Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Этичное отношение к животным


Программу ведет Ольга Писпанен. Гость в студии – Лиза Францетта, представитель организации «Люди за этичное отношение к животным», Виктория Россошанская, активист организации «Люди за этичное отношение к животным» в Санкт-Петербурге. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Ольга Писпанен: В Петербурге в Институте региональной прессы активисты крупнейшей международной организации по защите прав животных («Пета») накануне ежегодного международного пушного аукциона, на котором в огромном количестве продаются и покупаются шкурки пушных животных, представили разоблачительные материалы о китайских зверофермах. На пресс-конференции побывал корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Именно в Китае, где расположено множество звероферм, есть дешевая рабочая сила, и нет законов, защищающих права животных, покупают мех многие российские, американские, европейские дизайнеры одежды, а также те, кто, так или иначе, связан с меховым бизнесом. При этом именно мех, полученный в Китае совершенно живодерским способом, используют и в России, и во всем мире, а изделия из китайского меха можно увидеть в самых дорогих бутиках Невского проспекта в Петербурге. Говорит директор московского центра защиты прав животных «Вита», член Всемирного альянса против мехов Елена Маруева.

Елена Маруева: В любом случае, даже если не вести речь именно о Китае, меховая индустрия – это очень жестокая индустрия, потому что часть мехов происходит от животных, пойманных капканами. Животные, которые попались в капкан, они пребывают в таком состоянии до нескольких дней, без воды, еды, на них нападают другие животные. Другая часть животных выращивается на зверофермах и, независимо от того, в какой стране находится звероферма, методы убоя животных на зверофермах включают такие действия, как отравление, перелом шейных позвонков, пропускание тока через половые органы, самые разные способы. Но, несмотря на то, что мы, зоозащитники, знакомы с тем, что происходит на зверофермах, и часто видим такие записи, даже мы были более чем шокированы, увидев, что происходит на китайских зверофермах.

Дмитрий Казнин: Далее в Институте региональной прессы был продемонстрирован шестиминутный документальный фильм, снятый активистами «Пета» скрытой камерой на китайских зверофермах. В фильме было показано, как издеваются там над животными, как сдирают с них кожу живьем, после чего зверек еще до 10 минут жив.

Во время демонстрации фильма большая часть зрителей смотрели в пол, одна женщина плакала. По словам активистов российских организаций, борющихся за права животных, и в России тоже на зверофермах применяются крайне жестокие методы по умерщвлению зверей. Законов же, защищающих животных, в России нет.

Ольга Писпанен: Сегодня у нас в студии представитель организации «Люди за этичное отношение к животным» Лиза Францетта и активист этого движения Виктория Россошанская. Виктория нам будет переводить нашу гостью.

Вчера прошла пресс-конференция. Я пыталась на сегодняшнюю нашу беседу пригласить кого-нибудь из «Союзпушнины», который проводит сейчас пушной аукцион в городе, но ответ был такой: был человек на пресс-конференции от «Союзпушнины», но ничего, касающееся российских производителей, он там не заметил и поэтому, в принципе, их эта тема не интересует.

Лиза Францетта: Дело в том, что Китай – это мировой лидер-экспортер мехов. И, соответственно, мех сотен тысяч животных, которых убивают в Китае, мы можем найти в магазинах в России. Независимо даже от того, производится ли мех в Китае, где, безусловно, очень жестокие методы, в любой стране методы убийства животного, безусловно, жестокие.

Ольга Писпанен: Вы знаете точно, какие методы убийства пушных животных в России? Существуют ли какие-то стандарты, например, на убиение пушных животных ради шкурок?

Лиза Францетта: Законы минимальные буквально. В России животные, которые выращиваются для производства меха, такие животные не защищены никакими законами. Животных убивают, вводя им яд, что считается негуманным. Другие методы – это когда животному ломают шею или убийство электрическим током. Миллионы животных ловят в дикой природе, где в капканах крошатся кости и животные остаются, таким образом, несколько суток.

Ольга Писпанен: Скажите, пожалуйста, по вашему мнению, как зоозащитников, существуют ли вообще какие-то гуманные методы убиения животных? Понятно, что не прекратится развитие меховой индустрии сегодня или завтра. Как вы предлагаете умерщвлять их?

Лиза Францетта: Безусловно, никаких гуманных методов нет. Безусловно, жестоко всю жизнь держать животное в тесной клетке. Животные, которые содержатся в таких тесных клетках, проявляют ненормальное поведение, они просто бегают туда-сюда, начинают набрасываться друг на друга, кусать друг друга. На научном языке это называется психологически дистресс. То есть надо понимать, что животные тоже такое испытывают.

Ольга Писпанен: То есть, в принципе, по вашему мнению, должно прекратится и выращивание животных ради меховой индустрии, и, естественно, последующее из забиение?

Лиза Францетта: Мы считаем, что нам не нужно убивать животных ради того, чтобы получать мех. Я хочу отметить, что, безусловно, нет никакого оправдания тому, что в Китае шкуры с животных снимают еще тогда, когда они находятся в сознании, это вообще ужасно.

Ольга Писпанен: По вашему мнению, почему с особой жестокостью в Китае убивают животных пушных? Это какая-то особая черта или просто наплевательское абсолютно отношение?

Лиза Францетта: Сейчас в Китае идет усиленный рост выращивания животных для меха. Китай – это одна из тех стран, в которых нет ни одного закона по защите животных, соответственно, есть возможность поступать, как будет угодно.

Ольга Писпанен: Так это делается ради более целостного сохранения шкурки? Я просто не очень хорошо понимаю, почему так жестоко.

Лиза Францетта: Это самый быстрый и самый дешевый метод. Люди не отдают себе труда подождать, когда животное окажется без сознания, просто снимают с него шкуру живьем. На видео можно было посмотреть, что, так как это самый быстрый и дешевый метод, то работники не ждут, пока животные потеряют сознание. Люди, которые покупают, должны знать, что они, таким образом, поддерживают эту жестокость. Мы хотим сообщить об этом.

Ольга Писпанен: нас есть звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Как я понял, этика предъявляет требования к человеку. По-моему, это несуразность и неуважение к человеку. Ведь человек царь природы и он это доказал, меняя ее по своему усмотрению. Претензии к человеку необоснованные. Над ним нет судьи. Благодатней было бы пересмотреть его права и их совершенствовать, к его, человеку, пользе. На то и разум нам дан, который над природой.

Лиза Францетта: Я могу сказать, что если человек рассматривает себя как царь природы, то, как раз он должен защищать братьев наших меньших, защищать природу.

Ольга Писпанен: У нас был звонок, но он сорвался. Как мне подсказывает продюсер, дозвонившийся хотел задать вопрос, носим ли мы шубы. Я отвечаю, что я шубы не ношу.

Виктория Россошанская: Я шубы тоже не ношу.

Лиза Францетта: Нет, не ношу.

Ольга Писпанен: Тогда на самом деле плавно вытекающий отсюда вопрос. Одно дело – теплые страны, в которых, в принципе, теплая одежда, супертеплая, как шуба, не нужна, или унты меховые. Но есть страны, где, действительно, очень холодно, где испокон веков убивали животных для того, чтобы не замерзнуть самим. Что ваше движение предлагает этим людям в этих холодных странах носить, если не натуральный мех?

Виктория Россошанская: Я живу в России, в Петербурге, я совершенно спокойно проходила всю зиму в искусственной дубленки, из искусственной кожи и меха, в сапогах из искусственного меха. Проблем никаких не было.

Лиза Францетта: Традиция не может оправдать жестокости. Если, может быть, в России традиция носить мех, то все равно такую традицию надо менять. Когда-то традицией было рабовладение.

Сейчас выпускают синтетические изделия, которые намного теплее, и люди, которые ездят на Северный полюс, ездят именно в этих изделиях. Сейчас есть практичная альтернатива меху, без жестокости.

Ольга Писпанен: У нас есть звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Николай. Хотелось бы выразить поддержку. Очень жаль, что у нас в России меха не считаются позором, а считается каким-то эталоном престижа. Действительно, необходимости в них нет, это только показатель социального статуса и стремление выставить свое пижонство. Спасибо вам.

Ольга Писпанен: Вернусь все-таки к теплым и холодным странам. У нас, действительно, в Петербурге более теплые зимы стали, это правда. В принципе, я сейчас не говорю о престиже или непрестиже ношения мехов, потому что и на Западе резко делится общество, какие-то звезды поддерживают зоозащитников, а какие-то звезды, наоборот, активно показывают, что они носят меха и так далее. Это, действительно, огромная индустрия, которую достаточно трудно разрушить и сказать, извините, вы нам больше не нужны, в течение завтра-послезавтра, даже нескольких лет. Ваши какие-то предложения? Понятно, что сегодня уже не прекратят убивать животных ради меха, ради пошива модной одежды. Может быть, действительно, вы разработаете какое-то предложение, какую-то программу по снижению вот этой жестокости, например?

Виктория Россошанская: Мне кажется, что, прежде всего человек должен сам задуматься, как будет поступать он. Будет ли он жить и действовать под гипнозом или он будет думать, и действовать осознанно, выбирать, покупать ему мех или нет.

Ольга Писпанен: Мне кажется, достаточно осознанно женщины идут в магазин и покупают себе мех, причем имея в это же время дома домашних питомцев любимых, собак, кошек.

Виктория Россошанская: Мне эта ситуация кажется странной. Просто надо думать, не как это престижно, пойду куплю, а подумать, что стоит за этим мехом. Например, для одной шубы из белки убивается примерно 100-250 белок. Просто остановитесь на минуту, подумайте об этом. Я думаю, это уже будет большой вклад в то, чтобы, если мы не будем покупать меха, соответственно, индустрия пойдет на спад. И, конечно, надо действовать в законотворческой области, надо принимать какие-то законы.

Ольга Писпанен: Вы как-то действуете? Вы предлагаете эти законы?

Виктория Россошанская: К сожалению, в Петербурге нет как таковой организации, которая бы этим занималась. Я думаю, об этом должны задуматься люди, которые находятся у власти.

Ольга Писпанен: Но для того, чтобы они задумались, нужно им об этом сказать.

Виктория Россошанская: Я надеюсь, что такие акции, как вчерашняя, должны привлечь внимание к этой проблеме.

Ольга Писпанен: Переведите, пожалуйста, Лизе этот вопрос. Действительно, может ли общество защиты животных и хочет ли предлагать какие-то альтернативные варианты и какие-то проекты законов и так далее?

Лиза Францетта: К сожалению, это очень сложный и долгий процесс по введению новых законов, особенно в других странах. Мы обращались к китайскому правительству с тем, чтобы ввести какое-то урегулирование. Хочу подчеркнуть, что спрос рождает предложение, пока есть люди, которые покупают мех, мех будет производиться, и такая жестокость будет существовать. Даже если вы покупаете изделие, на котором есть просто небольшая меховая отделка, все равно ради этой отделки убивается животное, то есть не из каких-то обрезков она делается.

Ольга Писпанен: Я вчера прочитала, в России в меховой индустрии существуют нормативная база по разведению, выращиванию, не знаю точно, существует ли по убиению, но, тем не менее, все-таки какой-то орган смотрительный существует.

В Америке тоже не существует законов таких?

Лиза Францетта: На государственном уровне нет. Есть на уровне штатов, но они не особо действенны. Во всех странах, где выращивают животных на мех, не только в Китае, есть, конечно, жестокость.

Ольга Писпанен: Насколько я понимаю, индустрия моды, которая использует точно так же меха, кожу для пошива одежды, аксессуаров, обуви, им, в принципе, естественно, выгоднее закупать сырье в стране, где оно наиболее дешево. Видимо, в Китае, если там так активно в последнее время развивается эта индустрия. Но, покупая уже у известных брендов, у известных фирм, мы же не видим, что это сделано в Китае, например.

Лиза Францетта: Абсолютно верно. Когда покупаете одежду, вы не знаете, где были выращены животные. Например, можете купить одежды с надписью «Сделано в Италии», но это будет означать только то, что в Италии было сшито данное изделие, а мех мог поступить из Китая. То есть самое лучшее, что вы можете сделать, просто не покупать мех.

Ольга Писпанен: У нас есть звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Доброе утро. У меня вопрос к этим дамам. Простите, девушки, а вы вообще имеете хоть какое-то биологическое, а лучше ветеринарное образование? Я согласен, что то, как это делается в Китае, это ужас. Другое дело, что все пушные звери хищники и в природе они делают плохо тем же птицам, они воруют те же яйца из гнезд у птиц. Во-вторых, если их не урегулировать, то будет так же, как у вас в Америке с белками на восточном побережье: их защищали, а потом они расплодились в таком количестве, что не знали, что с ними делать. И вообще, извините, я согласен с теми учеными, которые считают ваши организации более вредными, вы больше вреда приносите нам, людям обычным, чем тем же животным.

Ольга Писпанен: А какой вред?

Слушатель: Чего бороться с мехом? Вы лучше займитесь тем, что людей обижают до сих пор в том же Китае. Там сажают за то, что они борются с правительством. А животные, они появились раньше нас, и они как-нибудь выживут без нас.

Лиза Францетта: То, что мы защищаем животных, не означает, что мы как-то неприязненно, жестоко относимся к людям. Можно защищать и права животных, и права людей. В дикой природе животные не ломают друг другу шеи ради того, чтобы получить какую-то красивую накидку. 85 процентов животных, которые используются в меховой индустрии, выращиваются на специальных меховых фермах.

Ольга Писпанен: Действительно, не остановится это все сегодня, не остановится производство меха, не закроются все зверофермы, не разгонят их по диким лесам. Вы все равно будете продолжать призывать людей не убивать животных. Но, помимо этого, параллельно можно вести работу просто по более гуманному отношению. Понятно, что все равно убивать будут. Ваши предложения должны какие-то вноситься. Разрабатывать предложения Госдумам, правительствам стран, в которых есть производство меха, какие-то законотворческие инициативы проявлять.

Лиза Францетта: Безусловно, мы приветствуем все улучшения, которые происходят в этой области, и обращаемся с призывом к более гуманному обращению с животными. Именно поэтому было показано видео из Китая, в котором с животного снимается шкура, после чего он еще 10 минут остается в сознании. Все-таки хотим донести мысль, что если вы не хотите поддерживать жестокость, не носите мех.

Ольга Писпанен: Большое спасибо.

XS
SM
MD
LG