Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коми-ижемцы протестуют против строительства глиноземно-алюминиевого комплекса


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Катыс.

Александр Гостев: Группа коми-ижемцев - участников проходящего в Москве 5-го Съезда коренных народов - в день его открытия провела пикет у представительства Мирового банка в Москве.

Представителю Банка было передано обращение, в котором представители народа призывают международные финансовые структуры не финансировать реализуемый в Республике Коми группой СУАЛ проект по строительству глиноземно-алюминиевого комплекса.

Марина Катыс: В настоящее время открытое акционерное общество «Боксит Тимана» (входящее в группу СУАЛ) ежегодно добывает на Средне-Тиманском месторождении в Коми около 1,5 миллионов тонн боксита. Весь боксит вывозится в Свердловскую область - на Уральский алюминиевый завод. Реализация нового проекта предполагает доведение ежегодного объема добычи боксита до 6 миллионов тонн, а также производство около 1,5 миллионов тонн глинозема и от 300 до 500 тысяч тонн первичного алюминия.

Намерение группы СУАЛ построить глиноземный завод в междуречье Ижмы и Айювы (притоков Печоры) не устраивает коренное население припечорских районов. Местное население знает, что место, выбранное под площадку завода, низкое, влажное, а потому вся грязь будет оседать вокруг производственных цехов и неизбежно окажется в реках Айюва и Ижма. Подтопление шламохранилищ в паводковый период также приведёт к выносу в реки загрязняющих веществ. По мнению специалистов-геологов, неизбежным будет и загрязнение подземных вод - в связи с наличием здесь палео-долин, сообщающихся с речной сетью.

Мой собеседник - координатор комитета Спасения Печоры Владимир Чупров.

Владимир Чупров: Верховье реки Ижма, бассейн реки Айюва - этом места традиционного природопользования коми-ижемцев, коренного северного населения Северо-европейской части Российской Федерации. Издревле коми здесь ловили рыбу, охотились. И в случае, если здесь будет построен глиноземный комбинат, фактически эта территория будет потеряна (это данные, которые подтверждают ученые), потому что любой глиноземный комбинат - это миллионы тонн пыли, шлама, которые будут накапливаться на так называемых шламонакопителях. Это сотни гектаров фактически такой красной пустыни, которые будут выдавать пыль. То есть вот эта красная пыль, как в Африке, она будет везде. Она будет выстилать дно рек, нерестовых рек, что, несомненно, повлияет на запасы рыб. Она будет покрывать леса, то есть фактически это повлияет на состав геоценозов вот этих территорий. Именно поэтому мы выступаем против строительства глиноземного завода на этой территории.

Марина Катыс: Почему не было экологической экспертизы даже проекта инвестиций? Почему вообще это не обсуждалось населением этого региона?

Владимир Чупров: На сегодня пока нет проекта строительства завода. Существует обоснование строительства, которое не прошло государственных экспертиз, включая экологическую. Тем не менее, проект уже начат, строится подъездная дорога на место предполагаемой площадки этого завода. Построены несколько километров, построен мост через реку Айюва. Причем все это делается за деньги республиканского государственного бюджета. То есть фактически Мировой банк, придя на территорию с проектом устойчивого развития, как это зафиксировано в уставе Мирового банка, фактически забирает деньги у налогоплательщиков и реализует вот этот сомнительный ресурсный проект. Как это называется? Наверное, колониальная политика. Никаких обсуждений, согласований с коренным населением не предполагается. Мировой банк в данной ситуации не рассматривает коми-ижемцев как заинтересованную сторону, мнения которых могут повлиять на сам проект.

Марина Катыс: Кто заинтересован в этом проекте, кроме Мирового банка?

Владимир Чупров: Проект осуществляет российская группа СУАЛ ("Сибирско-Уральский алюминий") в партнерстве с Мировым банком, от которого они хотят получить кредит. Фактически это интерес не столько российской организации, я имею в виду СУАЛ, это интерес международного рынка, потому что 80 процентов всего получаемого алюминия в России продается за рубежом, через Лондонскую биржу. Это, прежде всего, рынки Соединенных Штатов и Китая. То есть все, что будет добываться здесь, в том числе в Коми, все это уйдет за границу. Поэтому это интерес развитых стран. В итоге в ущерб, в том числе культур народов, на территории которых предполагается вестись это производство.

Марина Катыс: Какие есть шансы, в том числе у коми-ижемцев, отстоять свои территории?

Владимир Чупров: Шансов немного, но эти шансы есть. В свое время коми-ижемцы смогли остановить "Лукойл", смогли остановить "Коми-нефть", когда те попытались начать бурение нефти в заказнике Себость. То есть это одно из последних чистых мест, территория традиционного природопользования Коми, где воспроизводятся запасы рыбы. Если наше обращение не сработает, мы пойдем на международный уровень, вплоть, наверное, до Страсбургского суда. Мы будем обращаться к странам-участникам, которые финансирует Мировой банк. То есть мы сделаем все, что в наших силах. Мы будем использовать российскую надзорную систему. Уже направлены нами запросы в Генеральную прокуратуру, направлены запросы в контрольно-ревизионное управление Министерства финансов по законности финансирования строительства железной дороги без экологической экспертизы. Мы будем использовать все возможные способы.

На сегодня Республика Коми, особенно национальные районы, представляют из себя сплошную депрессивную зону. 40 процентов безработица, дефициты бюджетов, население спивается. Какова альтернатива? Вообще, нужно пересмотреть всю концепцию развития Севера. Что может предложить регион с точки зрения туризма, с точки зрения рекреации, с точки зрения переработки и поставки на рынок, внешний и внутренний, продуктов недревесных, то есть вторичного лесопользования, это грибы, ягоды, лекарственные растения. Это спорт, наука, возможно, какие-то щадящие перерабатывающие производства. На сегодня даже попыток в каком-то приближении рассмотреть вот эти альтернативные варианты развития, их нет. Есть пара-тройка богатых компаний, которые приходят на территорию, вкладывают деньги, в том числе международные, и уходят с многомиллиардными прибылями. Фактически страна разрушается, теряется самое главное - теряется наше население.

Марина Катыс: Напомню, что по берегам реки Ижмы живет коренное население, занимающееся традиционным природопользованием, в частности - народ изьватас, составляющий около 90 процентов населения Ижемского района Республики Коми. Они занимаются охотой и оленеводством, ловят рыбу. Их родовые угодья расположены в бассейне Ижмы. И этому народу глиноземный завод не нужен, поскольку реализация проекта СУАЛа не принесет им, как считают сами коми-ижемцы, никаких дивидендов, никакой пользы, а только новые проблемы.

И еще. Согласно 35 статье Закона «Об охране окружающей среды», выбор мест размещения зданий, строений, сооружений и иных объектов осуществляется с соблюдением требований законодательства при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы. В случае с глиноземным заводом к началу апреля этого года был только проект «Обоснования инвестиций в строительство боксито-глиноземного комплекса в Республике Коми».

XS
SM
MD
LG