Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Общественное телевидение в российском регионе


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие - Дмитрий Полянин, председатель Свердловского творческого Союза журналистов, и Андрей Остров, пресс-секретарь губернатора Томска, кандидат на должность директора общественного телевидения в Томске.

Евгения Назарец: Губернатор Томской области Виктор Кресс принял решение создать в области новую телекомпанию – областное общественное телевидение. В отличие от федеральных законодателей, Томская Дума оперативно рассмотрела соответствующий законопроект. Новое некоммерческое и негосударственное телевидение будет финансироваться главным образом из областного бюджета. Этот факт вызвал длительную полемику среди томских и столичных журналистов, политиков и бизнесменов. На конференцию по общественному телевидению в Томск приезжал председатель Российского Союза журналистов Игорь Яковенко. Рассказывает томский корреспондент Радио Свобода Мелани Бачина.

Мелани Бачина: В Томске хотят сделать то, чего еще никому в России не удалось за 15 лет – именно столько в области идут попытки создать общественное телевидение. Классический его пример – английское Би-Би-Си, которое формально не зависит от государства и рейтингов, а живет на налог от продажи телевизоров. Нечто подобное решили создать в Томске. По мнению чиновников, общественное телевидение должно приблизить власть к народу и сгладить недовольство народа этим самым телевидением. Говорит Игорь Яковенко, генеральный секретарь Союза журналистов России.

Игорь Яковенко: Не существует в мире другого механизма, который может примирить общество с телевидением, со средствами массовой информации, кроме общественного ТВ. Потому что государственное ТВ (ничего мы тут не сделаем) – это всегда пропаганда. Частное ТВ – это рейтинг.

Мелани Бачина: В томской областной администрации уже есть законопроект будущего общественного телеканала. Правда, что именно подразумевают чиновники под общественным телевидением, там не написано. Зато написано, что директора назначает губернатор по согласованию с Думой.

У общественного телевидения в Томске сегодня имеются пока только четыре кабинета и вид с седьмого этажа. Устав все еще разрабатывается. Идеолог общественного телевидения пресс-секретарь губернатора Андрей Остров решает вопрос, кто войдет в совет учредителей.

Андрей Остров: Я вот сейчас думаю, если в совете учредителей будет, скажем, представитель Русской православной церкви, то тогда возникает вопрос: а должен ли быть в совете учредителей еще и представитель мусульманского, допустим, духовенства? Дальше возникает вопрос: так, если эти есть, значит, должны быть кришнаиты, иудаисты и все остальные.

Мелани Бачина: Общественное телевидение не должно быть ни государственным, ни коммерческим. Его благородная цель – служить обществу и им же контролироваться. Пять лет назад по инициативе и на деньги Белого дома в Томске уже стартовал другой проект – газета «Томские новости», которая создавалась во времена победы Егора Лигачева на выборах в Государственную Думу и продолжающегося передела собственности. Газета должна была стать рупором областной власти. По словам главного редактора, изданию удается, не без конфликтов, но все же дистанцироваться от своего учредителя – Белого дома. Алексей Трофимов считает, что идея с общественным телевидением хорошая, но уж очень рискованная.

Алексей Трофимов: Есть риск, что если государство начинает всю эту игру, что это превратится в некий придаток государства. Но если бы у нас было гражданское общество, если бы у нас были общественные организации, если бы у нас были нормальные политические партии, массовые, со своей структурой, со своими деньгами, они бы это сами инициировали.

Мелани Бачина: Общественное телевидение в Томске могут запустить уже нынешней осенью – в начале нового телевизионного сезона.

Евгения Назарец: Итак, мы начинаем разговор о возможности, о принципиальной хотя бы возможности создать общественное телевидение в российском регионе. В Томской области такие попытки делают. В Екатеринбурге... А о Екатеринбурге прямо сейчас мы начнем говорить с Дмитрием Поляниным, председателем Свердловского творческого Союза журналистов.

Доброе утро, Дмитрий.

Дмитрий Полянин: Доброе утро.

Евгения Назарец: Все-таки давайте начнем с самого простого и с самого сложного одновременно, потому что в этом и запутались идеологи общественного телевидения, - с определения, что такое общественное телевидение.

Дмитрий Полянин: Как уже сказал Игорь Яковенко, генеральный секретарь Союза журналистов России, это не государственное и не коммерческое телевидение. Потому что оно не имеет цели извлечения прибыли, если говорим мы о коммерческом, и не имеет цели пропаганды, если мы говорим о государственном телевидении. То есть это телевидение, которое представляет весь спектр общественных точек зрения, которые существуют в данном населенном пункте или на какой-то территории. И это телевидение, конечно, должно отражать всю гамму, всю палитру общественной жизни.

Евгения Назарец: Понимаете, когда дают определение общественного телевидения в России, делают упор на миссию этого средства массовой информации. А вот на финансовые основы, на организационные... Это не коммерческое и не государственное телевидение, какое тогда?

Дмитрий Полянин: Дело в том, что если мы говорим о финансовой основе, она и в Европе достаточно разная, и в Америке. Можно говорить о средствах, которые платит население, как это делается в Англии, и аналогом является Би-Би-Си. Можно говорить о том, что платят бюджеты, и тогда мы говорим о таких странах, как Германия или Скандинавия. Можно говорить о неких сетевых вариантах финансирования, когда смешанно: и население за счет оплаты кабельных услуг, и бюджет, - это американская модель. То есть варианты финансирования самые разные. Главное, чтобы это финансирование было независимым от государства или от бизнеса.

Евгения Назарец: Правильно ли я понимаю, что поскольку это включает в себя такие способы финансирования, включает в себя некие платежи от населения, верен тезис, что российское общество пока не готово к созданию общественного телевидения? В силу своей материальной, может быть, неготовности.

Дмитрий Полянин: С этим я не согласен по одной простой причине, что каждый практически гражданин в России платит, например, за радиоточку. Если бы те же самые деньги пустить на создание общественного вещания – вот вам и получается абонентская плата за общественное телевидение.

Евгения Назарец: Общественное телевидение по своей идее подразумевается максимально независимым от властей и бизнеса. Исходя из этого наш вопрос радиослушателям: о чем должно рассказывать независимое средство массовой информации?

А прямо сейчас мы передаем слово Томской студии. В гостях у корреспондента Радио Свобода Мелани Бачиной Андрей Остров, автор самой идеи общественного телевидения в Томске, кандидат на должность его директора.

Андрей, насколько соответствует все-таки, по вашему мнению, классическому пониманию общественного телевидения томский проект?

Андрей Остров: Доброе утро. Во-первых, я хочу сказать, что Дмитрий прав: сколько стран, столько и способов создания что ли общественного телерадиовещания и источников его финансирования. В Англии – один, в Тайване – другой.

И поскольку сейчас даже модно говорить об особом пути русской демократии, я хочу сказать, что, видимо, в России общественное телевидение все-таки первым зародится в регионах, и у него тоже будут какие-то свои особенности, в том числе и в части источников финансирования. Скажем, на сегодняшний день мы пришли к выводу, что собирать платежи с населения, подавляющее количество которого все-таки живет еще очень и очень бедно, было бы неправильно. Поэтому было принято решение пока финансироваться через специальный фонд, в который будут вносить платежи прежде всего крупные бизнесмены. Но деньги в этом фонде будут, естественно, перемешаны, они не будут меченными, соответственно, никто из представителей этого крупного бизнеса, получается, не будет иметь права позвонить вечером в редакцию и сказать: «вот этот сюжет сегодня должен пойти, а вот этот - не должен».

Понимаете, это одна из мелких технических, я бы сказал, деталей, потому что самая главная, самая большая проблема на сегодняшний день – это создать механизм общественного контроля над общественным телевидением. Потому что такого механизма в России нет, очень слабо гражданское общество. И как оно будет осуществлять свои полномочия в части контроля, пока неясно. Но мы пока пришли опять же к промежуточному варианту. 1200 общественных организаций зарегистрированы в Томской области, около 500 из них считаются реально действующими и работающими. И поэтому мы думаем, что разошлем этим 500 организациям письма с просьбой представить свои кандидатуры в наблюдательный или в попечительский совет общественного телевидения. И способом мягкого рейтингового голосования изберем этот самый попечительский совет из числа тех лиц, которые будут наиболее часто упоминаться в ответах этих общественных организаций.

Я побаиваюсь этого процесса. Я не знаю, какие будут имена. Я не знаю, какое будет представительство. Тем более что наши российские общественные организации, они, как правило, сформированы по принципу беды, общей беды – то есть это или Общество слепых, или Общество глухих, или Общество матерей, у которых дети больны какими-то тяжелыми заболеваниями. Я побаиваюсь, честно говоря, этого процесса, но другого пути нет. Вообще процесс рождения всего нового – это процесс болезненный, но это не значит, что этого не нужно делать.

Евгения Назарец: Андрей, небольшой вопрос в связи с этим. Вы сказали о своих страхах, а может быть, у вас все-таки есть свое представление, как у будущего директора, о чем должно рассказывать общественное телевидение в Томске, если не о бедах тысячи с лишним общественных организаций?

Андрей Остров: Пропасть пролегла между частными телекомпаниями и государственными. Потому что частные телекомпании показывали волну народного гнева и говорили о том, какие безобразия творятся как на федеральном, так и на местном уровне. И правильно делали. В этом их предназначение. И я их в этом всецело поддерживаю. Федеральные каналы, наоборот, показывали некие телевизионные потемкинские деревни и говорили, что все поддерживают эту гениальную затею с монетизацией, и нужно продолжать дальше.

Мелани Бачина: И вот где здесь будет общественное телевидение, посередине?

Андрей Остров: А вот общественное телевидение будет посередине, потому что... На самом деле есть ведь и третья позиция. Я приведу очень простой пример. Сейчас весна, снег стаял – и стали видны все наши зимние безобразия. И мы вместе с губернатором совершали рабочий объезд по областному центру Томска. Заехали в один из дворов и увидели потрясающую картину. Из снега вытаяло огромное количество пустых бутылок, которые были выкинуты за зимний период из окон соседнего дома. Понимаете, какая вещь, убирать этот двор, безусловно, должны муниципальные коммунальные службы, но не бросать бутылки из окон должны люди. К сожалению, частные телекомпании не могут позволить себе сказать людям, что бутылки бросать из окон не надо. Когда человеку говорят неприятные вещи, он, как правило, уходит от разговора, переключает канал. Частные телекомпании не могу себе этого позволить.

Мелани Бачина: Андрей, но вот здесь, конечно, тоже есть тонкая грань, как бы не сойти на морализаторство, с одной стороны. Но у меня вот какой вопрос. Если губернатор идеолог этого проекта, и понятно, что у губернатора есть свое видение развития Томской области, есть какие-то приоритеты, например, программа «Томск – большой город» или развитие Правобережья, там неразработанные залежи нефти. И понятно, что губернатор, раз все-таки областные деньги вкладываются в это общественное телевидение, будет как-то продвигать именно приоритеты, которые ему близки. Понятно, что у общества другие приоритеты, другие проблемы. И вот как здесь тогда будет существовать общественное телевидение? Как будут эти приоритеты власти и общества сходиться?

Андрей Остров: Вообще вы абсолютно правы, Мелани, потому что телевидение общественное не означает, что это телевидение назидательное, морализаторское, скучное – совсем нет. Мы совсем недавно были в Германии, знакомились с опытом работы общественного телевидения Германии. Это очень интересное телевидение, но по-настоящему общественное. В нем не найдешь секса, насилия, в нем не найдешь политического или информационного заказа. Оно, возможно, покажется российскому зрителю немножко пресным, но оно по-настоящему общественное.

Теперь о том, как будут смыкаться интересы власти и общества. Дело в том, что общественное телевидение в России, его одна из главных функций, на мой взгляд, на сегодняшний день заключается в том, что это открытая площадка для обсуждения.

Евгения Назарец: И мне хочется задать вопрос Дмитрию Полянину. Вы буквально сейчас, не сумев вступить в прямой разговор с Томском, сообщили мне, что и в Свердловской области месяц назад одобрена идея общественного телевидения. Сделаны ли там уже какие-то более конкретные шаги к определению того, на какой основе это будет существовать?

Дмитрий Полянин: Есть несколько вариантов создания такого общественного вещания. Одно – это когда общественное телевидение само является вещателем. И второе – это когда общественное телевидение производит программы для какого-либо канала. Второй вариант для Свердловской области более приемлем. И сама идея здесь получила поддержку Комиссии по телевидению и радиовещанию при администрации губернатора, где был зачитан этот доклад.

Суть в том, чтобы создать на одном из екатеринбургских каналов возможность выхода общественных программ, не получая какую-то дополнительную лицензию на вещание. В этом смысле сейчас прорабатывается вопрос... Самая большая проблема, конечно, - это финансовая составляющая. И проблема в том, чтобы организовать некий наблюдательный совет. Я вот тут услышал от Андрея о том, что у них собираются создать такой совет из представителей общественных организаций. Но совершенно непонятно, какие будут полномочия у этого совета. Для того чтобы телевидение такое было независимым в своих точках зрения и своих оценках, все-таки общественный совет, наверное, должен заключать контракт с директором общественного телевидения. И мы предложили идею, чтобы в качестве такого общественного совета выступала Общественная палата, которая создается в Свердловской области.

Евгения Назарец: А пока немножко еще о Среднем Урале, где миссию общественного телевидения в разное время пытались взять на себя несколько телекомпаний. И как сказал наш гость Дмитрий Полянин, возможно, идет речь о том, чтобы какая-либо из ныне существующих телекомпаний в будущем размещала общественные программы. Но сегодня в Екатеринбурге вещают 16 телеканалов. Три четверти информационного пространства занимают коммерческие средства массовой информации. Губернатор Эдуард Россель, желая подчеркнуть уровень развития демократии в Свердловской области, часто приводит этот факт как самое яркое тому доказательство. Тему продолжает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Светлана Толмачева.

Светлана Толмачева: За исключением «Первого» канала, РТР, НТВ, «Культуры», а также РЕН-ТВ, практически все вещатели в Екатеринбурге в той или иной степени используют программы общенациональных и сетевых каналов. Особенностью екатеринбургского медиарынка является почти абсолютное доминирование крупных медиаходингов, которые объединяют несколько средств массовой информации.

Уральской горно-металлургической компании, например, принадлежат «Десятый» канал и телекомпания АТН. Все проекты УГМК освещаются здесь регулярно и с самой выгодной для владельцев точки зрения. Телекомпания «Ермак» создавалась как средство массовой информации для всего Уральского федерального округа. Выпуски «Новостей» не обходятся без отчета о деятельности полномочного представителя президента в округе. Мнение областного правительства транслируется областным телевидением, средства на содержание которого выделяются из бюджета Свердловской области. Имидж муниципалитета поддерживает студия «41». Конфликты между областным и городским руководством нередко выливаются в информационные войны между этими медиахолдингами, которым, помимо телеканалов, принадлежат газеты и радиокомпании. На независимую оценку происходящих в Екатеринбурге событий претендуют канал ТВЦ и «Четвертый» канал. ТВЦ входит в медиахолдинг известного уральского радиовладельца Николая Грахова. В создании новостийных программ на его канале принимают участие журналисты «Эхо Москвы» в Екатеринбурге. Станция также принадлежит так называемому «граховскому» медиахолдингу.

Судя по рейтингам, высокой степенью доверия зрителей пользуется старейшая в городе негосударственная телекомпания «Четвертый» канал, который отметит в следующем году свое 15-летие. С момента создания руководство и журналисты этого медиахолдинга стараются объективно относиться к подаче информации и придерживаться принципов политической неангажированности. По мнению декана факультета журналистики Уральского государственного университета Бориса Лозовского, «Четвертый» канал и окружная телекомпания «Ермак» теоретически могли бы стать базовой площадкой для создания общественного телевидения в регионе.

Борис Лозовский: Но с другой стороны, «Четвертый» канал – это сугубо коммерческое предприятие, и вряд ли такое радикальное изменение собственного формата понравится коллективу, всем, кто там его делает. А что касается «Ермака», ну, наверное, тот же самый диагноз. Но, тем не менее, все-таки здесь есть какая-то определенная наработка опыта в соединении интересов различных регионов, что не всегда может быть соединимым. Хотя бы для того, чтобы принять решение поучаствовать в этом эксперименте, нужно волевое усилие со стороны менеджмента любого канала и коллектива. Мнение коллектива, в том числе, учитывать придется.

Евгения Назарец: И к нам в студию поступил телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Доброе утро. Петр Алексеевич из Екатеринбурга. Крайне нужен общественный канал созидания, где бы мыслители города могли бы предлагать проекты улучшения экономической жизни города, идеи решения проблем. Так как сто голов в Думе не могут обработать столько информации, сколько миллион голов. Думе останется выбрать из готовых идей. И общественное мнение будет давить на них: «почему вы решили хуже, а не как вам предлагали изобретатели городские?». Переключить население с «дай, дай» на мыслительную, созидательную работу для города. То есть увеличить емкость биологического компьютера в тысячу раз по созиданию. Спасибо.

Евгения Назарец: Спасибо Петру Алексеевичу.

Петр Алексеевич рассматривает общественное телевидение как такой канал мозгового штурма для решения проблем.

Дмитрий, как вам такая идея?

Дмитрий Полянин: Ну, это интересная концепция. Телевидение идей, получается. Мне нравится и вот эта точка зрения, и та, которая говорит о том, что вообще объективность – это сумма всех субъективностей. Нужно, чтобы общественное телевидение давало возможность всем людям, которым есть что сказать обществу, выразить свою точку зрения. И, конечно, основные точки зрения должны стать предметом общественной дискуссии.

Евгения Назарец: Итак, вопрос теперь стоит такой: о чем должно рассказывать независимое средство массовой информации? Ну а в силу повода для сегодняшнего разговора – именно общественное телевидение в регионе, например.

И прямо сейчас тему продолжит еще один наш радиослушатель. Здравствуйте.

Слушатель: Доброе утро. Я предлагаю проводить по общественному телевидению марафоны для выяснения общественного мнения по узловым вопросам. Ну, вот такой вопрос сейчас зондируется: ставить или не ставить памятник Сталину? Я считаю, что в течение дня можно провести марафон и объявить, что «давайте подтвердим отношение к Сталину рублем. Вот 2 миллиона рублей требуется для того, чтобы поставить памятник». Вот народу и объявить. В течение дня показывать фильмы, рассказывать о его жизни. А при этом сказать, что «хотите проголосовать за установку памятника, присылайте деньги». И я думаю, что в течение дня этот вопрос решится. Но чтобы деньги не канули в Лету, надо создать определенную комиссию, и на определенного человека посылать эти деньги. И посмотрим – вот будет ответ.

Евгения Назарец: В отличие от идеологов, слушатели наши давно решили, что делать с общественным телевидением. Дмитрий, по-моему, такая идея может быть реализована и на любом коммерческом канале, да?

Дмитрий Полянин: Я согласен со всеми слушателями в том, что они предлагают. Но надо сказать, что общественное телевидение очень тесно связано еще и с правами человека. И не случайно оно в Германии называется общественно-правовым телевидением. Потому что в том, что касается разъяснения того, что может гражданин делать в своей стране, в том, что касается защиты его прав, то тут очень большая роль общественного телевидения.

Евгения Назарец: Мелани, я предлагаю вам подхватить эстафету и продолжить интервью в своей студии.

Мелани Бачина: Спасибо, Евгения. Вы знаете, если говорить об общественном телевидении, то, действительно, в Томске концепции как таковой общественного телевидения еще нет, она разрабатывается. В связи с этим, Андрей, говоря о том, что слушатели высказывали свое мнение сейчас, во многих странах создание общественного телевидения инициировала власть, это действительно так. Но потом она дистанцировалась от этого. У нас в Томске, мало того, что власть является инициатором, она намерена оплатить работникам зарплату, будет назначать директора. И все-таки в связи с этим очень трудно будет дистанцироваться от редакционной политики представителям власти. Вот не станет ли это общественное телевидение просто обыкновенным местным ГТРК?

Андрей Остров: Я не умаляю трудностей, которые стоят перед нами, но хочу напомнить, что Би-Би-Си, всемирно известное общественное телевидение, неоднократно имело проблемы с государством, которое пыталось вмешиваться в редакционную политику. Причем совсем недавно, вы помните, когда принималось решение о начале войны в Ираке. Делало это государство на том основании, что оно разрешает Би-Би-Си взимать этот самый знаменитый налог с населения, одной единственной телекомпании, и на этом основании государство, якобы, имеет право вмешиваться в редакционную политику. Но дело закончилось вмешательством гражданского общества, кстати говоря. Англичане, жители Великобритании вышли на улицы и защитили свое общественное телевидение.

Мелани Бачина: Андрей, но все-таки гражданское общество в Великобритании и в России – это два разных общества.

Андрей Остров: Это два разных общества. Но я хочу сказать, я вообще люблю начинать новые и интересные дела. И то, что общественное телевидение – это фрукт, который в России еще никто не ел и вкуса его не знает, только подзадоривает меня.

Мелани Бачина: А вообще вот нашему обществу, российскому обществу, томскому обществу нужно это общественное телевидение? Оно будет участвовать... вы как-то намерены сотрудничать? Я имею в виду социологические опросы, градусы мнений.

Андрей Остров: Вообще, изначально мы даже предусматривали в структуре общественного телевидения такую социологическую группу, которая бы выявляла болевые точки, самые болевые темы у населения. Поскольку социология в России, в том числе, в последние годы себя немножко дискредитировала, честно говоря, мы оказались немножко дезориентированы. Что действительно волнует население, об этом очень хорошо говорили екатеринбуржцы. Что, правда-то, их волнует, мы же не знаем. Нам кажется, что их заботит идея общественного телевидения, а их, может быть, больше заботит, кто там с кем какие отношения имеет в «Доме-2», ну, вдруг так действительно происходит.

И я хочу сказать, что общественное телевидение, повторюсь, - это не скучное телевидение. Его функция, если я правильно помню, хорошо выражена девизом Би-Би-Си: «Развлекая обучать». Но есть еще такая гениальная фраза, она не россиянину принадлежит: «напоминать власти о долге, а обществу – об идеалах».

Мелани Бачина: И все-таки сегодня существует независимое телевидение, оно еще есть в регионах. И есть областное телевидение, федеральные каналы, есть развлекательные каналы, их тоже в избытке, и, в общем, они пользуются большим спросом у зрителей. Вот будет ли все-таки скучноватое, если не скучное, то скучноватое общественное телевидение востребовано на телевизионном рынке российском?

Андрей Остров: Мелани, я думаю, что общественное телевидение, конечно, не переплюнет, скажем, канал ТНТ с его реалити-шоу. «Голоды», «Больших братьев» мы не переплюнем, безусловно. Потому что другое финансирование, другая аудитория. Но именно поэтому общественное телевидение и создается. Еще раз говорю, да, существует в Томске, слава Богу, частные независимые телекомпании, которые я очень люблю. Но при этом в самой природе частного телевидения заложена ориентация на рейтинг. И поэтому если ты гонишься за рейтингом, даже если ты не показываешь секс, наводнения, пожары и все остальное, вот если ты гонишься за рейтингом, ты вынужден о каких-то вещах умалчивать.

Евгения Назарец: Но прежде чем мы начнем подводить какие-либо итоги сегодняшнему разговору, послушаем еще один телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Я из Томска, Анатолий. Дело в том, что в Томске есть хорошие уже телепрограммы – «Час пик», «Своя колокольня». И зачем создавать новое общественное телевидение, когда финансирование городом может пойти на финансирование вот этих программ?

Евгения Назарец: Спасибо, Анатолий. Ваш вопрос понятен. За ответом на него я, конечно же, обращусь в Томскую студию.

Мелани Бачина: Андрей, слушатель только что предложил вам давать деньги частным каналам. Как вы к такой идее относитесь?

Андрей Остров: Я думаю, что позиция нашего слушателя, она очень четко совпадает с позицией довольно высокопоставленных томских политиков. Они тоже говорят нашему губернатору: «Зачем тебе нужно это общественное телевидение. Заплати ТВ-2 – и будешь сколько угодно сидеть в эфире». Я счастлив вообще, что томский губернатор говорит: «У меня нет проблем с тем, чтобы появиться на ТВ-2». Он действительно является главным ньюсмейкером города. Но у него есть проблема, связанная с тем, что он не видит реальной картинки, реального состояния общества на сегодняшний день. И общественное телевидение, как канал обратной связи между обществом и властью, тоже отсутствует.

И хочу противникам или сомневающимся в идее общественного телевидения сказать, что, понимаете, очень легко говорить: «Вы знаете, я не люблю этот фрукт, хотя я ни разу его не ел». Надо посмотреть, что это такое. Если весь цивилизованный мир к этой идее пришел, значит, Россия рано или поздно к общественному телевидению придет.

Евгения Назарец: Андрей, я хотела бы попросить вас все-таки, подводя итог, более четко выразиться. Как вы полагаете, о чем должно рассказывать общественное телевидение? И есть ли видение? Обычно существует мнение: «мы будем говорить то же, что и все, только объективно». Согласитесь, это не критерий.

Андрей Остров: Я хочу сказать, что, действительно, мы будем поднимать все те же темы, что и частные каналы, что и государственные каналы. Но главный принцип общественного телевидения – это все точки зрения, какими бы нелицеприятными они ни были для власти, для населения, для самих работников общественного телевидения. Именно для этого создается специальный механизм общественного наблюдения за телевидением, чтобы именно эта политика соблюдалась. Еще раз повторяю, я не против государственных и частных каналов – пусть они существуют в нашей своеобразной российской демократии. Но их позиция, она в силу их природы немножко ущербна. И эту ущербность во всем мире восполняет общественное телевидение.

Мелани Бачина: А редакционную политику, Андрей, кто будет определять?

Андрей Остров: Редакционную политику будет определять генеральный директор общественного телевидения вместе с главным редактором. И в уставе, который мы сейчас разрабатываем, прямо и четко написано, что никто из должностных лиц области или из членов наблюдательного совета не может позвонить, не может сказать и оказывать непосредственное влияние на редакционную политику.

Евгения Назарец: Спасибо.

И мы подводим итоги с гостем Екатеринбургской студии. Дмитрий, что вы думаете по поводу содержания, по поводу конкурентоспособности общественного телевидения в регионе?

Дмитрий Полянин: Я думаю, что это телевидение вполне конкурентоспособным может быть, если туда будут привлекаться лучшие журналисты региона. Я думаю, что программы на таком телевидении должны делаться на конкурсной основе. Возможно, должны организовываться открытые конкурсы на производство программ для общественного телевидения. Ну и я бы, наверное, обратился и к Андрею, к другим регионам с тем, чтобы создать, наверное, какое-то содружество сторонников общественного вещания, для того чтобы выработать для себя понимание этого общественного вещания и легче его продвигать по территории России.

Евгения Назарец: Дмитрий, если общественное телевидение будет называться общественным, но не будет таковым по сути, по миссии своей, как вы полагаете, насколько компетентен российский зритель для того, чтобы понять, что это одно лишь название, что ОТВ – это, может быть, областное ТВ в Екатеринбурге, а в Томске это ОТВ называется общественным, но то же самое областное, по сути, оказывается?

Дмитрий Полянин: Я думаю, что сейчас уже зритель достаточно искушен. И 16 каналов Екатеринбурга дают возможность, с одной стороны, выбора, что смотреть, а с другой стороны, они показывают, что каждый канал эклектичен. Есть точки зрения, представленные на разных каналах, но нет канала, где были бы представлены все точки зрения, в одном каком-то эфире. Вот это главная проблема, которая должна быть решена общественным вещанием.

Евгения Назарец: И последний, на мой взгляд, ключевой в этом случае вопрос. Кто сейчас в России больше заинтересован в создании общественного телевидения? Мы видим, что такую заинтересованность в создании хотя бы телевидения с таким названием демонстрируют региональные власти. Но вот с точки зрения самого общества я, например, не вижу пока какого-либо посыла к тому, что это нужно, это хочется, этот продукт востребован, на него есть спрос.

Дмитрий Полянин: Я думаю, что власти как раз он не особо нужен, этот продукт.

Евгения Назарец: Нужен продукт с таким названием.

Дмитрий Полянин: Да, продукт с таким названием, для того чтобы был какой-то атрибут, который бы говорил о том, что у нас демократия. Но на самом деле этот продукт больше всего нужен самому обществу, самим людям.

Евгения Назарец: Но общество этого не понимает что ли? Не видно этого пока.

Дмитрий Полянин: А вот только что мы слышали мнения радиослушателей, которые говорили о том, что вот этого не хватает на телевидении, вот этого, и так далее. Раз чего-то не хватает, значит, нужен канал, где бы это появилось.

Евгения Назарец: Что ж, спасибо всем участникам сегодняшней беседы.

Я напомню о теме. Томский губернатор Виктор Кресс принял решение создать в регионе общественное телевидение. На Среднем Урале миссию общественного телевидения в разное время пытались взять на себя несколько телекомпаний. Идея до сих пор не воплощена. Если в Томске с общественным телевидением не получится, то, позволим себе пошутить, по крайней мере название менять не придется: ОТВ может быть и областным телевидением. В Свердловской области такое есть, и финансируется оно как раз из бюджета области.

XS
SM
MD
LG