Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Должно ли учитываться мнение жильцов при застройке городского центра?


Программу ведет Эдуард Коридоров. В программе принимает участие Тамара Дубкова, председатель Совета микрорайона.

Эдуард Коридоров: Застройку города регламентирует многое, начиная от федеральных законов и заканчивая местными нормативными актами. Проблема в том, что покушаясь на городские дворы, выкорчевывая деревья, снося детские площадки, застройщики и чиновники фактически не берут в расчет интересы и мнения жильцов.

Почему все происходит именно так и что делать горожанам, жизнь которых становится неуютной? Об этом и многом другом мы беседуем сегодня с гостем нашей студии Тамарой Дубковой, она возглавляет Совет одного из центральных микрорайонов Екатеринбурга и безуспешно пока борется против покушения на тихие и уютные некогда дворики.

А нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: должно ли учитываться мнение жильцов при застройке городского центра?

Доброе утро, Тамара Алексеевна.

Тамара Дубкова: Здравствуйте.

Эдуард Коридоров: Давайте расскажем вкратце, в чем наши беды, в чем проблемы, что творится в микрорайоне.

Тамара Дубкова: Наш 25-ый квартал расположен между такими магистральными улицами, как Гагарина, Малышева, Генеральская и Ленина. То есть он планомерно практически за последние два года уничтожается как жилой район. То есть насаждаются, во-первых, офисы, все институты откуплены, идет поток машин через эти дворовые проезды, которые вообще не имеют пешеходных дорожек, там все совмещено. То есть это был некогда малоэтажный, 5-этажками застроенный квартал, как жилой и показательный. Строили его в 1959 году. Стоит он абсолютно на болотисто-торфяной почве, где застройка большими зданиями, офисами невозможна. В последние два года у нас вырезано около 200 деревьев, кустарников, газонов очень необходимых, которые грязь «съедают» можно сказать. Последние полсквера у нас вырезала федеральная юстиция. Просто взяли и вырезали, заасфальтировали...

Эдуард Коридоров: Что значит федеральная юстиция?

Тамара Дубкова: Здание бывшего общежития, где жили строители Стройгражданпроекта, сейчас оно принадлежит Федерации, то есть это не городское здание. Но территория-то наша.

Эдуард Коридоров: Скажите, а сколько человек живет в вашем микрорайоне?

Тамара Дубкова: Стоят 30 домов вот в этом квадратике, где живет в основном 70 процентов пенсионеров, инвалидов, мы посчитали. То есть он маленький. В каждом доме по 60 квартир...

Эдуард Коридоров: В центре города, я думаю, любого крупного города по определению жить сложно. Есть минусы, которые никак не обойти и не объехать.

Тамара Дубкова: Сейчас стало сложно. Наш район подвергся этому нападению буквально в последние три года. Потому что он не подлежит застройке высотными зданиями по новым технологиям. Ну, 46 лет домам, 46 лет району, где было всего два садика. Он даже не стоял в те годы на развитие, как вот в плане закладывают, что на развитие, потому что он очень скученный. И очень-очень было много зелени.

Эдуард Коридоров: Но вот вы упомянули о том, что транспорта много, что нет пешеходных площадок. Я просто говорю о том, что по определению районы городского центра, наверное, в любом городе, и жители, соответственно, этих районов страдают от развития, скажем так, транспортной сети, оттого, что количество машин увеличилось, оттого, что выхлопных газов много. То есть какие-то недостатки, которые свойственны что ли развивающемуся городу. И, наверное, было бы идеализмом рассчитывать, что какие-то участки городского центра останутся неприкосновенными, останутся в том виде, в каком это было 20-30 лет назад.

Тамара Дубкова: Я понимаю. Но он не рассчитан даже тогда еще был. Пешеходные дорожки совмещены с дворовыми проездами. Но ведь машины-то идут от коммерческих структур, с улиц, допустим, Генеральской... Это не наши дворовые машины.

Эдуард Коридоров: Вы говорите о том, что во дворах...

Тамара Дубкова: Сквозной проезд устроен. Мы обращались много-много раз в комитет, в администрацию. Трудно передать, у нас уже два тома переписки, пустой переписки. Поэтому вот по такой застройке последний пример. Там еще планируется две... Единственный сквер, который у нас остался, такой зеленый уголок, и то он уже висит на волоске.

Эдуард Коридоров: Давайте все-таки как бы резюмируем, что вас беспокоит и волнует больше всего? Вы перечислили огромный воз проблем. Что бросается в глаза и против чего вы боретесь наиболее активно?

Тамара Дубкова: Бросается в глаза снос зеленых насаждений и застройка административными зданиями по новым технологиям.

Эдуард Коридоров: То есть вот стоит двор, и вместо детской площадки или вместо, так сказать, места отдыха жильцов появляется некое офисное здание. Я правильно понимаю?

Тамара Дубкова: Абсолютно правильно. Потому что сносится все подряд – корты, детские площадки, зелень – все, что можно...

Эдуард Коридоров: Вы об этом узнаете постфактум?

Тамара Дубкова: Абсолютно. Нас никто не опрашивает. Вот по 27 статье по самоуправлению федерального закона 33, 34 глава Устава нового, принятого...

Эдуард Коридоров: Городского Устава.

Тамара Дубкова: ... положение самого мэра 1225 лежит от 2000 года, где он говорит о самоуправлении, и где создаются бесконечные ТОСы, и так далее. То есть мы абсолютно поставлены перед фактом.

Эдуард Коридоров: Просыпаетесь утром или приходите с работы вечером - и видите людей с пилами и топорами, которые выкорчевывают деревья?

Тамара Дубкова: Да, вот смотрим – бетонируют площадку. Вот Малышева, 105 – самый яркий пример. Детский садик принадлежал он заводу, допустим, «Автоматика». Земля-то городская. Это был прекрасный, уютный детский садик с огромным садом. И вот три дома, которые вокруг него стояли, это просто жили на южной стороне, как говорится, в нормальных, человеческих условиях. Сносится детский сад, оставляют четыре стеночки, обносят его. Абсолютно меняется положение этого проекта несколько раз. То три надстроят, то четыре надстроят. Теперь уже шесть – это по новым технологиям. Почти 8 этажей вытягивается перед тремя домами, которые теперь совершенно погребены в этот мрак, грубо говоря. Напротив ставится автозаправка. Все это санкционируется.

Эдуард Коридоров: Неужели прямо во дворе автозаправка?

Тамара Дубкова: 50 метров от этого дома как бы по нормативам 1989 года, 70-х годов, а живем-то мы уже в каком веке?.. Нормативы строительные уже пора менять к новой технологии. И эта автозаправка, и эта вырезка зеленой зоны на Генеральской улице санкционирована исполняющим обязанности Смирновым Виталием, который был раньше директором этого завода. А это был садик заводской, то есть он как бы считался, как мотивируют городские власти... когда мы просили лицей там построить, отдать под игровой клуб и так далее. Там есть проблемы подростковые. Но он сносится.

Эдуард Коридоров: Чувствуется, что вам есть о чем рассказать.

Тамара Дубкова: Это очень длинная история.

Эдуард Коридоров: Давайте послушаем звонок. Доброе утро.

Слушатель: Санкт-Петербург. Маленькие, так сказать, навскидку сведения. Смольнинский район, район Конной улицы, площади Александра Невского: буквально все пятна застройки – это что из себя представляют? Скверики у детских садов. Там где раньше росли деревья, все застроено абсолютно гаражами, особнячками мощными. Это раз. Жители борются. Нельзя сказать, что ничего не делается. Отписки дает и архитектор главный, что ничего не производится. Матвиенко вообще молчит, как рыба об лед.

Эдуард Коридоров: Спасибо. Понятно, что Питер так же закатывают в асфальт, как и Екатеринбург.

Тамара Алексеевна, вы упомянули о том, что тома переписки у вас тоже есть. А подскажите, пожалуйста, вот Совет микрорайона, который вы возглавляете, он был создан для борьбы вот с этим явлением или раньше, по каким-то другим причинам?

Тамара Дубкова: Этот Совет был создан еще в пору нашей «перестройки», когда все начало рушиться, когда все начало в запустение приходить. Поэтому мы решили создать Совет и как-то помочь администрации выявить какие-то больные участки и помогать именно своими силами, как мы всегда раньше делали, по уходу за своими дворами. У нас нет дворов, у нас пешеходный проезд, а через него площадочка детская и так далее. У нас нет дворов.

Эдуард Коридоров: То есть ваш Совет – это плод демократии?

Тамара Дубкова: Ну, в принципе, да, так было, пока не появился закон о самоуправлении, как говорится. Но у нас он идет очень туго. Наша городская администрация... вот мы сейчас прошли обучение в Центре по развитию ТОСов. То есть она шагов не делает практически никаких. Провела один «деловой стол», деловую игру – и все.

Эдуард Коридоров: То есть вступить в диалог с чиновниками администрации города трудновато, да?

Тамара Дубкова: Очень трудно. Мы в основном переписываемся с Вяткиным, начальником Главархитектуры, который занимается отписками. Мы жаловались в прокуратуру, начали жаловаться еще летом прошлого года.

Эдуард Коридоров: А жители микрорайона поддерживают ваши усилия? Или у вас «могучая кучка», которая берет на себя борьбу с чиновничеством?

Тамара Дубкова: Нет-нет. Вот сейчас эти все дома, где там еще одна застройка планируется, вообще немыслимая просто, вот собрали огромное количество подписей, и сейчас они в прокуратуре лежат. Потому что мы уже не видим выхода, что нам делать в этом затиснутом районе, где еще планируется...

Эдуард Коридоров: Есть хоть какая-то организация или группа товарищей, которая проявляет инициативу, поддерживая ваше недовольство, разделяя вашу активную позицию?

Тамара Дубкова: Конечно. У нас в Совете 12 человек, которые работают с населением. И население нас абсолютно поддерживает.

Эдуард Коридоров: Нет, я имею в виду со стороны, скажем так, людей. Ну, та же прокуратура, она по собственной инициативе включилась в эту борьбу?

Тамара Дубкова: Нет, это по нашим жалобам и письмам. Притом волокита была летом. Вот не было бы волокиты, этого здания не было бы. Именно прокуратура районная... Потому что пересылка туда-сюда этих бумаг и отписки такие же: запрос в город, город дает ответ, как и депутатам, что...

Эдуард Коридоров: То есть пока контора пишет, в это время застройщики делают свое дело.

Тамара Дубкова: И только Генеральная прокуратура, когда мы уже иссякли, как говорится, занялась этой проверкой. Притом дважды проверяла. Вот сейчас этот дом на Малышева, 105, где садик снесли, с иском прокуратура вышла в суд...

Эдуард Коридоров: Мы чуть позже, наверное, подробнее поговорим о прокуратуре, потому что это интересно, потому что это, по сути, единственный орган, который может реально помочь вам. Я правильно рассуждаю?

Тамара Дубкова: Да.

Эдуард Коридоров: Любопытно узнать о том, как вы работаете с прокуратурой.

Но давайте еще один звонок послушаем. Доброе утро.

Слушатель: Добрый день. Это Виктор Николаевич из Томска. Я считаю, что передел земли, который в микрорайонах, пока еще не осуществляется в России. Но это будет кровавый, конечно, период. И вот когда ТСЖ возьмут юридически за собой право содержать эти территории, когда они будут действительно полноправными хозяевами, тогда этого бардака не будет.

Эдуард Коридоров: Вы имеете в виду землевладение?

Слушатель: Конечно. Не то что владение, а вот именно какое-то юридически закрепленное содержание этими ТСЖ этих земель, и тогда уже будет какая-то и ответственность, и полное право делать то, что хочу. То есть либо мы хотим делать выгул для собак, для кошек, либо еще для чего-то, но тогда это будет уже юридически закреплено. А пока все это в руках чиновников, которые за взятки, не считаясь ни с мнением окружающих, ни с мнением людей, проживающих в этом районе, в доме, делают что хотят.

Эдуард Коридоров: Спасибо.

Тамара Алексеевна, ваш комментарий.

Тамара Дубкова: Мой комментарий такой, что ТСЖ – это тоже не панацея. Почему? Это хорошо для новых домов, для новых кварталов, где жилье содержится, и содержалось, оно новое. А у нас износ 80 процентов. Как мы можем создать собственников жилья, так сказать...

Эдуард Коридоров: Да вам с удовольствием весь этот износ передадут из рук в руки.

Тамара Дубкова: Да. Когда, извините, мы живем почти что, можно сказать, в помойке, потому что вода льется в подвалы, без конца рвутся трубы, как мы их содержать будем?! Мы можем только самоуправлением общественным заниматься пока.

Эдуард Коридоров: Давайте послушаем звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Это Галина Александровна из Томска. Я тоже хочу сказать, что у нас такая же идет застройка, такое же уплотнение. И я все это объясняю тем, что власти у нас живут своей жизнью, а народ живет своей жизнью. Они не замечают ничего. Им не надо ничего. Для того чтобы пробиться к ним, для того чтобы какую-то бумажку подписать, нужно время, нервы. И я не знаю, когда они повернутся к нам, и повернутся ли они к нам.

Эдуард Коридоров: Спасибо за ваш звонок, за ваше мнение.

Тамара Алексеевна, но вот мы с вами говорили о том замечательном времени, когда был организован Совет вашего микрорайона, на волне «перестройки», на волне демократии. Как же так получилось, что волна-то схлынула?

Тамара Дубкова: Она как бы не схлынула, просто раньше все-таки к нам действительно прислушивались, как-то к нам тянулись. Мы что-то делали. А теперь же только и слышишь, что «земля дорожает в центре, и жить вольготно, как вы живете тут, имея 6 квадратных метров зелени на человека, это просто уже недоступно вам». То есть земли дорогие – это все, что они сказали.

А пробиться действительно к ним очень трудно. Я была на приеме у Чернецкого, когда проводилось в Кировском районе, по этому вопросу.

Эдуард Коридоров: У мэра Екатеринбурга.

Тамара Дубкова: Общественность меня, так сказать, делегировала. И что?! Я не получила ответа. Я получила ответ опять же от того же Вяткина.

Эдуард Коридоров: Это господин городской архитектор.

Тамара Дубкова: Да, совершенно верно.

Эдуард Коридоров: Вы называете чиновников мэрии. Скажите, пожалуйста, но вот вы выразили такой скептицизм. Наш радиослушатель выступил и сказал: давайте организуем ТСЖ, давайте будем пытаться что ли прибрать к своим рукам землю, и нужно попытаться самостоятельно ею распоряжаться. Почему вы как бы скептически к этому относитесь?

Тамара Дубкова: Потому что все попытки... я уже полтора года обучение прохожу именно по созданию ТСЖ, кондоминиумов всяких и прочее, прочее, вот для нашего микрорайона... да, где-то это хорошо, но для нашего изношенного микрорайона это просто неприемлемо. Это, понимаете, часть этой программы самоуправления, потому что это...

Эдуард Коридоров: А почему неприемлемо? Вот организуется ТСЖ...

Тамара Дубкова: Потому что я же объяснила, что у нас 70 процентов пенсионеров и инвалидов живет в нашем квартале. Понимаете? Кто будет содержать это жилье? Пожалуйста, если его отремонтируют, если его сдадут нам, как положено, в наши руки, пожалуйста, тогда можно и заниматься ТСЖ.

Эдуард Коридоров: А вы делали попытки организовать ТСЖ на тех условиях, о которых вы сейчас говорите?

Тамара Дубкова: Мы пока только ТОСы организовываем. Потому что здесь мы сделать пока ничего больше не можем.

Эдуард Коридоров: Хорошо. Давайте немножко поговорим о прокуратуре. Какова вкратце история ваших взаимоотношений с этой организацией?

Тамара Дубкова: Когда мы поняли, что к нам не прислушиваются и сильно надувают, грубо говоря, обещают, но делают другое, мы, конечно, кинулись в правоохранительные органы, кинулись в надзорные службы.

Эдуард Коридоров: Вы кинулись, а не они обратили внимание на ситуацию?

Тамара Дубкова: Нет, конечно. Начали писать. Написали сразу в область. Был Кузнецов тогда еще.

Эдуард Коридоров: Прокурор области.

Тамара Дубкова: Да. Ну и пошла цепочка: он передал исполняющему в общий надзор, общий надзор переслал в Кировскую прокуратуру, там где-то оно долго гуляло, и оно поступило в Ленинскую прокуратуру по местонахождению администрации. Потому что все постановления, подписанные, якобы, мэром города, и никакой ссылки на закон, только постановление, распоряжение мэра города – вот весь закон. Мы ждали долго. Перезванивались. Была прокурор Безответных (это ее фамилия) Анна. Сначала она была лояльна, а потом, когда столкнулась с городскими властями, она просто нас, грубо говоря, в общем, повернула в другую сторону.

Эдуард Коридоров: Бросила?

Тамара Дубкова: Бросила, да.

Эдуард Коридоров: В каком состоянии сейчас ваши взаимоотношения с прокуратурой?

Тамара Дубкова: Вот после этого... во-первых, просрочка была почти на две недели. Прокурор подписал, что вовремя ушло письмо. Мы все запросы сделали.

Эдуард Коридоров: Эти две недели что-то значили в судьбе ваших...

Тамара Дубкова: Обязательно. Вот если бы этой волокиты не было летом, вот этого дома 105 не было бы. Потому что он под демонтажем сейчас стоит.

Эдуард Коридоров: Свежепостроенного.

Тамара Дубкова: Абсолютно. Они гнали по 12 часов в сутки.

Эдуард Коридоров: Что сейчас прокуратура предпринимает, и на что вы надеетесь?

Тамара Дубкова: После этого, как областная опустила нас, как говорят в народе, мы кинулись в Генеральную прокуратуру, к Золотову. Стали ему писать.

Эдуард Коридоров: К заместителю генерального прокурора по Уральскому федеральному округу.

Тамара Дубкова: Да. К Юрию Михайловичу Золотову. После этого он назначил проверку. Проверку сделали. И нашли массу нарушений по этой застройке, по планирующейся и так далее, по автозаправке, по всем.

Эдуард Коридоров: Дальше что? Нарушения есть.

Тамара Дубкова: Дальше нам написали, но наши права, естественно, тоже никто не защитил. А нам не под силу взять адвоката и так далее.

Эдуард Коридоров: Вот мы все время говорим эти слова: «бесправие, прав у нас нет, нас никто не слушает, нас никто не хочет видеть, слышать». Что нужно предпринять, чтобы изменить эту ситуацию в корне, скажем так, чтобы жители обрели голос?

Тамара Дубкова: Очевидно, обратить внимание на этот народ, где он живет.

Эдуард Коридоров: Кто должен обратить внимание – президент, губернатор, мэр, Господь Бог?

Тамара Дубкова: Ну, такой вопрос вы задали, что я даже не знаю, как на него ответить. Кто должен? Конечно, в первую очередь мэр. Мы его выбирали, мы избиратели, мы надеялись на него.

Эдуард Коридоров: Тамара Алексеевна, да, вы выбирали мэра, мало того...

Тамара Дубкова: А на нарушения, конечно, должны надзорные органы, такие как прокуратура...

Эдуард Коридоров: А зачем вы выбирали мэра, который не обращает на вас внимание?

Тамара Дубкова: Но мы же верили, читая «Город сегодня, завтра», и так далее.

Эдуард Коридоров: Причем не один срок вы верили.

Тамара Дубкова: Абсолютно. И наш квартал: ходили по 38-40 процентов бабушки отдавали голосов, надеясь, что все-таки он услышит.

Эдуард Коридоров: Спрашивается: кто же виноват в вашем выборе? Недавно прошли выборы в Екатеринбургскую городскую Думу. Ваш округ избрал депутата, он избрал депутата и на предыдущих выборах в Городскую Думу. Как же так получается, вас власти обманывают, по вашим словам, а вы выбираете эти власти и выбираете?

Тамара Дубкова: Выбираем и выбираем, пытаемся объяснять народу, что нужно смотреть не на то, как человек выглядит, а смотреть на его дела и как-то вникать, вникать. Но очень трудно работать с населением, я честно скажу, у нас.

Эдуард Коридоров: Вот на прошедших выборах в Городскую Думу вы агитировали за кандидата «против всех»?

Тамара Дубкова: Нет. У нас в первой строке стоял Гмызий Дмитрий, у него отец был раньше...

Эдуард Коридоров: То есть вы выбрали своего кандидата, который...

Тамара Дубкова: Но прошел Рапопорт.

Эдуард Коридоров: Прошел тот, против которого вы были настроены, да?

Тамара Дубкова: Абсолютно. Против которого совершенно было настроено население.

Эдуард Коридоров: Из этого я делаю, Тамара Алексеевна, грустный вывод о том, что Совет микрорайона, который вы возглавляете, не пользуется большим авторитетом у жителей, раз они делают выбор не в пользу кандидата, за которого вы ратуете.

Тамара Дубкова: Я объясню. У нас до сих пор еще сохранился такой менталитет у пожилых людей, что «если вы профессор, если вы заведуете кафедрой, то к вам очень большое уважение», до сих пор.

Эдуард Коридоров: Нет, вы сейчас говорите о личности конкретного кандидата, который прошел. А я говорю о том, что у вас была какая-то позиция, но эту позицию жильцы, ваши, по сути, соратники почему-то не разделили.

Тамара Дубкова: Не разделили. И это очень печально.

Эдуард Коридоров: С чем это связано, на ваш взгляд?

Тамара Дубкова: Связано с очень малой агитацией. У нас в этот раз вообще было мало доступа... То есть Совет работал...

Эдуард Коридоров: Какая может быть агитация, вы же живете на этой территории, вы боретесь за интересы ваших же соседей, за то, чтобы не рубили деревья, не сносили детские площадки, а вас не слушают. Как так?

Тамара Дубкова: Вот я вам объяснила, чем объясняют мои жители, вот эти пожилые люди: он же профессор, он заведующий кафедрой, значит, он умный и грамотный, не то что какой-то там начальник какого-то цеха.

Эдуард Коридоров: То есть ситуация такая: люди прочитали листовки - и поверили им, а не вам, не вашим словам. Может быть, тогда действительно проблема-то в том, что люди непоследовательны в своих действиях, я имею в виду жильцов? Нет как бы концентрации усилий, которая бы позволила победить равнодушие чиновников...

Тамара Дубкова: Конечно, общество, оно не может быть постоянно единым каким-то. Понимаете? Кому-то нужно мусорку поставить близко к подъезду, чтобы он с палочкой не ходил, и он готов подписать и под снос сквер, лишь бы не ходить куда-то, и так далее.

Эдуард Коридоров: Так подписывают люди документы, поддерживающие...

Тамара Дубкова: Абсолютно. Там нет такого единогласия. Потому что я же объясняю, что у нас 70 процентов людей, которым далеко за 70. Их трудно переубедить.

Эдуард Коридоров: Тогда давайте поставим вопрос так. Что, на ваш взгляд, является главной причиной происходящих безобразий – разъединенность народа, жильцов, либо все-таки своеволие чиновников и произвол? Что больше играет в минус?

Тамара Дубкова: В минус больше играют разговоры чиновников, естественно.

Эдуард Коридоров: Произвол чиновников, вы считаете?

Тамара Дубкова: Если бы мы туда не ходили, а мы же ходим к ним и в кабинеты, и на прием, и везде, но получаем-то обратно то же самое, что и принесли.

Эдуард Коридоров: Давайте послушаем еще один звонок. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Это председатель собственников жилья «Статор» Чикишев Виталий Михайлович, город Екатеринбург. Мы находимся по улице Красных командиров, 32. Вот недавно обсуждали проблемы, что «создавайте ТСЖ – и все будет нормально у вас». Не получится у них точно так же, пока они землю не заимеют под себя. То есть у нас проблема существует с прошлого года. Захватили стоянку лица из администрации Орджоникидзевского района прежнего состава, некто Авдонин для сына своего устроил. И год уже бьемся – ничего не можем сделать, чтобы убрать ее.

Эдуард Коридоров: Вы считаете, что нужно владеть землей для того, чтобы решить проблему?

Слушатель: Конечно. Но и землю они ведь не дают. Они условно провели красные линии, якобы, улица идет так, перспектива развития такая. Это дело нарушают постоянно.

Эдуард Коридоров: Ясно. Спасибо.

Через 10 лет треть частных садовых участков Екатеринбурга должны уступить место новым городским районам. Садоводческий кооператив, основанный еще в 60-е годы прошлого века, - первая жертва нового Генерального плана. На его месте будет возведен торговый центр. Садоводы от своих 6 соток отказываться не собираются и грозят мэрии Европейским судом. Подробности у корреспондента Радио Свобода в Екатеринбурге Ирины Мурашовой.

Ирина Мурашова: Садовое товарищество «Родничок» было основано в 1958 году. Сейчас в нем 45 участков площадью от 2 до 7 соток. Большинство хозяев – пенсионеры. Некоторые продали квартиры в городе, построили на участке капитальные дома и живут там. Год назад в окрестностях сада появились геодезисты. Они же и сообщили, что на месте грядок скоро вырастет торговый центр. Участок под застройку фирме «Cash & Carry» выделили власти Екатеринбурга, но все переговоры с садоводами ведет застройщик – компания «Наш дом». Председатель «Родничка» Надежда Баскова и садовод Нонна Верещагина дипломатией коммерсантов возмущены.

Надежда Баскова: И этот, который пришел, лихой, «Наш дом», говорит: «Мы тут все уже за лето бульдозером разровняем». Вот что это за постановка вопроса? Нонна Верещагина: Он пришел, а у меня уже рассада на столе стоит. И он посмотрел и говорит: «А зачем вы рассаду-то садите? Мы к осени здесь должны уже спланировать площадку». Три года назад я построила дом. И сейчас куда я должна выехать? Меня здесь все устраивает. Лично я его продавать не собираюсь. Как вы можете у меня выкупить, если я не собираюсь продавать?

Ирина Мурашова: У каждого садовода из «Родничка» есть свидетельство о праве собственности на землю. Они надеются на этот документ и на Земельный кодекс. В крайнем случае готовы идти в суд и жаловаться президенту.

Городские чиновники конфликта сторонятся, но в приватных беседах советуют обращаться непосредственно в компанию «Cash & Carry», чтобы заставить фирму выкупать землю по рыночной цене. Официальную точку зрения выражает главный специалист отдела малого предпринимательства администрации Екатеринбурга Елена Есина.

Елена Есина: Все равно хозяином земли остается город. То есть вот даже сельхозпредприятия, имея землю в собственности, по распоряжению города эти собственные земли изымаются для городских нужд. Существует система оценки насаждений: яблони – столько-то, земляника – такая-то оценка. Конечно, садовод может проиграть, потому что строение оценивается по минимальной цене. То есть деревянный домик по смете как бы оценивается. А то, что, допустим, ты равноценный за эти деньги уже не построишь, такое может случиться, скорее всего.

Ирина Мурашова: И садоводы, и чиновники стали жертвами одной большой ошибки, совершенной властями Екатеринбурга в конце 90-х, когда была разрешена приватизация участков. В Новосибирске, например, сразу не позволили переводить землю, находящуюся в городской черте, в частную собственность. В Екатеринбурге этого не предусмотрели, и растущий город ждет целая череда конфликтов. Сад «Родничок» - только первая ласточка. Уже через год-два за ним последуют еще десятки товариществ.

Эдуард Коридоров: Тема, которую подняла Ирина Мурашова, я думаю, близка и нашему сегодняшнему гостю.

Итак, Тамара Алексеевна, к чему же мы с вами пришли. Мы с вами ходили по кругу все это время. Есть чиновники, которые творят то, что хотят, есть народ, который с этим мирится, есть избиратели, которые выбирают депутатов, не защищающих их интересы, и руководителей города, которые, собственно говоря, и нарушают эти самые интересы. Как быть? Что делать? И земля не наша, земля не у нас в руках, земля в руках как раз у этих самых чиновников.

Тамара Дубкова: Но есть ведь нормативы, есть законы, есть закон о градостроении. Ведь там тоже разрабатываются какие-то пункты, статьи, которые защищают население.

Эдуард Коридоров: Санитарные нормы.

Тамара Дубкова: Санитарные нормы, да.

Эдуард Коридоров: А кстати, как вы устанавливали, нарушены санитарные нормы или нет? Вы сами экспертизы организовывали?

Тамара Дубкова: Экспертиза независимая стоит, как нам сказал адвокат, когда мы хотели обратиться, от 20 до 30 тысяч.

Эдуард Коридоров: То есть вы ее не делали, не могли сделать?

Тамара Дубкова: Поэтому придя в суд Ленинского района консультации получить, они сказали, что «это все равно бесполезное дело, вы ничего не выиграете». Потому что они нам на стол положат столько актов и документов всяких надзорных служб, которые, якобы, согласовали, там, где вообще невозможна стройка, что «ваши слова просто в воздухе повиснут». Они откровенно об этом сказали. И мы уже проиграли один суд в Кировском районе по поводу вырубки тополиной рощи, где построили спортзал, на месте, где стояли инфекционные бараки, и неизвестно, что в этой почве было.

Эдуард Коридоров: А почему вы проиграли этот суд?

Тамара Дубкова: А проиграли потому, что Кировский суд так установил. Тяжба была длительная. А в это время они все равно строили. Шел суд, а они все равно строили, потому что город строил УКС.

Эдуард Коридоров: Понятно. А мотивировка какова была? Что было написано в судебном решении? Почему вы проиграли?

Тамара Дубкова: Там занималась другая инициативная группа. Но было написано, что все соответствует, все согласовано, ничего они там не нарушили. «Подумаешь, вырезали 38 старых тополей». Это по программе президента – развивать физкультуру. И вот такая была формулировка, больше ничего не было.

Эдуард Коридоров: Понятно.

Давайте послушаем еще один звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Татьяна Степановна из Екатеринбурга. У нас тоже проблема. На «Уралмаше» я живу. Был прекрасный летний сад. Афганцы выкупили этот летний сад, и вместо того, чтобы вкладываться сначала в этот сад, в развитие и в обстановку для постройки там разных аттракционов для того, чтобы наши дети развивались культурно и весело, они устроили там автостоянку. Я тоже обратилась к Ройзману.

Эдуард Коридоров: Это депутат Государственной Думы.

Слушатель: Он мне говорит: «Вы соберите подписи». А подписи-то собирать трудно – наш народ не очень активный. И пока народ позволяет с собой так обращаться, мы так и будем барахтаться. Во-первых, это даже рядом, близко с прокуратурой. Столько нагородили чиновничьего аппарата. Друг за другом контролируют, но контроля никакого нет. Суды не подвластны народу, они обслуживают все буквально власть и только власть. Поэтому народ никакой силы не имеет. Вот я и не знаю... СМИ тоже обслуживают власть.

Эдуард Коридоров: Спасибо. Ваше мнение понятно.

Вы его разделяете, Тамара Алексеевна?

Тамара Дубкова: Ну, в какой-то степени совершенно разделяю, что и народ сейчас устал, и он как-то руки опустил, грубо говоря. Я больше 10 лет занимаюсь этой проблемой, и могу сказать, что народ был более активным и верил во что-то. А сейчас у нас не почитают законы.

Эдуард Коридоров: А почему вот лично у вас руки еще не опустились?

Тамара Дубкова: Видно, я человек по натуре такой - борец за права, так сказать, человечества. Во-вторых, я живу там, извините меня, с самого школьного возраста, это мой дом, это мой квартал, где я провела всю свою сознательную жизнь. Как я могу вот так взять и сказать: «Да ладно, пусть тут строят что хотят, хоть на голове у меня. Живу себе спокойно»? Этого нельзя делать, потому что нарушается закон. Законы есть, которым надо следовать, и есть справедливые статьи. То есть вы прислушайтесь и по закону сделайте, и ничего такого не будет.

Эдуард Коридоров: Наша гостья на собственном опыте убедилась, что ни одна из ветвей власти пока не спешит на помощь жильцам городского центра, интересы которых попираются застройщиками.

XS
SM
MD
LG