Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Преследование верующих в России приобрело массовый характер


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Карэн Агамиров.

Никита Татарский: Преследование верующих в России приобрело массовый характер. К такому выводу пришли в Москве участники «круглого стола», среди которых были известные правозащитники и общественные деятели.

Карэн Агамиров: Председатель Московской Хельсинской Группы Людмила Алексеева предупредила...

Людмила Алексеева: Колоссальный рост нетерпимости и ксенофобии в нашей стране и национальной, и религиозной. Наша пресса, та, которую большинство читает, с большими тиражами… На первом месте стоят чеченцы и кавказцы вообще, а дальше такой длинный список, что меня просто оторопь взяла. У меня создалось впечатление, что мы никого, кроме себя, не любим. А если так, то мы и себя не любим. Во всяком случае, не дождемся для себя хорошей жизни, я имею в виду русских.

Карэн Агамиров: Председатель научного Совета по политологии Российской Академии Наук Федор Бурлацкий заметил...

Федор Бурлацкий: Все идет сверху. Вот Алексий Второй, я уважаю его глубоко и как христианин и так далее, он отказался поехать на похороны папы Римского. С моей точки зрения, это серьезная ошибка, потому что она имеет своими корнями длительный раскол внутри христианства, а если христианские конфессии не могут договориться между собой, что же говорить тогда об отношениях между различными конфессиями.

Карэн Агамиров: Бывший Уполномоченный по правам Человека в Российской Федерации Олег Миронов установил...

Олег Миронов: Мощные антикавказские и в связи с этим антиисламские настроения. Причиной этого называют Чечню. Да, наверное, Чечня сыграла не последнюю роль, но то, что произошло в Чечне, вина федеральных властей России, они не смогли предотвратить конфликт. Нарушения прав человека в Российской Федерации носят массовый и систематический характер.

Карэн Агамиров: Директор Славянского Правового Центра Анатолий Пчелинцев - на острие борьбы против преследования верующих...

Анатолий Пчелинцев: Сейчас я занимаюсь делом Хафизова Вагиза Александровича. Молодой человек 8 май из Перми выехал в Республику Татарстан поздравить своего дедушку 1921 года рождения, ветерана, орденоносца, инвалида войны. Вез подарки дедушке, бабушке, в бардачке машины у него было четыре брошюры - "Как совершать намаз". Его задержали в Татарстане, арестовали, полтора суток продержали в камере, не кормили, издевались, унижали.

Карэн Агамиров: И таких примеров по отношению к разным конфессиям масса. Преследование верующих в России набирает обороты.

Никита Татарский: Из всех представителей религиозных конфессий в России чаще всего нарушаются права мусульман и приверженцев нетрадиционных верований, убежден Лев Левинсон, один из руководителей российского отделения Международной организации религиозной свободы. Об этой проблеме со Львом Левинсоном побеседовал наш коллега Марк Крутов.

Лев Левинсон: Отступление от принципов светского государства влечет за собой отказ от нейтралитета государства по отношению к религиозным объединениям. Ведь эти два принципа взаимосвязаны, два конституционных принципа - принцип светского государства и равенство религиозных объединений перед законом. Государственная поддержка религиозных объединений, естественно, становится избирательной в том случае, когда от принципов невмешательства и светского государства власть отказывается. И эта избирательная поддержка, с одной стороны, лишь некоторым избранным дает доступ к разного рода благам и к тем сферам, которые в принципе должны быть защищены от религиозного вмешательства, с другой стороны, порождаются действия со стороны государства, подавление религиозных конкурентов господствующей полуофициальной конфессии.

Марк Крутов: Права каких религиозных конфессий, с вашей точки зрения, нарушаются в России чаще всего, и не могли бы вы привести несколько конкретных примеров?

Лев Левинсон: Прежде всего в силу политизации религиозного дискурса страдают мусульмане. Удар по мусульманам достаточно серьезный. И под видом борьбы с экстремизмом и терроризмом, под видом борьбы с так называемыми экстремистскими группировками идет борьба с исламом, в том числе конкурентами внутри ислама, поддерживаются официозные руководители и общины и подавляются те, которые не вписываются в те жесткие требования, которые власть предъявляет к мусульманской жизни. Во-вторых, подвергаются дискриминации так называемые нетрадиционные религиозные организации, это, конечно, не правовой термин, бытовой термин, их называют недопустимо совершенно "сектами", это может быть каким-то религиоведческим понятием, это никоим образом не может стать языком власти. И здесь можно говорить о целом ряде протестантских конфессий, новых для России образований религиозных, а с другой стороны, и тех религиозных организаций, которые действуют уже достаточно давно, более 100 лет в России, это и "Свидетели Иеговы", и "Христиане веры евангельской", и Общество сознания Кришны, и целый ряд других конфессий. Ну, и надо сказать, что не столь многочисленны, но не менее подвержены давлению со стороны властей альтернативные православные юрисдикции, то есть те православные приходы и те православные централизованные организации, которые не подчиняются Московской патриархии.

XS
SM
MD
LG