Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конституционный Суд России отменил запрет на ухудшение положения осужденного при пересмотре его приговора в суде высшей инстанции


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Марьяна Торочешникова и Евгений Бовкун.

Кирилл Кобрин: Конституционный Суд России, рассмотрев жалобы 60 граждан, постановил отменить запрет на ухудшение положения осужденного при пересмотре его приговора в суде высшей инстанции. Что скрывается за этой юридической и не очень понятной формулировкой, рассказывает Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова: До сих пор Уголовно-процессуальный кодекс России содержал положение, согласно которому невозможно в порядке надзора, то есть когда решение суда фактически вступило в силу, отменить или изменить приговор, если такие изменения ухудшали положение осужденного. По мнению юристов, спорная 405-я статья Уголовно-процессуального кодекса препятствовала исполнению судебных ошибок. Ведь если осужденный и его адвокаты могли бесконечно обжаловать приговор с требованием улучшить положение, то потерпевшая сторона до конца отстаивать свои права не могла. Ведь ухудшение положения осужденного или оправданного в порядке надзора не допускалось вообще. По мнению адвоката, члена независимого экспертно-правового совета Юрия Костанова, законодатели внесли это ограничение в Уголовно-процессуальный кодекс с тем, чтобы оградить граждан от необоснованных приговоров.

Юрий Костанов: Сейчас известно, много об этом говорят, что система правоохранительная и судебная в некоторой своей части коррумпирована была, много заказных дел. Но ведь заказные дела бывают двух видов - или по чьему-то заказу невиновных людей привлекают, чему, к сожалению, мы имеем много примеров, или наоборот, виноватых людей гладят по головке, вообще освобождают от ответственности, или наказывают, но очень мягко. Так вот, эту вторую половину исправить было уже невозможно. Если невиновно осужденного можно освободить до самых последних минут его нахождения под стражей, то если произошло наоборот безобразие, то потерпевший ничего с этим сделать не могу, какие бы кровавые злодеяния не были бы совершены.

Конституционный Суд сегодня по жалобам ряда граждан, Уполномоченного по правам человека Лукина постановил, что статья, которая запрещает к худшему, нарушает Конституцию, поскольку она нарушает баланс прав у защиты и обвинения, как они выразились, нарушает баланс защищаемых ценностей конституционно.

Марьяна Торочешникова: Тем не менее, правозащитники считают, что Конституционный Суд своим постановлением развязывает руки недобросовестным судьям. Впрочем, председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, раскритиковав постановление Конституционного Суда, считает, что оно не сильно отразится на российском правосудии, качество которого, Людмила Алексеева убеждена, и без того очень низкое. Вот что она сказала в интервью моему коллеге Сергею Гогину.

Людмила Алексеева: Наше правосудие разлагается и издыхает. Вот это один из гвоздей, так сказать, вбитых в его гроб. Потому что говорится о праве суда на отмену приговора и на его ужесточение. Объясняется вроде бы очень конституционно - жертва не может обжаловать, если преступнику повезло. Потом обстоятельства какие-то открылись, а уже приговор вынесен и так далее. Но это очень фарисейские, очень лживые соображения. Потому что оправдательные приговоры - наш Верховный Суд отменяет гораздо чаще, чем обвинительные. Они очень ловко научились это делать по процессуальным моментам. А поскольку наше правосудие вообще процедуру соблюдает очень небрежно, то в любом приговоре по процессуальным моментам можно найти повод для отмены, и утешительные такие слова: "Вот на этом основании может быть пересмотрен оправдательный приговор, который вынесен обвинявшемся в убийстве журналиста Холодова".

Но я знаю очень много оправдательных приговоров, которые отменили до этого - это оправдательный приговор Валентину Данилову, обвиняемому в шпионаже; Магомеду Исакову в Астрахани, которого судят третий раз, потому что два раза отменяли приговоры только за то, что они оправдательные.

Сергей Гогин: А вам не кажется, что это логично? Если можно обжаловать обвинительный приговор, то должна быть симметричная возможность обжаловать оправдательный.

Людмила Алексеева: Да, это очень логично и очень справедливо выглядит, если бы не наше жестокое правосудие, в котором оправдательные приговоры 1 процент составляют притом, что следствие у нас из рук вон плохое. Следовательно, ошибок и недоработок куча, а оправдательные приговоры 1 процент, притом, что в международной практике - 20 процентов оправдательных приговоров при гораздо лучшем состоянии следствия, чем у нас в стране.

Марьяна Торочешникова: И все же запрет на ухудшение положения осужденного при пересмотре приговора в суде высшей инстанции отменен. Согласно российскому законодательству, постановление Конституционного Суда вступает в силу немедленно и обжалованию не подлежит.

Кирилл Кобрин: Уголовно-процессуальный кодекс России писался с оглядкой на европейские законодательства. О том, какая судебная практика применяется в Германии при пересмотре оправдательных и обвинительных приговоров рассказывает корреспондент Радио Свобода в Бонне Евгений Бовкун.

Евгений Бовкун: В судебной системе ФРГ практика пересмотра и отмена судебных решений используется достаточно широко. Основу кассационного права составляет, разумеется, апелляционная жалоба. Однако это правовое средство применяется только в случае нарушений формальных или материальных прав. В качестве апелляционных инстанций выступают Палаты по торговым спорам, гражданским или уголовным делам, в зависимости оттого, какой суд рассматривал то или иное дело.

В гражданском праве отмена приговора допускается при обжаловании земельном или верховном суде, решение которого может отменить или пересмотреть федеральная судебная палата. В уголовном праве практикуется обжалование приговора присяжных и уголовных палат первой и второй инстанциях. Срок подачи апелляционных жалоб составляет от недели до месяца.

Оправдательные приговоры обжалуются и отменяются в Германии чрезвычайно редко. Такими полномочиями наделена только прокуратура. Никакие судебные инстанции аналогичных прав не имеют, кроме Конституционного Суда, который может отменить оправдательный приговор лишь в том случае, если при вынесении приговора были нарушены конституционные права третьих лиц. Прокуратура, принимая решение пересмотреть оправдательный приговор и отменить его, тоже руководствуется совершенно определенными критериями. В ее распоряжении сравнительно немного средств, позволяющих опротестовать решение суда и потребовать дополнительного расследования. В крайне редких случаях это происходит по инициативе самого обвиняемого, считающего, что его оправдали незаслуженно.

XS
SM
MD
LG