Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российсие студенты требуют сохранения бесплатного высшего образования


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимает участие Людмила Катеринич, заместитель председателя обкома профсоюза работников образования Свердловской области.

Светлана Толмачева: Накануне в Москве в рамках Дня единых действий студентов и молодежи прошел митинг у Дома правительства против реформы образования. Участники акции требовали сохранения бесплатного высшего образования, а также вернуть студентам льготы, которых они лишились в результате монетизации, и повысить стипендию хотя бы до уровня прожиточного минимума.

В Екатеринбурге вчера студенты на улицу не выходили, хотя месяц назад активно выступали против повышения стоимости проездных билетов. Почему было принято решение не участвовать в едином Дне молодежных действий, об этом мы будем говорить сегодня с гостем Екатеринбургской студии Людмилой Катеринич, заместителем председателя обкома профсоюза работников образования Свердловской области.

Доброе утро, Людмила Ивановна.

Людмила Катеринич: Доброе утро.

Светлана Толмачева: Поясните, пожалуйста, почему екатеринбургские студенты не присоединились к российской акции протеста?

Людмила Катеринич: Ну, наверное, это, может быть, не совсем правильно говорить, что мы не присоединились. Вы знаете, что еще несколько дней назад (и об этом активно писали средства массовой информации) студенты обратились с открытым письмом к министру образования Фурсенко, где, в частности, поднимались тоже проблемы реформирования, очередного этапа реформирования образования. В частности, студенты там поднимали вопрос о недопущении снижения числа бюджетных мест и замены платными, о повышении стипендий и о недопущении отмены отсрочки в армию. Вот эти вопросы ребята поднимали.

Говорить о том, что мы не вышли на улицу, об отсутствии активной поддержки... Ну, во-первых, мы получили информацию от Российской Ассоциации профсоюзных организаций за шесть дней. И понятно, чтобы повсеместно выступать, одномоментно, то в соответствии с законом, конечно, нужно хотя бы от 10 до 15 дней, чтобы уведомить администрацию города об активных действиях. Говорить о том, что студенчество Екатеринбурга, студенческие организации в этом отношении пассивны, наверное, неправильно, потому что еще и 17 марта, как вы уже сказали, мы выходили на митинг в связи с резким повышением стоимости проездного билета для студентов, а это тоже как бы следствие как раз 122-го закона, который был принят в прошлом году.

Светлана Толмачева: То есть все дело в какой-то несобранности, в раскоординированности действий, и если бы вы заранее знали о том, что в этот день планируется единый День молодежных действий, вы бы вывели екатеринбургских студентов на улицу?

Людмила Катеринич: Вы знаете, когда мы даже принимали решение о своем митинге 17 марта, у нас была такая мысль, мы знали, что 12 апреля – вообще традиционный день – День науки, День знаний. Российская Ассоциация профсоюзных организаций традиционно проводила какие-то студенческие акции. Мы же помним и 14 апреля 1998 года, как раз в рамках этой акции проходил наш студенческий митинг. Но действий никаких со стороны РАПО в то время не было, а затягивать, конечно, с решением вопроса по проездному билету мы не могли. Поэтому было принято решение 17 марта... Хотя я говорю еще раз, что поддержка вот этой российской акции, она ведь не обязательно должна заключаться, так скажем, в выходе на улицу. Мы от имени нашей студенческой ассоциации отправили телеграмму в поддержку действий. Ну и потом, понятно, Москва – это все-таки центр, именно там и Дума, и Министерство образования, и правительство. И понятно, что студенчество Москвы, конечно, в первую очередь должно выходить именно к власти с тем, чтобы поднимать эти вопросы. А мы на местах, конечно, это поддерживаем.

Светлана Толмачева: Вы упомянули о письме студентов к министру Фурсенко. Тем не менее, для вас факт существования этого письма стал большим сюрпризом. Мы нашли тех авторов, которые отправляли письмо в Министерство образования. И наш корреспондент Денис Каменщиков встретился с девушками из Центра «Помоги советом», которые, собственно, и провели «круглый стол» на тему проблем высшего образования. Давайте послушаем это сообщение.

Денис Каменщиков: Открытое письмо министру Фурсенко стало итогом работы студенческого «круглого стола» «Проблемы реформы высшего образования», организованного в Екатеринбурге общественной организацией Центр развития добровольческих инициатив «Помоги советом». Центр создан два месяца назад при местном отделении «Открытой России». Сотрудничают с ним в основном студенты, а потому их проблемы интересуют сотрудников центра в первую очередь. Участников «круглого стола» больше всего волновали вопросы по стипендиям, пособиям, переводам из одного вуза в другой, отсрочкам от армии, сокращению бюджетных мест, академическим отпускам и росте стоимости льготных проездных билетов. В результате, по словам добровольца центра студентки Ольги Панаевой, им удалось сформулировать свои требования к министру в четырех пунктах.

Ольга Панаева: Исключить возможность увеличения объема платных образовательных услуг за счет сокращения бесплатных. Создать эффективный рынок спроса на специалистов с высшим и средним специальным образованием. Просто у многих людей, которые получают дипломы, у них нет работы. Дальше. Провести просветительские работы для студентов в сфере образования и происходящих в нем изменений. Потому что народ не осведомлен о тех изменениях, которые происходят в законодательстве. И пересмотреть размер материальных выплат студентам, сопоставить его с минимальным прожиточным минимумом.

Денис Каменщиков: Письмо министру образования подписали 29 студентов – представители всех крупнейших вузов Екатеринбурга. Прямого ответа от Андрея Фурсенко они, по словам Ольги Панаевой, не ждут, но надеются, что их обращение заставит сотрудников министерства задуматься о том, как идет реформа высшей школы.

Другим итогом «круглого стола» стало решение о создании специального консультационного центра для студентов. Говорит заместитель директора Центра «Помоги советом» Наталья Гилева.

Наталья Гилева: Мы дадим возможность инициативным студентам высказывать и обсуждать общие проблемы, будем центром для организации мероприятий, направленных на решение проблем студенчества, и будем давать возможность студентам проявить себя через реализацию различных социальных проектов нашего центра.

Денис Каменщиков: Наталья Гилева надеется, что консультационный центр сможет оказывать помощь и существующим студенческим профсоюзам, а потому альтернативной организацией они себя не считают.

Светлана Толмачева: Людмила Ивановна, с вашей точки зрения, практика открытых писем в Министерство образования – это все-таки метод борьбы за свои права или просто возможность заявить о себе, и путем сообщения о факте письма через средства массовой информации вновь привлечь внимание к своей организации?

Людмила Катеринич: Ну, это один из путей, конечно. С другой стороны, конечно, открытые письма, они тоже привлекают внимание к тем проблемам, которые существуют. Но вот, может быть, в данном случае это все-таки, наверное, пиаровская акция. Потому что сама суть проблемы... вот проблему, которую поднимают в письме, это все правильно. Там ничего такого нет, все правильно. Другое дело, что это только 29 студентов, а могло быть, скажем, 29 тысяч студентов, которые могли бы подписаться под этим письмом. Правильно? Поэтому, на мой взгляд, это была чисто пиаровская акция. Тем более что не совсем, скажем так, чистоплотная. Потому что профсоюзные организации, логотипы которых оказались на открытом письме – это профсоюзные организации Уральского государственного университета и Профессионально-педагогического университета – решений своих о том, чтобы подписаться, не принимали. Поэтому здесь как бы вот есть вопрос.

Хотя, по сути, я еще раз говорю, проблемы, которые здесь поднимаются, правильные. И правильно ребята поднимают вопрос о том, что нужна просветительская работа, нужно информирование о новом этапе, об очередном этапе реформы образования. И оно сегодня коснется не столько студентов, скажу так, они как бы проскочат уже, потому что...

Светлана Толмачева: Кто-то заканчивает обучение, а кто-то еще не поступил.

Людмила Катеринич: Конечно. Они же уже учатся. И это не значит, что вот тот этап реформирования, который сейчас предполагается, что завтра его сделают. Это, может быть, с 2007, с 2008, с 2009 года начнется. Студенты-то эти проскочат, это их меньше всего, может быть, затронет. А больше затронет других – которые сегодня еще в школе учатся. И поэтому эту просветительскую работу надо проводить среди населения, чтобы народ знал. Ведь образование сегодня касается всех и каждого, и все должны знать, что сегодня будет.

А ведь сегодня звучит очень несогласованная информация даже из уст министра образования Фурсенко. Он говорит, с одной стороны, что, нет, не будет сокращения бюджетных мест, в то время как, я знаю, уже в этом году, в новом учебном году на 43 тысячи сокращается число бюджетных мест по России в высших учебных заведениях. И это касается прежде всего гуманитарных специальностей – экономистов, педагогов, философов – вот такого плана.

Светлана Толмачева: В регионах профсоюзы студенческих организаций не могут бороться с этими постановлениями из Москвы, но могут бороться с решениями местных, городских властей. Давайте вернемся к этому вопросу. 17 марта, когда вы заявили о своем несогласии с 80-процентным повышением стоимости на проездные для студенчества, вы начали процесс переговоров с городской администрацией. И как раз профсоюзные организации занимались не подписыванием открытых писем министру, а работой с городскими чиновниками. Скажите, пожалуйста, с 17 марта что-либо сдвинулось с мертвой точки?

Людмила Катеринич: Мы договорились прежде всего, что аспиранты вузов у нас сегодня приравнены в праве на приобретение льготного проездного билета к студентам. И администрация города Екатеринбурга выделяет 1200 бесплатных проездных билетов: по 400 на каждый вид транспорта – трамвай, автобус, троллейбус – для самых малообеспеченных студентов. Готовы выделять их через профсоюзные организации студентов, и те сами будут решать, кому именно этот проездной выделить. Но, к сожалению, наши переговоры на сегодня где-то в такой стадии, что на сегодня мы не видели документального решения, подписанного Чернецким, главой города Екатеринбурга, или его заместителями, решения на бумаге, что, да, вот приравнять, вот выделить 1200. И пошел уже апрель, да, уже почти середина, а мы этих бесплатных проездных билетов не получили.

Вот сегодня состоится первое заседание координационного совета, потому что было принято решение создать при администрации города Екатеринбурга координационный совет по высшей школе, куда войдут не только ректоры вузов, но и студенческие профсоюзные лидеры. Вот сегодня состоится первое заседание, и на повестку вынесен один из вопросов – это о ситуации по решению вопроса о снижении стоимости проездного билета. Мы просили администрацию предоставить нам расчет, экономический расчет, обоснование, в связи с чем так неадекватно, по сравнению, скажем, с другими проездными билетами, была увеличена на 80 процентов (по сравнению с гражданами – у них на 20 процентов) стоимость проездного. Нам не предоставляют таких расчетов. И мы пришли к выводу, что их просто, значит, нет. А если их нет, то у нас есть как бы право настаивать на 180 рублях.

Светлана Толмачева: В этом споре с городской администрацией вы используете психологическое давление, что за вами все-таки право вывести вновь студентов на улицу, если навстречу вам не пойдут?

Людмила Катеринич: Ну, у нас как бы в запасе всегда этот вариант есть, да. Потому что мы понимаем, что мы должны довести это дело до конца. И потом, мы же принимали на митинге резолюцию, и мы озвучили это, что если не будет администрацией принято решение, то мы оставляем за собой право дальнейших активных действий.

Светлана Толмачева: Это единственная экономическая проблема студентов Екатеринбурга, которую можно решить на местном уровне?

Людмила Катеринич: Нет, проблем много. И в прошлом году Совет ректоров вузов представил в администрацию города целый пакет проблем, путей решения. И вот сегодня они тоже как бы будут озвучиваться, может быть, и будут приниматься решения. Здесь и вопросы медицинского обслуживания студентов стоят. Ведь мы же проживаем в этом городе, понятно, что вопросы общежитий, которые... мы все равно в инфрастуктуре города. И не решать их сегодня тоже, скажем, нельзя. Хотя я понимаю, что 122-ой закон, который сегодня принят, он не позволяет, скажем, даже городу сегодня вкладывать свои средства как раз в образовательные учреждения федерального уровня.

Светлана Толмачева: Напомню, мы говорим о том, почему екатеринбургские студенты и профсоюзные организации вузов не вышли вчера на акцию протеста в рамках дня единых действий студентов и молодежи. В отличие от Нижнего Новгорода, например, где на центральную площадь города пришли около тысячи человек.

И у нас первый звонок радиослушателя. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Валентин Кузнецов, правозащитник из Омска. Вот в связи с этими вопросами у меня сразу возникает такой ответ. Есть всеобщая Декларация прав человека, статья 25-ая предусматривает, что каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, который достоин его и членов его семьи. Поэтому 122-ой закон антиконституционный, и все чиновники обязаны были обжаловать его в Конституционном суде, так как ухудшается положение человека.

И следующий момент. Все студенты имеют право ездить, не оплачивая проезд, в связи с тем, что у них жизненный уровень намного ниже прожиточного уровня. И если они будут исполнять Кодекс об административных правонарушениях в полном объеме, то никакой контролер их никогда не оштрафует. У нас в Омске такая практика уже существует. И мы в Комитете по правам человека учим студентов, каким образом вести себя с контролерами. То есть требуют, чтобы они составили протокол, дали копию, вынесли постановление, то есть дело доводить до суда. А в суде никогда не взыщут с человека, который имеет жизненный уровень ниже прожиточного уровня, никакие деньги. Вот и все. Надо просто активнее отстаивать свои права.

Светлана Толмачева: Спасибо вам, Валентин, за звонок. Людмила Ивановна что-то хочет добавить к тому, что вы сказали.

Людмила Катеринич: Я согласна, совершенно верно, и мы на согласительной комиссии говорили как раз тоже о том, что ведь сегодня студент вправе, скажем... Ну, не заплатит он за проезд. Какие административные последствия? Контролер ведь не может его оштрафовать, он не имеет права даже его высадить из автобуса. Он может только остановить автобус, но при этом пострадают другие пассажиры.

Светлана Толмачева: Ну и потрепать нервы себе и ему.

Людмила Катеринич: Да. В суд подать? А суд взыщет максимум 6 рублей – вот сегодня стоимость проезда. Все. Я знаю, что наша областная Дума сейчас как раз этот закон принимает, может быть. Но когда он вступил в силу, через четыре месяца... И сегодня мы говорили о том, что может получиться такая ситуация, и город еще больше потеряет. Мало того, что он сейчас уже потерял, подняв стоимость проездного, а реализация-то их уменьшилась значительно, да еще то, что сейчас, как ребята говорят: плодят просто «зайцев». И ребята могут просто не платить сейчас, и в итоге ничего ведь не будет.

Светлана Толмачева: Вот об этом знают ли сами студенты, которые учатся в вузах, что у них есть право не платить за проезд на том основании, что их стипендия не дотягивает даже до 500 рублей?

Людмила Катеринич: Нет, они, конечно, может быть... Ну, кто-то знает, особенно юристы, а остальные студенты, может быть, конечно, и не знают этого, или только исходя из своей практики, кто не платил. И что? И ничего ему не сделали, и вроде как он понимает, что можно и в следующий раз так поступить. Хотя мы не хотим прибегать к такой акции, но городу даем понять, что ведь может к этому все привести, если они не пойдут навстречу.

Светлана Толмачева: А вот давайте с другой стороны посмотрим на проблему. Так ли уж необходимы сегодняшним студентам в Екатеринбурге те сами проездные билеты? Вот кому из студентов не хватает на жизнь, те идут зарабатывать или же сидят на шее у родителей. Ну, что делать, такова ситуация. И получается, что государство ставит студенчество перед выбором: или иждивенческая позиция «дайте мне», или идти и как-то самостоятельно проявлять свои способности и тратить свои молодые силы на учебу и тут же на заработки. И студенты, получается, сами решают свои проблемы. Так ли уж нужны им вот эти битвы за конкретный проездной, стоимость которого должна снизиться с 270 рублей в Екатеринбурге до 180, как вы сейчас заявляете, и так далее?

Людмила Катеринич: Видите ли, понятно, что вузы находятся в разных условиях. Где-то есть просто студенческие городки, где учебные корпуса расположены рядом с общежитиями. И эта проблема касается больше городских студентов. Но ведь есть студенты, скажем, у нас в Медицинской академии, в Сельскохозяйственной академии, где учатся студенты как раз... ну, бюджетники, скажем, люди, которые имеют небольшой достаток, особенно студенты Медицинской академии, у которой учебные корпуса разбросаны по всему городу, клиники – по всему городу, и он в течение дня, ну, не знаю, четыре-пять поездок делает. Поэтому каждый раз платить... И в день очень много уходит средств на это.

Светлана Толмачева: Если иметь в виду, что, допустим, 10 поездок в день делает студент Медицинской академии, 6 рублей стоит проезд в общественном транспорте Екатеринбурга, то ежедневно один студент Медицинской академии обходится городу Екатеринбургу в 60 рублей. Проездной студенческий на месяц стоит 270. Вот такая математика приводит к выводу, что, собственно, это и не дорого с точки зрения городских чиновников.

Людмила Катеринич: В смысле, не дорого?

Светлана Толмачева: Если студент реально тратит в день 60 рублей, вот если у него не будет этого проездного, и очень многие студенты вот именно таким образом и платят сами за себя, то проездной за 270 рублей – это, собственно, как раз тот шаг навстречу студенчеству, чтобы не поднимать им еще выше, до реальной стоимости.

Людмила Катеринич: В том-то и дело, что как бы проездной в данном случае выгодно иметь. Понимаете? Но вы хотите сказать, что не имеет смысла снижать его стоимость, или что?

Светлана Толмачева: Откуда городская администрация должна взять средства на то, чтобы покрыть реальную стоимость студенческого проездного для тех же самых студентов Медицинской академии?

Людмила Катеринич: Ну, скажем, администрация города утверждает, что в прошлые годы область дотировала, скажем, покрытие убытков транспортных предприятий. В этом году область в бюджете не предусмотрела эти средства. И в результате этого для покрытия убытков городу ничего не оставалось, транспортным предприятиям, как поднять стоимость проездного.

Светлана Толмачева: И, таким образом, все оказались в экономическом тупике?

Людмила Катеринич: Да.

Светлана Толмачева: Есть еще один звонок от нашего слушателя. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы сказать, что это не единственная проблема у студентов. В Свердловске, чтобы записаться в Библиотеку имени Белинского, нужно заплатить деньги. Студенты сами иногда тоже становятся разменной политической монетой. Меня лично они агитировали голосовать за «Единую Россию». Нужно обратить внимание студентов, что в этом году «Единая Россия» при выборах в Городскую Думу скрывалась, депутаты скрывали свою принадлежность к «Единой России». Студентам нужно активнее врываться в эту сферу – не единого голоса «Единой России».

Светлана Толмачева: Много разговоров сейчас идет о том, что студенчество было одной из движущих сил «оранжевой» революции на Украине. И очень многие опасаются протестных выступлений именно студенчества в России. Вот наш слушатель подчеркивает, что, действительно, если активнее студенты будут проявлять свою гражданскую позицию, каким-то образом позиционировать себя по отношению к тем или иным партиям, то, действительно, возможны протестные выступления.

Людмила Ивановна, как вы расцениваете вот эти опасения? Действительно ли студент сегодня легок на подъем?

Людмила Катеринич: Студент легок на подъем, да. Сегодня вывести студентов вообще-то на улицы, вы знаете, это как бы, скажем так, не проблема, не сложно. Но вот я хочу согласиться с позвонившим радиослушателем, что, да, если сегодня власть не идет навстречу студентам, надо студенчеству идти во власть. Сегодня именно студенчество должно активно участвовать в выборах на разных уровнях. И сейчас в Городскую Думу, когда были выборы, у нас были кандидаты и от студенческих профсоюзных организаций. Да, это были первые шаги. Они не прошли. Это были независимые... они не шли через блок партии «Единой России». Ну, не прошли ребята. Но первые шаги мы уже делаем.

Светлана Толмачева: Например, какие?

Людмила Катеринич: Я говорю, что мы выдвигали... у нас был заместитель председателя студенческой профсоюзной организации Юридической академии, но он не прошел, он не набрал большинства голосов. То есть мы понимаем сейчас, что нужно выдвигать своих кандидатов в депутаты на всех уровнях.

Светлана Толмачева: Напомню, что тема сегодняшнего разговора – почему в Екатеринбурге было решено отказаться от массовых выступлений студентов в рамках Дня единых молодежных действий. Екатеринбург, кстати, не единственный крупный российский город, который не поддержал эту акцию. Например, не заявили о себе профсоюзы Томска, хотя Томск называют студенческим городом - здесь каждый шестой житель имеет отношение к высшей школе. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.

Мелани Бачина: Российскую акцию протеста студентов в Томске хотели поддержать только молодые коммунисты, но накануне мэрия запретила им проводить пикет. Лидер движения заявляет, что запрет связан с использованием на плакатах имени президента России. Говорит Василий Шипилов.

Василий Шипилов: Один из чиновников и сотрудников внутренних дел сказал: «Василий, ты представь, если напротив Белого дома ты встанешь, то с нас слетят головы в первый же день. Давай, убери, как-то подумай. Ну, давай не так, какие-то другие... Ну, реформа образования – понимаю, но не трогай Путина».

Мелани Бачина: Кроме молодых коммунистов в Томске никто акцию протеста – День единых действий молодежи – не поддержал. Многие студенты уверены, что выходить на улицу отстаивать свои права и добиваться повышения стипендий бессмысленно. Хотя сегодняшнюю стипендию считают смешной. «Хорошисты» в среднем получают 500 рублей. На эти деньги, понятно, не проживешь. Но никто и не рассчитывает на стипендию, как на форму заработка. Надежда Древаль, студентка Томского государственного университета.

Надежда Древаль: Вообще сейчас стипендия - 500 рублей, жить на нее, естественно, нельзя. На нее можно, наверное, раза три сходить куда-то. А жить приходится либо на деньги родителей... Ну, я живу на свои – я работаю, и работаю намного больше, чем учусь. Стипендия – это вообще не способ выжить. Неделю можно прожить, месяц – нереально.

Мелани Бачина: В профкоме Томского государственного университета утверждают, что и так делают все возможное для студентов. В апреле будет очередное повышение стипендий на 100 рублей. Повышение, конечно, несущественное, но это не повод для того, чтобы выходить на акции протеста. Говорит Антон Золотов, председатель профкома студентов Томского государственного университета.

Антон Золотов: Наша профсоюзная организация считает, и мы доводим это до сведения студентов, что, ну, неоткуда взять вот эти финансы, вот сразу – раз, и сделать стипендию в 1 тысячу рублей. Невозможно. И мы отстаиваем права студентов. Но есть более интеллигентные пути решения этих проблем. Нельзя сразу все воспринимать в штыки. На улицу студентов мы не поведем. В Томском государственном университете сейчас, можно сказать, мы будем успокаивать студентов, объяснять студентам... не успокаивать, а объяснять студентам, что это нецелесообразно.

Мелани Бачина: Томск – город студенческий. В профкоме ТГУ говорят, что в Москве опасались того, что именно здесь могут быть массовые акции протеста студентов. Потому накануне приезжала московская комиссия и предупредила студенческие профсоюзы: вести разъяснительные работы с молодежью. Впрочем, студенты сами не верят в свои силы, и с нынешней ситуацией вполне смирились.

Надежда Древаль: Бороться, считают студенты, бесполезно. Да пусть они хоть все выйдут с плакатами, с лозунгами, правительство скажет, что денег нет. Те, кто не приспособились, они просто бросают учебу и идут работать. И, соответственно, когда ты уже научился жить в таких условиях, какой смысл идти выступать?

Светлана Толмачева: И у нас есть еще один звонок. Доброе утро.

Слушатель: Я из Петербурга, Светлана Александровна. Я хочу спросить у вас, дорогие женщины. Когда вы говорите: откуда администрация возьмет деньги, - а не спросили ли вы у администрации, откуда она берет деньги на свои просто бешеные расходы, по сравнению со студентами? Вот в Петербурге заложено в бюджет 858,5 миллиона рублей на обслуживание депутатов и чиновников. Отказались от монетизации. А одна машина стоит 150 тысяч рублей в месяц, обслуживание одной машины. Разве можно наших детей так унижать? Такая стипендия... 500 рублей! И заставлять еще их работать. А на какие деньги они выросли? На то пособие в 70 рублей, которое давало государство? А теперь еще хотят и в армию их забирать. Я считаю, что мы своих детей просто унижаем, уговаривая их не сопротивляться. Да что же это за правительство, которое так относится к нашим детям, которые и так растут в таких трудных условиях для матерей?!

Светлана Толмачева: Спасибо, Светлана Александровна.

Людмила Ивановна, согласны ли вы с мнением нашей слушательницы из Петербурга?

Людмила Катеринич: Да, я согласна с этим мнением. И вот сегодня мы уже обратились к Городской Думе, к новому составу Городской Думы, который начал работать у нас, с тем, чтобы просить Думу, чтобы Счетная палата, которая существует у нас при Городской Думе, проверила обоснованность повышения стоимости проездного для студентов на 80 процентов. В связи с тем, что нам не предоставляют никаких экономических расчетов, мы просим теперь, чтобы это сделал Счетная палата.

И я согласна с тем, что, да, ведь когда 9 февраля мы обратились в администрацию города с письмом прежде всего, а это было как раз каникулярное время еще у студентов, и мы написали о том, что, тем не менее, несмотря на то, что у студентов подняли стоимость проездного на 80 процентов, но и для школьников проездной стоит 110 рублей. Они же школьники. С 8 лет школьник должен платить. 110 рублей проездной... Я вообще считаю, что дети должны бесплатно ездить. Ну, лучше для работающих граждан тогда бы сделали, это будет честнее. Все равно же родители это оплачивают, а не школьники.

Но я еще хочу сказать, что при этом ведь депутаты Городской Думы екатеринбургской, еще старого созыва, они для себя сохранили бесплатный проезд. Пусть их было 25 депутатов, но сам факт, понимаете, что они для себя сделали бесплатным проезд, а для неработающих школьников, студентов так подняли стоимость проездного, я считаю, что это вообще аморально.

Светлана Толмачева: Я тоже вспомнила об этом случае, и хотела добавить, но вы меня опередили.

И еще о действиях местных властей. Наверное, вы слышали о том, что депутаты Свердловской областной Думы вчера в первом чтении утвердили законопроект об уведомлении при проведении публичных мероприятий на территории Свердловской области. Согласно новому законопроекту, организаторы любого шествия, митинга, пикета обязаны уведомить органы местного самоуправления, и они, эти органы, в свою очередь, могут принять решение перенести самостоятельно, по собственному решению время и место проведения акции, допустим, из центра города куда-нибудь на окраину. Если акция намечена в двух или более муниципалитетах или у здания областных властей, заявку на ее проведение нужно подавать в правительство области. Уточню еще раз, документ рассматривался вчера лишь в первом чтении.

И вот каково ваше мнение, Людмила Ивановна, затруднит ли деятельность вашего профсоюза этот законопроект, если он будет принят как раз в той редакции, о которой я упомянула?

Людмила Катеринич: В соответствии с сегодняшним федеральным законом, там тоже власти имеют право, скажем, либо перенести время, либо другое место определить, если то, которое заявлено на данной время, оно уже занято, скажем так, или кто-то уже заявил об этом раньше нас, например. То, что сейчас предлагают органы власти, правительство, куда обращаться, если мы, допустим, решим собраться у здания правительства, они будут принимать решение о выборе места подальше, ну, это как раз, наверное, говорит тоже о том, что чего-то опасаются, чего-то боятся, не хотят, значит, видеть рядом, под окнами у себя народ. А ведь что такое массовая акция? Это ведь выходят люди высказать свое отношение к тем или иным действиям: либо в поддержку, либо против. И как раз это как лакмусовая бумажка, на которую органы власти и законодатели должны реагировать. Значит, что-то не устраивает, значит, что-то не так сделали, не так принято. И нужно прислушиваться к народным массам.

Светлана Толмачева: Впереди первомайские праздники – традиционное время выступлений профсоюзов. Студенты вольются в первомайские демонстрации в этом году? Оставляете ли вы за собой право вывести молодежь на улицы?

Людмила Катеринич: Мы предложили... у нас вчера было правление студенческой ассоциации, мы предложили студенческим организациям обсудить сейчас участие студентов в первомайской акции. И если студенты пойдут, то, конечно, с требованиями и экономическими, и по решению социальных проблем, и по реформе образования, вот то, о чем мы сейчас говорим, конечно, с этими требованиями и пойдут.

Светлана Толмачева: То есть регионы все-таки могут давить на Москву и влиять на те решения, которые принимает и Государственная Дума, и Министерство образования?

Людмила Катеринич: Конечно. 1998 год вспомните, события екатеринбургские – это же была российская акция принята.

Светлана Толмачева: Не все слушатели Радио Свобода знают, что происходило 14 апреля 1998 года.

Людмила Катеринич: 14 апреля 1998 года в рамках как раз единых дней студенческих традиционных проходил студенческий митинг, который собрал около 5 тысяч студентов, к сожалению, который плачевно закончился – столкновением с ОМОНом. Но ведь тогда студенты по всей стране (это была единая акция), они выступали против так называемого постановления номер 600 правительства Российской Федерации, проект которого был уже готов и должен был быть принят, которое предусматривало повсеместное введение платных услуг. И ведь это постановление не было принято.

Светлана Толмачева: Сейчас власти опасаются повторения событий семилетней давности?

Людмила Катеринич: Да, опасаются.

Светлана Толмачева: Может быть, поэтому вы не вывели студентов, пойдя навстречу власти?

Людмила Катеринич: Нет, не из-за этого. Кстати, когда 17 марта был митинг, конечно, когда мы определили место, мы понимали, что может выйти и 5 тысяч студентов, но нам важно было просто заявить об этой проблеме, которую мы подняли на митинге. И там было всего около тысячи студентов. Если бы мы ставили перед собой задачу вывести 5 тысяч студентов, наверное, мы могли бы ее выполнить.

Светлана Толмачева: Спасибо вам, Людмила Ивановна, за то, что вы пришли в нашу студию и рассказали о том, как прошли единые действия в рамках Дня протеста молодежи. Удачного вам дня!

XS
SM
MD
LG