Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Призывы к примирению ветеранов Советской и Украинской повстанческой армии


Андрей Шароградский: На Украине в дни празднования Дня Победы вновь зазвучали призывы к примирению ветеранов Советской и Украинской повстанческой армии.

Владимир Ивахненко: В День Победы Виктор Ющенко в очередной раз призвал ветеранов Великой Отечественной войны к примирению с бывшими бойцами Украинской повстанческой армии. "В свои сердцах мы простили немцев, японцев, поляков, всех, кто, возможно, был на другой стороне окопа. Мы не успели простить только самих себя", - сказал украинский лидер.

Вопрос о возможности национального примирения на Украине обсуждается последние 8 лет. В обществе по этому поводу по-прежнему нет единства. 33 процента граждан страны поддерживают идею примирения и столько же выступают против.

400-тысячная Украинская повстанческая армия была создана в 1942 году на западе Украины. Ее бойцы сражались как против немецких, так и против советских войск. В начале войны, как известно, была сформирована из добровольцев западной Украины немецкая дивизия «СС-Галичина». После ее разгрома многие бойцы дивизии оказались в рядах УПА. С окончанием войны советской властью была объявлена кампания по борьбе с бандфромированиями. Нынешние украинские историки называют этот период противостояния гражданской войной. Говорит известный украинский историк Станислав Кульчицкий.

Станислав Кульчицкий: В каждой семье в западных областях Украины есть люди, имеющие отношение к УПА. Это одна из ярких страниц нашей истории. Сталин боролся с УПА руками восточной Украины, главным образом. Это была по сути гражданская война. Со стороны УПА число жертв превышает 200 тысяч человек. Люди по ту и по другую сторону баррикад страдали, погибали, а люди, которые были в УПА, боролись за независимость Украины.

Владимир Ивахненко: Вот что о том времени рассказывает справочник по истории Украины, рекомендованный Министерством образования: "Во время Второй мировой войны украинцы оказались по обе стороны фронта. Однако нельзя их всех считать изменниками и предателями. Многими двигало желание отомстить советской власти за те преследования, которым они подвергались, за смерть своих близких, расстрелянных или погибших в сталинских лагерях. Западные украинцы долго жили отдельно от Советского Союза. Поэтому приход советских войск многие из них восприняли как оккупацию", - отмечается в справочнике по истории Украины.

Станислав Кульчитский: В наших учебниках, постсоветских учебниках со всем другое отношение к УПА, чем в советских учебниках. Украина, которая боролась, будем говорить, за независимость в разных формах, начиная со времен Мазепы и еще раньше, все-таки должна иметь другую историю и другую точку зрения.

Владимир Ивахненко: Многие украинские историки призывают дать объективную оценку деятельности Украинской повстанческой армии. Говорит профессор Прикарпатского университета.

Профессор Прикарпатского университета: Власти не имеют возможности, не имеют научного потенциала, а в условиях, когда вся история была превратно истолкована, нет специалистов, нет историков. Надо дать объективную оценку той литературе исторической, энциклопедической, которая вся была извращена коммунистической идеологией.

Владимир Ивахненко: На эту тему 9 мая говорила и премьер Юлия Тимошенко. Она считает, что тот из воинов УПА, кто действительно воевал против оккупантов, имеет право быть признанным борцом за независимость Украины и должен получать льготы ветерана войны. Ряд депутатов парламента подготовил документ о распространении действия Закона о реабилитации жертв политических репрессий на Украине на бывших бойцов УПА. В нем речь не идет о лицах, которые в годы Второй мировой войны и послевоенное время совершали преступления против человечества. Когда будет рассмотрен этот документ в парламенте неизвестно. Коммунисты и другие оппозиционные фракции Верховной Рады считают неприемлемой даже саму постановку вопроса о статусе ветеранов УПА.

Андрей Шароградский: Об истории современности конфликта между ветеранами войны на Украине мой коллега Кирилл Кобрин беседовал с директором Института национальной стратегии в Киеве Константином Бондаренко.

Кирилл Кобрин: Каким образом произошло так, что в Украине сейчас две группы ветеранов?

Константин Бондаренко: Традиционно в Украине было две группы ветеранов, еще начиная с 1991 года с провозглашения независимости. Дело в том, что во время Второй мировой войны не только советская армия воевала на территории Украины, не только она вносила свой вклад освобождения Украины, но и на некотором этапе партизанские отряды, действовавшие не как отряды, координирующиеся из Москвы, не подчиняющиеся штабу партизанского движения, а отряды, которые признавали совершенно другую идеологию, признавали идеологию независимого государства, идеологию построения независимой Украины. Эти отряды также действовали, особенно в западных областях Украине. А дальше, начиная с 1944 года, действовали в Галичине.

Таким образом, сложилась такая ситуация, что с одной стороны, действовала Красная армия, а с другой - Украинская повстанческая армия. Если люди, которые вошли в Украинскую повстанческую армию, а их было по некоторым оценкам от 50 тысяч до 300 тысяч, до сих пор еще не установлено окончательно, эти люди, начиная с 1943 года, также активно воевали против немецких захватчиков.

Кирилл Кобрин: Ситуация очень похожа на ту, которая была, например, в Польше - Армия Крайова и Армия Людова.

Константин Бондаренко: Именно та же ситуация. Однако дело в том, что Армия Крайова с самого начала и постоянно воевала против немцев, и видела в немцах исключительно захватчиков. У Украинской повстанческой армии был короткий период деятельности, когда у украинцев были некие иллюзии относительно немцев. Были некие попытки найти общий язык с немцами и совместно с немцами строить украинскую независимость. Однако эти иллюзии очень быстро развеялись. Но противоположная сторона, в первую очередь, еще советские идеологи на протяжении нескольких десятилетий, этот момент иллюзий использовали для того, чтобы показать сущность украинского национализма, к которому сами националисты сейчас относятся достаточно самокритично. Но именно этот период не дает возможности к примирению двух ветеранских организаций - ветеранов организации УПА и ветеранов советской армии.

Кирилл Кобрин: Давайте от истории перейдем к актуальной политике. Какие силы стоят, условно говоря, за ветеранами советской армии, и какие силы готовы включить в свой политический спектр ветеранов Украинской повстанческой армии?

Константин Бондаренко: Я бы не сказал, что те или иные силы делают ставку исключительно на ветеранов. Практически все политики на Украине, все политические группы, кроме маргиналов, наверное, признают тот вклад, который советская армия, Красная армия внесли в дело победы, признают подвиг, совершенный ветеранами Красной армии. Но в то же время только национал-демократические организации, а также организации правого характера и националистической организации признают вклад Украинской повстанческой армии.

До сих пор в парламенте не рассмотрен вопрос о предоставлении льгот ветеранам Украинской повстанческой армии, хотя уже восемь раз вносилось это постановление в парламент. Несколько раз созывались комиссии различного уровня, которые возглавлялись как парламентариями, представителями правительства, так и видными учеными. Эти комиссии так и не пришли к единому мнению по поводу того, стоит признавать или не стоит признавать ветеранов Украинской повстанческой армии представителями воюющей стороны.

Кирилл Кобрин: Президент Ющенко, выступая 9 мая, призвал к примирению вот этих двух ветеранов. Что это - символический жест или за этим стоит какая-то реальная политическая позиция?

Константин Бондаренко: Я думаю, что это, с одной стороны, и символический жест и реальная политика. Дело в том, что Виктора Ющенко поддержали в основном жители западных областей Украины. Именно там он получил большинство своих голосов в ходе избирательной кампании 2004 года. Теперь это дань именно дань уважения, дань признательности избирателям запада Украины, того региона, где Украинская повстанческая армия, воины УПА, признаются фактически без любых дополнительных доказательных актов героями и участниками Второй мировой войны. Поэтому, я думаю, что в данном случае мы имеем место, с одной стороны, именно политической формой, политическим жестом, с другой стороны, это достаточно условный призыв, поскольку вряд ли ветераны двух организаций смогут объединиться. Слишком живы еще воспоминания о той войне именно в этой среде, слишком живы обиды. Вряд ли эти обиды дадут возможность примириться двум организациям.

Но дело в том, что потомки ветеранов уже давно примирились. Младшее поколение украинцев уже не делает различия между ветеранами. Оно просто чтит ветеранов, всех тех людей, кто с оружием в руках защищали украинскую землю, несмотря на то, в каких формах они воевали, несмотря на то, к каким воинским подразделениям они принадлежали.

XS
SM
MD
LG