Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Хьюман Райтс Уотч" выдвинула корреспондента Радио Свобода Юрия Багрова на получение ежегодного гранта Фонда Хелман Хамета


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ян Рунов, Андрей Шарый, Юрий Багров.

Андрей Шароградский: По рекомендации американского комитета защиты журналистов международная правозащитная организация "Хьюман Райтс Уотч" выдвинула корреспондента Радио Свобода Юрия Багрова на получение ежегодного гранта фонда «Хеллмана-Хамметта». Об этом гранте и о том, почему именно наш коллега удостоился такой чести, корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Ян Рунов: "Хьюман Райтс Уотч", которая управляет программой распределения грантов фонда «Хеллмана-Хамметта», рассматривает те кандидатуры писателей и журналистов во всем мире, которые стали жертвами политических гонений и из-за этого оказались в трудной финансовой ситуации. Сумма грантов колеблется между одной и десятью тысячами долларов. Эти деньги идут из наследственного фонда драматурга Лилиан Хеллман и ее многолетнего друга писателя Дашела Хамметта. Оба они за свои прокоммунистические и политические взгляды подверглись гонениям в годы Маккартизма.

С момента утверждения гранта в 1990 году его получили более 400 писателей и журналистов в разных странах. Среди них те, чьи книги были запрещены, кто был выслан из свой страны, посажен в тюрьму, подвергся пыткам и издевательствам за свою литературную деятельность. О том, почему комитет защиты журналистов выдвинул на грант в этом году Юрия Багрова, рассказывает сотрудник комитета Алекс Лупес.

Алекс Лупес: Это признание работы Юрия Багрова и его принципиальной позиции, от которой он не отступил, несмотря на преследования. Его профессионализм в качестве одного из лучших военных корреспондентов, освещавших вторую войну в Чечне, заслуживает высокой оценки. Особенно надо отметить его корреспонденции на такую политически острую тему, как потери российских войск в этой войне. Естественно, Министерство обороны России было недовольно, ибо не хотело, чтобы народ России знал истинные цифры потерь. Сотрудники ФСБ в августе провели обыск в его квартире, обвинив журналиста в использовании фальшивых документов, а суд лишил Багрова российского гражданства. У него отобрали все удостоверения личности и теперь он более полугода живет без всяких документов, что не позволяет ему выезжать за пределе Владикавказа, где они живет.

Наша и другие организации, выступающие за свободу печати и за соблюдение прав человека, считают, что так российские власти мстят Багрову за его репортажи с места военных действий в Чечне. Его история - очень тревожный показатель кремлевской стратегии репрессий в отношении независимой печати. Мы, конечно, не теряем надежды, что в Кремле все же дадут ему возможность нормально жить, ездить, работать по своей профессии, как любому другому человеку.

Ян Рунов: Вы считаете, что предоставление гранта поможет в этом?

Алекс Лупес: Конечно. Я думаю, что это привлечет международное внимание к его судьбе, к внутренней политике президента Путина и, возможно, заставит власти пересмотреть свое отношение к Багрову.

Андрей Шароградский: С Юрием Багровым сегодня беседовал мой коллега Андрей Шарый.

Андрей Шарый: Юрий, прежде всего, от своего имени и от имени коллеги поздравляю вас с престижной международной наградой, хотя замечу, что все-таки было бы лучше, если бы российская власть не давала повода для присуждения такого рода премий.

Более полугода прошло после трагедии в Беслане. Как сейчас работается журналистам в Северной Осетии? Есть ли возможность для беспристрастного объективного освещения того, что происходит в республике?

Юрий Багров: Андрей, спасибо вам большое за поздравления.

С момента бесланской трагедии многие журналисты отмечали факт давления на представителей СМИ, в основном об этом говорили представители западных СМИ. С 1 сентября с каждым днем в Осетии становится все тяжелее и тяжелее работать. Это давление властей можно сейчас охарактеризовать, как, общем-то, беспрецедентное. Показательный в этом отношении случай произошел в минувшую пятницу, когда в центре Владикавказа проходил антиправительственный митинг, организованный одним из оппозиционных движений.

Во время интервью с одним из участников митинга ко мне подошел сотрудник ФСБ Юрий Кучиев и в ультимативной форме потребовал выключить диктофон, заявив, что я не имею права работать и нарушаю закон. На мой вопрос, какую часть какого закона я нарушаю, внятного ответа Юрий Кучиев не дал. Пригрозив, что, в случае невыполнения его требования, у меня возникнут неприятности. Наш разговор был записан на диктофон и позже сотрудник ФСБ Кучиев пришел ко мне в рабочий кабинет и в присутствии свидетелей заявил, что если я не удалю запись, у меня будут большие проблемы и неприятности и он, Кучиев, за это ручается. Это один из примеров того давления, какое оказывается на журналистов. И, в общем-то, стали нормой факты того, что неугодных журналистов не пускают на пресс-конференции, на какие-то массовые мероприятия, организованные правительственными ведомствами.

Андрей Шарый: От кого исходит это давление? Это инициатива местных органов власти Северной Осетии или речь идет о какой-то политике из федерального центра? Что говорят журналисты во Владикавказе по этому поводу?

Юрий Багров: В общем-то, журналисты склонны считать, что, безусловно, давление идет из центра. Но местные власти, в общем-то, стремятся, вероятно, перевыполнить план, если можно так сказать, и проявляют чрезмерную инициативу, подавляя, в общем-то, любую попытку освещения проблемы с той точки зрения, которая может быть не совсем угодна властям. Об этом сейчас очень много разговоров среди журналистов и фактически журналистское сообщество в Осетии сейчас разделено на каких-то отвергнутых и тех, которых, в общем-то, власть как-то приласкала.

Андрей Шарый: Претензии властей к вам были связаны с нарушениями при получении российского гражданства. И был вам вынесен обвинительный приговор. Мы не будем сейчас говорить о ходе этого процесса, поскольку оценки ему давались и не Радио Свобода, а многочисленными юристами и международными наблюдателями, которые следили за ходом суда. Какова сейчас ситуация ваша? Вы продолжаете надеяться на получение российского гражданства?

Юрий Багров: Около трех месяцев назад я отдал документы в МВД, в ОВИР и мне сказали, что в течение полугода (по документам срок истекает 5 сентября) мне дадут ответ, возможно ли мне получить российское гражданство или нет. Все это время я нахожусь без паспорта. В общем-то, у меня нет никаких документов для нормальной деятельности, для нормальной работы. И это тоже для местных правоохранительных органов, для местных властных органов, они служат поводом для того, чтобы меня не пускать какие-то конференции. То есть вопрос простой: у вас есть паспорт. Нет - тогда свободны.

Сейчас в Верховном суде Северной Осетии рассматривается надзорная жалоба, она была отправлена около полутора месяцев назад в Верховный суд республики, но, к сожалению, ответа пока нет.

Андрей Шарый: Сколь многочисленное вот это сообщество журналистов, которые пытаются работать независимо?

Юрий Багров: Конечно, журналистов, которые по крайней мере делают попытки освещать события в республике непредвзято, их очень мало. Например, мой коллега из газеты "Коммерсант" Заур Фарниев неоднократно сталкивался с тем, что ему препятствовали работать и на митингах, и на пресс-конференциях. В таком положении он оказался недавно, после Беслане, и для него это, в общем-то, было удивлением, оказаться в оппозиционном таком крыле журналистском, если можно так сказать.

Андрей Шарый: Юрий, кроме вас есть журналисты во Владикавказе, работающие на западные средства массовой информации.

Юрий Багров: Вы знаете, до событий в Беслане я был, пожалуй, единственным журналистом, работающим на западные средства массовой информации. Но сейчас и западные издания искали среди журналистов тех людей, которые могли бы оказывать им какую-то помощь в работе, чтобы передавать какую-то информацию. Я знаю, что очень многие, в общем-то, были разочарованы. В общем-то, уровень журналистики в Северной Осетии оставляет желать лучшего. Фактически все журналисты выпускники журналистских факультетов местных вузов, они работают с оглядкой на власть.

Андрей Шарый: Корреспондент Радио Свобода во Владикавказе Юрий Багров о ситуации, в которой работают журналисты в Северной Осетии. Багров сам оказался под давлением российских властей и продолжает сопротивляться этому давлению. Именно поэтому международная правозащитная организация "Хьюман Райтс Уотч" и выдвинула Багрова на получение престижной ежегодной премии Фонда "Хеллман-Хамметта".

XS
SM
MD
LG