Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прошел ровно месяц, как в России вступил в действие новый Жилищный кодекс


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие - Александр Макаров, мэр Томска, Нина Карпенко, президент Омского Союза риэлторов, директор фирмы по продаже недвижимости, и Бронислав Гонгало, профессор Российской школы частного права из Екатеринбурга.

Евгения Назарец: Российские квартиросъемщики, квартировладельцы, риэлторы, муниципалитеты и даже некоторые политики ровно месяц учатся жить по новому Жилищному кодексу. Томские власти и энергетики пропагандируют счетчики тепла. Омские льготники и малоимущие не спешат расходиться из очереди на бесплатное жилье. Разработчики Жилищного кодекса считают, что новым законом не довольны и политики.

Прошел ровно месяц, как в России вступил в действие новый Жилищный кодекс. Продавцы екатеринбургских книжных магазинов отмечают, что эта брошюра – один из бестселлеров последнего месяца.

И вопрос нашим слушателям: а вы читали новый Жилищный кодекс?

Сегодня нашими собеседниками в Томской студии и студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7» будут те, кто точно знаком с содержанием нового Жилищного кодекса. Однако прежде слово тому, кто писал этот закон. В разработке документа принимал участие доктор юридических наук, профессор Российской школы частного права из Екатеринбурга Бронислав Гонгало. Мы попросили его ответить на несколько вопросов.

Даже на этапе подготовки и разработки кодекса уже началось то, что журналисты называют PR-кампанией. То есть очень много о нем говорили, очень много говорили о значении этого документа. Сейчас, когда он уже вышел, когда принят и вступил в действие, эту брошюру наравне с бестселлерами скупают люди просто в книжных магазинах. Как вы оцениваете вот эту шумиху, если так можно выразиться, вокруг этого законодательного акта?

Бронислав Гонгало: К сожалению, шумиха вокруг Жилищного кодекса в значительной степени обусловлена деятельностью политиков. Политики же надели на себя тоги защитников народа, и, якобы, Жилищный кодекс, он антинародный. Мне всегда любопытно узнать, в чем он антинародный. И, к сожалению, шумиха, она в основном, на мой взгляд, идет негативная шумиха. Прошла так называемая монетизация, и здесь появился еще один информационный повод, чтобы пошуметь и поговорить о том, что народу хуже, народу плохо. Хотя на самом деле Жилищный кодекс ничего плохого, в сравнении с ранее действовавшим законодательством, не вводит, ничего.

Евгения Назарец: Какие задачи призван решить Жилищный кодекс? Какие цели он перед собой ставит?

Бронислав Гонгало: Он призван заменить огромное количество правовых актов, которые находились у нас в действии до вступления Жилищного кодекса в силу. У нас более 3 тысяч правовых актов регулируют жилищные отношения. Ни один специалист в жилищном праве не сможет разобраться в таком обилии актов. Это облегчает доступ к правовым нормам как специалистов, так и простых граждан. Кроме того, у нас в связи с социально-экономическими преобразованиями, которые произошли, очень многие правовые акты устарели. Например, Жилищный кодекс РСФСР начинался словами: «В результате победы Великой Октябрьской социалистической революции...». Очень много правовых актов приняты субъектами Федерации. Надо установить, где это рационально, установить единые правила для всей России. Зачем нам законность калужская, казанская, еще какая-то?

И, наконец, на мой взгляд, очень важная задача состояла в том, что если прежнее жилищное законодательство нам всем обещало отдельную квартиру, индивидуальный жилой дом, море льгот, просто необъятное море льгот, которые заведомо невыполнимы, то новый Жилищный кодекс гораздо более честный. Он призван прямо сказать: «Ребята, на всех не хватит». Государство гарантирует жилье бесплатно или за доступную плату малообеспеченным и иным, указанным в законе, гражданам.

При разработке кодекса преследовалась цель сделать его максимально антикоррупционным, чтобы поменьше зависело от чиновника.

Евгения Назарец: Когда говорят о жилищной политике в России, имеют в виду некий пакет законов, который должен привести к стабилизации ситуации, в том числе к развитию ипотеки, к систематизации рынка жилья и жилищного фонда. И я знаю, что не все из необходимых законов, которые должны быть в дополнение к Жилищному кодексу или в его развитие, еще приняты. Какие в первую очередь законы теперь требуются, чтобы этот кодекс заработал в полной мере?

Бронислав Гонгало: Этих законов было около 30 штук, приняты из них 25. Внесены изменения в Гражданский кодекс, в закон об ипотеке, в закон о государственной регистрации прав на недвижимость и так далее. И только вместе эти законы помогут как-то смягчить жилищную проблему и помогут получить гражданам жилье. Та же ипотека заработает не потому, что мы примем кучу хороших законов. Она заработает тогда, когда появится надлежащее материальное обеспечение.

Что еще нужно принять, чтобы кодекс заработал как следует. Допустим, постановление правительства должно быть, которое устанавливает правила пользования жилыми помещениями: можно ли курить на лестничной площадке, надо ли на балконе разводить пчел и так далее. То есть предельно конкретизировать нормы. На уровне субъектов Федерации должны быть приняты законы, в которых будет определен порядок признания граждан малоимущими. Вот такого рода акты. И еще некоторые, скажем, типовой договор найма жилого помещения должен быть принят, еще некоторые акты.

Евгения Назарец: Прямо сейчас мы знакомимся с нашим экспертом в студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7» - это президент Омского Союза риэлторов, директор фирмы по продаже недвижимости Нина Карпенко.

Нина Павловна, здравствуйте.

Нина Карпенко: Здравствуйте.

Евгения Назарец: Я понимаю, что, возможно, этот вопрос звучит не совсем правильно и не совсем заслуженно к вам, но все-таки. Вы читали новый Жилищный кодекс?

Нина Карпенко: Конечно.

Евгения Назарец: И какие у вас впечатления?

Нина Карпенко: Я не только читала, но и изучала. Дело в том, что новый Жилищный кодекс был просто необходим. Он в целом заслуживает положительной оценки. Но, как и любой документ, не лишен недостатков.

И я бы хотела сегодня остановиться конкретно на некоторых статьях.

Евгения Назарец: Кстати, какие статьи?

Нина Карпенко: Например, статья 31 – это правовое положение членов семей собственника жилого помещения. На мой взгляд, законодатель остановился как бы на полпути. Представьте ситуацию, в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшими членами семьи собственника этого помещения не сохраняются. Для покупателя это очень серьезный вопрос. То есть на сделку не требуется копия лицевого счета. В связи с этим покупатель может приобрести квартиру, и в этой квартире могут быть прописаны другие члены семьи.

Евгения Назарец: То есть другие члены не его семьи могут быть там прописаны? Или его?

Нина Карпенко: И даже бывшие члены его семьи.

Евгения Назарец: Это один из примеров. А оказал ли влияние новый Жилищный кодекс еще на какие-то наиболее важные моменты работы реэлторов?

Нина Карпенко: Да. Это и перевод жилого помещения в нежилое. Это и вопросы по переустройству квартиры. И, в общем-то, многие другие.

Евгения Назарец: А какое влияние это окажет на рынок недвижимости в Омске? Он, скажем, будет стагнировать или, наоборот, ничего не изменится? Как вы прогнозируете?

Нина Карпенко: Рынок недвижимости мало зависит от применения новых норм права и, в частности, Жилищного кодекса. В каждом регионе, - а коллеги-риэлторы проживают и в Екатеринбурге, например, в Новосибирске, в Тюмени, мы постоянно общаемся, беседуем, - рынок от экономики прежде всего региона зависит. И от принятия нового Жилищного кодекса вряд ли будет зависеть.

Евгения Назарец: А на цену жилья это тоже не оказывает влияния? Объясню, почему я спрашиваю. Потому что Жилищный кодекс в пакете законов, которые должны стимулировать вроде как продажу жилья, в том числе и ипотеку. И в Екатеринбурге это вызвало резкий рост цен на жилье на вторичном рынке.

Нина Карпенко: В Омске с прошлого года мы занимаемся ипотекой, и поэтому для нас это не что-то новое, а это уже то, к чему привыкли омичи и привыкли те, кто занимается ипотекой – это риэлторы. Поэтому здесь всплеска такого нет. Только был всплеск в первые три месяца прошлого года.

Евгения Назарец: Но он не был связан с принятием пакета жилищных законов, да?

Нина Карпенко: Нет.

Евгения Назарец: Хорошо. Еще одно сравнение попрошу вас произвести с Екатеринбургом. Вот екатеринбургские риэлторы, например, прогнозируют падение спроса на жилье большой площади и элитное жилье. Во-первых, из-за ожидаемого увеличения ставки налога на имущество, а во-вторых, из-за расходов собственников на содержание жилья, что предусмотрено, в том числе, и Жилищным кодексом. Изменилась ли структура спроса на жилье в Омске?

Нина Карпенко: Здесь абсолютно одинаковая позиция и у омичей. То есть большое жилье, как правило, требует большой затратной части. И поэтому спад спроса, да, он прогнозируется. И в основном строители учитывают это. Строят теперь жилье для конкретной семьи – то, что будет более востребовано.

Евгения Назарец: На омском рынке недвижимости хватает жилья эконом-класса?

Нина Карпенко: Вполне. Но хотелось бы больше.

Евгения Назарец: Скажите, а каково соотношение спроса и предложения, если это не секрет? А я думаю, это не секрет.

Нина Карпенко: Если посмотреть сегодня на левый берег нашего города, то очень много стоит строительных подъемных кранов, и видно, что стройка идет, город строится. И поэтому не все жилье еще куплено. И, тем не менее, спрос есть. Спрос достаточно большой. И если раньше в основном «вторичка» пользовалась спросом, то теперь люди, возможно, и с принятием нового Жилищного кодекса, будут с удовольствием и с большей безопасностью приобретать новостройки.

Евгения Назарец: Усложнился ли процесс предпродажной подготовки квартир? Я имею в виду сбор документов, необходимых для продажи, согласование, я не знаю, в органах опеки, ЖКХ, что-то еще.

Нина Карпенко: Я не буду сегодня останавливаться на новостройках. Дело в том, что там очень большой и серьезный вопрос. Законодатели будут разбираться, насколько мне известно. В Москве планируется в ближайшее время большое совещание по разъяснению этих норм по новостройкам.

А вот то, что касается вторичного жилья, то я уже сказала, что пакет документов при продаже квартиры изменился. Он изменился не в лучшую сторону для покупателя. И, в частности, Омский Союз риэлторов на своей конференции предложил для безопасности покупателя внести в пакет документов предоставление для покупателя копию лицевого счета. И не сдавать ее, допустим, в Росрегистрацию, когда оформляем в простой письменной форме, не для нотариуса, если нотариальная сделка, а для конкретного покупателя, чтобы сделка была чистой и покупатель точно знал, что он покупает, чтобы не было кота в мешке.

Евгения Назарец: И у нас телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Уважаемый риэлтор, как соотносится закон 79-ый, который говорит о том, что жилье будет представляться чиновникам один раз, государственным служащим, а Жилищный кодекс говорит, что только малоимущим? Это первое.

Второе. Куда денутся деньги на капитальный ремонт, которые мы вносили, а дом сравнительно новый, 10 лет стоит?

Евгения Назарец: Нина Павловна, вы можете ответить на эти вопросы?

Нина Карпенко: По поводу вопроса о предоставлении жилья неимущим, я думаю, что здесь это вопросы к законодателям, к правительству и к тем, кто имеет возможность предоставлять жилье социальное.

А по поводу изменения расценок на жилье, то есть квартплата у нас увеличилась, ставки изменились. Я бы сказала так, что это вопрос, который постоянно меняется. Когда-то у нас и спички были по 1 копейке.

Евгения Назарец: Нина Павловна, как бы вы охарактеризовали основные изменения в работе риэлторов? На что им теперь больше всего приходится обращать внимания в своей работе?

Нина Карпенко: Я думаю, что риэлтору просто необходимо... они обязаны подстраховывать как покупателя, так и продавца. Закон заботится о покупателях. Но, тем не менее, вот этот переходный период законодатели Жилищного кодекса, в частности, считают, что переходный период будет до 1 января 2007 года, но пока будут различные дополнения в Жилищный кодекс внесены и в некоторые другие нормативные акты, нужно быть очень внимательными. Каждая квартира имеет свою историю, так же как и человек. И ее нужно проследить.

Евгения Назарец: Спасибо большое, Нина Павловна.

Россиян постепенно приучают к мысли, что жилье нужно покупать, а не ждать бесплатной квартиры от государства. 120 миллионов рублей на приобретение квартир уже получили омичи через Омское ипотечное агентство, которое работает с июля 2004 года. Более 200 семей купили квартиры. Однако в очереди на так называемое бесплатное жилье, по разным данным, стоят от 10 до 17 тысяч омских семей.

Самые вероятные на сегодня варианты решения жилищной проблемы в Омске рассматривает журналист телерадиокомпании «Антенна-7» Вячеслав Суриков.

Вячеслав Суриков: Светлана по профессии школьный учитель математики. Сейчас она находится в декретном отпуске. Ее муж служит в артиллерийских войсках в звании майора. Свою новую двухкомнатную квартиру они получили бесплатно, отстояв в очереди четыре года. До этого жили в однокомнатной квартире. У их двое детей, поэтому полученная ими квартира уже сейчас не устраивает их по площади и количеству комнат. Они по-прежнему стоят в очереди на улучшение жилищных условий.

Светлана: Метраж, конечно, нас уже не устраивает. Ну, квартира небольшая, 40 квадратных метров всего. Мы все-таки претендуем на трехкомнатную квартиру. И я так думаю, что пока муж будет служить, во-первых, мы не имеем финансовых возможностей приобретать какое-то свое жилье. Надеемся, что государство нас не забудет.

Вячеслав Суриков: Вариант получения ипотечного кредита пока не рассматривают. С учетом того, что Светлана сейчас получает только 650 рублей пособия, совокупный семейный доход едва превышает 10 тысяч рублей. По требованиям большинства ипотечных агентств, необходимый минимум совокупного дохода должен составлять не меньше 15 тысяч рублей. Генеральный директор Омского ипотечного агентства Владимир Компанейщиков утверждает, что есть варианты получения ипотечного кредита по более гибким схемам.

Владимир Компанейщиков: С учетом того, что достаточно большое число сделок происходит по обменному варианту, когда я продаю меньшее, а покупаю большее, как правило, более половины стоимости нового жилья имеется за счет продажи старого, требования к платежеспособности в данном случае существенно гибче в рамках стандартов федеральной ипотечной программы. Вот такие варианты доступны на самом деле, ну, по моим оценкам, не менее трети, если не больше, населения Омской области.

Вячеслав Суриков: Одно из важнейших условий роста ипотечного кредитования – строительство новых жилых домов. Финансовый потенциал должны обеспечить крупные банки.

Владимир Компанейщиков: В целом перспективы в большей степени будут зависеть от того, насколько удастся весь этот потенциал замкнуть на первичный рынок недвижимости, на новое строительство. И это очень хорошо накладывается на ту программу увеличения объемов жилищного строительства, которая сейчас решается в регионе. Если мы сможем замкнуть все эти потоки, а это одна из наших основных задач в части нашего бизнеса, на «первичку», то у ипотеки будет очень хороший потенциал для роста. Потому что сейчас проще получить кредит, чем найти под него квартиру.

Вячеслав Суриков: Владимир Компанейщиков положительно оценивает активность омичей в стремлении получить ипотечный кредит. Отсутствие серьезных социальных потрясений, информированность населения и рост личных доходов должны обеспечить успех основных игроков рынка омского ипотечного кредитования.

Евгения Назарец: И у нас есть звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Спасибо за очень важную тему, которая сегодня затронута. Конечно, одной передачи на это не хватит.

И у меня такой вопрос. При создании товариществ еще до введения Жилищного кодекса власть, в частности, в Санкт-Петербурге... у нас дом старого фонда в центре города. Речь шла о том, что нежилые помещения для привлечения горожан к созданию товариществ и кондоминиумов вот нежилые помещения... В частности, вот у нас первый этаж – это муниципальная как бы собственность, они арендуют эти помещения. Обещали, что как будто бы это передадут гражданам, если они будут создавать свои кондоминиумы. Сейчас об этом уже больше не говорят, как вышел новый кодекс. И это не затрагивается вот в этом Жилищном кодексе. Будьте добры, есть ли какие-то перспективы в этом плане? Или город оставляет за собой обязательно эти помещения, но является как бы сотовариществом вот такого кондоминиума, оставаясь муниципальным собственником, и все-таки участвует в ремонте дома и так далее? Раньше обещали это передать.

Евгения Назарец: Понятен вопрос. Спасибо вам большое.

Я напомню, что сегодня мы все-таки слушателей спрашивали, что они думают о новом Жилищном кодексе, читали ли они его. Я не знаю, сможет ли кто-то из наших экспертов дать консультации по поступающим вопросам.

Но, тем не менее, продолжаем разговор о Жилищном кодексе. Многие прежние начинания местных властей теперь тоже должны быть сверены с буквой нового закона. Исполнился год программе «Народный счетчик» в Томске. Почти 2 тысячи коммунальных счетчиков появились в домах томичей по инициативе областной администрации, чтобы горожане платили за тепло по реальным счетам. Но разрекламированная программа пока не принесла желаемых результатов. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.

Мелани Бачина: Теплосчетчики стоят в домах жителей Томска уже год, однако до сих пор за ними никто не следил. В итоге, 250 дорогостоящих приборов из 1800 установленных вышли из строя. Губернатор и мэр Томска заговорили о саботаже. Счетчики воруют, они горят в пожарах и тонут в потопах, они показывают не то и не так. Говорит губернатор Томской области Виктор Кресс.

Виктор Кресс: Там, где они стали ломаться, эти приборы учета, все по балансовому методу – в 2-3 раза больше. Понятно же, есть сервисная компания, если сломался – ты замени. Это же нормальная схема, если она нормальная, если нет саботажа.

Мелани Бачина: Один из разработчиков «Народного счетчика» в Томске бизнесмен Илья Ли уверен, что на большинство домов генеральный подрядчик – «Томскэнерго» - просто поставил не те приборы. Надо было брать не электромагнитные счетчики, а механические или ультразвуковые – они как-то больше адаптированы к российским подвалам. Илья Ли, директор компании «Локальные инженерные системы».

Илья Ли: Как не надо делать – Томск показал. Вот по этой программе по установке теплосчетчиков можно сделать много выводов, и эти выводы как раз такие, как не надо делать.

Николай Вяткин: Та неразбериха, которая сегодня есть, она должна быть закончена, должен быть четко определен хозяин, который должен четко нести ответственность за это дело.

Мелани Бачина: Говорил Николай Вяткин, председатель правления «Томскэнерго».

Сегодня счетчики обслуживают Томские коммунальные системы. Буквально месяц назад им пришлось создавать сервисную структуру с нуля. Говорит Максим Резников, заместитель генерального директора Томских коммунальных систем.

Максим Резников: Ответственность за них вот реально никто не несет как таковые. То есть, да, ездит персонал, обслуживает, ремонтирует, ну, будем говорить, на общественных пока началах.

Мелани Бачина: Благодаря теплосчетчику энергетики не могут заставить людей платить за потери тепла в своих сетях. Народ платит только по счетчику и только за свой дом.

Сегодня Томские коммунальные системы предлагают наполовину уменьшить тариф на обслуживание счетчиков. Скорее всего, власти это одобрят. «Народный счетчик» в Томске – это ведь скорее политика, а не экономика.

Евгения Назарец: И Мелани Бачина сейчас на связи с нами из Томской студии. У нее в гостях мэр Томска Александр Макаров.

Доброе утро, уважаемые собеседники. Вы слышали ход нашей беседы.

Мелани Бачина: Доброе утро.

Александр Сергеевич, вот вы слышали материал. Собственно говоря, сейчас программа «Народный счетчик» в Томске уже начинает работать. Но прошел год. Почему так много времени потребовалось на то, чтобы эта программа заработала?

Александр Макаров: Во-первых, эта программа уникальная. Мы в России начинали первыми вот такое массовое применение счетчиков на жилье. Поэтому очень много было непроработок. И вторая причина, наверное, еще более серьезная. Дело в том, что вот такие крупные, масштабные проекты, они должны начинаться с нормативно-правовой базы. Так вот, правовая база, само постановление, которое принималось, оно, конечно, было недоработано. Там не было четко определено, кто станет собственником, кто будет заниматься сервисным обслуживанием и так далее. И вот год понадобилось... Сегодня это действительно работающая программа. Сегодня есть собственник – муниципалитет. Сегодня есть сервисные организации, причем на конкурсной основе. Вот в репортаже было сведение о том, что сегодня уже снижаются затраты на обслуживание. Сегодня конкурируют «жилищники», ТКС, другие обслуживающие фирмы для того, чтобы получить доступ к счетчикам и иметь возможность их обслуживать. Поэтому сегодня она заработала. Но вы правы, понадобился год для того, чтобы все вот эти проблемы снять.

Мелани Бачина: Но вот теперь по новому Жилищному кодексу установка счетчиков должна быть согласована с жильцами, поскольку Жилищный кодекс дает им право выбора формы учета и оплаты. Кроме того, до 1 марта следующего года жители должны определиться с тем, как они будут управлять своим домом: либо это будет товарищество собственников жилья, либо ЖСК, либо самостоятельное управление домом. Вот вы, как представитель муниципальной власти, как вы считаете, с какими реальными вы сложностями столкнетесь, и насколько эта система будет хороша?

Александр Макаров: Во-первых, я вообще считаю, что основная мысль нового Жилищного кодекса простая: твой дом – твоя забота. Поэтому сегодня надо, чтобы каждый житель... и очень хорошо, что год, так сказать, на внедрение этого счетчика, каждый житель должен понять, что кончились времена, когда государство и муниципалитет решали все проблемы за жителей. Сегодня вопросы самодеятельности жителей, самостоятельности жителей, инициатива жителей выступают на первый план в части обслуживания жилья, я имею в виду. Поэтому муниципалитет должен только инициировать эти процессы и каким-то образом регулировать их. Это первое.

Второе. Если сегодня муниципалитет просто сбросит с себя все – развалится вся система. Очень хорошо, я еще раз повторяю, что 2005 год – как бы переходный год. И надо принять дополнительные правовые акты на уровне Федерации, дополнительные нормативно-правовые акты на уровне субъектов Федерации. Ведь все надо распределить. Простой пример в части жилья. Сегодня субъект Федерации должен принять своим законом категории жителей: кто является неимущими, кто имеет право на социальное жилье, как поступать с неплательщиками. То есть еще очень много надо принять правовых актов.

Мелани Бачина: Но вот что касается малоимущих. Сейчас, собственно говоря, субъект Федерации будет определять, кто такие малоимущие. Потому что именно они будут иметь право на бесплатное жилье. Вот как вы будете это определять? Ведь существует в России такая проблема, как «белая» и «черная» зарплата. Скажем, у учителей она «белая», и они могут не попасть под категорию малоимущих, а вот бизнесмен какой-то, у которого «черная» зарплата, он может попасть. Как вы будете это делать? Ходить по квартирам, проверять, смотреть, какие условия, или как?

Александр Макаров: У нас 0,5 миллиона в городе – и очень трудно походить по квартирам и проверить. Дело в другом. Дело в том, что будут иметься в виду и браться, так сказать, за основу не только доходы, не только заработная плата, но и имущество. Вот если, например, у человека заработная плата показывается 1,5 тысячи рублей, а у него имеется дача, машина, несколько квартир и все прочее, ясно, что его к малоимущим никак не отнесешь. Поэтому вот это, если хотите, такой комплексный показатель.

Мелани Бачина: Спасибо, Александр Сергеевич.

Евгения Назарец: И послушаем телефонный звонок. Здравствуйте. Нам интересно ваше мнение.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Николай, я из Омска. Я читал Жилищный кодекс и согласен с теми, кто считает его появление положительным моментом в нашей жизни. Но есть в нем, так скажем, отдельные положения, которые настораживают.

Первое. Это то, что из старого кодекса перекочевала неопределенность с таким понятием как «доля участия». Если почитать, там можно трактовать его как угодно. А это вопрос очень важный при голосованиях.

Второе. Не ответили участники передачи на вопрос слушателя о том, а что будет с деньгами, которые люди много лет платили на капитальный ремонт. Я так полагаю, что государство простит эти деньги трудящимся, как это у нас принято.

И третье. Не спрашивая жильцов, нас толкают объединяться в товарищества. Причем процедура создания товарищества очень, так скажем, дорогая. Скажем, только технический паспорт будет стоить сотни тысяч рублей. И нигде не сказано, можно ли будет что ли обойти этот вопрос, чтобы не создавать дорогостоящих документов.

И последнее, что я хотел бы сказать, что меня волнует. Вот до 2007 года мы должны определиться: оставить приватизированное жилье или деприватизировать его. При этом государство лукавит и не говорит, а какие будут налоги на собственность. То есть решение принять невозможно без этой информации.

А в целом документ положительный. И думаю, что при известной доработке он сыграет свою положительную роль. Благодарю вас.

Евгения Назарец: И я подтверждаю, что сегодня мы не сможем ответить на все вопросы. Но мы продолжаем разговор о первых впечатлениях от нового Жилищного кодекса.

Мелани Бачина: Александр Сергеевич, собственно говоря, слушатель сейчас затронул тему, а если действительно люди не захотят объединяться в товарищества собственников жилья, что тогда делать?

Александр Макаров: Прежде всего первый вопрос о доле участие. Я должен сказать, что потому и надо принять еще много нормативно-правовых актов, чтобы прояснить все вопросы: надо ли документацию всю готовить, надо ли техпаспорта и так далее. То есть субъект Федерации теперь самостоятельно должен очень серьезно поработать. Ведь в этом кодексе есть обычные противоречия. Прогрессивные идеи, которые заложены в основу этого кодекса (бесспорно, много прогрессивных идей), наталкиваются на истинное положение дел сегодня – на невозможность населения платить полностью и так далее. Это обычные противоречия нашего законодательства. Поэтому еще раз говорю, мы должны корректировать его – корректировать с помощью права законодательной инициативы, Федерация должна корректировать, и, конечно, субъект Федерации. И вот эта корректировка, эта поэтапность введения позволят нам вот те негативные явления, которые будут копиться, бесспорно, будут копиться в процессе введения в силу этого кодекса. Я еще раз говорю, это очень многосложный и многотрудный процесс. Но он нужен. Сам документ, бесспорно, прогрессивен.

Мелани Бачина: Александр Сергеевич, а вот какие все-таки вы, как муниципалитет, видите реальные проблемы в том, что будут создаваться вот эти товарищества собственников жилья? Или будут какие-то управляющие компании, частные например. Ведь понятно, что могут возникнуть сложности, скажем, когда будут появляться фирмы-однодневки.

Александр Макаров: Будут, да. И, действительно, вот здесь, я думаю, будет очень много работы судебной системы. Самое опасное, и наверняка появятся фирмы-однодневки, которые будут собирать деньги с жителей, но реальной ответственности нести не будут. И мало того, я даже убежден, что, видимо, придется в законодательство уголовное вносить какую-то статью за обман жителей в этой части.

Ну и власть, конечно, должна взять на себя эту роль катализатора вот в этих процессах объединения. Надо проводить сотни, подчеркиваю, сотни собраний жителей, надо жителей убеждать. Нужна очень мощная пиаровская акция. То есть нужна просто, знаете, разъяснительная, пропагандистская работа: что такое Жилищный кодекс, как он должен вводиться, какая роль здесь отводится жителям, а им, естественно, основная роль отводится, какими будут муниципальные предприятия, и будут ли они вообще, их роль в обслуживании жилья и инженерных сетей и так далее. То есть все эти вопросы власть должна взять на себя. Работа предстоит просто колоссальная. Но мы обязаны это сделать, если мы хотим, чтобы хороший, прогрессивный в основе своей документ действительно получил право на жизнь.

Мелани Бачина: Но вот вы готовы к такому объему работы? И вообще, городские власти России, как вы считаете, готовы взять на себя такой объемы работы, который им предоставил Жилищный кодекс?

Александр Макаров: Вы знаете, я вообще убежден, что Россия держится на усилиях городских властей, в основном, российских городов. Поэтому российские власти готовы ко всему, я имею в виду власти муниципалитетов. Мы уже делали много объемных и очень серьезных работ, и это сделаем. Убежден, что все российские города придут к реализации Жилищного кодекса так, как положено. Федерация нас должна только поддержать – поддержать нормативной базой четкой, ясно выверенной и не имеющей двойного толкования, как это у нас часто бывает.

Мелани Бачина: Но вот губернатор Томской области Виктор Кресс намерен обратиться с законодательной инициативой в Государственную Думу России о поэтапном введении в действие нового Жилищного кодекса. Вот он говорит о том, что одномоментное, вот с 1 марта не подкрепленное источниками финансирования из местных бюджетов введение новых правил в жилищной сфере может привести к весьма неприятным социальным последствиям. Вот вы разделяете его точку зрения?

Александр Макаров: Мало того, мы обсуждали вместе эту точку зрения. Дело вот в чем. Что делать с неплательщиками? Что делать с ветхим, аварийным жильем, затраты на которое пока не закладываются, и, как правило, минимальный бюджет? И еще десятки и десятки вопросов. И на самом деле самым разумным было бы поэтапное введение Жилищного кодекса. На самом деле: что можно сделать сегодня, что можно сделать через три-четыре-пять-шесть месяцев и так далее. Я думаю, что в течение полтора-двух лет мы безболезненно моли бы ввести основные положения Жилищного кодекса. Самое главное, разбудить инициативу жителей.

Мелани Бачина: А что будет с привычными нам ЖЭУ?

Александр Макаров: Привычных нам ЖЭУ, слава Богу, не будет. Они либо будут эволюционировать в частные компании, в управляющие компании, в компании, обслуживающие жилой фонд или энергосеть и так далее, либо просто будут себе искать другую работу.

Мелани Бачина: То есть теперь, если, скажем, возникнут какие-то реальные проблемы, например, с задолженностью жильцов, что очень часто бывает, со злостными неплательщиками, если возникнут какие-то проблемы по платежам, будут ли реальные силы, реальные возможности, рычаги давления вот у этих товариществ собственников жилья для того, чтобы разруливать эти ситуации?

Александр Макаров: Мы забываем еще одно очень важное положение Жилищного кодекса. Вернее, даже не положение, если хотите, а основа Жилищного кодекса. Теперь все отношения между жителями и обслуживающими организациями, организациями, предоставляющими жилищно-коммунальные услуги, будут строиться только на договорной основе, чего в России практически никогда не было. В рамках Гражданского кодекса теперь будут все договоры. И в рамках этого же кодекса, в рамках договорных отношений будут строиться и другие правовые отношения. Поэтому ничего тут страшного нет. Не поставили тебе вовремя горячую воду – подавай в суд на энергоснабжающую организацию. Отключили тебе холодную воду – подавай в суд на Водоканал, и так далее. Не вывезли мусор – подавай в суд на ту организацию, которая обслуживает тебя. То есть вот эти договорные отношения, рано или поздно, они должны стать привычным атрибутом нашей жизни. Поэтому я еще раз говорю, рано или поздно, все это, знаете, встанет на свою твердую, законную основу.

Мелани Бачина: Но вы в целом как Жилищный кодекс оцениваете?

Александр Макаров: Я оцениваю как прогрессивный документ с серьезным количеством недоработок.

Мелани Бачина: Александр Сергеевич, я благодарю вас, что вы приняли участие в сегодняшней нашей программе.

Евгения Назарец: Да, Мелани, мы также благодарим тебя и твоего собеседника за то, что вы придали нашей беседе, нашему обсуждению сегодняшнему практическое направление.

Мы отдаем себе отчет, что на все вопросы по поводу Жилищного кодекса мы сегодня не ответили, но, по крайней мере, попытались.

XS
SM
MD
LG