Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московский "Манеж" открылся после пожара


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Гогин.

Андрей Шароградский: Открылся восстановленный после пожара Московский выставочный центр "Манеж".

Сергей Гогин: Пожар, случившийся 14 марта прошлого года, в день президентских выборов в России, получил тогда пятую, наивысшую, категорию сложности. Кровля "Манежа" была выполнена из деревянных конструкций и огонь уничтожил здание очень быстро. Это была очень знаменитая кровля: перекрытие из лиственницы, спроектированная инженером Августином Бетанкуром, обходилось без единой опоры и признавалось памятником инженерного искусства.

Сразу после пожара прокуратура Москвы завела уголовное дело по статье 168 Уголовного кодекса "Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности". Впрочем, эксперты склонялись к версии поджога: уж очень быстро распространилось пламя. Кроме того, о возможном поджоге свидетельствовали две канистры с остатками бензина, которые были обнаружены на месте происшествия. В каком состоянии сегодня находится уголовное дело, закрыто оно или приостановлено, в прокуратуре Москвы сообщить отказались.

Московский историк архитектуры Андрей Гозак уверен, что это был все-таки поджог.

Андрей Гозак: Я думаю, что на 99 процентов это поджог. Я не хочу никого обвинять и не обладаю точными данными, но стереотипность событий подтверждает это и интуиция, конечно, на стороне поджогов. Профессионально это совершенно понятно.

Сергей Гогин: Здание "Манежа" было построено в 1817 году по заказу императора Александра I в честь победы русского оружия над французами в войне 1812 года. "Манеж" считали самым большим помещением в Европе - 150 метров в длину и 45 метров в ширину. При этом его кровля не имела промежуточных опор. В начале XIX века на строительство "Манежа" потребовалось полгода и почти миллион царских рублей, в XXI веке на реконструкцию ушел год с небольшим и полтора миллиарда рублей нынешних.

Исторически "Манеж" предназначался для смотров и парадов, туда вмещался целый пехотный полк, больше 2 тысяч солдат, и зрители. С 1831 года там стали проводить выставки и концерты. Центрально-выставочным залом "Манеж" стал в 1957 году.

После реставрации выставочная площадь обновленного "Манежа" увеличилась вдвое, до 21 тысячи квадратных метров. Это произошло за счет строительства подземной части. В ней, кроме дополнительных выставочных площадей, появились конференц-зал, ресторан, административные и подсобные помещения.

После прошлогоднего пожара от здания остались только фундамент и стены. По слова мэра Москвы Юрия Лужкова, восстановленное здание "Манежа" будет оснащено современными системами пожаротушения. Кроме того, строители укрепили фундамент здания, который, как сказал Лужков, находился в плачевном состоянии, а стены были под угрозой обрушения.

Сегодня "Манеж" снаружи мало отличим от того, что было до пожара. Ослепительно белые колонны и лепнина, свежие стены приятного желтого оттенка. Но тот ли это по сути московский "Манеж", что был до пожара, или это уже другое здание?

Андрей Гозак: Вот это принципиальный вопрос, который у нас, как говорят в Москве, все время искрит. У нас отношение к архитектуре, как к некоему объемному строительству. Когда воссоздаются некие внешние габариты, это приравнивается к подлиннику или памятнику. Это грубая профессиональная ошибка либо искажение. Я сейчас не буду углубляться в причины коммерческо-экономические, ясно, что в первую очередь они стимулируют это. Под словом "памятник" в первую очередь подразумевается подлинник. Если сломать Московский Кремль и сделать его из более дорогостоящего или какого-то дольше живущего материала, сохранив силуэт, цвет, то тогда он не станет просто памятник, а будет памятником тем строителям, которые его возвели заново.

Возьмите храм Христа Спасителя. Его же нельзя выставлять как памятник культуры середине XIX века. Его можно выставлять как памятник культуры когда XX века.

Сергей Гогин: Все-таки если стены те же самые исторические, так это то же самое здание.

Андрей Гозак: Конечно. Но оно здание, подвергнутое реконструкции после пожара. Это нормально. Если бы его подожгли в 1812 году, то это было бы то же самое, его бы тут же восстановили. В истории архитектуры это очень часто было. Как раз в этом отличие архитектуры от чистого искусства, скажем, которое просто хранится в запасниках либо в музеях. Это живая вещь и ничего в этом страшного нет. Просто не надо обманывать, когда муляж называют подлинником, вот и все.

Сергей Гогин: Государственный научно-исследовательский музей архитектуры имени Щусева имел непосредственное отношение к реставрации "Манеж". Говорит директор музея Давид Саркисян.

Давид Саркисян: Наш музей дал обмерные чертежи, полный комплект обмеров, которые имеются по "Манежу". Надо сказать, что наш музей дал аналогичные материалы по очень многим московским памятникам, включая храм Христа Спасителя. Но на открытие "Манежа" (у меня лежит пригласительный билет) я специально не пошел. Это демонстрация. Потому что я считаю, сегодня, в День исторического и культурного наследия Москвы, праздновать что-либо в отреконструированном, а не отреставрированном "Манеже" не стоит. Это на самом деле не повод для праздника, а повод для печали. Это была не реставрация. Словом "реставрация" произошедшее назвать нельзя. Это реконструкция, причем реконструкция, исказившая облик памятника достаточно серьезно.

Я бы сказал, что главным элементом, главным чудом этого памятника был гигантский потолок. Его поддерживала замечательная конструкция деревянных балок, придуманная инженером Бетанкуром. Это замечательная конструкция, которая не планировалась архитекторами. Потолок, который является потрясающим событием, он поражал взоры своих современников, когда был построен. Мы теперь его не увидим никогда. И, сделав хорошую мину при плохой игре, говорят, что мы хотим показать красоту конструкций Бетанкура, смотрите наверх, какое там чудо. А это чудо, во-первых, неправильное. Во-вторых, там дикое количество всякой арматуры, фурнитуры, лампочек и так далее. Это полный хаос, поэтому выглядит на самом деле очень плохо. В итоге, я считаю, что мы имеем позорный проигрыш. Надеюсь, что наши потомки это исправят.

Сергей Гогин: Сегодня полюбоваться обновленным "Манежем" могли только аккредитованные журналисты и VIP-персоны по приглашениям мэрии. При мне милиция не пустила в здание иногороднего гостя, он специально приехал на открытие "Манежа", но у него в поезде украли сумку с пригласительным билетом. Пенсионерка из подмосковной Истры Альбина Миланина, как и многие другие москвичи и гости столицы, тоже смотрела на сверкающий свежей краской "Манеж" с тротуара на улице Моховая.

Альбина Миланина: Выставочный зал хотели увидеть после ремонта. Но вообще-то мечтали внутрь пройти. Было объявление, что сегодня открытие зала. К сожалению, мы только послушали, как оркестр сыграл, зашли туда, видимо, наши руководители. Наверное, там торжественное открытие. А нам тут перекрыта дорога, мы, к сожалению, ничего сегодня не увидим.

XS
SM
MD
LG