Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фестиваль альтернативного политического кино в Екатеринбурге


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие Алексей Новоселов, лидер молодежного движения «Наше Время», Екатеринбург.

Олег Вахрушев: Сегодня рядом со мной в Екатеринбургской студии Радио Свобода – активист, один из организаторов молодежного движения «Наше время» Алексей Новоселов.

Здравствуйте, Алексей.

Алексей Новоселов: Здравствуйте.

Олег Вахрушев: Нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: важна ли вам точка зрения на события, происходящие в России, отличная от официальной точки зрения. Дело в том, что вчера фильмом «Покушение на Россию» был открыт Фестиваль альтернативного политического кино, и движение «Наше время», собственно говоря, и является главным организатором этого фестиваля.

Алексей, вся шумиха вокруг фильма «Покушение на Россию» (его второе название «ФСБ взрывает Россию»), в принципе, прошла три года назад. Почему именно сейчас вы решили привезти, в том числе, и этот фильм в Екатеринбург?

Алексей Новоселов: Я считаю, что, в принципе, в Екатеринбурге он не был достаточно освещен, этот фильм, и его посмотрело довольно небольшое количество людей. И поэтому необходимо ознакомить с ним более широкую часть общества. И мы это делаем по мере своих сил. И я хочу сказать, что этому фильму посвящена только небольшая часть фестиваля, а вообще он освещал три фильма, и мы будем их показывать до конца мая. Мы покажем четыре фильма, все они являются, по сути, запретными на российском телевидении, и их можно увидеть только в таких маленьких, почти подпольных кинозалах, каким и является то место, где мы проводим этот фестиваль.

Олег Вахрушев: Я вчера побывал на премьерном показе фильма «Покушение на Россию». Действительно, мне кажется, не более 25 человек могут одновременно посмотреть этот фильм. С чем это связано? Это недостаток аппаратуры, чтобы показать на большем экране, нежели телевизионный экран, либо просто так договорились, и получилось вот такое небольшое помещение?

Алексей Новоселов: Нет, дело в том, что мы искали помещение побольше, мы искали хорошую аппаратуру, но дело в том, что ни финансировать этот проект, ни как-либо помогать технически, то есть предоставлять помещение, предоставлять кинопроекторы никто не соглашается, потому что люди действительно боятся каких-то преследований. И даже многие авторитетные общественные организации, они отказывались сотрудничать, потому что действительно на них может быть потом оказано давление со стороны власти. И вот мы знаем, что существовали прецеденты, когда эти фильмы конфисковывались, когда они изымались у перевозчиков, несмотря на их депутатскую неприкосновенность. И поэтому люди боятся – люди боятся каких-то санкций со стороны правоохранительных органов, может быть, со стороны Федеральной службы безопасности, я уж не знаю. Но в итоге вышло так, что единственной организацией, которая согласилась нам помочь, стала партия «Яблоко», но у нее только оказалась небольшая комната на 25 человек. Но мы согласились хотя бы на это, потому что других вариантов у нас просто не было.

Олег Вахрушев: Я перечислю фильмы, которые будут показаны в рамках этого фестиваля. «Покушение на Россию» мы уже упомянули. И еще три фильма – это «Товарищ Президент», «Террор в Москве» и «Чеченская колыбельная». Все фильмы неоднозначные, скажем так. Вы действительно упомянули во время презентации этого фестиваля о том, что это фильмы, которые высказывают другую, альтернативную точку зрения на события, происходящие в стране. Много ли народа вы планируете заинтересовать этой альтернативной точкой зрения? Я еще просто добавлю, что каждый фильм будет показан по три раза.

Алексей Новоселов: Пока техническая возможность у нас такова, что мы показать вот именно в этом кинозале сможем эти фильмы небольшому количеству народа, ну, я думаю, что примерно человек 200 все-таки эти фильмы посмотрят, вот именно там, в «Яблоке». Но мы еще планируем распространять диски с этими фильмами, может быть, видеокассеты, если мы сможем это перевести в другой формат. И я думаю, что все-таки круг зрителей этих фильмов расширится. Ну и в любом случае, человек, посмотревший этот фильм, я думаю, что он, скорее всего, расскажет своим знакомым, своим друзьям об идее, которая заложена в этом фильме. Потому что люди приходят все-таки не просто так, люди приходят уже заранее заинтересованные. То есть им эта тема интересна, значит, они эту тему будут обсуждать с другими людьми, и они смогут эту информацию до других людей донести. То есть, конечно, сейчас пока очень тяжело какое-то мощное влияние на сознание масс оказывать в обстановке полного безденежья, в обстановке информационной блокады со стороны некоторых СМИ. Но то, что мы можем делать, мы делаем. И вот в этом вопросе можно сказать, что наша совесть чиста.

Олег Вахрушев: Кстати, большой плюс в том, что фильмы все эти показываются бесплатно, это без сомнения. Но с другой стороны, Алексей, смотрите, практически все эти фильмы уже давно отцифрованы, уже давно выложены в интернет, желающие найти эти фильмы и посмотреть эти фильмы наверняка уже это сделали. Все-таки на кого вы ориентируетесь из публики? Кто может к вам прийти и посмотреть это кино?

Алексей Новоселов: Вообще, конечно, целевой группой, так сказать, нашего времени является молодежь. Потому что мы молодежная организация, и наша миссия – это развивать в молодежи какие-то демократические ценности, либеральные ценности, в том числе и стремление знать правду. И поэтому мы в основном рекламную кампанию фестиваля ведем среди молодежи в вузах, в некоторых школах. Правда, вот сейчас этот вопрос немножко имеет некоторые трудности, насчет школ, насчет старшеклассников. Поэтому в основном мы в вузах проводим эту рекламную кампанию.

А вот насчет того, что многие, может быть, уже посмотрели, те, кто хотел, ну, во-первых, скачать из интернета фильм – это стоит немалых денег – это раз. А во-вторых, может быть, человек и не знает даже о существовании такого фильма, может быть, человеку просто где-то в душе интересно: а может быть, все на самом деле не так, как рассказывают по телевизору, а может быть, все на самом деле по-другому происходит? Но, может быть, этот человек пассивен, он может сам ничего не искать. Он может просто носить эту мысль где-то у себя в душе. И если мы до него не донесем эту информацию, он никогда о ней так и не узнает. Поэтому мы должны популяризовать эту идею вообще сейчас – идею того, что человеку необходимо иметь несколько источников информации, чтобы какую-то объективную точку зрения знать. И поэтому я думаю, что сейчас этот вопрос актуален, и мы работаем не зря.

Олег Вахрушев: Алексей, возникает вопрос опять-таки после вчерашнего фильма «Покушение на Россию». Вывод после этого фильма, который делают авторы этого фильма, в принципе, однозначен: ФСБ занималось взрывами в 1999 году. В таком случае, у молодого человека нет той широты выбора информации, которая к нему поступила. Официальная информация – это о том, что, во-первых, на примере Рязани это было учение. Противоположная точка зрения – это был подготовлен взрыв, который не случился, но был подготовлен силами Федеральной службы безопасности. Две точки зрения на одну и ту же проблему. Он может выбрать либо то, либо другое. Человек, если он достаточно политически активен и сейчас участвует в той или иной... скажем так, состоит в некой оппозиции что ли к тому, что происходит официально в стране, он, естественно, выберет вторую точку зрения. Но не факт, что других точек зрения не существует.

Алексей Новоселов: Ну, честно говоря, пока альтернативных фильмов о других точках зрения я еще не видел. Но если они появятся, если появятся не только альтернативные фильмы, но и вообще какая-то информация по этому поводу, то мы будем стараться наших зрителей, посетителей фестиваля с ней знакомить вот в ходе той дискуссии, которая происходит после просмотра, между зрителями.

Но как бы здесь, понимаете, когда человек смотрит вот этот фильм, в частности «Покушение на Россию», то есть ему выдвигают довольно жуткую и шокирующую, на первый взгляд, гипотезу: президент Путин лично подготовил теракт, который должен был уничтожить несколько десятков человек. Ну, у меня лично волосы чуть ли не дыбом встали, когда я первый раз это услышал. То есть даже для меня, как бы оппозиционера, жесткого довольно оппозиционера, такая гипотеза, она как бы даже в душе вызывает недоверие: как так можно, чтобы человек, за которого 70 процентов россиян отдают свои голоса, чтобы он мог быть убийцей, чтобы он мог быть настолько кровавым убийцей, террористом? И вот в это очень тяжело поверить.

И вот мне, знаете ли, это напоминает сцену из первой «Матрицы», когда Нео приходит к Марселосу, а он ему говорит: «Выбери синюю таблетку – и ты проснешься у себя в комнате, и никогда больше об этом не вспомнишь. Выбери красную таблетку – и я покажу тебе, насколько глубока эта кроличья нора». То есть человек, он сам выбирает: верить или не верить, копать или жить дальше спокойно и забыть обо всем. Наше дело – это показать ему, что существует другое мнение, посмотрите, подумайте, задумайтесь вообще, может быть, все совсем не так, как вам рассказывают. И человек уже дальше делаем сам выбор. То есть мы никакого как бы морального насилия над человеком не совершаем. И мы упоминаем сразу, что это не наша личная точка зрения, то есть мы не собираемся в ней кого-то убеждать. Именно наша миссия заключается в том, чтобы показать другую точку зрения.

Олег Вахрушев: Алексей, вы сказали о том, что очень многие, имеющие вес в обществе (простите за тавтологию, но тем не менее) общественные организации отказались с вами сотрудничать по поводу фестиваля альтернативного политического кино. Ну, не надо, конечно, поименно перечислять. Это все понятно – дело лично каждого. Тем не менее, скажем так, вот взрослые что ли, назовем их так, общественные организации почему-то, может быть, даже не побаиваются, я не знаю, какой эпитет здесь найти, но, тем не менее, они отстраняются от подобного фестиваля. Почему именно молодежь этим решила заняться?

Алексей Новоселов: Потому что, наверное, молодежь, она традиционно более радикальна, она традиционно всегда более жестко высказывает свою позицию, она меньше боится каких-то преследований. Ну, известно, что с возрастом люди приобретают семьи, приобретают собственность, приобретают работу, которую не хочется терять. А у молодежи фактически, ну, что у нее за спиной? Мама, папа, дом, институт. Но я думаю, что из института вряд ли кого-то станут выгонять – все-таки сейчас уже не те времена. И поэтому молодежь, в общем-то, без особого страха, без каких-либо переживаний может браться за эту деятельность.

И я думаю, что и взрослые организации сейчас могли бы этим заниматься, но они просто перестраховываются. На всякий случай они отстраняются действительно от этой работы, чтобы как-то остаться вообще в неком публичном поле, чтобы на них не наложили информационную блокаду, как это сейчас с «Нашим временем» происходит, чтобы на них не начали давить различными, может быть, административными способами – какая-нибудь СЭС к ним придет или пожарная инспекция внезапно нагрянет.

А молодежь даже как-то об этом и не задумывается. Ну, может быть, юношеский максимализм какой-то проявляется в этом. И поэтому молодежь довольно смело, без всяких сомнений взялась за это дело. То есть у нас даже никакой дискуссии особой по этому поводу не было. Появилась идея – все сразу одобрили и принялись за разработку проекта, как это воплотить в жизнь. И, в принципе я думаю, что все получится, что фестиваль пройдет хорошо. Потому что мы постоянно принимаем какие-то меры по корректировке своего плана действий, чтобы как можно большее количество участников привлечь к просмотру этих фильмов.

Олег Вахрушев: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Галина Юрьевна из Петербурга. Мне 58 лет. Я ни разу не звонила, хотя много раз пыталась позвонить на Радио Свобода. Но вот сейчас очень рада представившемуся случаю. Хочу поддержать, поблагодарить молодых ребят за то, что они делают именно то, что хотелось бы, чтобы они делали. И выразить уверенность, что в дальнейшем появится у них очень много сторонников, и не только среди молодежной аудитории, но и среди нас, пожилых людей, потому что нас еще рано списывать со счетов. Мы и показали кое-что, когда нас взяли, что называется, за жабры с монетизацией, но мы можем поддержать и политические инициативы. И мы хотим это делать. Ребята делают правильное дело.

Олег Вахрушев: Спасибо. Прозвучали слова поддержки, значит, на верном пути, вероятно. Рассудит уже история.

Алексей, скажите, пожалуйста, вы наверняка вчера остались со своими коллегами по движению после фильма, и о чем-то у вас состоялся разговор, можно ли узнать о чем?

Алексей Новоселов: Мы разговаривали в основном о том, что предпринять для того, чтобы вот именно больше народа привлечь. То есть мы поняли, что наша рекламная кампания была недостаточной. И мы решили, что надо...

Олег Вахрушев: Решили о фильме не говорить, с этой мыслью надо переспать, как говорится, а поговорить о том, как раскрутиться?

Алексей Новоселов: О фильме, да, конечно, мы тоже говорили. И, в принципе, да, видно было, что многие люди, они как-то даже, может быть, пока не сформировали свою точку зрения по отношению к этому фильму. Потому что, действительно, вот так вдруг сказать: «да, я согласен», - это может сделать не каждый, и это, в принципе, понятно, и это правильно. Потому что чтобы с такими обвинениями в адрес главы государства как бы согласиться, для этого нужно себя переломить, мне кажется.

Олег Вахрушев: Вы сказали о слабом внимании средств массовой информации к вашему мероприятию, в частности, и об информационной блокаде вашему движению. В чем это выражается?

Алексей Новоселов: Это выражается в том, что, допустим, на нашу последнюю акцию, когда мы фактически требовали отставки президента Путина, она называлась «Долой старшего брата», несмотря на то, что мы ее довольно широко проанонсировали, то есть мы рассылали пресс-релизы всем средствам массовой информации, и обычно на наши мероприятия приезжает довольно много телеканалов, работников радио, газетчиков, в этот раз из телевизионщиков приехал только телеканал ТВЦ, который вообще считается как бы в политической и журналистской среде нашего города самым независимым, именно в нашем городе. И вообще нужно поблагодарить ТВЦ, потому что они нас очень часто спасают, потому что они... и вот вчера они были единственными, кто выдал репортаж о нашем фестивале. Потому что вчера приехало что-то порядка четырех или пяти телекамер, и я давал несколько интервью телеканалам, и опять же только один репортаж, только по ТВЦ...

Олег Вахрушев: Видимо, в архив, Алексей, в архив.

Алексей Новоселов: Да-да. Я даже подозреваю, в какой архив направляют...

Олег Вахрушев: Я поясню, что речь идет о телеканале «ТВЦ - Урал», а не о федеральном канале.

Действительно, это было так. Но, согласитесь, может быть, здесь какие-то и ваши просчеты были в подготовке этого фестиваля. Все-таки появилась информация о нем, по-моему, только вчера утром.

Алексей Новоселов: Да, возможно, что, конечно, просчеты были, но только в том плане, что, наверное, было чуть меньше зрителей, чем мы рассчитывали, да. Но дело в том, что журналисты-то приехали. То есть тут как бы не имело значения, когда мы отправили пресс-релиз, если они все равно приехали, и они сняли сюжет. Но то, что они его не выставляют в эфир... Ну, конечно, может быть, получился плохой сюжет, может быть, им не понравилось наше мероприятие. Но, скорее всего, вы понимаете, что как бы такого рода совпадения, они редко бывают, на самом деле, случайностями. И чаще всего это просто звоночек откуда надо, как это у нас бывает. Это произошло не в первый раз, то есть как бы прецеденты уже были, и они даже потом выносились на общественную дискуссию. Как вы помните, после митинга о защите губернаторских выборов 28 октября 2004 года несколько звонков было сделано по телеканалам, и в итоге из десяти телекамер, которые я там видел, вышло только три репортажа в эфир. Потом была обнародована вся эта информация о том, что запретили показывать. То есть, в общем, те чиновники, которые сделали звонок, оказались в неловком положении.

Олег Вахрушев: Так, Алексей, может быть, проще устраивать акции по поводу бесплатных проездных, нежели замахиваться на Кремль?

Алексей Новоселов: Акции по поводу бесплатных проездных, я считаю, должны устраивать профсоюзы, и, действительно, они этим и занимаются – им за это спасибо. И они, в общем-то, молодцы, что они хотя бы в этот раз вывели столько народа на улицы. Хотя, в принципе, как я понял, переговоры по этому поводу так до сих пор толком никаких плодов и не принесли.

Но дело в том, что, понимаете, нельзя сейчас оставлять без внимания самую насущную, на мой взгляд, проблему – проблему свободы человеческой, проблему прав человека, свободы слова в частности. Потому что если не будет свободы слова, не будут соблюдаться права и свободы человека, то и о бесплатных проездных вообще забудут, и будут думать только о том, в итоге, как бы себя обезопасить от каких-то органов безопасности, как бы прокормиться. То есть, в общем-то, все это в нашей истории уже было.

То есть для того, чтобы человек жил в безопасном, комфортном мире, одно из главных условий – это соблюдение прав человека, это следование демократическим нормам, соблюдение демократических правил, если можно так выразиться. И только после этого уже становится возможным вообще существование социальных гарантий каких-то, вот если мы говорим именно о проездных или монетизации льгот. То есть представим такую ситуацию, если бы в нашей стране вообще была зажата даже свобода собраний, если бы больше трех нельзя было собираться, то никто бы эти 240 рублей и не получил, которые пенсионеры себе выбили.

Олег Вахрушев: О том, чтобы больше трех не собираться, мы еще поговорим. Областная Дума свердловская дала повод об этом поговорить.

У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Михаил, Москва. Я хотел бы поприветствовать Алексея. Очень приятно, что возникает молодежное независимое движение, потому что мы, старшее поколение, выросли при тотальной коммунистической лжи, и сейчас мы узнаем буквально близнеца-брата в лице, так сказать, нашего президента с лидерами прежней эпохи. И что против лжи ГКЧП в основном восстала Москва при почти полном бездействии периферии. Ну, Екатеринбург нельзя уж совсем назвать периферией. И то, что гражданское общество начинает проникать в глубину огромной России, - это есть фактически залог будущего для России. И, собственно, когда наш президент говорит о свободе, о демократии... я уж не буду вдаваться в детали разных событий, когда опять идет тотальная ложь, то, в общем, такие факты являются очень приятными. Благодарю.

Олег Вахрушев: Спасибо, Михаил.

Алексей, вернемся к вашему молодежному движению и к вашей последней акции – Фестивалю альтернативного политического кино. Насколько я полагаю, судя по звонкам слушателей Радио Свобода, все-таки важна альтернативная точка зрения на события, происходящие в России. Важна она всем. Но все-таки у меня возникает вот какой вопрос, опять-таки исходя из вашего тезиса о том, что общественные организации, большинство из них отказались с вами сотрудничать. Вам не кажется, что то, что сейчас вы занимаетесь... вы сами сказали, что «молодежи, в принципе, терять нечего, что из института по политически мотивам уже, наверное, не выгонят», и прочее, вам не кажется, что возникают иногда такие подозрения, что вас просто используют какие-то политические силы, которые, скажем так, как раз из того разряда, которые постарше, повыше?

Алексей Новоселов: Да, постоянно возникают такие подозрения. Более того, постоянно говорят: «это подшефная организация «Яблока». И иногда даже говорят: «вы финансируетесь Березовским, Чубайсом». И я так думаю: Господи, когда же нас начнет наконец кто-нибудь финансировать. Ну, конечно, не Березовский и не Чубайс, но вот хотелось бы действительно, чтобы...

Олег Вахрушев: Кстати, откуда фестиваль финансируется, каковы источники финансирования?

Алексей Новоселов: Ниоткуда.

Олег Вахрушев: То есть это все на личных договоренностях?

Алексей Новоселов: Конечно, да. А мы на него ни копейки, кстати, не потратили. Ну, кроме стаканчиков для чая и листовок, которые мы печатаем, да, на свои собственные деньги. Ну, по 50 рублей скидываемся, идем в копировальный центр и печатаем.

Олег Вахрушев: Хорошо. Вернемся к возможному использованию вас...

Алексей Новоселов: Да, я бы даже сказал, что происходит несколько иная ситуация, как бы обратная. Это мы, наверное, используем некоторые политические силы (это я шутя говорю). То есть мы, допустим, пользуемся помещением «Яблока», мы пользуемся материалами «Мемориала», различной техникой, допустим, того же «Мемориала». То есть мы просто приходим к взрослым товарищам, ну, действительно у них есть техническая возможность нам помочь. Мы приходим и говорим: «у нас есть такие-то такие мысли, такие-то проекты. В общем, давайте как-нибудь сотрудничать в этом плане». И они чаще всего откликаются на этот призыв. И они, в общем-то, готовы сотрудничать с молодежными демократическими организациями. Потому что, с одной стороны, и сами люди сейчас, допустим, в том же «Яблоке» все равно демократических убеждений, которые там состоят ради того, чтобы как-то продвигать демократическую идею, либеральную идею. И с другой стороны, самой партии, допустим, «Яблоко» это тоже выгодно, потому что ей просто выгодна популяризация демократических идей, либеральных идей среди молодежи и среди населения вообще. То есть мы здесь некий взаимовыгодный симбиоз находим. И, в принципе, довольно продуктивно мы сотрудничаем. Но о каком-то использовании сказать трудно, потому что все идеи-то по поводу наших акций исходят именно от нас. Мы приходим с идеями, мы предлагаем, а не «Яблоко» говорит: «так, ребята, ну-ка пошли пикетировать «Единую Россию», у нас выборы на носу». Нет, такого не происходит никогда. Более того, они нас стараются очень беречь, всегда предостерегают нас от каких-то экстремистских выходок, которые нам иногда приходят в голову. Не всегда, правда, это у них получается. Но в любом случае, конечно, никакой манипуляции здесь не происходит, это я вам могу совершенно точно сказать.

Олег Вахрушев: И у нас звонок радиослушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Виктор Александрович из Москвы. Я хотел бы сказать, что, действительно, любые точки зрения, они имеют место быть. Это очень важное завоевание демократии. Но иногда бывает так, что всякие точки зрения, когда их множество, когда их паллиативность, они уводят от сущностного понимания тех процессов, которые происходят и в обществе, и в государстве, и которые касаются жизни, и так далее. То есть любая паллиативность, она не свидетельствует о том, что где-то есть истина, где-то есть правда и так далее. Мне в этом плане представляется, что средства массовой информации, кино и так далее, они должны решать немножко более прагматические задачи и смотреть на то, как в целом общество, государство и конкретный гражданин живет, что он имеет, куда идут те процессы, которые происходят, и так далее. Вот ориентация на потребность жизни общества и конкретного гражданина является важнейшей особенностью в реализации вот тех прав и свобод, о которых говорил Алексей, как участник вашей конференции. И вот в этом отношении мне хотелось бы, чтобы действительно тематика всех средств массовой информации, она была зациклена не только, так сказать, на выяснении или освещении каких-то процессов, например, у какой-то звезды собачка болеет или очень интересная и так далее, а она была рассчитана на социальную практику, на жизнь людей, отслеживала те процессы, в том числе и негативные, которые имеют место быть. Вот это главное, наверное, предназначение, так сказать, средств массовой информации.

Олег Вахрушев: Спасибо, Виктор Александрович.

Алексей, и мой последний вопрос. Подобные мероприятия – Фестиваль альтернативного политического кино – это разовая акция или будет продолжение?

Алексей Новоселов: Вот в конце мая закончится первый Фестиваль альтернативного политического кино, и мы планируем в октябре провести второй фестиваль. У нас есть еще фильмы. Я думаю, что у нас еще будет помещение. И более того, мы будем все-таки стараться находить больше каких-то возможностей для того, чтобы большее количество народа ознакомить с этими фильмами. То есть я думаю, что в октябре, когда студенты вернутся из колхозов, все выйдут на учебу, и можно будет всех собрать - и мы проведем второй фестиваль. И вообще, в принципе, мы будем, как я уже говорил, распространять альтернативное политическое кино по мере возможностей.

Ну и в любом случае, мы не только ведь проводим фестиваль, у нас много других мероприятий и различные разовые акции. И, возможно, что мы будем проводить какие-то стикер-акции тоже в нашем городе. То есть мы не останавливаемся на этом, мы развиваемся, мы живем, мы действуем. Все, что мы можем, мы делаем. И, в общем-то, призываем к сотрудничеству молодежь Екатеринбурга, прогрессивную молодежь, которая хочет видеть Россию демократичной.

Олег Вахрушев: Благодарю вас, Алексей, за участие в программе «Время Свободы».

XS
SM
MD
LG