Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Благоустройство российских мегаполисов


Программу ведет Эдуард Коридоров. В программе принимает участие Андрей Альшевских, депутат Палаты представителей Законодательного собрания Свердловской области.

Эдуард Коридоров: Жители мегаполисов обычно не довольны службами городского благоустройства. Иногда это недовольство выплескивается с неожиданной силой на митингах и собраниях, иногда дает о себе знать на муниципальных выборах. Можно ли каким-то образом усовершенствовать работу благоустроителей? Об этом мы беседуем сегодня с депутатом Законодательного собрания Свердловской области Андреем Альшевских.

Нашим радиослушателям мы предлагаем ответить на вопрос: что вам нравится и что не нравится в работе служб благоустройства.

Доброе утро, Андрей.

Андрей Альшевских: Доброе утро.

Эдуард Коридоров: Скажите, вы давно бывали на традиционных субботниках весенних? Принимаете в них участие?

Андрей Альшевских: Каждый год.

Эдуард Коридоров: А почему вы, собственно говоря, участвуете в субботниках?

Андрей Альшевских: Это моя гражданская позиция. Пять лет назад, когда мы создали общественную организацию у себя в районе, то есть с этого времени мы каждый год участвуем в субботниках. То есть выходим и убираем территорию своего района.

Эдуард Коридоров: А вам как-то не обидно становится, что наверняка, так сказать, как добросовестный налогоплательщик, в частности, платя налоги, вы оплачиваете работу коммунальных служб?

Андрей Альшевских: Есть некая обида, но к этим вещам я отношусь спокойно. К сожалению, у нас позиция властей – не только городских, но и областных – по поводу того, что если что-то не делается, то сразу все кивают на то, что нет денег. Но я бы к этим вещам относился более спокойно, в том плане, что деньги есть, и я считаю, что денег достаточно. Только вопрос в том, как они тратятся и как они распределяются? Но это, в большей мере, вопрос как к исполнительной, так и к законодательной власти. Потому что как городская Дума, так и областная Дума, они утверждают бюджет, где это все расписано.

Но я бы хотел посмотреть на это с другой стороны. Откуда берется мусор? Этот вопрос прежде всего к нам самим, к жителям. Потому что это наш дом, мы здесь живем, и, по большому счету, мы и мусорим. А деньги, которые есть в бюджете, на уборку мусора, я с вами полностью согласен, просто надо задавать вопрос, а куда они тратятся. Может быть, надо более рационально как-то перераспределять их и куда-то направлять.

Эдуард Коридоров: Вы депутат, вы работали и в городской Думе, сейчас вы работаете в Законодательном собрании Свердловской области, собственно, все права у вас имеются задавать эти вопросы и смотреть, как тратятся деньги, и спрашивать с нерадивых руководителей, в частности, коммунальщиков.

Андрей Альшевских: Полностью с вами согласен. И хочу сказать, что я три года проработал в городской Думе, потом избирался в Палату представителей, и я эти вопросы всегда задавал. Меня очень интересовала работа всех муниципальных предприятий, потому что, как правило, все эти деньги, они тратятся по направлениям тех или иных муниципальных предприятий. По положению, которое есть у нас в городе Екатеринбурге, все эти муниципальные предприятия, они создаются по постановлению главы города и имеют полное отношение к Комитету по управлению городским имуществом. Назначаются директоры и снимаются также по постановлению.

В принципе, на сегодняшний момент сложилась такая ситуация вот именно в законодательном отношении – этот вакуум, в том плане, что все муниципальные предприятия, они имеют контроль только со стороны исполнительной власти. Любые поползновения, любые вопросы, которые идут со стороны законодательной ветви власти, в частности, городской Думы, они, к сожалению, остаются всегда без внимания и без ответов.

Эдуард Коридоров: То есть депутатам не хватает возможностей, чтобы спрашивать с исполнительной власти?

Андрей Альшевских: Я бы не сказал, что депутатам не хватает возможностей. Депутатам не хватает, во-первых, настойчивости, и во-вторых, депутатам не хватает... не только депутатам, но и всем в целом. К сожалению, у нас депутатский корпус... мы много об этом говорим – по поводу разделения власти исполнительной и законодательной, подконтрольности и так далее. И всегда, когда идут выборные кампании, к сожалению, у нас получается так, что половина, или больше половины проходят в депутатский корпус людей, которые, так или иначе, имеют отношение к исполнительной власти. Понятно, что данная категория народных избранников, они не будут задавать вопросы, не удобные для исполнительной власти, не будут, извиняюсь за выражение, копаться в этом грязном белье и так далее. Вот одна из самых главных проблем.

Но эта проблема связана не только с властью. Я еще раз хочу сказать, что эта проблема, в принципе, связана с нашим обществом, вот именно с этой низкой политической ориентации, в том плане, что...

Эдуард Коридоров: Хорошо. Мы сейчас затрагиваем достаточно общие проблемы, они характерны наверняка не только для Екатеринбурга. Но сегодня звучат претензии в адрес именно екатеринбургской власти, и они связаны с тем, что у наших соседей гораздо чище. Но система формирования органов власти и там, и там, и там одинаковая. Соответственно, вывод простой: именно в Екатеринбурге, екатеринбургские власти слабо справляются с уборкой улиц, дворов, с благоустройством. Вы с этим согласны?

Андрей Альшевских: Согласен. Я считаю, что здесь одна из самых главных проблем (и я думаю, что со мной многие согласятся) в том... ну, что такое муниципалитет и городская власть – как законодательная, так и исполнительная? Это прежде всего орган хозяйственный, а не политический. И, к сожалению, проблема многих муниципалитетов, я считаю, что и нашего в том числе, в том, что у нас муниципальная власть, она в меньшей мере занимается хозяйственными вопросами, а в большей мере занимается какими-то политическими вопросами. Вот это, я считаю, одна из самых главных проблем.

Эдуард Коридоров: Так грязь на улицах – это, в общем-то, политический вопрос, потому что напрямую касается каждого избирателя. Когда человек выходит из подъезда и утопает в грязи, у него, знаете ли, политические вопросы в голове возникают.

Андрей Альшевских: Я считаю, что грязь – это хозяйственный вопрос, но, так или иначе, он становится инструментом политическим.

Эдуард Коридоров: Хорошо, допустим, был избран мэр или председатель городской Думы, который нацелен на решение хозяйственных вопросов. Скажите, вот та система коммунальных служб городских, которая создана и которая работает сегодня, она вообще, в принципе, способна навести порядок в городе?

Андрей Альшевских: Та система, которая создана и работает на сегодняшний момент, она уже показала свою, будем говорить, неспособность в решении этих вопросов, в наведении порядка в нашем городе. И я хотел бы ответить на вопрос, что говорят о том, что нет денег. Ну, я соглашусь, и многие ваши коллеги, журналисты, и жители города заявляют о том, какой город был 5-10 лет назад - он был гораздо лучше, чем сейчас. С одной стороны, можно понять, ведь город живет и город развивается, то есть он разрастается, ведутся стройки и так далее. Но с другой стороны, то, что говорят, что не хватает денег, но если сравнить бюджет, предположим, несколько лет назад, то бюджет был 5 миллиардов, потом был 7 миллиардов, сейчас уже 9 с лишним миллиардов, под 10 миллиардов. То есть бюджет увеличивается, а мы всегда получаем ответ, что нет денег.

То есть я считаю, что вопрос не в этом, а вопрос в другом. Я хотел бы еще отметить тот факт, что на сегодняшний момент еще Думой того созыва рассматривали вопрос по поводу закрепления территорий за тем или иным предприятием для уборки территорий. На сегодняшний момент получается ситуация следующая. Практически весь город поделен между предприятиями, между какими-то торговыми комплексами, начиная от киоска и заканчивая заводом. Еще раз повторю, практически вся территория города, она закреплена, она расписана...

Эдуард Коридоров: И получается тогда ситуация какого-то двойного налогообложения, да?

Андрей Альшевских: Двойного, да. На сегодняшний момент, я еще раз повторяю, территория закреплена, и с этого предприятия спрашивают по наведению порядка: почему вы не навели порядок на своей территории?

Эдуард Коридоров: А насколько это законно, по вашему мнению, в принципе?

Андрей Альшевских: На сегодняшний момент то, что у нас принимаются постановления главы города, тем более, если это утверждается городской Думой, в принципе, это законный акт. Я бы здесь говорил не столько о законности, как уже о том, правильно или неправильно это делается. На мой взгляд, это неправильно, потому что...

Эдуард Коридоров: А это не только на ваш взгляд, потому что это не дает эффекта. Действительно в городе грязно. Есть ведь наверняка еще достаточно много вариантов решения этой проблемы. Ну, в частности, привлечение частных фирм к уборке городских улиц. В нашем городе и в других городах России сейчас много клининговых фирм, которые знают, что такое уборка, которые умеют это делать. Но, к сожалению, они сейчас как-то в стороне от этих процессов. То есть уборка улиц – это сей час дело муниципалитета, с которым муниципалитет, очевидно, не справляется, особенно что касается дворов.

Андрей Альшевских: Я считаю, что в ближайшее время их и не пустят в этом направлении, потому что на самом деле это достаточно доходные мероприятия, в частности, по выделению бюджетных средств и так далее.

Но я бы вообще сказал, что уборка территории, уборка дворов и улиц – это одно из направлений жилищно-коммунального хозяйства. И здесь надо рассматривать в целом эту систему. Ни для кого не секрет, что на сегодняшний момент жилищно-коммунальное хозяйство, оно одно из самых болезненных и проблемных. Ну и на протяжении последних лет мы очень часто и активно говорим по поводу реформы ЖКХ, но, к сожалению... Может быть, я что-то неправильно понимаю, но в моем понимании, и я этот вопрос задавал тогда, когда губернатор делал свое бюджетное послание, я и ему задавал этот вопрос. Я говорю, к сожалению, у меня складывается такое ощущение, что вся реформа ЖКХ нацелена на то, как можно быстрее, без каких-то, будем говорить, волнений выйти на стопроцентную оплату для населения. А о качестве услуг уже мы не говорим, потому что лишь бы взять 100 процентов за оплату жилья, а по качеству – там уж как получится. Я бы уборку территорий в целом с проблемами ЖКХ рассматривал.

А почему я думаю, что в ближайшее время не пустят, потому что, ну, не знаю, пусть хоть кто мне говорит, но лично мое мнение, и я убежден в этом, опираясь на те или иные документы, к которым имел доступ, работая депутатом, жилищно-коммунальное хозяйство – это достаточно прибыльная отрасль. А то, что говорят, что она убыточная и не хватает денег, это просто выгодно тем структурам, которые в этой отрасли работают.

Эдуард Коридоров: Мне кажется, мы как-то плавно переходим к разговору о коррупции в сфере ЖКХ, если уж называть вещи своими именами.

Андрей Альшевских: Воздержусь от ответа.

Эдуард Коридоров: Ну, многие говорят о том, что эта сфера одна из самых коррумпированных. К сожалению, не многие называют имена, фамилии и даты.

Андрей Альшевских: Я думаю, этот вопрос не ко мне. Это вопрос к тем структурам, которые занимаются контролем, в частности, правоохранительные органы, прокуратура. То есть как бы если есть такие факты, они должны, я думаю, эти факты рассматривать.

Эдуард Коридоров: В поле вашего депутатского внимания какие-то настораживающие факты попадали, когда-либо связанные с использованием, скажем так, с нечистоплотным использованием средств в сфере ЖКХ городского, областного?

Андрей Альшевских: Есть один факт, и я его скрывать не буду. Пока он не подтвержден, потому что на сегодняшний момент будет заниматься с этим правоохранительная система. Потому что я написал запрос, отправил. Ко мне пришли представители одной организации, которая работала в одном из домов в моем избирательном округе, меняла трубы по горячему и холодному водоснабжению, выполнила работы. С ними акт о выполненных работах не подписали, задним числом заключили договор с подставной фирмой, и деньги были выплачены вообще другой фирме, которая даже никакого отношения к этой работе не имела. По этому факту мной написан запрос в райотдел. Сейчас проводится проверка по линии УБЭП. Если факты подтвердятся, ну, я думаю, что это уже не моя работа, уже пусть контролирующие структуры этими вопросами занимаются.

Эдуард Коридоров: И давайте послушаем звонок, который поступил к нам в студию. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Петр Алексеевич из Екатеринбурга. У нас уравниловка в оплате труда, как товара, губит все. Остался социализм в оплате среди одной профессии, предположим. Уравниловка в оплате труда дворников ведет к достижению самой низкой производительности труда. В конце месяца независимая комиссия ставила бы балл от 1 до 5, и по этому баллу оплачивала бы труд каждого дворника конкретно. А размер участков по сложности выделять. И тогда они работать будут лучше. Спасибо.

Эдуард Коридоров: Спасибо вам за ваше мнение.

Что скажете, Андрей? Можно ли рыночные механизмы как-то в нашу «коммуналку» внедрить?

Андрей Альшевских: Я думаю, не можно, а даже нужно. Я полностью согласен, что оплата за труд должна производиться не так, что вот всех под одну гребенку и должны получать, как положено. Полностью согласен, что это зависит от объема, от качества, зависит от отношения к работе и так далее.

И еще раз хочу сказать, что я не зря здесь затронул тему по поводу реформы, и мы о ней говорим. Мы говорим, говорим, но когда мы к ней придем, пока еще неизвестно. И еще раз говорю, пока мы вот эти рыночные механизмы не внедрим в сферу жилищно-коммунального хозяйства, я думаю, так все и останется.

Эдуард Коридоров: Ну, внедрение рыночных механизмов в ЖКХ, на мой взгляд, означает полный демонтаж муниципальной, именно муниципальной системы жилищно-коммунального хозяйства. То есть вот все эти муниципальные предприятия, которые сегодня существуют, они, по сути, должны стать частными. И только тогда, на мой взгляд, можно говорить о подходе, допустим, к выдаче зарплаты, к определению качества работы каждого коммунальщика, о котором говорил наш радиослушатель.

Андрей Альшевских: Что касается краха муниципальных предприятий, на сегодняшний момент, в принципе, крах уже произошел де-факто. Де-юре они еще числятся как муниципальные предприятия, но многие из них уже банкротятся, а многих из них переоформляются, из многих уже выводятся активы. Так что осталось только это заверить де-юре – и все.

Эдуард Коридоров: Извините, а куда выводятся активы, кем и зачем?

Андрей Альшевских: На сегодняшний момент, я еще раз говорю, к сожалению, я думаю, это не только в нашем городе, во многих городах России такая ситуация сложилась, что сейчас любое обращение в суд против того или иного градоначальника по поводу того, что, предположим, плохо убираются улицы, не предоставляются какие-то коммунальные услуги и так далее, иски до него не дойдут. По одной простой причине, что если это связано с жилищно-коммунальным хозяйством в том или ином районе, то отвечает муниципальное предприятие. Муниципальное предприятие – это юридическое лицо по положению и так далее. То есть любые иски – и ответчик будет не глава города и не администрация, а это будут муниципальные предприятия. То есть, в принципе, получится крайним руководитель этого муниципального предприятия, который в полной мере не оказывает те или иные услуги, за которые население платит деньги. Так что на сегодняшний момент в нашем городе активно создаются закрытые акционерные общества, предположим, на базе бывших служб заказчиков, которые выполняют функцию вот именно по ремонту, по содержанию и так далее.

Эдуард Коридоров: Значит, может получиться такая ситуация в результате: будут созданы частные фирмы, фронты работы и бюджетное финансирование к ним перейдут органично от бывших муниципальных предприятий, от которых они отпочковались, мы получим, якобы, рыночную систему коммунальных служб, но это будет фактически то же самое, только под другим названием. Я правильно понимаю?

Андрей Альшевских: Это будет то же самое. Я хотел бы более подробно на этой теме остановиться. Если на уровне, будем так говорить, области, города не получится сделать так, чтобы вывести из-под контроля эти организации, которые будут работать, как положено...

Эдуард Коридоров: Из-под контроля конкретных чиновников?

Андрей Альшевских: Чиновников, администрации... то мы получим то же самое. И мы можем получить еще даже и хуже. К примеру, есть у нас спецавтобаза по вывозу мусора, они монополисты на этом рынке, они вывозят твердые бытовые отходы со всего города, со всех контейнерных площадок. Они заставляют всех предпринимателей заключать с ними договор на вывоз мусора. Они владеют полигоном для отходов и так далее. И если на этот рынок придет предприятие частное, коммерческое, которое купило технику, оказывает услуги, вышли на договоры и так далее, в конце концов, может получиться так, что если это предприятие имеет отношение к администрации, ну, к тем или иным чиновникам, может получиться следующее, что они выйдут на изменение тарифов в пользу увеличения со словами, что «извините, такой тариф, который был утвержден, мы не справляемся, не хватает денег, мы...

Эдуард Коридоров: Но это тоже не является чем-то новым, постоянно эти слова звучат.

Андрей Альшевских: Я просто хочу сказать, что если получится так, что на этот рынок придут предприятия, которые имеют отношение к тем или иным чиновникам, то ситуация может или не измениться, или может ухудшиться. Выход здесь один – по законодательной базе сделать максимально так, чтобы это было открыто и доступно для честных предпринимателей.

Эдуард Коридоров: Я с вами не соглашусь. Ну, сделаем... собственно, никто и не мешает, это открыто и доступно – пожалуйста, организовывай фирму, говори о том, что «я готов вывозить твердые бытовые отходы и так далее». Но конкуренция-то будет между фирмой, которую возглавляет сын главы района, и фирмой, которую возглавляет племянник главы района.

Андрей Альшевских: Вот я еще раз говорю, если на этот рынок придут предприятия, которые имеют отношение к администрации, то ничего не изменится, а будет еще хуже. А если на этот рынок придут предприятия, которые не имеют отношения к администрации...

Эдуард Коридоров: Так тут нужно не об открытости или закрытости рынка говорить, а нужно говорить о том, как ограничить возможности чиновников, создающих или имеющих отношение к созданию определенных фирм.

Андрей Альшевских: Вот я и говорю, что на законодательном уровне это надо прорабатывать, готовить законодательную базу...

Эдуард Коридоров: А кто должен это все делать – прорабатывать и готовить законодательную базу?

Андрей Альшевских: Ну, у нас есть федеральные законодатели, которые при принятии и Жилищного кодекса, и Градостроительного кодекса вот эти вещи должны были предусмотреть.

Эдуард Коридоров: Должны были, но, судя по всему, не предусмотрели.

Андрей Альшевских: Есть темные места. Вот сейчас у нас на уровне субъекта Федерации мы на основе принятого Жилищного кодекса готовим областной закон жилищный, то есть как бы некий нормативно-правовой акт, для того чтобы и муниципалитеты уже готовили. То есть как бы мы максимально этими вопросами сейчас занимаемся, чтобы максимально прописать вот эти правила игры, которые будут понятны для всех, кто захочет прийти на этот рынок.

Эдуард Коридоров: Еще раз, правила игры, я думаю, вы пропишите, и думаю, что они, так или иначе, будут работать. Но сможете ли вы ограничить власть чиновника и возможности чиновника по лоббированию своих интересов в коммерческих структурах, занимающихся благоустройством?

Андрей Альшевских: Ну, исторический вопрос, сможем ли мы ограничить власть чиновников.

Эдуард Коридоров: Это вопрос-то серьезный.

Андрей Альшевских: Вопрос очень серьезный.

Эдуард Коридоров: У нас есть разные уровни законодательной власти, есть городская... Мы с вами говорили уже о том, что она слаба, она, по сути, под пятой чиновника. Вы согласны с этим?

Андрей Альшевских: Согласен.

Эдуард Коридоров: Есть у нас областная законодательная власть, в которой вы сейчас работаете. Наверное, у нее чуть побольше возможностей. На этом уровне что-то можно сделать, некий антикоррупционный механизм включить, который бы серьезно действовал и помог навести порядок, в частности, на улицах и в городе?

Андрей Альшевских: Я скажу одно, законодательно мы как бы это не прописывали, но, к сожалению, так получается, что, в принципе, законы пишут те же самые чиновники, которые эти законы должны исполнять. И я здесь не зря затронул вопрос, что в законодательную власть, которая должна заниматься этими вещами, туда проходят люди, которые имеют отношение к исполнительной власти...

Эдуард Коридоров: Да, мы об этом уже говорили.

Андрей Альшевских: То есть здесь замкнутый круг. Но я считаю, что один из самых действенных выходов – вот именно общественный контроль, чтобы общественность... и тому подтверждение тот митинг, который прошел на площади 1905 года, - вот именно общественный контроль.

Эдуард Коридоров: Напомню, что на днях в Екатеринбурге произошел так называемый «грязный бунт». Пикетчики пришли к мэрии, требуя чистоты на улицах. Подробности в репортаже корреспондента Радио Свобода Дарьи Здравомысловой.

Дарья Здравомыслова: На пикет в центре Екатеринбурга у здания администрации города собралось более 200 человек. Журналисты, члены общественных организаций и простые горожане призывали мэра Екатеринбурга Аркадия Чернецкого обратить внимание на непроходимую грязь во дворах и на улицах города.

Скандируют пикетчики: Чернецкий, выходи! Чернецкий, выходи! Дворникам зарплату нормальную дайте, господа.

Дарья Здравомыслова: К участникам пикета так никто и не вышел. Появился лишь заместитель начальника милиции Ленинского района Виктор Ханевский. Он то и объяснил, что митинг не санкционированный, а поэтому встречаться с собравшимися никто не будет.

Виктор Ханевский: На несанкционированный митинг никто из представителей власти не будет приходить и давать какие-то разъяснения. Они пришли взволнованные, но не подготовленные.

Дарья Здравомыслова: Помимо эмоциональных плакатов, таких как «Грязи в городе – гора, мэру вешаться пора», митингующие принесли с собой большое символическое мыло, метлы и лопаты с бантами. Многие в знак протеста надели на ноги медицинские бахилы. Как рассказала главный редактор информагентства «Урал.Полит.RU» Оксана Панова, специально для Аркадия Чернецкого журналисты нарисовали картину.

Оксана Панова: Картина – это горожане, утопающие в грязи. Вот так каждый день мы пробираемся на работу, отводим детей в садик. С детьми в городе гулять просто негде. Все дворы, все детские площадки загажены.

Дарья Здравомыслова: Эти артефакты журналисты пытались преподнести непосредственно мэру, но дорогу к кабинету перекрыл представитель службы безопасности. В здание не пустил, но пообещал, что все вручит лично главе администрации.

Представитель службы безопасности: С крыльца, ребята, уйдите. Не мешайте работать.

Участница пикета: А мы не мешаем, мы хотим передать мэру наши артефакты.

Представитель службы безопасности: Не надо, ребята. Не мешайте работать.

Участница пикета: Давайте мы вам передадим. Передайте Аркадию Михайловичу лично в руки.

Дарья Здравомыслова: Сам мэр Аркадий Чернецкий большой проблемы в сложившейся ситуации не видит. По его мнению, при таком климате, как в Екатеринбурге, грязь неизбежна.

Аркадий Чернецкий: Если бы мы с вами жили в Калифорнии, у нас бы, наверное, таких проблем не было. Мы живем с вами на Урале, и есть определенный период времени, когда снег тает - и всплывают все прелести нашей культуры. Грязь – это дело такое, высохло – и все. Кто такой у нас озабоченный? Кто так жить не может? Людей нужно воспитывать. Гадить не нужно.

Дарья Здравомыслова: В своих статьях журналисты, выступившие инициаторами митинга, прошедшие события назвали «грязной революцией». Активисты заявили, что это только начало борьбы за чистоту, и пообещали, что если ситуация в городе не изменится, акции протеста продолжатся.

Эдуард Коридоров: Андрей, а вы знали о том, что этот митинг пройдет?

Андрей Альшевских: Я узнал накануне.

Эдуард Коридоров: Но вы не принимали участия в нем?

Андрей Альшевских: Я был там. Я не принимал активного участия, но я был там. Как раз я заходил в администрацию города. Мне было интересно, кто придет, кто соберется, какие будут выдвинуты требования. И мне было интересно, как поведут себя представители власти города Екатеринбурга.

Эдуард Коридоров: Как вы оцениваете реакцию екатеринбургского мэра?

Андрей Альшевских: Ну, реакция, в принципе, она прогнозируема, что «ничего страшного, все будет нормально, высохнет – и все пройдет, и мы все про это забудем». Но, если честно, когда я прослушал вместе с вами ту информацию, которая сейчас была представлена радиослушателям, ну, я был удивлен тем, что заместитель начальника Ленинской милиции, насколько я понял, сказал, что «в связи с тем, что митинг несанкционированный, из представителей власти к вам никто не выйдет». Ну, для меня это непонятно. Будем так говорить, это всенародно выбранный мэр, то есть это и администрация, которая и работает для того, чтобы встречаться с людьми, решать те или иные проблемы, в частности, и в области благоустройства. Но когда звучат такие слова должностных лиц, что «извините, мы с вами встречаться не будем», ну, для меня, по меньшей мере, это непонятно, почему такая ситуация складывается.

Эдуард Коридоров: Скажите, вот вы говорили о том, что активность общественности – единственный, собственно говоря, механизм, который может включить какие-то позитивные процессы именно в реформировании городских служб благоустройства жилищно-коммунального хозяйства. Получается так, что только такими «веселыми» митингами можно раскачать эту лодку.

Андрей Альшевских: С одной стороны, я с вами соглашусь, но с другой стороны, есть опасность в том, что у нас, к сожалению, до такой степени много проблем и в стране, и в области, и наш город - не исключение, что люди уже ко всему относятся, в большей степени, с некоторой иронией или уже махнули на все рукой, что ничего не изменить, ничего не сделать. Люди уже начинают разочаровываться во всем.

Эдуард Коридоров: Ну, ирония иронией, а в общем-то, на это мероприятие, о котором сообщала наш корреспондент Дарья Здравомыслова, пришли три сотни горожан – это не так мало. Это много по нашим временам. Мы, конечно, помним более многолюдные митинги, которые были 15 лет назад.

Андрей Альшевских: Согласен, что народ пришел... Мне было интересно, и я там был, не скажу, что был там в первых рядах, я не принимал активного участия, не махал плакатами, но мне была интересна сама атмосфера. То есть когда присутствуешь на таких мероприятиях, просто смотришь на людей, смотришь на атмосферу...

Эдуард Коридоров: Скажите, а почему все-таки депутаты не были в первых рядах? Акцию инициировали журналисты – это общеизвестно, журналисты городских средств массовой информации, не имеющих отношения к полу-СМИ, которые поддерживает городская власть. А депутаты не вышли, ну, не пришли, не вышли, не стали скандировать эти лозунги, которые касались лично господина Чернецкого, мэра Екатеринбурга. Получается, что депутаты на стороне тех, кто скрывается за большими дверями, за дверями больших кабинетов.

Андрей Альшевских: Я бы так не сказал. Я бы здесь поделил депутатов на две категории. Первая категория – это те, которые попытались использовать данный митинг, так скажем, для своего пиара, как для политических партий, так и лично для себя. И вторая категория – это те, которые знают, что такими методами... тем более, они не первый год работают в администрации, что такими методами не пробить нашу администрацию...

Эдуард Коридоров: А какими же методами можно пробить? Что еще может сделать общественность, чтобы как бы усовестить что ли исполнительную власть или добиться хотя бы внимания к тем проблемам, которые волнуют людей?

Андрей Альшевских: Мое мнение, не как депутата, а лично мое мнение, что достаточно хорошее действие на такие шаги предпринимает сейчас прокуратура области. Пришел новый прокурор – и достаточно рьяно и активно взялся за многие вещи.

Эдуард Коридоров: В частности, между прочим, в Управлении городского благоустройства, я слышал, была выемка документов, к чему это все приведет – неизвестно.

Андрей Альшевских: К чему это приведет – посмотрим. Будет прокурорская проверка, и там все будет ясно и понятно. Но еще раз говорю, что посмотрев на работу, тем более когда его представляли в Законодательном собрании, пообщавшись... ну, в принципе, я думаю, это приведет к каким-то действенным мерам.

Эдуард Коридоров: Вообще город Екатеринбург, я думаю, и многие другие города помнят недавние события, когда одна из общественных организаций ввела практику принудительного диалога, когда общественники, активисты приходили в кабинеты чиновников, захватывали, по сути, эти кабинеты, и требовали немедленного решения той или иной проблемы. Город тогда вздрогнул, я имею в виду Екатеринбург.

Андрей Альшевских: Ну, я понял, о чем вы говорите. Но здесь надо, во-первых, посмотреть, откуда корни растут у этой общественной организации, у этого общественного объединения, и для чего оно создавалось.

Эдуард Коридоров: Я просто говорю о том, что такая тактика была эффективной.

Андрей Альшевских: Ну, была... Но я говорю, что на каждое действие есть противодействие. И я думаю, что такими методами... Власть становится еще более скованной. То есть понятно, что начинает беспокоиться и о себе. А от того, что там происходит, она начинает быть более скованной, более закрытой. И, тем более, от таких методов они уже становятся непробиваемыми.

Эдуард Коридоров: Андрей, скажите «да» или «нет». Вы верите все-таки в то, что в ходе реформы ЖКХ наши службы благоустройства станут более эффективными и более добросовестными?

Андрей Альшевских: Искренне верю. Иначе - выхода нет.

Эдуард Коридоров: Этот оптимист – это депутат Законодательного собрания Свердловской области Андрей Альшевских.

XS
SM
MD
LG