Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве открылась выставка рисунков детей, пострадавших во время бесланской трагедии


Программу ведет Надежда Перцева. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Надежда Перцева: В Москве открылась выставка рисунков детей, пострадавших во время бесланской трагедии. Работы созданы во время занятий с психологами.

Лиля Пальвелева: В рисунках, выставленных сейчас в представительстве Православной Церкви в Америке, что на Большой Ордынке, нет ничего, непосредственно связанного с захватом террористами школы в Беслане. На больших листах ватмана - традиционные детские сюжеты: цветы, бабочки и так далее. Только вот краски в целом ряде работ - слишком мрачные и тревожные. Говорит Александр Венгер, клинический психолог из Москвы, который занимался реабилитацией детей Беслана.

Александр Венгер: Мы сразу же постарались развернуть там разные виды психологической реабилитационной работы: игровую терапию, арт-терапию, в ходе которой эти работы сделаны. Это был именно комплекс, особенно с учетом того, что дети у нас были очень разного возраста, поэтому, конечно, разные методы. И состояние очень разное, кого-то необходимо было активизировать, совершенно в ступоре некоторые находились, а у некоторых, наоборот, была хаотическая активность, агрессия. Нам там сразу же стали помогать местные психологи, и после нашего отъезда они продолжают работать в центре. Некоторые из этих работ сделаны еще при нас, в сентябре, а некоторые - как раз те, которые посветлее, более радостные, - это уже без нас, это уже работы более поздние.

Лиля Пальвелева: Как помогает рисование преодолеть стресс?

Александр Венгер: Во-первых, человеку необходимо своими переживаниями делиться с другими. Когда человек держит переживания внутри себя, он не может с ними справиться. Вы знаете, что и рассказывают люди о своих переживаниях другим, а ребенок еще не может рассказать, он не владеет соответствующими словами. Мне грустно или у меня отчаяние - он не может это в словах различить, а выразить это ему не менее важно, чем взрослому. Так что первое, что это дает, - просто возможность выразить эти переживания. Но дальше включаются уже специальные приемы. Например, мы начинаем просить изобразить ночь и день, горе и радость - и через это ребенок начинает вспоминать, что все-таки не все на свете замазано этим сплошным черным. Мы же не можем сказать, что это нет, потому что это есть, это было. Но так мы говорим, что есть не только это. И ребенок из своей памяти вытаскивает и эти мрачные, трагические воспоминания, и какие-то светлые.

Лиля Пальвелева: До полной реабилитации маленьких подопечных психологов еще далеко, однако их состояние - считает Александр Венгер - уже явно улучшилось.

XS
SM
MD
LG