Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Планы создания в России общественного фонда помощи жертвам терактов


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Кирилл Кобрин: В России в ближайшее время будет создан общественный фонд помощи жертвам террористических актов. Об этом сегодня заявил в Москве на заседании дискуссионного клуба Всероссийского гражданского конгресса один из его сопредседателей Гарри Каспаров. На этом же заседании пострадавшие в результате различных террористических актов обратились к депутатам Российской Государственной Думы с требованием внести изменения в законы и определить «статус потерпевшего при теракте» с прилагающимся к нему пакетом социальных льгот. Подробности у корреспондента Радио Свобода Михаила Саленкова.

Михаил Саленков: Четвертое заседание дискуссионного клуба Всероссийского гражданского конгресса было посвящено проблеме терроризма в России. Первое слово организаторы дали тем, кто сам пострадал от действий террористов или чьи родственники оказались среди жертв или заложников.

Сопредседатель Российской общественной организации «Норд-Ост» Татьяна Карпова напомнила, как сейчас живут пострадавшие и как заботится о них государство.

Татьяна Карпова: Нас много. Мы ничего, к сожалению, к своему и стыду, наверное, не можем добиться признания нас как людей, которые в данный момент, наверное, теперь составляют особую касту людей в нашем государстве. Нас не хотят слышать, нас полностью не хотят видеть, не хотят вникать в наши проблемы. Проблемы у нас очень серьезные и очень большие. Об этом уже нужно не просто говорить, а нужно кричать. Поэтому наша организация обратилась сюда во Всероссийский гражданский конгресс. Мы очень просим всех подписаться под нашим ходатайством в Государственную Думу, где мы требуем уже, а не просим, изменения нашего российского законодательства Российской Федерации и введения нового статуса "потерпевшего от терактов" со всем прилагающимся пакетом социальных льгот.

Жизнь, вернее, существование людей, ставшими потерпевшими и пострадавшими от терактов, не волнует ни московское правительство, ни правительство России. До сих пор потерпевшие от взрыва дома на Гурьянова в 1999 году не могут добиться проведения анализа ДНК для опознания двенадцати тел погибших, чтобы осуществить захоронение своих родных и близких. Люди вынуждены жить с бесконечно неутихающей болью, выслушивать чудовищные объяснения госчиновников о том, что у государства нет на дорогостоящий анализ средств. Двенадцать человек шестой год в России не могут быть захоронены. Люди не имеют права прийти на могилу и выплакаться.

Мы очень просим Гражданский конгресс поддержать нашу инициативу, так как у государства за шесть лет не нашлось денег на проведение анализа ДНК, мы требуем, чтобы рядом с часовней на улице Гурьянова все-таки у правительства нашлось хотя бы денег на какую-то символическую братскую могилу.

Михаил Саленков: Один из сопредседателей Гражданского конгресса Гарри Каспаров предложил создать общественный фонд помощи жертвам террористических актов, которые произошли на территории России. Каспаров отметил, что, по его мнению, при президенте Путине ситуация с обеспечением безопасности и поддержкой жертв терактов вряд ли изменится к лучшему.

Гарри Каспаров: Чеченская война - это опора режиму, это основа власти Путина. Поэтому эта война не может кончиться. Не потому, что государство не может справиться с этой проблемой, оно и не собирается с ней справляться. Более того, распространение войны на весь Северный Кавказ, это тоже часть государственной политики, как нам поведал недавно господин Медведев. Для того, чтобы создать в стране атмосферу осажденной крепости, нужно, чтобы была где-то война. Для этого война будет продолжаться, для этого нужны жертвы террора. "Норд-Ост" и Беслан это запланированные (не побоюсь этого слова сказать) жертвы. Эти жертвы приносятся для того, чтобы режим имел оправдание своего существования.

Мы должны понимать, что запугивание, теракты, война, репродуцирование страха и безнадежности в обществе - это основная политика сегодняшнего режима. Это идеология этого режима. Поэтому пока у власти будет Владимир Владимирович Путин, ничего не кончится, иначе исчезнет само обоснование вот этой сакральной власти человека, который начал с того, что обещал мочить террористов в сортире. Война распространилась на всю Россию. Он продолжает делать вид, что все идет по плану.

Мы видели все, как тщательным было расследование теракта 11 сентября в Америке. Три года продолжалось расследование. Президенту пришлось давать показания общественной комиссии. Мы об этом не то, чтобы, мы мечтать об этом не можем. Как работает комиссия в Беслане, мы все знаем. Ее цель не найти, на самом деле, виновных, а по существу дать заключение, которое бы обелило тех, кто несет, на мой взгляд, такую же ответственность за бесланскую трагедию, как и те бандиты, которые захватили это здание. Когда бесланская трагедия только завершилась, Шендерович сказал совершенно ужасную фразу, такой тяжелый мрачный юмор: "Лучше бы они захватили Кремль, тогда бы было меньше человеческих жертв".

Поэтому можно готовиться к будущему, просто создать фонд помощи жертвам терроров путинской России. Считаю, что фонд должен быть создан. Обязуюсь привлечь средства иностранцев, я лично гарантирую первые 25 тысяч долларов в этом фонде. Думаю, что будут откликаться люди. Боюсь, что в Турине откликнуться, чем здесь, но я думаю, что и в России будут откликаться.

Михаил Саленков: Председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева поддержала предложение Гарри Каспарова и вспомнила, как в годы советской власти собирали деньги для политзаключенных.

Людмила Алексеева: С 1968 года существовал фонд помощи политзаключенным. В него люди несли деньги, кто по рублю, кто по три, кто по пять рублей с получки. Я почему это знаю? Потому что я эти деньги собирала в течение трех лет. Мы обеспечивали людям адвоката, проезд семьям на свидание, деньги на посылки, деньги на передачи. Вот на это хватало.

Государство предполагает, что "Норд-Отсом" и Бесланом не кончится. Они подсчитывают на своих счетах, что даже такому богатому государству с его стабилизационным фондом (это ведь общество у нас бедное, а государство у нас богатое), так вот ему тоже будет трудно всем воздать даже по малому, всем жертвам террора - теперешним и будущим. Поэтому, спасибо Гарри Кимовичу, за предложение открыть фонд помощи жертвам терроризма. Пусть им станет стыдно, что собирают люди, а не государство, которое обездолило этих людей.

Михаил Саленков: Президент фонда ИНДЕМ правозащитник Георгий Сатаров рассказал, что на заседание дискуссионного клуба были приглашены представители власти. Но никто из них на обсуждение проблемы терроризма в современной России не пришел.

Георгий Сатаров: Выборы не приводят к улучшению породы политиков. Когда нас ждал расцвет нового президентства под эгидой Владимира Владимировича Путина, очень много людей надеялись, что вот теперь-то и будут наводить порядок, бороться с коррупцией, будет то, будет се. Что получилось, вы прекрасно знаете. Первое. Мы, общество, не имеем права ждать, пока на смену плохих придут хорошие. Это не гарантия. Мы должны думать о том, что это за проблемы, и как можно ее решать, если у власти мозгов не хватает для этого. Мы должны снова это делать.

Михаил Саленков: В середине февраля организация «Норд-Ост» провела "круглый стол", на котором было объявлено об объединении пострадавших и потерпевших большинства терактов. Председатель организации Татьяна Карпова напомнила, что только в столице России Москве за неполные шесть лет – с 1999 по 2005-й – произошло 14 террористических актов. Самыми крупными терактами на территории России считаются - захват террористами зрителей в Театральном центре на Дубровке в октябре 2002 года (тогда в заложниках оказались 912 человек, 130 из которых погибли), и события первого-третьего сентября в осетинском городе Беслане, где в заложниках, по данным правозащитников, оказались около 1300 человек, 324 из них погибли.

XS
SM
MD
LG