Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Марш энтузиастов за свободное дыхание» в Екатеринбурге


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимают участие: Лилия Беленко, врач Центра хронических заболеваний легких объединения «Новая больница» и Максим Стародубцев, руководитель отдела анализа проблем финансирования социальных мероприятий фонда «Территория».

Светлана Толмачева: В этом году в пятый раз Екатеринбург примет участие в проведении Международного астма-дня. Сегодня в центре города запланировано шествие, которое составят люди, страдающие заболеваниями дыхательных путей, их врачи, а также студенты-медики. Акция носит название «Марш энтузиастов за свободное дыхание». С какой целью выйдут сегодня на улицу участники марша, об этом мы будем говорить сегодня с гостей Екатеринбургской студии врачом Центра хронических заболеваний легких объединения «Новая больница», кандидатом медицинских наук Лилией Беленко. Доброе утро, Лилия Валентиновна.

Лилия Беленко: Доброе утро.

Светлана Толмачева: Как много городов России поддерживают идею проведения астма-дня?

Лилия Беленко: Может быть, мысленно многие поддерживают, но, к сожалению, практически участвуют все меньше. Если день проводится с 1999 года, мы начали в нем участвовать с 2000 года, то поначалу на сайте, на котором регистрируются города, заявившие участие в проведении такого дня, было 5-6 не городов, а предприятий медицинских. На сегодняшний день пока, кроме нас, Екатеринбурга, никто не заявлен.

Светлана Толмачева: Почему? Потому что врачи не знают о том, что есть организация, объединяющая эти объединения, участвующие в Международном астма-дне, или есть еще какие-то причины?

Лилия Беленко: Мы назвали настоящее мероприятие «маршем энтузиастов» не зря. Все-таки здесь нужен определенный собственный энтузиазм, потому что это благотворительное мероприятие.

Светлана Толмачева: Что такое вообще Международный астма-день? Ведь если говорить о том, кто участвует в этом дне, нельзя говорить о том, что это праздник, ведь речь все-таки идет о болезни.

Лилия Беленко: Абсолютно правильно. Это специально выделенный день для того, чтобы поднять проблемы, поднять вопросы людей, страдающих этой болезнью, и вопросы профилактики, что немаловажно. На самом деле, это день не только для людей больных, но и для людей здоровых, у которых есть риски заболеть.

Светлана Толмачева: Вы устраиваете шествие в этом году. А вот если вспомнить предыдущие четыре года проведения Международного астма-дня, как вы отмечали его?

Лилия Беленко: Вы знаете, у нас очень богатые традиции. Более того, теперь в рекомендациях той же международной организации по проведению астма-дня периодически торчат наши уши. То есть, например, сейчас рекомендуют проводить футбольные матчи. В 2000 году мы проводили на центральном стадионе матч «астматики против политиков». Дальше у нас было открытие уникального музея (такого больше нет) бронхиальной астмы.

Светлана Толмачева: А что за экспонаты в нем были?

Лилия Беленко: Тоже достаточно интересные. На журналистов тогда это произвело сильное впечатление. Там три раздела, уже история, то есть что было не так давно, но уже абсолютно вышло из обихода, и в принципе по этим истокам можно судить, какую огромную дорогу проделала медицина. Второй раздел – «Астма сегодня и завтра» - это современные методы лечения, это ингаляторы с такими названиями, которые не каждый врач выговорит. И третий – «Домашняя экология» - там, где наши знаменитые клещи домашней пыли разного цвета и размера, пороши стиральные, духи и так далее.

Светлана Толмачева: Футбол тоже неслучайно появлялся. Насколько я помню наши с вами беседы о том, что такое астма, кто болеет астмой, как живут люди с астмой, футбол здесь играет какую-то свою значительную роль. Вы говорили о тех игроках, которые играют в профессиональный футбол и при этом не стесняются того, что являются астматиками.

Лилия Беленко: Нет, они, конечно, этого не стесняются. Дело в том, что их качество жизни, их возможности футболистов мирового уровня, конечно, мы этому можем позавидовать, несмотря на то что они болеют такой болезнью. Они доказывают своим опытом, что при грамотном подходе (ради чего астма-день – ради повышения грамотности) можно с этой болезнью жить очень хорошо.

Светлана Толмачева: О каких сейчас футболистах идет речь?

Лилия Беленко: Прежде всего, может быть, самый известный – это Пол Скоулз. Это футболист «Манчестер Юнайтед», не так давно он ушел из сборной Англии, то есть это одна из самых громких звезд английского футбола.

Светлана Толмачева: А если говорить о сборной России?

Лилия Беленко: Вы знаете, у нас же и ради этого проводится Международный астма-день. Если на Западе человек, страдающий астмой, не имеет такого клейма, то есть об этом заболевании знают и понимают, что это особенность человека, дают ему право на это заболевание, то у нас до сих пор если вы появляетесь на работе с таким диагнозом, то совершенно неизвестно, чем это для вас закончится. Увы, на сегодня все-таки имидж заболевания некорректен у нас, и считается, что это заболевание очень страшное и вряд ли поддающееся лечению.

Светлана Толмачева: Когда приходят пациенты к вам с жалобами на дискриминацию на рабочем месте, какие советы вы им даете? Я понимаю, что это больше в юридической плоскости, но тем не менее, это то, с чем вы сталкиваетесь каждый день? Что вы советуете людям?

Лилия Беленко: Вы абсолютно правы. Есть перечень в законодательстве трудовом работ, которые ограничивают пребывание больного бронхиальной астмой, но это значительно уже, чем, допустим, позволяют себе иногда администрации предприятий. Это первое. И второе, есть закон, не ограничивающий обучение в высшем учебном заведении вот для таких молодых людей. Это очень важно, мы об этом всегда говорим.

Светлана Толмачева: И все-таки если есть случаи дискриминации, пациенты приходят и рассказывают, что действительно их права нарушены, что вы им предлагаете: обращаться в суд или каким-то образом сами пытаетесь вмешаться в ситуацию?

Лилия Беленко: Наше вмешательство может заключаться только в том, что есть такие справочки, которые говорят о возможных ограничениях для таких больных рекомендуемых. Конечно, мы просто говорим о том законодательстве, которое существует на сегодня, и рекомендуем оперировать этими законами или обращаться к юристу.

Светлана Толмачева: Лилия Валентиновна, я предлагаю подробнее остановиться на тех самых нерешенных проблемах людей, страдающих заболеваниями легких. Насколько можно судить по той информации, которая приходит из Министерства здравоохранения Свердловской области, чаще всего речь идет о гриппе, о клещевом энцефалите, о гепатитах различных. Сейчас врачи призывают от краснухи усиленно всех прививаться. И получается, что проблема бронхиальной астмы на этом фоне не поднимается, звучит очень редко. Почему? Потому что на этом фоне эта проблема несущественна.

Лилия Беленко: Вы знаете, в прошлом году мы, кстати, проводили Международный астма-день как телемост, то есть говорили об астме врачи, больные, чиновники от здравоохранения от Москвы до Иркутска, было пять городов, но организовывали мы этот телемост. И вот тогда наш главный терапевт области Зина Давыдовна Бобылева сказала, что «если бы у нас такая была ситуация как с астмой с другими болезнями, например, с гипертонической». Может быть, в какой-то мере благодаря такой активной международной политике по борьбе с этим заболеванием, может быть, в какой-то мере роль нашего центра скромная по хроническим заболеваниям, действительно, есть хорошие сдвиги, действительно, есть положительная динамика. Опять же, а почему она есть? Потому что мы не позволяем себе успокаиваться. Если взять в сравнении, допустим, с 2000 годом, а если раньше, еще сильнее, у нас категорически уменьшилось количество тяжелых пациентов. То есть у нас практически никто не умирает от этого заболевания. У нас единичные случаи в году тех, кого привозят в тяжелом состоянии в реанимационное отделение.

Светлана Толмачева: А если о статистике говорить, как много пациентов у вашего центра в Екатеринбурге, если есть областная статистика, то по области?

Лилия Беленко: На сегодня насчитывается около 10 тысяч взрослых больных в Екатеринбурге и около 25 тысяч в Свердловской области.

Светлана Толмачева: Насколько мне известно, подход к лечению и профилактике астмы в Советском Союзе, в советское время, в советской медицине несколько отличался от того, что принято сейчас. Поясните, пожалуйста, в чем разница?

Лилия Беленко: Конечно, советская медицина немножко шла в другую сторону, но на самом деле, международные документы, основанные на доказательной медицине по лечению этого заболевания, возникли в начале 90-х годов. И совершенно вы правы, настолько изменился подход к диагностике и лечению заболевания, что помощь абсолютному большинству стала возможной, стала реальной.

Светлана Толмачева: Вот только в этом разница?

Лилия Беленко: Нет, во-первых, одно дело – то, что на рынке появились лекарства, которые могут помочь. Другое дело, это распространить эту информацию, соответственно, научить не только врачей, но и пациента. Знаете, что у нас в стране достаточно сильны такие корни народной медицины. А на сегодня то, что касается этой болезни, доказанности каких-то народных мер, их эффективности нет. А вот серьезная фундаментальная доказанность эффективности того, что мы проповедуем, она есть.

Светлана Толмачева: Лилия Валентиновна, в начале года ваши пациенты, как и многие другие жители России, с тревогой ждали, как отразится на их положении процесс монетизации. В каком положении сегодня находятся люди, страдающие заболеваниями дыхательных путей?

Лилия Беленко: Во-первых, я должна сказать, что благодаря программе «Доступные лекарства», наш город всегда был в очень выгодном положении, то есть мы отличались почти от всех, исключая Москву, конечно. И наши больные получали бесплатные лекарства. Это очень серьезное достижение. И, конечно, от этого им и легче. Но на сегодня то, что касается программы уже федеральной, все должно утрястись, то есть на сегодня есть какие-то недолгие и длинные перебои, они связаны с тем, что информация о том, сколько какого лекарства, должна уйти в Москву, какая потребность в этих препаратах. Какой-то препарат заканчивается, пока заявка дойдет, пока лекарство придет. Вот это – что все идет с очень «верху» – это, конечно, тормозит обеспечение. Хотя список совершенно изумительный, то есть больные получают самые лучшие, самые передовые технологии.

Светлана Толмачева: Мы сейчас говорим о больных, которые живут в Екатеринбурге, или это можно говорить еще и о тех, кто живет в Свердловской области, в отдаленных городах? Получают ли там качественную медицинскую современную помощь люди, страдающие заболеваниями дыхательных путей?

Лилия Беленко: Сейчас две категории граждан, которые получают из разного бюджета эти лекарства. То есть есть просто граждане Свердловской области - не инвалиды, есть льготники – федералы так называемые. То, что касается не инвалидов, это та же ситуация, которая у нас и была. То есть эта программа работала и работает, и люди получают лекарства, но список там уже. А то, что касается федеральных пациентов, то у них просто на сегодня очень большое количество препаратов, которые доступны для них, но пока еще есть определенные сбои в их обеспечении в аптеках. Но при этом, конечно, то, что касается отдаленных мест, все-таки очень важно еще обучение и образование и медицинских работников - все это не так давно началось – внедрение новых технологий, поэтому еще не до всех дошли они.

Светлана Толмачева: Тему обеспечения льготников Свердловской области лекарственными препаратами в нашем эфире продолжит Максим Стародубцев, руководитель отдела анализа проблем финансирования социальных мероприятий фонда «Территория».

Доброе утро, Максим Ардалионович!

Максим Стародубцев: Доброе утро!

Светлана Толмачева: Только что в нашем эфире врач Центра хронических заболеваний легких Екатеринбургского объединения «Новая больница» Лилия Беленко рассказала о том, как со своими проблемами справляются люди, страдающие астмой. А что можно сказать о системе в целом? Можно ли сегодня говорить о том, что в Свердловской области льготники обеспечены лекарственными средствами, и те проблемы, которые были в начале реформы, уже решены?

Максим Стародубцев: В целом можно сказать, что Лилия совершенно верно сказала, что Свердловская область в лучшую сторону отличается от многих регионов. И особых проблем с обеспечением у нас не было во многом потому, что наши областные власти не стали ломать прежнюю схему, и не были поставлены льготники в зависимость от федерального центра. Поэтому особых перерывов и проблем с обеспечением не было, были проблемы у аптек, которым начали компенсировать их затраты достаточно поздно. Это вызывало определенную нервозность. В принципе, сами льготники оценивают то, что проводится, в целом нормально. И если и прошло ухудшение, то незначительное. Как люди говорят, допустим, на уровне 2002 года. Но у нас народ считает, если небольшое ухудшение, то значит, все замечательно.

Светлана Толмачева: Максим Ардалионович, а если говорить об уровне всей России, почему сейчас на российском уровне эта тема не поднимается? Это обычное затишье накануне праздников?

Максим Стародубцев: Нет, тема поднимается. Она поднимается в основном губернаторами крупных городов, которые имеют доступ до федеральных СМИ. Это в первую очередь недовольные – это Санкт-Петербург, недовольна Москва, причем те города, где в принципе нормальное и всегда было обеспечение. Дело в том, что во многих городах так называемые листы ожидания длинные, то есть та ситуация, когда человеку нужно определенное наименование препарата, а его в аптеке, которая закреплена для обеспечения льготников, нет. Ситуация сложная на Дальнем Востоке – там, где поставщик, который был определен федеральным правительством, не справился со своими задачами. То есть проблемы остаются. Другое дело, что правительство выделило действительно очень большие деньги, беспрецедентно большие деньги на эти вещи. Но другой вопрос, насколько они эффективно используются и насколько они используются для населения, а не для каких-то других целей.

Светлана Толмачева: И ваш прогноз, насколько стабильная будет ситуация в ближайшие летние месяцы?

Максим Стародубцев: Я думаю, что ситуация будет достаточно стабильная, потому что деньги, выделенные для этого, беспрецедентны.

Светлана Толмачева: Спасибо, Максим Ардалионович.

И у нас есть звонок от наших слушателей. Доброе утро, вы в эфире.

Слушатель: Лилия Валентиновна, рад вас приветствовать. Валерий Анисимович. Вот сейчас выписывают массово бекладжет и беклазор, совершенно исчез ингакорт. Видимо, какие-то медицинские противопоказания возникли. Флексатид выписывают в очень исключительных случаях, это лекарство, которое очень эффективно. Почему так? Второе, повторите, пожалуйста, когда состоится шествие, где сбор?

Светлана Толмачева: Это наш постоянный слушатель из Екатеринбурга. Лилия Валентиновна, прокомментируйте, пожалуйста.

Лилия Беленко: Дело в том, что на сегодня назначение препаратов для людей, у которых нет федеральных льгот, регламентированно, то есть достаточно жестко поставлено дело, и врач имеет право выписать в основном определенные препараты – то, что было названо, допустим, бекламетазон – это международное название препарата, у него есть торговые марки разные бекладжет, беклазон – это на сегодня самый распространенный препарат для лечения заболевания. Конечно, есть препараты другого уровня, более современные. И они, например, есть сегодня в списке для федералов. Но здесь, конечно, на сегодня не подготовлены какие-то регламентирующие документы, еще, видимо, не успели, и здесь идет на усмотрение врача. То есть здесь надо решать с врачом, если не со своим терапевтом, то с консультантом, насколько этот препарат конкретно вам подходит.

Светлана Толмачева: И по поводу шествия в Екатеринбурге?

Лилия Беленко: Шествие у нас пойдет от угла улиц Ленина и Луначарского по скверу, соответственно, мы там собираемся в 3 часа дня и дойдем до памятника основателям города.

Светлана Толмачева: Астма-день еще по-другому можно назвать днем всех, кто страдает аллергическими заболеваниями. По статистике, с каждым годом становится все больше людей, которые обращаются к врачам с жалобами на различного рода аллергии. В чем причина роста аллергических заболеваний, - об этом мы будем говорить с нашим экспертом, доктором Лилией Беленко. Но вначале давайте послушаем вопрос, который хочет задать один из наших слушателей.

Доброе утро!

Слушатель: У меня внук 11 лет болеет астматическим бронхитом уже 3 года, кашель очень мучает. Скажите, если можно, четко, какие препараты рекомендуете?

Лилия Беленко: Конечно, по прямому эфиру лечить заочно ребенка 11 лет, наверное, не очень корректно. Дело в том, что на сегодня существует международный стандарт. То есть для того чтобы помочь больному с определенной степенью тяжести заболевания, есть набор препаратов, которые действительно помогают, и для детей, и для взрослых. Вообще, препараты, конечно, едины. И на сегодня главное лечение этого заболевания – это противовоспалительные ингаляторы. Вот они на сегодня действительно – та палочка-выручалочка, которая делает жизнь этих пациентов просто категорически лучше.

Светлана Толмачева: Ну, а какой именно препарат подходит, знает только тот врач, к которому нужно обратиться.

Лилия Беленко: Конечно, речь идет о враче-пульманологе, аллергологе, который занимается лечением этого больного.

Светлана Толмачева: В чем причина роста аллергических заболеваний? Давайте послушаем, как на этот вопрос отвечали жители Екатеринбурга, с которыми общалась наш корреспондент Дарья Здравомыслова.

- Это стрессы, мне кажется. Постоянное влияние, люди, транспорт, обстановка экологическая, люди делают деньги – это тоже стрессовая ситуация. Иммунитет снижается, соответственно, аллергия – это самая легкая форма проявления стресса. Может быть, много пыли еще. Лично у меня аллергия на пыль, она у меня была всегда. Как только я начинаю чихать, я понимаю: где-то здесь пыль. Я оглядываюсь и понимаю: да, действительно, это так, мой индикатор оказался прав.

- Мне кажется, в первую очередь, это зависит от самого человека, от его ответственности к своему здоровью, а потом уже – экология, окружающая среда, несомненно, тем более, у нас на Урале. Более ответственно нужно подходить к своему здоровью, чаще мыть руки, очищать воду, не пить воду из-под крана, а пользоваться формами очищения воды.

- Врожденные факторы, экология влияет, естественно. Слабый иммунитет, все слабее и слабее становится. Витамины надо кушать, спортом заниматься, меньше пить, курить. Техногенная среда, различные выбросы. Сколько автомобилей, здесь очень сложно удержаться, чтобы где-то не пробить защиту организма.

- Люди больше потребляют таблетки, а можно народными способами: травы есть, чаще ходить на воздух, заниматься зарядкой. Мы же очень ленивы по натуре все. Почему люди раньше меньше болели? Потому что они ели все натуральное, без всяких таблеток обходились, занимались зарядкой, ходили пешком. Сейчас у нас остановку проехать – полчаса ждем, человек бы уже 10 остановок прошел. Раньше люди просто больше двигались и меньше болели, наверное. Все болячки от ожирения, многие еще едят очень много.

- Экология такая. А лично мое мнение, нравственность такая. Падает нравственность – падает здоровье, поэтому повышаются заболевания. Человек заражает экологию, заражает природу, убивает ее и убивает себя сам. Нравственность – ведь это ответственность за свои поступки и за свои мысли. Я лично считаю, что экология есть не только физическая, но еще есть и некая энергетическая экология. Плохие мысли влияют на нас, даже не высказанные.

Светлана Толмачева: Лилия Валентиновна, я прошу вас прокомментировать ответы екатеринбуржцев. На самом ли деле, все причины стоит искать в ухудшающейся экологической обстановке, или у нас, действительно, все от нравственности идет?

Лилия Беленко: Знаете, я с большим удовольствием послушала эти ответы, потому что на самом деле, то, что абсолютное большинство призывало к здоровому образу жизни, кстати, про курение даже прозвучало, это замечательно, это сдвиг. Увы, и ученые не знают, отчего же так много стало аллергических болезней, то есть не знают корня проблемы, хотя на самом деле есть определенное подозрение. Подозрение, действительно, связано с цивилизацией. Вы знаете, что когда рухнула Берлинская стена, и обследовали население чистого Мюнхена и грязного Лейпцига, то аллергиков оказалось больше, угадайте с первого раза где, конечно, в чистом Мюнхене. Это проблема цивилизации. Более того, особенно пострадали жители англоязычных стран, имеется в виду цивилизованных стран. Была совершенно сумасшедшая цифра по Шотландии. В Шотландии в прошлом году было зарегистрировано более 18% больны бронхиальной астмой. Соответственно, и чем поколение моложе, тем оно больше страдает. Конечно, абсолютно правы те, кто думает о наследственности, то есть предрасположенность к этому заболеванию передается по наследству. Поэтому эта грамотность медицинская для этих людей категорически важна. И если мы сумеем вложить, то, конечно, рост заболеваний будет меньше. Но с другой стороны, вот это желание все свалить на промышленную загрязненность, к сожалению, не оправдано. Вы знаете, что в чистых страны, та же Великобритания, Европа, больных аллергией никак не меньше. Домашняя экология – вот в чем видят ученые много проблем.

Светлана Толмачева: Тему беседы продолжит репортаж из Омска. Там как раз пойдет разговор о домашней экологии. В Омске около шести тысяч астматиков находятся под постоянным наблюдением врачей. С одной из жительниц Омска, которая не понаслышке знакома с проблемами тех, кто болен астмой, встретилась корреспондент омской телерадиокомпании «Антенна 7» Мария Гергель.

Мария Гергель: Нателла Киселевская обнаружила у себя первые приступы астмы в 24 года, когда не смогла свободно дышать. Как оказалось, аллергией она страдала с детства, но диагноз был поставлен неправильно, поэтому первые лекарства прибавили ей дополнительный вес, но от заболевания не избавили. Сейчас, для того чтобы чувствовать себя хорошо, она постоянно носит с собой аэрозоли, но говорит, что главная причина заболевания - психологическая:

Нателла Киселевская: Перекрывает кислород, очень тихо умираешь. Однажды просто отключается сознание, ты понимаешь, что ты умираешь, потому что нечем дышать. Всегда со мной ингалятор. У меня, скорее, даже психологическая зависимость сейчас от этого ингалятора. Пока я не знаю, что я его забыла дома, мне нормально. Если я понимаю, что у меня его с собой нет, я чувствую, что я начинаю задыхаться. Астма еще появилась именно психологического характера.

Мария Гергель: Нателла Киселевская входит в специальную группу астматиков, которые получают ингаляторы бесплатно. Зачастую их не хватает, поэтому несколько запасных приходится покупать самой. Самое главное для нее - соблюдать чистоту в квартире и стараться уменьшать количество аллергенов, раздражающих дыхательные пути.

Нателла Киселевская: Идеальная чистота в квартире, чтобы никогда не было пыли, подушки только не перьевые. То есть мне нравится, к какому порядку меня приучила эта аллергия. Но она очень коварная, никогда не знаешь, где она появится. Я пытаюсь найти какие-то положительные моменты, которые меня веселят. А в принципе, конечно, штука не из приятных.

Мария Гергель: Если обычные лекарственные препараты не помогают, можно обратиться к так называемым нетрадиционным методам лечения. Юрий Мошкин, врач, практикующий аюрведическое лечение, считает некоторые профилактические процедуры по «Аюрведе» значительно улучшат состояние астматика.

Юрий Мошкин: На уровне диеты это уменьшение приема вещей, которые как раз увеличивают слизь. Это все сладкие вещества, жирные вещества, трудно перевариваемые, например, бананы, для астматиков – большое количество риса, потребление сладких продуктов, некоторых специй. И наоборот, уклон на прием более острых специй, допустим, смесь трех перцев будет для астматиков один из способов лечения, красный, черный перец и имбирь. Один из следующих способов – это, допустим, использование трав, которые уменьшают количество слизи и сжигают огонь в легких в хорошем смысле, который как раз все и сжигает. Эти травы можно пить, их можно добавлять в еду, их можно курить. Это может быть в виде приема горьких настоек и трав, которые очищают кровь, либо в виде такой интересной процедуры как кровопускание. Приемлемы способ кровопускания – это сдача донорской крови. Это будет очищать кровь, уменьшать возможность аллергенного компонента астмы.

Мария Гергель: По мнению специалистов, при своевременно установленном диагнозе, правильном лечении и образе жизни болезнь может больше и не повториться, хотя склонность к ее проявлению остается.

Светлана Толмачева: Лилия Валентиновна, только что прозвучал в нашем эфире материал из Омска, где говорилось о том, что можно использовать и нетрадиционные методы, о кровопускании я запомнила момент, еще какие-то советы были от практикующего нетрадиционную медицину доктора. Как вы как врач Центра хронических заболеваний легких относитесь к таким рекомендациям?

Лилия Беленко: Наш центр еще является филиалом Российского НИИ пульманологии, то есть мы не можем себе позволить заниматься вещами непроверенными. Я как врач такого центра должна следовать только доказательной медицине. Естественно, можно лечиться всем, но тогда больной все-таки берет на себя ответственность по эффекту этих методик. Каждый выбирает свое. Врач может только рекомендовать. Но на сегодня действительно есть две параллельно существующие вещи: доказанные и не доказанные. То есть разработана технология доказательность того или иного средства. И, конечно, когда это подтверждено, то все-таки у врача абсолютно душа чиста, он рекомендует со знанием того, что это поможет. Это здорово.

Светлана Толмачева: Можно предположить, что сейчас в вашем центре горячая пора, на Урале начинают зеленеть деревья, последние две недели идут субботники в Екатеринбурге, а значит, ваши пациенты страдают от пыли, дымов костров, в которых на улицах сжигают мусор. Что вы им советуете, поменьше бывать на свежем воздухе?

Лилия Беленко: Действительно, особенность астмы – это повышенная чувствительность слизистой и дыхательных путей к самым разным раздражителям, у каждого свой набор. Даже когда мы готовились к этому астма-дню, один наш талантливый пациент написал лозунг «Надо ли собирать мусор, чтобы сжигать его в городе?» То есть да, наших больных это касается. Конечно, здесь больше рекомендаций не так к больным, как к нашим руководителям, чтобы такие акции проводились более корректно, более грамотно.

Светлана Толмачева: Сегодня днем в Екатеринбурге пройдет «Марш энтузиастов за свободное дыхание». Я думаю, что многие екатеринбуржцы будут весьма удивлены, потому что к первомайским демонстрациям многие уже привыкли, это как должное воспринимается, а сегодняшняя ваша акция, действительно, наверняка, будет встречена с удивлением. Вы хотите привлечь не только внимание прохожих, но и внимание властей, насколько я понимаю. Собственно, чем власти вам могут помочь, какие проблемы могут решить?

Лилия Беленко: Тем не менее, нерешенные проблемы заболеваний, конечно, остаются. И больных много ходит без диагноза, то есть есть проблемы нерешенные диагностики, есть проблемы лечения, есть проблемы образования и пациентов, и населения, есть проблемы экологии. Вот где они могут нам очень помочь. Действительно, что касается льготных препаратов, на сегодня это категорически улучшилось. Но вот то, что касается обучения и образования, это иногда недооценивается, хотя на самом деле даже при самых великолепных препаратах, если не донесена до пациента необходимость приема и правильность приема, то, конечно, мы теряем очень многое.

Светлана Толмачева: Но это ведь все-таки задача медиков, задача вашего центра прежде всего.

Лилия Беленко: Ну, например, напечатать листовки для пациентов, что мы решили сделать, чтобы каждый пациент мог получить информацию, чем он заболел, как правильно пользоваться ингаляторами, здесь непонятно, где искать ответственных на самом деле. Мы нашли спонсоров, мы нашли «Уралуглесбыт», мы нашли Кировоградский завод твердых сплавов, они нам печатают эти листовки для пациентов. Это совершенно замечательно.

Светлана Толмачева: Но вообще-то, это должно делаться из бюджета горздрава.

Лилия Беленко: Да, наверное, все это вполне можно делать централизованно. Но другой вопрос, что на все, наверное, не хватает.

Светлана Толмачева: Результаты вашей работы можно отслеживать по тем событиям, которые происходят в течение года: от одного астма-дня до другого. Какие достижения вы считаете самыми важными за прошедший год, и на что ориентируетесь на ближайшее будущее?

Лилия Беленко: Ну, как раз, может быть, самое главное достижение этого года – это отчет нашего главного пульманолога Свердловской области Лещенко Игоря Викторовича, там где летальность и смертность равна нулю.

Светлана Толмачева: От астмы именно?

Лилия Беленко: Да. И там, где количество тяжелых случаев, привезенных в неотложном порядке в реанимационное отделение – 19. Если взять несколько лет назад, это было 400-500. И в этом тоже наше участие.

Светлана Толмачева: И если говорить о том, что вы собираетесь в ближайшее время сделать, после того как проведете свой марш энтузиастов?

Лилия Беленко: Мы постоянно работаем и в астма-клубе, и астма-телефон у нас работает, то есть можно позвонить и задать любые вопросы, касающиеся этого заболевания, любого заболевания органов дыхания. И, конечно, мы будем думать над образовательными методиками и для пациентов, и для врачей.

Светлана Толмачева: Спасибо, Лилия Валентиновна. Сегодня 3 мая – Международная астма-день.

Евгения Назарец: Международный астма-день был учрежден Всемирной организацией здравоохранения в 1998 году. В Екатеринбурге он проводится пятый год подряд. За это время врачи городского Центра хронических заболеваний легких успели создать музей истории лечения бронхиальной астмы. Среди экспонатов лекарственные средства из арсенала советской медицины, например, сигарета с беленой астматол и резиновая груша, прообраз современных ингаляторов, с помощью которых предлагалось впрыскивать лекарство.

Сегодня каждый из 10 тысяч екатеринбуржцев, страдающих бронхиальной астмой, может рассчитывать на качественные препараты последнего поколения, но, по словам врача Центра хронических заболеваний легких Лилии Беленко, свердловская областная целевая программа "Доступные лекарства" действует не так хорошо, как хотелось бы.

Лилия Беленко: На сегодня есть недлинные перебои, они связаны с тем, что информация о том, сколько какого лекарства должно уйти в Москву; какой-то препарат заканчивается, пока заявка дойдет, лекарство придет. Это тормозит обеспечение.

Евгения Назарец: По данным свердловского Минздрава, смертность от бронхиальной астмы сейчас практически сведена к нулю. Но количество больных продолжает увеличиваться. Только в Екатеринбурге за минувший год 700 новых случаев. Аллергическими болезнями страдают до 20 процентов горожан. Кандидат медицинских наук Лилия Беленко считает, что дело здесь не только в экологической обстановке на Урале, астму и аллергию медики называют болезнями цивилизации.

Лилия Беленко: Желание все свалить на промышленную загрязненность, оно, к сожалению, не оправдано. Чистые страны - Великобритания, Европа - в них больных аллергией никак не меньше.

Евгения Назарец: Сегодня в марше энтузиастов в Екатеринбурге приняли участие студенты-медики, врачи, а также пациенты городского Центра хронических заболеваний легких. Они прошли через центр города под лозунгом "Позвольте дышать каждому", чтобы привлечь внимание горожан и властей к проблеме страдающих бронхиальной астмой. Прогноз медиков не утешителен. Количество больных в ближайшее время будет только увеличиваться, а значит необходимо учить горожан не бояться жить с астмой и астматиками.

XS
SM
MD
LG