Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Призывы реабилитировать Сталина в канун 60-летия Победы


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Андрей Шароградский: В канун 60-летия Победы над фашизмом в России все громче стали раздаваться голоса, призывающие реабилитировать Сталина. Отчего это происходит? Какими могут быть последствия политической реабилитации Сталина? Такие вопросы обсуждались на прошедшем в Москве заседании Всероссийского гражданского конгресса. Рассказывает Лиля Пальвелева.

Лиля Пальвелева: В 1937 году мой прадед Иван Иванович Лебедев безупречным почерком юриста, ничуть не изменившемся в камере предварительного заключения, написал в автобиографии: «Под судом и следствием не был и никаким взысканиям за 42 года работы по найму никогда не подвергался». Тем не менее, вскоре его приговорили к расстрелу «как организатора и руководителя диверсионно-повстанческой группы монархической организации». И это - в заштатном шахтерском городе Прокопьевске!

С процитированными документами удалось познакомиться только после перестройки. С тех пор подобных материалов было обнародовано множество, и вот комментарии известного правозащитника Александра Даниэля.

Александр Даниэль: В конце 80-х годов, казалось, что маргинальными, такими сумасшедшими будут в нашей стране сталинисты. Оказалось, что это не так. Вопрос о знании сегодня, на мой взгляд, уже не стоит. Не оспаривают сталинисты того, что делал Сталин. Они его преступления по иному оценивают. Миллионы погибших - нормальная цена за державное величие. Если возможны сегодня такие развернутые программы политической реабилитации Сталина, как обращение Орловского горсовета.

Вопрос в системе ценностей. Вопрос в ценности человеческой жизни в национальном сознании, в том месте, которое занимает эта ценность по сравнению с державным величием.

Лиля Пальвелева: Рассуждая о памятнике Сталину, Черчиллю и Рузвельту, который его автор Зураб Церетели пытается пристроить то в Ялте, то на Поклонной горе, то в Волгограде, сопредседатель Всероссийского Гражданского конгресса Георгий Сатаров задает вопрос.

Георгий Сатаров: А что, собственно, страшного в том, что люди хотят увековечить память трех пожилых джентльменов?

Лиля Пальвелева: Ответ, полагает Сатаров, следует искать в изменении государственной политики.

Георгий Сатаров: Точно также как власть большевиков планомерно избавлялась от любой конкуренции, от любого контроля происходит с нынешней властью. Это есть их коренное родство, которое, собственно, нас и настораживает. Отсутствует реальная политическая конкуренция, реальное ограничение ветвей власти друг другом, отсутствует нормальная судебная система, которая могла бы ограничивать практики исполнительной властью. Единственное, что более или менее еще осталось в России - это общественное мнение, институты гражданского общества, которые могут пытаться ограничивать этот возможный сценарий.

Лиля Пальвелева: Григорий Амнуэль, исполнительный директор Открытого клуба «Международный диалог», выступил с таким предложением.

Григорий Амнуэль: 9 мая люди, которые поддерживают демократические изменения, могли бы сделать цепь вокруг периметра Кремлевской стены, вторую цепь 22 июня повторить по Бульварному кольцу и всего-навсего 7 минут молча постоять. Потому что Вторая мировая война длилась 7 лет. Думаю, что это будет акцией не только объединяющей, потому что те, кто встанут в эту цепь, что-то будут чувствовать, что-то будут иметь против, в том числе и возрождения товарища Сталина, но и в противовес пяти годам, которые мы учили в школе, 1941-1945, а война длилась с 1939 по 1945. Может быть, это будет первая цепочка, которая окажется строительством гражданского фронта. Потому что когда-то, именно взявшись за руки, народы Прибалтики смогли покинуть Советский Союз.

XS
SM
MD
LG