михаилом Зурабовым этот приказ. И когда был съезд, этот приказ находился на утверждении, на регистрации в Минюсте. 21 февраля он прошел эту регистрацию. Опубликован был 16 марта. Приказ был издан кулуарно. Даже в министерстве никто не знал об этом приказе. Я разговаривала с чиновниками министерства, в частности, и на съезде, и после съезда. Буквально 18 марта прошел слух, я узнала это из общежития... Мои интерны, которые учатся у нас, проходят специализацию 11-месячную позвонили мне вечером домой и говорят: Елена Владимировна, у нас все общежитие кипит, какой-то вышел указ, какой-то приказ о ликвидации педиатрии.

Татьяна Валович: Елена Владимировна, ведь сам-то приказ имеет название "О порядке осуществления деятельности врача общей практики". Я должна сказать, что врачи общей практики, их в скобках называют семейными врачами, уже в Петербурге достаточно давно действуют отдельно взятые, и даже в прошлом году осенью в Чебоксарах прошел съезд врачей общей практики. Почему педиатры считают, что введение этих врачей будет попирать ваши права, педиатрии?

Елена Пронина: Дело в том, что здесь очень много профессиональных ошибок и профессионально приказ составлен неграмотно, начиная с названия. Врач общей практики - это не есть семейный врач, это не одно и то же. Нельзя поставить знак равенства между врачом общей практики и семейным врачом, который обслуживает одну семью. Это первое. Если мы почитаем внимательно этот приказ, то окажется, что на семейного врача возложены многочисленные функции, начиная с функции надзора или, как в комментарии в "Российской газете" сказала Ирина Лозовская, все население России будет под колпаком у семейного врача, потому что в паспорте врачебного участка семейный врач должен отражать количество курящих, количество наркоманов, количество злоупотребляющих алкоголем и так далее.

Татьяна Валович: Вы считаете, что это плохо?

Елена Пронина: Я считаю, что надзорная функция - это не есть функция врача вообще, тем более что кроме этого на семейного врача навешивают оказание неотложной помощи, вплоть до родовспоможения, как звучит в приказе, наблюдение и патронаж нормальной беременности, патологической беременности, ведение пожилых людей, операционные мероприятия. Вот здесь, в документации, указано: оперативное вмешательство по классам болезней. Пожалуйста, семейный врач разворачивает свою операционную. То есть к чему это приведет? У нас существует сеть поликлиник, огромная развитая инфраструктура. Врачи общей практики, а их сейчас просто навязывают прямо в поликлинике, очень выгодны для нашего правительства, для экономистов наших, которые возглавляют столь многочисленные по объему и по функциям министерства.

Слушатель: Наталья. Если все, что вы говорите, на самом деле так, почему бы нам не объединиться и, в конце концов, Зурабову не указать на то, что его действия подходят под категорию уничтожение нации российской вообще? Просто сидеть и говорить - этого мало, потому что на его счету слишком много того, что действительно калечит и убивает нас. Я призываю к тому, чтобы мы через какие-то общественные организации, в том числе матерей, детей и врачей, как-то объединились и, может быть, иск какой-то возбудили. Может быть, его, там, в горах дагестанских, извините за намек на то, откуда он, научили, но его действия... Тем более что он коррумпирован донельзя... Ведь какие он делал махинации, это все можно вскрыть.

Татьяна Валович: Понятно, Наталья. Но ведь Союз педиатров, насколько я знаю, не раз восставал, хотел объединить, написал письма, как вы уже говорили. Что в итоге-то?

Елена Пронина: Я хочу сказать, что все наши протесты, все наши обращения к разуму ни к чему не приводят. Именно с этим связано, что я, рядовой врач, педиатр с 25-летним стажем сегодня здесь, в этой студии. Я хочу обратиться просто к согражданам: глубокоуважаемые наши сограждане, соотечественники, в течение многих десятилетий педиатры страны сохраняли самое дорогое, что у нас есть, это здоровье детей, будущее страны, но теперь наступило время, когда население России должно сказать свое слово в защиту педиатрии и вообще первичной медицинской помощи, которой нас лишают.

Татьяна Валович: Кстати, демографическая ситуация, как только что прозвучало в послании губернатора Петербурга законодательному собранию, ухудшается год от года. Младенческая смертность, по-моему, является одним из самых ярких показателей, как действует педиатрия. Что вы можете по этому поводу сказать?

Елена Пронина: Ситуацию, которая у нас сейчас сложилась, можно охарактеризовать, как пир во время чумы. Население, которое читает романы, смотрит сериалы, "Фабрику звезд", не представляет, в какой катастрофической ситуации мы оказались, в частности, по демографическому положению. Приведу буквально несколько цифр. В 1998 году на 140 с лишним миллионов населения страны детское население до 16 лет составляло 37 миллионов человек. Через 5 лет, в 2003 году, количество детского населения сократилось менее чем до 30 миллионов, то есть мы за 5 лет потеряли 7 миллионов детей. Конечно, это связано не столько с детской смертностью, которая выросла, это связано с тем, что у нас переходят рубеж 18-летия те, кто вырос в период высокой рождаемости, еще в эпоху Горбачева. Сейчас рождаемость резко снизилась, причем демографический показатель, рождаемость, у нас самый низкий в мире. У нас коэффициент воспроизводства населения вместо нормальных цифр 2,15-2,5 - 0,4-0,5 в крупных городах России. Мы практически теряем этническое население - русских.

Татьяна Валович: А младенческая смертность?

Елена Пронина: Здесь еще такой показатель скрытый. Младенческая смертность, которая опубликована вот в этой книге, которую я принесла в студию, на самом деле равна 20-25 на 1000, хотя показатель у нас 12,5 за счет того, что мы не учитываем плодов, погибших после 22-й недели жизни.

Татьяна Валович: Как это делается в мировой практике?

Елена Пронина: Да, как это принято по критериям живорождения. Мы это обсуждали как раз на X съезде педиатров. Поэтому, если учитывать эти скрытые потери, младенческая смертность очень высокая. А вообще, во всех группах населения у нас смертность очень высокая. Мы практически перешли рубежи. И по воспроизводству населения не было ни в одной стране мира таких низких цифр и даже в нашей стране в эпоху войн.

Слушатель: Вы совершенно правильно сказали, и я хотел бы сказать несколько слов о сути этой реформы. Она, конечно, более чем безумна, потому что те области медицины в России, которые действительно хорошо функционируют, как педиатрия, они разрушаются, и то, что растет младенческая смертность, совершенно справедливо, потому что понятно, что педиатрия не поддерживается. То, что это не обсуждалось, не совсем так, обсуждали это все, в Думе обсуждали. Единственное, что огласки широкой не было. Безумие в том, что поддерживаются такие области, как наркология или то, как в детских домах нарушают права человека.

Татьяна Валович: Простите, а есть у вас конкретный вопрос к нашей гостье?

Слушатель: Да, конечно. Каким образом можно противостоять этому? Может быть, кампания писем в Государственную Думу или какие-то акции протеста?

Татьяна Валович: То есть тоже какую-то гражданскую позицию общество должно проявить. Елена Владимировна, когда говорилось об этой реформе, о введении врачей общей практики, в первую очередь говорилось, что это будет вводиться в глубинке, тем, где, действительно, катастрофическая ситуация с медпомощью, один врач должен оказывать помощь, его только нужно соответственно подготовить и оснастить. Почему же в мегаполисах? Или подразумевается, что, может быть, врачи общей практики будут работать наравне с педиатрами?

Елена Пронина: Я принесла с собой в студию последние журналы "Педиатрия", это центральный орган печати педиатрической общественности. В одном из этих номеров опубликована концепция развития здравоохранения, она опубликована была в конце 2004 года, она представлена была заместителем министра здравоохранения в части педиатрии профессором Ольгой Викторовной Шараповой. Там сказано, что именно на селе предполагается введение института врача общей практики, но никак не семейного врача, потому что там врач единственный осуществляет вообще любую медицинскую первичную помощь.

Татьяна Валович: То есть опять идет подмена.

Елена Пронина: Да. А почему-то у нас сейчас начали с Москвы. Почему крупные города, где хорошо развита инфраструктура первичной медицинской помощи? Зачем подменять одно другим и заменять более высокий уровень заведомо более низким?

Слушатель: Майор запаса Бондюхов Николай Николаевич, город Ленинград. Уважаемые гости студии, неужели вам не понятно, что власть сейчас цинично и внаглую уже демонстрирует свое истинное назначение: уничтожение русского народа в стране?

Татьяна Валович: Звонок Николая Николаевича, видимо, сорвался. Есть еще вопрос от слушателя.

Слушатель: Людмила Петровна, Санкт-Петербург. В противовес предыдущему слушателю задаю вопрос. Почему наши врачи не видят, диссертации здесь их заложены, что у нас две мировые войны разделили в 20 веке население на 5 старших поколений. И из-за того, что много рождалось детей в семьях в начале века и бум рождений был с 20 по 26-й годы рождения, создали эту демографическую ситуацию. Сейчас мое поколение (мне почти что 55 лет) бэби-бумеров с 46-го по 53-й выходит массово на пенсию. Мы - 4-е поколение, которое нужно содержать.

Татьяна Валович: Понятно, вы говорите о демографической ситуации. А на ваш взгляд, что с педиатрией, вы бы пошли лечиться к врачу общей практики?

Слушатель: Я пошла бы лечиться к врачу общей практики, но сейчас необходимо решать проблему финансирования. Мы просто-напросто пенсионеров сажаем на нефтедоллары, а необходим социальный нефтедолларовый пенсионный фонд для двух старших поколений пенсионеров, который можно инвестировать в жилищные кредиты 20-летним.

Татьяна Валович: Елена Владимировна, реформа здравоохранения в России нужна?

Елена Пронина: Реформа здравоохранения, может быть, и нужна, но она тесно связана с реформами, которые проходят в социально-экономической жизни страны. И вот более 10 лет этих грабительских, как они охарактеризованы даже нашими ведущими педиатрами, реформ привели к тяжелейшим последствиям: 70% населения живет за чертой бедности. От внутреннего валового продукта здравоохранение из госбюджета получает мизерный процент, 2%, в то время как в советское время у нас здравоохранение получало 4-4,5%. Даже на Украине процент государственного финансирования здравоохранения значительно выше - 3,8.

Татьяна Валович: То есть в первую очередь реформа должна быть направлена...

Елена Пронина: Направлена на финансирование. Нам подсунули ОМС, она показала полную свою несостоятельность, эта ОМС. Тем более ОМС сейчас практически находится тоже в одних частных руках, и частным инвесторам, конечно, не выгодно финансировать ни реабилитационные мероприятия в стационарах, они не заинтересованы в оплате даже питания детей. Могу привести такой пример, который взяла из доклада председателя Госдумы Яковлевой. На 2004 год планировалось финансирование детского питания в стационарах на сумму 144 рубля в сутки. Очень маленькая цифра. Но Минфин сделал еще меньше - 76. По одной из детских больниц Санкт-Петербурга финансирование питания планировалось 3 миллиона рублей, снизили до полутора, это практически корка хлеба и вода. Как выхаживать этих детей в стационаре? Несмотря на то, что мы прилагаем все силы, чтобы этого ребенка вылечить, как он на таком питании вылечится? Это практически невозможно. То есть наш сегодняшний разговор тесно перекликается с вопросами спорта и демографических показателей, которые затронула губернатор Матвиенко. Низкий уровень социально-экономического развития страны приводит к плохому финансированию здравоохранения, отсюда различные попытки неудачных реформы. Это все отражается целиком и полностью на здоровье населения. Могу привести следующий пример. У меня муж работает в спортивной школе СДЮШОР "Зенит". Когда идет вопрос о наборе, они ходят по школам набирать детей, здоровых детей не найдешь, уже не говорим о том, что талантливых детей, здоровых нет, их шатает. Призывные комиссии прекрасно знают, что среди 18-летних у нас есть такие дети по физическому развитию, которые винтовку не в состоянии держать, это уровень физического развития.

У меня состоялась в феврале беседа с одним из заместителей министра Зурабова, которому я сказал, что состояние здоровья детей катастрофическое. Физическое развитие, психическое развитие наших детей значительно ниже наших нормативов, которые были приняты буквально 10-15 лет назад. На что мне был дан циничный ответ: у вас завышенные нормы, их надо снижать. То есть они предлагают нам вводить низкие нормы, очковтирательство, для того чтобы у нас все показатели были нормальными, но на самом деле мы будем иметь население по физическому развитию, как Вьетнам, Китай, а по психическому – как аборигены Африки.

Татьяна Валович: 28 марта Леонид Рошаль, знаменитый детский доктор, тоже подверг резкой критике вышедший приказ, но он сказал очень интересную фразу, которую я хочу сейчас привести, что нынешний приказ Зурабова будет действителен только до июля текущего года, а затем будет отправлен на доработку. Тогда зачем было его подписывать, вводить? Или сделан такой пробный шар, чтобы посмотреть, как педиатры отреагируют - будут бастовать, не будут бастовать или съедят?

Елена Пронина: Медики не привыкли бастовать, нам некогда, мы работаем. У нас такой низкий уровень заработной платы, что мы все работаем на 2-3 работах. Поэтому насчет забастовок Зурабов не ошибся, на баррикады из медиков никто не кинется, если только нас не поддержит население и население за нас не пойдет на баррикады. Во-вторых, приказ создавался келейно, совершенно не обсужден был ни общественностью медицинской, даже в Министерстве здравоохранения он не был достаточно обсужден. Михаил Зурабов, наверное, считает себя специалистом, он, как семейный врач, как профи, решает все проблемы не только экономические, но и медицинские, и спортивные, и организацию соцслужбы. Кстати говоря, служба медико-социальной экспертизы в нашей стране под руководством Зурабова тоже претерпела огромные негативные изменения. В связи с тем, что была создана Федеральная служба МСЭ, резко сократилось финансирование этой службы, и сейчас у нас идут массовые увольнения (это прошло по телевизионным каналам) специалистов, подготовленных для этой службы во многих регионах, в северных и восточных частях России. В частности, у нас шла организация педиатрической службы, которая тоже налажена с 2000 года, педиатрическая служба и там пострадала. Зарплата врачей-педиатров в службе МСЭ 1900 рублей. Как можно доктору прожить на эту зарплату? Поэтому те, кто остались сейчас в медицине, в педиатрии, - это фанаты, они работают, несмотря ни на что. И тем не менее даже этих фанатов почему-то хотят убрать, оторвать их от их живого дела - педиатрии, навязать им почему-то терапевтическую, скорую помощь, акушерство, гинекологию. Комментарии излишни.

Татьяна Валович: Вы говорили о том, что уже в Москве прошло собрание главных врачей, и пытаются навязать сверху введение этих врачей общей практики. А финансирование-то для этого есть? За счет чего они будут организованы? Ведь их надо переобучить, переоснастить кабинеты.

Елена Пронина: Насколько мы знаем, Всемирная организация здравоохранения предложила нам проект семейной медицины именно, как развивающейся стране, учитывая наши демографические показатели, но не учитывая наш предыдущий опыт и наш уровень общественного здравоохранения, который был. Под эту программу семейной медицины обычно всегда спускаются деньги, мы это знаем по примеру развивающихся стран. Были ли спущены деньги у нас, мы можем только предполагать. И куда они делись, в какую "черную дыру", мы тоже этого не знаем. Но во всяком случае на прошлой неделе было совещание главных врачей Москвы, я это знаю дословно, потому что у меня однокурсница работает главным врачом Москвы, их собрали, им навязывают за счет их фондов введение семейной медицины. То есть они должны, отрывая от себя, от своей поликлиники, зарплату от врачей, переобучать врачей 6 месяцев, отрывая от детей сейчас, в период высокой заболеваемости, платить деньги, это будет не менее 20-25 тысяч - переобучение врача в семейного доктора. Мы разводим руками. Все ложится на плечи самих же поликлиник, которые сами себя своими же руками, по сути дела, уничтожают.

Слушатель: Я из Санкт-Петербурга. Главная проблема России - сверхдоходность власти, сверхдоходность коррупции. И наивно думать, что государство само будет бороться с коррупцией. Конкретный пример: Российский фонд спорта имени Ельцина прославился беспошлинным ввозом сигарет. Скурили целое поколение.

Татьяна Валович: Простите, пожалуйста, а конкретный вопрос по педиатрии у вас есть?

Слушатель: Конкретных вопросов у меня много. Например, какая доля налоговых платежей в Пенсионный фонд расходуется на само содержание Пенсионного фонда?

Татьяна Валович: Это, к сожалению, вопрос не к нашей гостье. Она - детский доктор. У нас есть еще вопрос от слушателя.

Слушатель: Георгий, Санкт-Петербург. Я хочу поблагодарить Елену Пронину и в то же время сказать, что не так уж она конкретно говорит. Нужно конкретнее обозначать наших врагов в правительстве. Слушатели не должны стесняться, говоря о происхождении Зурабова. А происхождение у них одно...

Татьяна Валович: Вы знаете, мы не будем говорить о происхождении Зурабова или кого-то еще. Мы, давайте, коснемся все-таки педиатрии. Елена Владимировна, вот хочет слушатель конкретику услышать. Сколько сейчас стоит один вызов педиатра?

Елена Пронина: По расценкам, которые спустила служба ОМС, у нас вызов педиатра стоит, во всяком случае это я знаю точно по Москве, в Санкт-Петербурге не узнавала, 10 рублей. То есть поликлиника получает за вызов 10 рублей. За обслуживание непосредственно в поликлинике… Например, прием хирурга стоит 7 рублей 12 копеек, анализ крови - около 2 рублей. Таким образом поликлиника зарабатывает через ОМС. ОМС оплачивает эти расходы. В результате складывается, сколько нужно работать доктору по 10 рублей, сколько нужно сделать вызовов, чтобы оплатить поликлинике свет, охрану - 30 тысяч, сейчас 25 тысяч - обучение семейного врача, выплатить зарплату. Я знаю, что сейчас во многих поликлиниках не выплачена даже зарплата за февраль. Я бы хотела еще вернуться к положению в Санкт-Петербурге и к нашему губернатору. Если вы хотите услышать о врагах, пожалуйста. Наш губернатор Валентина Матвиенко, за которую я не голосовала, проводит антидетскую политику, потому что правительство нашего города совершенно отвернулось от проблем детства. Плохие демографические показатели - результат этой антинародной политики, антидетской политики.

Татьяна Валович: Что она, собственно, вчера и подтвердила.

Елена Пронина: Что и подтвердила. Каковы демографические показатели по детскому населению в Санкт-Петербурге? У нас в 2000 году на 4-миллионный город примерно 1 миллион было детского населения. В 2004 году председатель Комитета здравоохранения Анатолий Семенович Симаходский озвучил данные буквально в конце 2004 года: у нас осталось 630 тысяч детей. То есть мы за год теряем 100 тысяч. Через 6 лет у нас детей не будет. Вот вам и спорт, и "Зенит», и будущее страны, и пенсионеры, кто будет кормить. Прошедшая в 2002 году Всероссийская диспансеризация детского населения показала, что у нас осталось здоровых не больше 30% детей. Вот и считайте, из 600 тысяч, которые сейчас проживают в Санкт-Петербурге, здоровых у нас только 200 тысяч, из них половина мальчиков, половина девочек. 100 тысяч девочек относительно здоровых, тех, кто будут рожать. Риск рождения, если можно так выразиться, здорового ребенка при нормальном соматическом здоровье примерно 30%. Вот, от этих 100 тысяч здоровых девочек мы будем иметь 30 тысяч здоровых детей. Заболеваемость детская очень высокая. У нас практически 20% населения страны имеют хроническую патологию. Инвалидов у нас 600 тысяч в стране, то есть это практически детское население Санкт-Петербурга. Вот такие цифры по демографическим показателям. Будущего у страны нет.

Татьяна Валович: В то же время под маркой сокращения детского населения сокращают детские поликлиники. Насколько я знаю, их сливают, особенно в центре города, со взрослыми.

Елена Пронина: Вместо того, чтобы использовать напрямую инфраструктуру, созданную уже, которая не требует дополнительных вливаний, хотя бы оставили то, что у нас есть. Под маркой сокращения детского населения у нас сокращаются и продаются детские сады под казино, под фитнесс-клубы, под ОВИРы. Теперь у нас небольшой всплеск рождений - в детский сад не попасть. У нас сливаются детские поликлиники со взрослыми, теряют самостоятельность.

Татьяна Валович: А есть уже какие-то цифры, сколько произошло слияний таких?

Елена Пронина: Я не могу вам сказать точную цифру, но по районам города у нас сейчас существует в Санкт-Петербурге 3 возможных варианта существования детских поликлиник. Это слившиеся со взрослыми поликлиники. В некоторых районах сохранены, благодаря усилиям главных врачей, например, детская поликлиника N19 (Петроградский район). Главный врач, я так думаю, своими личными усилиями сохранил юридическое лицо этой поликлиники. И два района города у нас имеют кусты: как бы несколько поликлиник объединились, и они, путем вот этого объединения, стараются сохранить штат сотрудников, потому что самое страшное, что мы теряем сейчас узких специалистов. Под сокращение детского населения идет сокращение узких специалистов - хирургов, ортопедов.

Родители детей, идущих в школы, уже столкнулись с проблемой оформления детей в детские учреждения. К специалистам не попасть, потому что специалистов просто нет, их сократили. И сейчас вынуждены родители обращаться к специалистам, которые осуществляют платный прием, и оформление справки для школы обходится родителям в 2-2,5 тысячи рублей. Причем, платные услуги навязываются педиатрии. Например, в крупных детских стационарах, таких как 5-я детская больница, развернуты платные услуги амбулаторной помощи, где врачи стационара должны принимать на платной основе больных пациентов. Причем получают они от этого платного приема незначительные проценты, но родители платят достаточно приличную сумму. Это нарушение конституционных прав наших юных граждан, постепенно вся медицинская помощь переводится на платную основу.

Татьяна Валович: Как вы считаете, будет ли создана такая система, что или у вас будет семейный доктор, или вообще никакого, поэтому и выбора у родителей не будет - педиатр или семейный врач?

Елена Пронина: Дело в том, что я бы посоветовала всему населению обратиться к "Российской газете" N51 от 16 марта, где опубликован этот приказ. Я считаю даже оскорбительным, когда наших пациентов называют "прикрепившийся контингент". Этот "прикрепившийся контингент", согласно приказу, должен прикрепляться к семейному врачу сам, то есть участок по приказу не регламентирован. Это могут быть семьи в разных участках города, а машины у семейного врача нет, и как он будет осуществлять эти вызовы и эту свою многофункциональную миссию, никому не понятно. Я считаю, что этот приказ - просто профанация, безграмотная в профессиональном отношении.

XS
SM
MD
LG