Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

12 апреля - день космонавтики


Полина Ольденбург: В подмосковном Королеве готовятся к очередному старту экипажа на МКС, а ко Дню космонавтики здесь проводят космические забеги любители бега.

Вера Володина: В Королеве главное космическое событие этой недели - очередная, 11-я экспедиция на Международную космическую станцию. А главный космический праздник - День космонавтики - в Подмосковье уже отмечен легкоатлетическими пробегами. Мечтающие летать, оказывается, и любят бегать. Рассказывает Владимир Волков, генеральный директор центра "Космический марафон" и королевского клуба любителей бега "Муравей".

Владимир Волков: Николай Рукавишников, Муса Манаров постоянно тренировались, Олег Григорьевич Макаров то же самое, бегал. Соревнования даже для себя, для поддержания соответствующей формы. Членами нашего клуба были Елена Кондакова, тогда еще в отряд не поступала, а потом Николай Гуляев, первый, который пролетал на двух сразу космических аппаратах, он стартовал на шаттле и потом перешел на станцию "Союз". Он был у нас начальником трассы нашего "Космического марафона".

Вера Володина: И сегодня марафон не обходится без участия космонавтов. Центр "Космический марафон" 29 лет проводит пробеги памяти Сергея Павловича Королева. В лучшие годы на пробег собиралось до 3 тысяч любителей бега. Сегодня живет среди них и такая мечта.

Владимир Волков: 2-3 года назад об этом говорить - это была сумасшедшая, несбыточная идея. А сейчас, поскольку у нас появились варианты туристических путешествий, которые оцениваются не 20 миллионов долларов, а где-то 200 тысяч долларов полета на несколько минут, вот таких вариантов путешествий, к сожалению, не может в качестве приза чемпиону нашего марафона, по крайней мере, в данный момент предоставить. Но многие приезжают не только просто пробежаться, но и приезжают к нам посмотреть город, подышать этим космическим воздухом.

Вера Володина: Любителей бега обязательно приведут в Музей РКК "Энергия" и в Центр управления полетами.

На этой неделе к полету на МКС вместе с космонавтами отправятся такие талисманы. Роберто Витторио берет с собой "Мону Лизу", репродукцию знаменитой итальянской картины, Джон Филипс своими самыми важными сувенирами считает обручальные кольца, а Сергей Крикалев фотографию артиста Кирилла Лаврова, сыгравшего роль главного конструктора ракетно-космической техники в фильме "Укрощение огня".

Олег Вахрушев: Сегодня - День космонавтики. О том, какую лепту внесло и вносит в развитие российской космонавтики одно из известнейших уральских предприятий "Научно-производственное объединение автоматики имени академика Семихатова", мы будем говорить заместителем генерального директора по ракетно-космической технике Львом Бельским.

Здравствуйте, Лев Николаевич.

Лев Бельский: Доброе утро!

Олег Вахрушев: С праздником вас!

Лев Бельский: И вас с праздником.

Олег Вахрушев: Для того чтобы приблизить праздничную атмосферу, праздничную обстановку, я предлагаю послушать материал нашего корреспондента Дениса Каменщикова. Дело в том, что в Свердловской области, в День космонавтики в Екатеринбургском музее радио имени Александра Попова откроется выставка. Один из главных экспонатов - сборник записей с голосом первого космонавта Юрия Гагарина. В музее побывал Денис Каменщиков.

Денис Каменщиков: Материалы, посвященные Дню космонавтики, обычно хранятся в фондах Музея радио. Для организации постоянной космической экспозиции в одноэтажном особняке не хватает места. Но каждый год 12 апреля старший научный сотрудник музея Борис Кошелев обязательно достает из запасников сборник записей с голосом Юрия Гагарина, портрет первого космонавта и номер газеты "Комсомольская правда" от 13 апреля 1961 года с текстом правительственного сообщения о первом полете человека в космос.

Борис Кошелев: Обращение Центрального комитета КПСС к кому? Ко всему прогрессивному человечеству. "12 апреля 1961 года в 9 часов 7 минут по московскому времени космический корабль-спутник "Восток" с человеком на борту поднялся в космос и совершил полет вокруг Земного шара".

Денис Каменщиков: Давайте послушаем и самого Гагарина, и сообщение, как оно звучало тогда.

Фрагмент записи: Пилотом-космонавтом космического корабля-спутника "Восток" является гражданин Союза Советских Социалистических Республик летчик майор Гагарин Юрий Алексеевич.

Борис Кошелев: Я помню, что была прекрасная погода, прекрасная апрельская погода, солнечная, яркая. Мы, конечно, прильнули к репродуктору.

Фрагмент записи: Космодром "Байконур", последние предстартовые минуты. Юрий Гагарин с кабины корабля "Восток" говорит с генеральным конструктором академиком Королевым.

Денис Каменщиков: Выставка ко Дню космонавтики проработает в музее до 7 мая. Потом занятые космической экспозицией площади придется освободить. В этом году отмечается 110 лет со дня первого публичного физического эксперимента русского изобретателя радио Александра Попова. Результаты, полученные Поповым 7 мая 1895 года, стали основой для построения сначала грузоотметчика, а потом и радиоприемника. И музей готовит к этой дате специальную юбилейную выставку.

Олег Вахрушев: Лев Николаевич, скажите, пожалуйста, для российского человека, для вас лично 12 апреля 1961 года - это дата, с которой вы уже просто работаете, поскольку вы действительно работаете, в тот день был выявлен результат многолетней работы ученых, которые занимаются космическими разработками? Либо это день, к которому вы относитесь с неким пиететом?

Лев Бельский: Я думаю, что не только для меня, но и для большей части россиян, пожалуй, и не только россиян, это скорее последняя версия в вашем предложении. Это действительно веха в истории освоения космоса. Впервые человек вышел в космос, впервые человек преодолел оковы земного притяжения. И то, что это был советский, российский человек, до сих пор наполняет сердца россиян гордостью и сердца жителей всего мира - не меньше гордости за то, что человек сумел вырваться в космос.

Олег Вахрушев: Поступило вчера еще одно сообщение, которое непосредственно относится к теме нашего разговора. Стало известно о том, что Россия и Европа подписали договор о совместном финансировании строительства стартового комплекса для ракет "Союз" на космодроме Куру во Французской Гвиане. Документ подписали представители Роскосмоса и Европейского космического агентства. Запуски с космодрома Куру за счет его близости к экватору позволят выводить на высокие орбиты большую, чем с "Байконура", полезную нагрузку - свыше трех тонн. Это пишут официальные источники. Но в этой информации нет ни слова о том, что и большую экономичность, и большую грузоподъемность обеспечивает та продукция, которая производится на "НПО автоматики". Правильно ли я понял деятельность вас и ваших коллег?

Лев Бельский: Если говорить о нашем вкладе в этот проект, то вы совершенно правы. Разговоры о совместных работах с Европейским космическим агентством применительно к этому замечательному французскому космодрому во Французской Гвиане ведутся не один год. Первые мысли об использовании ракеты российского производства среднего класса типа "Союз" начались, как минимум, лет 5-6 назад. И очень приятно, что после длительных проволочек, после длительного обсуждения этот проект, наконец, подписан, и с момента его подписания начнется конкретная его реализация. Действительно, предполагается использование ракеты-носителя среднего класса "Союз" в его сегодняшнем, модернизированном виде "Союз-2", то есть той ракеты, основной которой явилась королевская "семерка", которая до сих пор вывозит космонавтов на Орбиту, доставляет грузы на межпланетную космическую станцию. Пришло время поменять мозги этой ракеты-носителя, заменить систему управления, и мы горды тем, что вот эту почетную миссию поручили нашему "Научно-производственному объединению автоматики", которое вместе со своей ближайшей кооперацией, мы полагаем, успешно справилось с этой проблемой. И 8 ноября минувшего года состоялся первый пуск ракеты "Союз-2" с космодрома Плесецк с нашей системой управления на борту, с нашей системой управления стартом, который прошел успешно.

Олег Вахрушев: Вы упомянули о прошлогоднем старте "Союза-2" в Плесецке. Возникает вопрос: будут ли какие-то различия между вашей работой для ракеты, которая стартовала в Плесецке, от тех ракет, которые будут стартовать с Куру? Все-таки климат - наверняка, достаточно серьезный фактор, который влияет на оборудование.

Лев Бельский: Отличия, безусловно, будут. Я бы не решился сказать, что это будут кардинальные отличия. Различия, пожалуй, не столько связанные с тропическим климатом, поскольку большая часть той электронной аппаратуры, которая входит в состав бортовой системы управления и наземных ее элементов, работают в кондиционных условиях, в условия кондиционирования температуры, воздуха по влажности. Поэтому вряд ли нам придется переделывать приборы системы управления применительно к климату Южной Америки. Тем не менее, стоит задача адаптации ракеты в целом и системы управления, в частности, к условиям работы с французского космодрома.

Одна из особенностей французских стартов состоит в том, что на ракетах Европейского космического агентства присутствует так называемая система безопасности, которая включает в свой контур оператора - живого человека, который наблюдает фактические параметры движения ракеты на траектории выведения, сопоставляет эти параметры с расчетными, и в случае аварийной ситуации, то есть в случае недопустимых различий параметров движения выдает команду на подрыв ракеты, на ее уничтожение. Те задачи, которые традиционно ставятся и в российских ракетах, это делается автоматическими системами управления. Поэтому нам предстоит включить в состав бортовой системы управления соответствующие элементы французского производства, для того чтобы создать контур безопасности по тем традиционным решениям, которые использует французская сторона.

Олег Вахрушев: Лев Николаевич, скажите, пожалуйста, в чем принципиальные отличия вашей системы управления от того, что было раньше, на других "Союзах" более старой модификации?

Лев Бельский: Как говорится в подобных случаях, новое время - новые песни. И если система управления для королевской "семерки" создавалась более 40 лет назад, то естественно, что, даже используя передовые для того времени технологии, разработчики системы управления не могли дойти до того уровня, который существует на сегодня. Существующая "семерка", существующий "Союз" несет в себе систему управления, сделанную на аналоговых элементах. Тем временем развилась цифровая техника, появились интегральные схемы высокой степени интеграции, что позволило создать бортовые цифровые вычислительные системы. Поэтому современные системы управления для "Союза-2" - системы управления нашей разработки - это полностью цифровая система управления со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это более высокоточное сформирование Орбиты, более высокая точность выведения на Орбиту любой нагрузки космического аппарата, разгонного блока. Это более качественное решение вопросов экологии, вопросов, связанных с падением на поверхность Земли отработавшей ступени ракеты. Если в существующих условиях соответствующие районы отчуждения земной поверхности, те площади, которые выводятся из хозяйственного ведения, из народопользования, природопользования, составляют многие сотни и тысячи квадратных километров, то мы с гордостью заявляем и подтверждаем это фактическим материалом, что зоны падения отработавших ступеней ракеты "Союз-2", которые работают по нашим алгоритмам, они будут составлять единицы, может быть, десяток квадратных километров. Вторая сторона той же самой проблемы экологической безопасности ракеты - это полное выгорание топлива, это создание системы управления, которое регулирует отношения компонентов окислителей и горючего и обеспечивает использование того и другого до полного выгорания. Поэтому на Землю падают экологически чистые куски железа.

Олег Вахрушев: Естественно, возникает вопрос о том, что все-таки Россия, российские ученые находятся несколько в стороне от передовых цифровых технологий, есть такое расхожее мнение, тем не менее, почему-то это делается здесь, на Урале. Почему Росавиакомос отдал предпочтение работать именно с вами?

Лев Бельский: Я бы начал с вопроса о положении российской микроэлектроники на мировом рынке соответствующей продукции. Действительно, сегодня нельзя сказать, что Россия находится в лидерах по этой части интеллектуальной продукции. Действительно, передовые американские и японские фирмы имеют интегральную технику, микроэлектронику более высокого технологического уровня. Но у этой медали, как это часто бывает, есть и обратная сторона. Российские ученые, российские проектанты вынуждены работать при меньших ресурсах, и это заставляет более активно работать серое вещество.

Олег Вахрушев: Типа "Левши"?

Лев Бельский: Совершенно точно. Типа "Левши", типа тех изобретателей, которые умеют с помощью топора строить великолепные деревянные шедевры зодчества. Это те специалисты, которые по сказке Салтыкова-Щедрина, готовы сварить суп из топора. Так же и российские специалисты, занимающиеся проектированием систем управления, вынуждены работать на минимальных ресурсах и делать действительно шедевры. Поэтому, соглашаясь с тем, что Россия занимает далеко не лидирующие позиции в области микроэлектроники, мы, тем не менее, утверждаем, и не без основания, о том, что Россия на уровне готового продукта - систем управления ракет-носителей - занимает лидирующее положение в мировом сообществе.

Почему разработка систем управления для модернизированной ракеты "Союз-2" была отдана на Урал? Вопрос не очень простой. Поскольку я могу считать себя участником соответствующего процесса с самого начала, то могу вас заверить в том, что соответствующее решение принималось с трудом. Сложилась естественная кооперация, которая работала десятилетиями, у которой были наработаны замечательные контакты, между Самарским центральным специализированным конструкторским бюро во главе с генеральным конструктором Дмитрием Ильичем Козловым и московским разработчиком систем управления, организацией, которая занималась решением подобных проблем в течение десятилетий, Научно-производственным центром автоматики и приборостроения имени Пилюгина. И попасть предприятию со стороны, конечно, была проблема не из простых. Тот пирог, к которому мы стремились в начале 90-х годов, оказался порезан и поделен до последней крошки. Поэтому мы вынуждены были делать проработки и показывать генеральному конструктору Козлову Дмитрию Ильичу проектные проработки и определять облик системы управления, действительно используя все, что нами было наработано в интересах Военно-морского флота при создании систем управления баллистических ракет подводных лодок Советского Союза и России. И вот этот задел и тот энтузиазм, с которым коллектив кооперации взялся за новую для нас задачу, видимо, сделали свое дело. Наш проект получился удачным, наши результаты оказались востребованы. И несмотря на некоторое противодействие чиновников из Роскосмоса, Юрий Николаевич Коптев принял мудрое, на мой взгляд, решение, заявив о том, что в конце концов, право собирать кооперацию и нести ответственность за свои решения принадлежит генеральному конструктору. И если Дмитрий Ильич Козлов решил попытать счастья по эту сторону Уральских гор, то так тому и быть. Вот с тех пор мы и работаем на центральное специализированное конструкторское бюро города Самары и на российскую космонавтику.

Олег Вахрушев: Ну, и ноябрьский запуск ракеты прошлого года доказал, что конструктор Козлов был совершенно прав.

Лев Бельский: Во всяком случае, мы придерживаемся именно такого мнения.

Олег Вахрушев: Вы говорите о том, что вас не допускали в это космическое братство, скажем так, предприятий России. Но вы ведь далеко не новый игрок в ракетостроении. Вы одни из ведущих ракетостроителей России были в то время, поскольку большинство, насколько я полагаю, ракет для Военно-Морского флота именно с вашим участием изготовлялись.

Лев Бельский: Без всякой ложной скромности могу вас поправить: мы - монополисты в этом отношении.

Олег Вахрушев: Тем более.

Лев Бельский: И баллистические ракеты, стоящие на вооружении подводных лодок Военно-Морского флота России, они все управляются системами управления нашей разработки и нашего изготовления. Но так уж повелось в ту пору, когда активно развивались все направления ракетной техники и боевой направленности, и космической ориентации, опять-таки сферы влияния были поделены между несколькими головными фирмами. В условиях Советского Союза были три крупных предприятия, которые занимались разработками систем управления. И если одни из них были ориентированы на космос, то другие занимались системами управления для боевых ракет наземного базирования. А наша доля вместе с нашими соседями КБ машиностроения имени академика Макеева в городе Миассе - это баллистические ракеты Военно-Морского флота, стоящие на вооружении, подводных лодок. И мы гордимся тем, что эта задача, на наш взгляд, значительно более сложная, чем ракеты наземного базирования, десятилетиями решалась, и решалась успешно, и мы до сих пор считаем себя впереди планеты всей по этому направлению нашей деятельности.

Олег Вахрушев: Лев Николаевич, скажите, пожалуйста, как удалось руководству "НПО автоматики" сохранить научный и производственный потенциал за последние десятилетия прошлого века, во времена всех экономических потрясений?

Лев Бельский: Вопрос очень непростой. Действительно, с начала 90-х годов и, по существу, до конца прошлого века предприятие, да и вся отрасль переживали далеко не лучшие времена. Государственный оборонный заказ, который многие десятилетия был основой нашей производственной и финансовой деятельности, по существу, рухнул. Предприятия отрасли оказались, по существу, выкинутыми за борт, оказались без работы. Поэтому проблема сохранения нашего научно-технического потенциала и самого ценного, что есть на нашем предприятии, - наших кадров - была далеко не легкой. Предприятие искало конверсионные направления, мы занимались, пожалуй, всем, что могло прийти в голову. Из того, что мы попробовали, из тех направлений, в которых мы пытались найти выход из создавшегося тяжелого положения, до настоящего времени успешно развиваются вопросы энергетики, мы делаем системы управления для дизель-электростанций, для газотурбинных электростанций. Мы делаем системы управления для судоходства, по Волге и Каме ходил несколько навигаций теплоход "Владимир Маяковский", с последней навигацией к нему присоединился теплоход "Достоевский", которые управляются автоматизированными системами нашей разработки, нашего изготовления, и, по существу, без вмешательства человека ведут судно по фарватеру. Мы попробовали себя в разных направлениях, кое в чем мы преуспели. Одним из результатов этой работы явилась, в частности, система управления подвижным составом Московской монорельсовой дороги. В те 90-е годы была заложена основа, которая позволила нам выжить, поскольку рынок народнохозяйственной продукции предъявляет свои требования, и мы нашли в себе силы и возможности занять свою нишу на этом рынке. Ну, и плюс энтузиазм разработчиков.

Олег Вахрушев: У нас есть телефонный звонок.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, какая технология эффективнее - сборка на Орбите космических станций или технология "шаттлов"? И второе, вот попытка догнать Соединенные Штаты рассчитана на системное отставание. Почему мы не идем своими путями?

Лев Бельский: Вопрос о большей или меньшей эффективности одноразовых ракет-носителей или аппаратов типа "шаттл" многоразового использования имеет не менее древнюю историю, чем само существование того и другого направления. И до сих пор экономисты и проектанты всего мира спорят над тем, что выгоднее. Нам представляется, что одноразовые запуски намного дешевле, чем корабли многоразового пользования. Американская сторона в последнее время на слушаниях в Конгрессе, в конце концов, приходит к тому же самому мнению. Надо сказать, что заявляют о себе и некоторые промежуточные направления. Речь идет о создании ракет-носителей со спасаемыми первыми ступенями ракеты-носителя. Существует проект, в котором участвуют московские фирмы "Центр имени Хруничева" и Научно-производственное объединение "Молния", под названием "Байкал", в котором первая, самая дорогая по исполнению ступень ракеты-носителя превращается, по существу, в самолет, который после выгорания топлива, после выполнения своей функциональной задачи возвращается, грубо говоря, на аэродром, место старта. И после не очень сложных операций по очистке двигательных камер, стоящих на вооружении этой ступени, готов для повторного использования.

Говорить о том, что мы пытаемся догнать Соединенные Штаты Америки и передовые западные государства, мне кажется, не очень корректно. Россия шла своим путем и идет своим путем. И то, что мы используем ракеты одноразового использования, и те проекты, о которых я только что сказал, является одним из свидетельств этой стратегической линии. Догонять бессмысленно. Действительно, нужны новые технологические решения, решения на интеллектуальном уровне, которые позволили бы не догнать, а обогнать за счет того, о чем я говорил в первой части нашей передачи: при ограниченных ресурсах найти те эффективные решения, которые позволяют не только догнать, но и перегнать. И по моим представлениям, нам это удается.

Олег Вахрушев: Лев Николаевич, возвращаясь к той стороне нашего сегодняшнего разговора, в котором мы говорили по поводу подписания соглашения о пусках ракет с космодрома Куру, почему именно российским ракетам, почему именно Роскосмосу было отдано предпочтение, а не НАСА, скажем? Мягко говоря, если на две составные поделить, естественно, есть еще другие страны, которые тоже могли бы поучаствовать в этом.

Лев Бельский: Вряд ли я могу рассчитывать в своем рассуждении на полную объективность, но мое суждение сводится к тому, что страны Европейского космического агентства относятся со значительной степенью настороженности к американскому проникновению в дела Европы. И это прослеживается по многим направлениям их экономической и политической деятельности. Нет единства среди европейских стран по поводу событий в Ираке, нет единства среди европейских стран по использованию навигационной глобальной спутниковой системы американского производства GPS. Не случайно после многочисленных и продолжительных дебатов Европейское космическое агентство пошло своим путем, они создают собственную навигационную спутниковую систему "Галилео". Поэтому если представить себе, что перед Европейским космическим агентством стояла дилемма: что выбрать, кого выбрать - Россию или Соединенные Штаты Америки, - то, учитывая то, о чем я говорил, выбор их был предопределен. Это - Россия.

Олег Вахрушев: Это больше политические мотивы. Есть, наверняка, и технические, научные?

Лев Бельский: Безусловно, есть и технические, и экономические. На сегодня из соображений экономики более дешевый проект, чем делает Россия, можно найти только в Китае. Но за плечами России и на этой чаше весов десятилетия положительного опыта, десятилетия, которые действительно подтверждают состоятельность России в области ракетостроения космического назначения. Может возникнуть еще один вопрос: почему Европейское космическое агентство не использует собственные разработки? У Франции есть носитель тяжелого класса "Ариан-5", и этот "Ариан-5" после некоторых неудач, связанных со стартом в той же самой Французской Гвиане, наконец, вышел на Орбиту, вывез полезную нагрузку на Орбиту. И это знаковое событие для Франции, знаковое событие для Европейского космического агентства, но еще раз повторюсь, это ракета-носитель тяжелого класса. И запускать с помощью этой ракеты-носителя относительно малые космические аппараты, как стрелять из пушки по воробьям. Это удовольствие дорогое. А французы, насколько я могу судить по собственному опыту общения с ними, люди достаточно прижимистые и десять раз посчитают, прежде чем вложить франк, или в нынешних условиях евро, в тот или иной проект. Так что со всех точек зрения: и с экономической, и с политической, и с технической, - я бы сказал, что их выбор в пользу России был предопределен. "Союз" - это ракета среднего класса, которой нет у Европейского космического агентства.

Олег Вахрушев: Лев Николаевич, скажите, пожалуйста, что вы ждете от того, что вы стали полноправным участником космических программ? И вы закончили свои разработки или дальше будете работать над модернизацией "Союза-2"?

Лев Бельский: Безусловно. Прежде всего, мы ждем продолжительной и интересной работы, загрузки предприятия, загрузки коллектива предприятия теми проблемами, которые бесконечны на этом пути. Процесс творчества остановить невозможно. Мы запустили первую ракету "Союз-2" с нашей системой управления этапа так называемого "1А". Предстоит в скором времени запуск ракеты системы управления для модернизации "1Б", которая отличается от предыдущей, новые двигательные установки на третью ступень ракеты-носителя. Впереди проект "Союз-2-3", задача которого - повысить энергетические возможности "Союза" до такой степени, чтобы с его помощью вывозить на Орбиту пилотируемый корабль не только размером существующего "Союза" с тремя космонавтами на борту, но и перспективного орбитального аппарата "Клито" с шестью космонавтами. Это большая нагрузка, большая потребная энергетика ракеты-носителя, это новая модернизация системы управления. Так что мы надеемся на то, что работы у нас еще много, и существующему коллективу, и тому молодому пополнению, которое приходит на наше предприятие, будет над чем поработать.

Олег Вахрушев: Спасибо. Я еще раз поздравляю вас с Днем космонавтики! И благодарю за участие в программе "Время свободы".

XS
SM
MD
LG