Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Опасность использования плутония в качестве ядерного топлива


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Катыс.

Арслан Саидов: В эти дни - со 2 по 27 мая - в Нью-Йорке проходит 7-я конференция стран-участниц Договора о нераспространении ядерного оружия. В ней принимают участие представители 188 стран.

На конференции был представлен доклад об опасности использования плутония в качестве ядерного топлива и о российско-американской плутониевой программе.

Марина Катыс: В 2000 году президенты России и США подписали договор об утилизации 68 тонн оружейного плутония, по 34 тонны с каждой стороны. Планируется, что этот опасный материал будет превращен в топливо для АЭС, а контроль за ним перейдет от военных специалистов к гражданским. Предварительный план включает в себя строительство специальных установок по изготовлению плутониевого топлива в Томске-7 (в России) и в Саванна Ривер Сайт (в США).

Кроме того, в этой программе могут быть задействованы Белоярская, Волгодонская, Балаковская и Калининская атомные станции в России. Стоимость программы составляет около 2 миллиардов долларов в России и более 4 миллиардов долларов в США.

Как говорится в докладе неправительственных экспертов, плутониевая программа России и США грозит не только ослаблением контроля за материалами, пригодными для использования в ядерном оружии, но и большими экономическими потерями, а также высоким уровнем экологического риска (загрязнением окружающей среды плутонием в случае аварии на АЭС, загруженной таким топливом).

Мой собеседник - сопредседатель группы "Экозащита!" и соавтор доклада Владимир Сливяк.

Почему именно в этом мае в штаб-квартире в Нью-Йорке был представлен этот доклад об опасности использования плутония в качестве ядерного топлива?

Владимир Сливяк: Мы его готовили специально для конференции по нераспространению, которая проходит раз в пять лет и на ней правительственным организациям дается возможность донести свои послания до всех стран, которые подписали договор о нераспространении ядерного оружия. Собственно говоря, этот доклад готовился очень давно. И на самом деле мы очень высоко оцениваем тот факт, что оргкомитет конференции разрешил нам донести это до 188 стран.

Марина Катыс: Стоимость этой программы для России составляет 2 миллиарда долларов. Но при этом в США аналогичная программа, поскольку объемы уничтожаемого плутония такие же, составляет 4 миллиарда долларов. Почему почти в два раза отличие?

Владимир Сливяк: В США на многие работы расценки выше. Кроме того, США платят за разработку дизайна, то есть проектно-технической документации по этим заводам. Дело в том, что в США и в России планируется построить аналогичные установки по утилизации плутония, то есть по наработке из оружейного плутония ядерного топлива для атомных станций. Кроме того, увеличивается сумма более чем в два раза по причине того, что в США планируются более жесткие экологические меры по сравнению с Россией.

Марина Катыс: На фоне того скандала, который развивается вокруг комбината "Маяк" в Челябинской области, когда Генпрокуратура возбудила уголовное дело по статье о загрязнении окружающей среды, как на этом фоне выглядит перспектива строительства завода по выделению из оружейного плутония ядерного топлива в Томске-7?

Владимир Сливяк: Здесь можно проводить некоторые параллели. Что касается предприятия в Томске, то там тоже присутствует загрязнение. В Томске работает Сибирский химический комбинат, предприятие частично аналогичное тому, которое в Челябинской области, которое называется комбинат "Маяк". В 1993 году на комбинате в Томске произошла очень серьезная авария с выбросом Плутония в окружающую среду, в результате даже несколько сел было отселено с радиоактивного следа, который образовался вследствии этой аварии. И сейчас в отношении этой новой установки по выработке ядерного топлива из оружейного плутония есть, скажем так, один из наиболее важных неразрешенных международных вопросов: кто будет нести ответственность в случае какой-то серьезной аварии и загрязнения окружающей среды в Томской области. США не хотят брать на себя такую обязанность, они настаивают на том, что их компании, участвующие в этих проектах, должны быть от всякой ответственности освобождены. РФ на официальном уровне не согласна и хотела бы, чтобы какую-то ответственность американские компании, участвующие в строительстве, все-таки несли. И мы в этом усматриваем, конечно, очень негативный момент. Потому что, действительно, можно установку любую, тем более в области атомной энергетики, построить так, что она будет ненадежна, что она будет опасна и, в общем-то, тот, кто ее строит, естественно, в этом случае должен нести определенную ответственность.

Марина Катыс: Как вы полагаете, перспективы для этого совместного российско-американского проекта по утилизации оружейного плутония и выделения из оружейного плутония ядерного топлива, они реальны. То есть этот проект будет осуществлен?

Владимир Сливяк: Перспективы довольно туманные. С одной стороны, конечно, существует соглашение об утилизации плутония. И в целом политический посыл этого соглашения нельзя не приветствовать, потому что речь идет о ядерном разоружении, об утилизации ядерных боеголовок. И политическое направление это абсолютно правильное. Но неправильным абсолютно является тот метод, который избран для осуществления вот этого ядерного разоружения. Мы настаиваем на другом методе - на остекловывании плутония и его хранении долговременном. Сегодня процесс тормозит то, что нет средств для осуществления этой программы, прежде всего для российской ее части. Но из-за того, что американская администрация на сегодняшний момент довольно активно работает в области нераспространения, не исключено, что будут прикладываться очень серьезные усилия к тому, чтобы другие доноры, то есть страны большой восьмерки, прежде всего, вносили средства на эту программу по утилизацию плутония. И если США вдруг сумеют убедить остальные страны большой восьмерки профинансировать этот проект в России, тогда проект пойдет. Ни в каком другом случае он не пойдет.

Марина Катыс: Напомню, что Договор о нераспространении ядерного оружия был принят 12 июня 1968 года и вступил в силу 5 марта 1970 года, его участниками стали почти 190 стран. Пять из них - США, Россия, Великобритания, Франция и Китай - были официальными обладателями ядерного оружия, и от них договор требовал сокращения смертоносных арсеналов. Остальные 184 страны ядерным оружием не обладали и по условиям Договора обязывались никогда к подобной цели не стремиться.

XS
SM
MD
LG