Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Организация "Репортеры без границ" включила Россию в список стран, где созданы неблагоприятные условия для работы журналистов


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Гогин.

Андрей Шароградский: Сегодня по инициативе ЮНЕСКО отмечается Всемирный день свободы печати. В этом году международная организация "Репортеры без границ" включила Россию в мало почетный список стран, где созданы неблагоприятные условия для работы журналистов. Корреспондент Радио Свобода Сергей Гогин встретился с генеральным секретарем Союза журналистов России Игорем Яковенко.

Сергей Гогин: Когда мы говорим о независимой журналистике, мы по-прежнему подразумеваем независимость от государства или сейчас это понятие приобрело какие-то новые оттенки или смысл?

Игорь Яковенко: Настоящая независимость не может быть только в случае, если издание или телеканал зависит в основном от читателя и телезрителя. В странах, где существует достаточно высокий уровень свободы слова, обычно существуют частные телекомпании и частные газеты, и общественные средства массовой информации. Вот они осуществляют некоторый баланс независимости от государства и независимости от частных владельцев. Вот этот баланс и создает общее пространство свободы. Пока мы движемся в прямо противоположном направлении.

Сергей Гогин: Рекламный рынок вырос на треть за прошлый год. Медиа-предприятия становятся более успешными, более устойчивыми, но это никак не приводит к расширению свободы слова. Почему, как вы думаете?

Игорь Яковенко: В России экономика не первична. В России первична политика. Можно быть сколь угодно экономически независимым и перспективным субъектом рынка, при этом закончить свою судьбу очень бесславно. Примером этого являются и "ЮКОС", и недавняя история с "Коммерсантом", которая, если бы была доведена до конца, закончилась бы гибелью успешного медиа-холдинга. Примером была и судьба НТВ, который, несмотря на все сложности своего становления, тем не менее, был наиболее эффективным телеканалом страны.

Так что, в России экономика не первична. В России первична политика. Это проблема, которая создает эти ножницы. Динамично развивающийся медиа-рынок не приводит автоматически к увеличению независимости средств массовой информации. Поэтому, когда Путин говорит о том, что основой свободы прессы является экономическая независимость, несмотря на всю внешнюю абстрактную, на уровне учебника, правоту этих слов, на самом деле это неправда. В России это не так.

Сергей Гогин: В России около 90 регионов. Ситуация тяжелая со свободой слова практически везде, но неоднородна - где-то лучше, где-то хуже. Как вы думаете, от чего это зависит - от каждого конкретного губернатора, насколько он умен и терпим к критике, или все-таки от силы, сплоченности локального журналистского сообщества?

Игорь Яковенко: Россия самая гетерогенная в мире страна. В России в разных субъектах Федерации протекает просто разное историческое время. Если вы приедете из Перми в Калмыкию, то вы провалитесь в колодец времени лет на 400. Почему это? Во-первых, сразу могу сказать, что иногда бывают совершенно иррациональные вещи. Думаю, что никто, ни один человек на земле не сможет объяснить, почему, например, в Свердловской области хорошее качественное телевидение и средние по качеству газеты? А в соседней Челябинской области достаточно высоко качественные газеты и не такое хорошее телевидение? Причину этого перепада объяснить абсолютно невозможно, также как до конца невозможно объяснить причину томской медийной аномалии, хоть многие и объясняют - университетский город и так далее. Но почему в Томске такое хорошее телевидение объяснить нельзя, почему они ТЭФИ хватают постоянно. Ясно, что факторы, которые на это влияют, это, безусловно, уровень экономического развития.

Фигура губернатора имеет значение, но в известной степени, я думаю, вести себя так, как ведет себя, например, Илюмжинов со своими подданными, допустим, Росселю в Свердловской области никто бы и не позволил, или, скажем, Белгородская область, где сегодня пытаются регламентировать и требуют на согласование программу дискотек. Если бы Россель попытался себя вести также как Савченко, я думаю, что он просто оказался бы в эпицентре такого взрыва смеха. Это разные культуры.

Россия очень большая страна. У нас сегодня часть регионов живут в условиях советской власти и хотят жить в условиях советской власти. Это не упрек губернаторам. На самом деле, они адекватны своим избирателям.

Сергей Гогин: Как вы думаете, почему последнее время стали редки яркие примеры журналистской солидарности, которые могли бы реально отстаивать независимость сообщества?

Игорь Яковенко: Во-первых, весь советский опыт еще жив. Под кожей каждого из нас живет страх. Его надо только разбудить. Убив НТВ, Кремль разбудил этот страх. Сегодня журналистика - это испуганная профессия. Второе - вытесняют журналистов из средств массовой информации, выкидывание с центральных каналов, последние эпизоды - Парфенов, Савик Шустер и так далее. Третья причина - журналист абсолютно бесправен. Сегодня журналист ничем не защищен в отношении хозяина тоже. Уродливый рынок не позволяет напрямую связать талант журналиста с экономическими показателями. Не востребована качественная журналистика.

Да, некоторые сегменты рынка развиваются по этому принципу - это деловая пресса, отраслевая пресса и так далее. Во всех остальных сегментов нет. Три фактора - испуганная профессия, вытеснение журналистики и отсутствие связи между талантом и экономическими результатами. Это делает журналистское сообщество очень разобщенным. Естественно, упрек надо предъявить и к себе, и к той организации, которую я наряду с другими нашими коллегами возглавляю, Союзу журналистов. В данном случае работает недостаточно эффективно.

XS
SM
MD
LG