Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Благотворительный мотопробег «Ралли Белых ночей»


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимает участие Елена Чернышкова, исполнительный директор Фонда Дмитрия Зимина «Династия».

Светлана Толмачева: Накануне в Екатеринбург прибыли участники международного благотворительного мотопробега «Ралли Белых ночей». Путешественники за 27 дней посетили 11 крупных городов России. Стартовали они во Владивостоке и финишируют в Петербурге.

Сегодня гость Екатеринбургской студии Радио Свобода - Елена Чернышкова, исполнительный директор Фонда Дмитрия Зимина «Династия».

Доброе утро, Елена Павловна.

Елена Чернышкова: Здравствуйте.

Светлана Толмачева: Вы сопровождаете мотопробег с самого первого дня. Расскажите, пожалуйста, вот об этой акции. Кто и зачем ее организовал?

Елена Чернышкова: Первоначально идея этого пробега пришла в голову лорду Николасу Фейерфаксу. В Британии есть такая традиция, у них там в Палате лордов даже есть клуб любителей мотобайкинга, так сказать, любителей мотоциклов, которые отправляются вот уже много лет в путешествия на мотоциклах по разным странам. Они бывали в Африке, они бывали в Юго-Восточной Азии, в различных странах. Лорд Фейерфакс, с которым я впервые встретилась примерно года полтора назад в Лондоне, когда впервые он озвучил эту идею, для меня она прозвучало немножечко странно. Потому что не было никакой возможности представить, что несколько лордов, несколько британских аристократов смогут воплотить вот это и смогут проехать по России, учитывая все сложности пути, и преодолеть почти 10 тысяч километров на мотоциклах.

Светлана Толмачева: Скажите, Елена Павловна, вот в тех странах, где бывали лорды, они ездили туда просто с какими-то развлекательными целями, посмотреть страны, проверить свои мотоциклы, проверить себя на выносливость, или там они так же преследовали какие-то благотворительные цели?

Елена Чернышкова: Вы знаете, на Западе это уже стало общепринятой практикой, когда какие-то люди, особенно известные люди, особенно не обычные люди занимаются чем-нибудь, как правило, там есть благотворительная составляющая. Есть масса историй про дома моды и про всякие другие вещи, когда любая акция, она обставляется таким образом, что часть ресурсов, которые собираются на эту акцию, они идут на благотворительные цели. Лорды в своих путешествиях обычно используют благотворительную составляющую, но так ярко, как в России, они делают это первый раз.

Светлана Толмачева: Елена Павловна, как много мотоциклов участвуют в этом пробеге? Как выглядит вся эта процессия на дорогах России?

Елена Чернышкова: Выглядит потрясающе. Особенно в те моменты, когда участники мотопробега приближаются к какому-то городу, и их на подъезде к городу, как правило, встречает ГИБДД, машины сопровождения, и, как правило, местные байкеры. И вот, кстати говоря, в Екатеринбурге это был один из самых обширных и теплых приемов, который мы получили. В пробеге участвуют 9 мотоциклов BMW – это специальная модель мотоцикла, которая даже называется BMW-1150 «Adventure» («Приключение»). Этот мотоцикл специально приспособлен для путешествия по пересеченной местности, по дорогам не очень хорошего качества. И в процессии еще участвуют четыре машины сопровождения. Одна из них тоже предоставлена компанией BMW, как и все мотоциклы, они предоставлены бесплатно этой компанией в качестве благотворительного взноса, в аренду, они потом будут возвращены в компанию.

Светлана Толмачева: Скажите, пожалуйста, насколько мне известно, Его Королевское Высочество принц Майкл Кентский во Владивостоке благословил путешествие, но сам не поехал по дорогам России. Хотя это странно. Потому что в Екатеринбурге буквально несколько лет назад Майкл Кентский был, участвовал лично в автопробеге. И вообще он известен в России как заядлый путешественник. Почему в этой акции он не принимает участия?

Елена Чернышкова: Принц Майкл Кентский является патроном этой акции, и он, вообще-то говоря, проехал от Владивостока до Хабаровска, а затем его королевские обязанности не позволили ему оставаться дальше, потому что этот пробег спланирован на полтора месяца. Я вам скажу, что если бы не было благотворительной составляющей в этом пробеге, то есть если бы не ставилась задача собирать ресурсы и объявлять о вручении грантов по ходу пути и проводить пресс-конференции, встречи с грантополучателями, то тогда этот пробег мог бы стать короче по времени. Вот сейчас он со 2 мая по 12 июня продолжается. Сейчас уже последняя треть пути идет. И Майкл Кентский просто смог только на первом участке присутствовать просто из-за ограничения по времени. То есть он участвовал.

Светлана Толмачева: А те британские аристократы, которые заявили о своем участии, никто еще не сошел с дистанции в связи с тяжелыми, например, условиями, или в связи со своими обязанностями в Англии, или по еще каким-то причинам? Все стойко выдерживают маршрут?

Елена Чернышкова: Да, все стойко выдерживают маршрут. Они находятся в восторге от того, что они увидели в России. Самый часто встречающийся вопрос, который им задают: «Что особенного вы заметили, что нового для вас?». Многие из них бывали в России и до этого. И вот, скажем, лорд Николас Фейерфакс, который является автором идеи, он работает с Россией уже больше 20 лет, как один из директоров и основателей компании, которая занимается морским страхованием, страхованием морских перевозок. Так вот, все они отмечают потрясающее качество дорог, по сравнению с тем, что они ожидали. Потому что уровень ожиданий был очень, знаете...

Светлана Толмачева: Меня это тоже удивляет. Потому что говорить о том, что плохо все в России с дорогами – это такая своеобразная традиция.

Елена Чернышкова: Да. Отмечают потрясающе теплый прием людей, которые их встречают во всех городах. И вот вчера лорд Фейерфакс говорил о том, что каждый раз кажется, что каждый следующий прием в каждом следующем городе все теплее, чем в предыдущем, и кажется, что этому нет конца.

Светлана Толмачева: Давайте поговорим о благотворительной составляющей вашей акции. Как вы, находясь за тысячи километров от Владивостока, от Екатеринбурга, от другого города, который вы посещаете, узнаете, какие именно детские дома, интернаты, больницы нуждаются в благотворительной помощи? Вам предоставляют информацию городские власти?

Елена Чернышкова: Нет, не совсем так. Давайте я скажу два слова о том, как это вообще устроено, потому что эта модель реализации благотворительной составляющей, она, в общем-то, новая для России. Она заключается в следующем. Создается интересное событие, как вот пробег «Ралли Белых ночей» с участием британских аристократов. Там, кстати, не все аристократы, если уж говорить об этом. В команде присутствует чемпион мира и рекордсмен Книги рекордов Гиннесса по скоростному объезду вокруг света Кевин Сандерс, который не является аристократом, и вообще, по-моему, он даже высшего образования не имеет.

Светлана Толмачева: Кстати, каков его рекорд, вы не помните случайно?

Елена Чернышкова: Я второй помню. Он преодолел 30 тысяч километров (20 тысяч миль) от севера Северной Америки до юга Южной Америки за 19 дней. То есть примерно по тысяче миль в день он на мотоцикле проезжал. Мы буквально вчера с ним это обсуждали. 20 часов в сутки примерно приходилось сидеть за рулем мотоцикла в течение 19 дней.

Светлана Толмачева: Тогда получается, что «Ралли Белых ночей» для него – это не такая большая нагрузка, например, как для других.

Елена Чернышкова: Физически, конечно, не такая. Кевин является самым опытным участником команды, он ответственен за техническое состояние всех мотоциклов, и он помогает другим участникам, которые менее профессиональны в этом отношении.

Светлана Толмачева: Давайте вернемся к модели.

Елена Чернышкова: Да. Модель заключается в том, что происходит вот этот интересный проект, который, безусловно, привлекает внимание прессы во всех городах по ходу следования. И в рамках этого проекта – до него, во время него и после него – идет кампания по привлечению, благотворительных ресурсов. Источники этих благотворительных ресурсов различные. Часть денег была собрана в Британии просто путем того, что участники пробега еще до его начала писали своим друзьям, через свои бизнес-контакты, что «есть такой пробег, мы собираемся реализовать несколько благотворительных проектов в России, предоставьте нам какое-то финансирование либо целевым образом, либо для бюджета благотворительного проекта, который будет распределен в ходе грантового конкурса». Кроме того, были проведены переговоры со многими русскими компаниями, бизнес-компаниями и с благотворительными фондами.

В результате образовался некоторый фонд ресурсов, то есть некоторое количество денег, которые были распределены следующим образом. Два варианта. Либо организуется открытый грантовый конкурс по заранее прозрачным, известным всем критериям, и организации не через администрации городов, а могли напрямую подавать заявки в этот конкурс. А конкурс был организован британским фондом, который называется «Charities Aid Foundation» (CAF), который обладает уже более чем 12-летним опытом организации таких конкурсов в России.

Светлана Толмачева: Елена Павловна, и все-таки объясните, как вы находите конкретные больницы, интернаты в тех городах, где вы останавливаетесь, куда передаете эту помощь? Ведь на самом деле у вас ограниченное количество времени, что вы находитесь в том городе, где у вас передышка, и, собственно, вам нужно просто успеть приехать и привезти деньги. Куда? Как вы выбираете это место?

Елена Чернышкова: Так вот, рассказываю. Вот по некоторой части ресурсов, не по полной, но по большей части ресурсов это конкурс грантовый, его итоги были подведены еще до начала пробега, по-моему, 26 апреля. Вот за несколько дней до начала пробега состоялось последнее заседание экспертной комиссии, в ходе которого были определены по основным точкам следования грантополучатели. Все грантополучатели имели возможность подать заявку по вот этим критериям, которые были объявлены на сайте CAF. И в основном поддержаны проекты, как вы правильно замечаете, связанные с помощью и образованием для детей, детские дома, все заведения для детей с недостатками в психическом и физическом развитии, и другие проекты, которые связаны с образованием.

Светлана Толмачева: То есть те общественные организации, которые активно общаются между собой в интернете, они имели возможность получить информацию о «Ралли Белых ночей», о том, что готовится такая акция, и подать свои заявки?

Елена Чернышкова: Да, это был всероссийский грантовый конкурс.

Светлана Толмачева: И есть у нас звонок от слушателя, который хочет задать вопрос нашему гостю. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Михайлов Владимир Сергеевич. Я восхищаюсь деятельностью Елены. Я много лет занимаюсь благотворительностью, возглавляю Благотворительный Центр народного питания и здоровья. И мы бы хотели объединить усилия для открытия сотен народных столовых для народа.

Светлана Толмачева: Скажите, а в каком городе вы работаете?

Слушатель: В Москве.

Светлана Толмачева: И как идут у вас дела в Москве по созданию сети таких столовых?

Слушатель: Вы знаете, очень трудно найти спонсоров, инвесторов. И я обращаюсь к Елене, чтобы объединить усилия. У нее большой опыт. Деятельность наша проходит так. Мы хотим из ресторанов в дневное время сделать благотворительные столовые. И огромное желание у нас есть, но нет средств. И хотели бы объединиться.

Светлана Толмачева: Спасибо вам, господин Михайлов.

Елена Павловна, как вам предложение нашего слушателя?

Елена Чернышкова: Предложение звучит интересно. Мы получаем много разных совершенно идей в нашем Фонде. И хотя Фонд, в принципе, в целом основной своей стратегией считает и объявляет поддержку фундаментальной науки в основном, у нас есть программы по поддержке теоретической физики, различных конференций и конкретных ученых, студентов и так далее, но у нас есть проекты и в других областях, в том числе связанных с помощью детям. И вообще-то отчасти немножко связанных с борьбой с бедностью. Хотя борьба с бедностью – это очень обширная тема в нашей стране. И понятно, что никакой частный благотворительный фонд не может системным образом с этим бороться, но может создавать интересные и эффективные модели решения этой проблемы, чтобы затем передавать их на реализацию в государство.

Я могу порекомендовать слушателю сделать следующее. Есть организация, которая называется «Форум доноров». Я как раз по случайному стечению обстоятельств в этом году являюсь ее председателем. Это ассоциация благотворительных фондов и российских, и зарубежных, которая объединяет интересы всех самых крупных организаций в этом секторе и которая является информационным центром на тему того, какие доноры, какие донорские организации финансируют какого типа проекты.

Светлана Толмачева: Просто нужно найти эту организацию и связаться, чтобы предложить свою идею.

Елена Чернышкова: Совершенно верно.

Светлана Толмачева: Понятно.

И у нас есть звонок от слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Доброе утро. Петр Алексеевич из Екатеринбурга. Способна ли современная вездеходная автотехника совершить авторалли по широте Берингова пролива, от одного конца Европы до восточного конца Америки? В будущем, я думаю, по этой параллели будет железная дорога с удвоенной шириной колеи и автодорога. То есть пора осваивать. Спасибо.

Светлана Толмачева: Спасибо, Петр Алексеевич.

Елена Павловна, не знаю, как вы прокомментируете это выступление Петра Алексеевича. Ну, наверное, действительно, нужно осваивать территорию России и пытаться каким-то образом проложить дороги там, где еще никто не ходил и не ездил. Но мотопробег, в принципе, он не для того, видимо, придуман, чтобы покорять просторы и пробовать на устойчивость мотоциклы, а все-таки для того, чтобы каким-то образом выполнить благотворительные цели?

Елена Чернышкова: Да, совершенно верно. Это очень важно. Я вам скажу, что многие участники пробега согласились в нем участвовать только потому, что в нем есть благотворительные цели.

Светлана Толмачева: Судя по тем отчетам, которые появляются в местной прессе, власти городов, которые вы посещаете, устраивают вам широкомасштабные экскурсии. Понятно стремление каждого мэра города показать британской аристократии памятные места. Потому что очень многие российские города сейчас ориентированы на въездной туризм и не упускают ни одну возможность, чтобы каким-то образом прорекламировать свой город с лучшей стороны. Но когда вы попадаете в те самые интернаты, больницы, куда приходите со своей благотворительной помощью, создается ли у вас ощущение, что вам показывают лучшее, что вы выбрали лучшее из того, что есть, где положение более-менее, и не видите, что происходит на самом деле в российском здравоохранении, образовании, если говорить о детях с ограниченными физическими возможностями?

Елена Чернышкова: Вы знаете, ситуация очень разнится. Это очень хороший вопрос. Потому что, посмотрите, во многих странах, это не только в России, существует некоторый зазор, если сказать мягко, а если сказать жестко, что существует пропасть между тем, что нужно тем людям, которым необходимо помочь, и тем, что на самом деле, по каким направлениям и какую помощь предоставляют донорские организации. У всех потенциальных грантополучателей, организаций и людей, которым нужна конкретная помощь, у них есть проблемы поиска того донора, в рамки стратегии которого входит именно эта проблема. Понятно, что любой фонд и любая донорская организация, кроме государственных, частные фонды, они не могут заниматься всем. Каждый фонд выбирает для себя отрасль деятельности, в которой он почему-то чувствует себя уверенно и считает для себя это основным приоритетом. Какие-то фонды поддерживают культуру, какие-то – образование, а какие-то – науку, а какие-то, скажем, занимаются проблемами детей.

Если говорить о том, насколько реальную картину мы видим по составу грантополучателей, репутация Фонда CAF убеждает нас в том, и мы верим в то, что этот конкурс прошел открыто и справедливо для всех грантовых проектов, но понятно, что все грантовые проекты и все люди, которые нуждаются в помощи, они не могли получить помощь, потому что собранные ресурсы, они, в любом случае, ограничены. Не бывает так, что ресурсов больше, чем нуждающихся людей. Всегда есть недостаток ресурсов. Приходится выбирать.

Я могу вам рассказать о своих личных впечатлениях и о впечатлениях, которыми делились со мной участники пробега, что ситуация в частных организациях, которые работают с детьми, существенным образом отличается от того, что происходит в государственных организациях. Вот с той точки зрения, что основная «чернуха», если можно так выразиться, самые ужасы и ужасная беднота и несчастья, они, конечно, в государственном секторе вот этих всех проблем. А такие организации, как, например, Фонд «Байкальский талисман», с которым мы встретились в Иркутске, занимается уже 15 лет развитием школы для детей с синдромом Дауна и с другими психическими отклонениями, такой степени тяжести, которые официально системой образования в России считаются необучаемыми. Так вот то, что мы там видели... Этот Фонд создан несколькими родителями таких детей, которые 15 лет назад решили объединить усилия, потому что поняли, что кроме них, им не может никто помочь.

Светлана Толмачева: То есть вы подпитываете вот такие частные инициативы, которые успешно развиваются?

Елена Чернышкова: Совершенно верно. Мы подпитываем тех людей и те организации, которые работают на энтузиазме своих создателей и организаторов. Мы ищем специально людей, которые своей миссией выбрали решение этой конкретно социальной проблемы. И если перейти уже к некоторому штампу, то мы стараемся раздавать удочки, а не рыбу тем людям, которые голодают, фигурально выражаясь. То есть нам хотелось бы поддерживать не тех людей, кому действительно плохо, а тех, кто знает, как сделать лучше.

Светлана Толмачева: Пройдет эта акция «Ралли Белых ночей», вы финишируете в Петербурге, раздадите все грантовые деньги, и что дальше? Будет ли какой-то контроль с вашей стороны за теми средствами, которые вы привезете во все эти города России?

Елена Чернышкова: Да, совершенно верно. Во-первых, есть еще некоторый денежный фонд, который не распределен. И в истории по распределению еще этого денежного фонда... Кстати, в нем могут участвовать ресурсы, которые участники пробега привезли из-за границы. И по ходу дела мы достигаем договоренности с бизнес-структурами, которые тоже потенциально заинтересованы в финансировании проектов, в основном, в тех регионах, в которых они работают. Вот это тоже очень важная составляющая. Мы встречаемся с представителями бизнеса в тех городах, через которые проезжаем. Так вот, будет после окончания пробега еще один этап распределения ресурсов тоже в ходе открытого конкурса или по реализации конкретных заявок конкретных доноров.

Вот приходит представитель ДВМП, например, к нам и говорит: «Я хочу помочь конкретному центру... Дальневосточное морское пароходство – это крупнейшая транспортная компания во Владивостоке. И, скажем, ДВМП участвовали как доноры, тоже как источник ресурсов в проекте «Ралли Белых ночей», но направление гранта было направленным, ограниченным. Они сказали: «Мы не будем наши средства предоставлять для участия в общем конкурсе, мы хотим, чтобы был профинансирован конкретный проект во Владивостоке – это строительство онкологического центра для детей».

Светлана Толмачева: Если мы говорим о Екатеринбурге, где вы сейчас находитесь, что в Екатеринбурге запланировано сделать?

Елена Чернышкова: В Екатеринбурге есть грантополучатель – это Реабилитационный центр для детей беспризорных, безнадзорных, несовершеннолетних. И этот Центр тоже находится под покровительством местного клуба байкеров, очень влиятельного и очень хорошо организованного, который называется «Черные ножи». Вот сегодня мы как раз тоже туда поедем с визитом. Будет предоставлен грант на развитие этого Центра.

Вот то, что касается контроля. Есть формальные способы контроля. Когда организация получает грант, она подписывает договор на самом деле о пожертвовании в основном. То есть мы называем это грантом, но в нашем законодательстве слово «грант» не очень описано, зато описано такое понятие, как «пожертвование». И в этом договоре четко прописывается цель расходования средств. То есть с формальной точки зрения мы, как донорская организация, и вот те компании, которые предоставляют ресурсы, контролируют целевое расходование средств вплоть до получения всех видов безналичных бумажечек, по которым расходованы эти средства. И есть еще так называемый управленческий контроль – это результаты проектов. То есть через год, как правило, через несколько месяцев мы обращаемся к этому проекту с просьбой предоставить такой качественный отчет на предмет того, какая работа была сделана.

Светлана Толмачева: Вы упомянули о том, что представители бизнеса начинают с вами сотрудничать во время вашего мотопробега. Скажите, насколько справедливо утверждение для сегодняшней ситуации, что бизнесменам не выгодно тратить деньги на благотворительность, потому что государство не предоставляет никаких налоговых льгот? И бизнесмены самоустраняются, кстати, еще по той причине, что боятся такой молвы: если кто-то раздает деньги, значит, этот кто-то чересчур богат.

Елена Чернышкова: Есть у нас такое. В России вообще с этим очень сложно. Вы, наверное, знаете, что раньше были льготы благотворительности. И это было связано с огромным количеством злоупотреблений. И вот эти злоупотребления, и те скандалы, помните, что-то там с Фондом спорта и еще с массой каких-то организаций, которые не имели отношения к благотворительности. У нас в России зарегистрировано 300 тысяч благотворительных организаций. Как раз их начали регистрировать после того, как появились льготы. У нас как-то так настроено население на данный момент, что как только появляется какая-то лазеечка сэкономить налоги, то люди сразу начинают этим пользоваться. Так вот, в тот момент, когда льготы отменили, все эти фонды, понятно, они перестали быть интересны для тех людей, которые хотели в корыстных целях это использовать, но молва осталась. И вот это ужасно.

Светлана Толмачева: Но сейчас бизнесмены все-таки участвуют в этом движении или это опять же единицы, это энтузиасты, которых, собственно, вы и находите?

Елена Чернышкова: Ситуация такова. Вот с учетом того, что нет никаких льгот, в основном может себе позволить заниматься благотворительностью только крупный бизнес. Но я уже пять лет занимаюсь этой темой, и являюсь руководителем тоже благотворительного фонда, мы постоянно общаемся и среди донорских организаций, и среди бизнес-корпораций, которые финансируют благотворительные проекты. Так вот, я скажу вам, что этот сектор бурно растет. Некоторые компании просто не заинтересованы в распространении информации о своих социальных проектах. Но то, что проектов очень много, и их количество растет и по объему, и по числу, это факт.

Светлана Толмачева: Елена Павловна, сколько дней осталось мотопробегу до Петербурга и сколько еще городов вам предстоит посетить?

Елена Чернышкова: Осталось немногим менее двух недель. 12 июня пробег прибывает в Питер. 11-го вечером мы должны остановиться на подступах к Петербургу. И 12 июня, в национальный праздник и как раз в период Белых ночей будет целая серия мероприятий в Петербурге.

Нам предстоит посетить еще следующие города. Мы собираемся посетить Уфу, мы проезжаем Казань, Нижний Новгород. Участники пробега попросили немножко поменять маршрут, чтобы суметь остановиться в Суздале, посетить Владимир и Суздаль. И вот после ночевки в Суздале будет Москва. И уже из Москвы мы отправимся через Тверь, с рядом мероприятий в Твери, мы отправимся в Петербург.

Светлана Толмачева: Кстати, по поводу названия вашей акции «Ралли Белых ночей». На самом деле, на Урале тоже существует такой сезон, не знаю, известно вам это или нет. Город Ивдель на севере Свердловской области находится на одной параллели с Санкт-Петербургом – это примерно 60 градусов северной широты, поэтому Белые ночи наступают там одновременно с северной столицей. Жить исключительно в светлое время суток ивдельцам приходится раз в год, в период как раз с середины мая до конца июня.

Елена Чернышкова: Потрясающе! Слушайте, я не знала об этом.

Светлана Толмачева: Темнеет в 4 часа утра, а светает уже в 5 – вот так живет город Ивдель в Свердловской области.

Елена Чернышкова: Здорово!

Светлана Толмачева: Ваш маршрут позволил вам застать хотя бы часть Белых ночей на Урале?

Елена Чернышкова: Вы знаете, вот сейчас уже как раз начало этого периода, и все отмечают, что очень поздно темнеет. Хотя я думаю, что такое эффекта, как в этом городе, будет сложно добиться. Но вот действительно темнеет поздно, намного позднее, чем в других местах.

Светлана Толмачева: Вы упоминали о том, что байкерское движение, движение мотоциклистов, в городах России действительно развито, и Екатеринбург один из тех городов, где байкерское движение достаточно широко развивается. Что можно сказать об этих байкерских клубах, насколько они вам помогают? Или это просто антураж для вашей встречи?

Елена Чернышкова: Ну, я бы не сказала, что это антураж. Во-первых, они помогают нам организационно. Они помогают нам с рекомендациями по маршруту и с тем, что мы узнаем от них про обстановку в городе, и мы общаемся с ними заранее. Они нас встречают. И этот мотопробег является также еще мероприятием по пропаганде мотоциклетного спорта и вот этого способа передвижения, вот этого транспорта, который, на самом деле, нельзя сказать, что очень развит в России, но, в основном, видимо, из-за сложностей с климатом. Потому что когда слишком долго длится зима, то сложно использовать мотоцикл круглый год. Мы в Екатеринбурге наблюдаем одну из самых высоких по уровню организаций байкерских клубов. Вот я знаю, что несколько лет назад было несколько разрозненных клубов, которые потом объединились. И вот буквально вчера нас принимал тоже на границе между Европой и Азией местный байкерский клуб. И я скажу вам, что потрясающие люди, и много молодежи – вот что приятно.

Светлана Толмачева: Байкеры, автомобилисты, которые встречаются вам на дороге, выражают свое желание продолжить вместе с вами это ралли, или же вы отказываете тем людям, которые хотят присоединиться к вам и встать в «хвост» вашей процессии?

Елена Чернышкова: Вы знаете, у нас уже было несколько таких случаев. Скажем, клуб женщин любителей автомобилей и езды по пересеченной местности, который называется «Байкальские амазонки», там у них есть два... Да, они называются «Байкальские амазонки», и это звучит потрясающе. Мы тоже первый раз услышали, что нас встречают «Байкальские амазонки», и не знали, чего ждать. Это потрясающие женщины. Вот от Улан-Удэ до Иркутска они прямо целой процессией на джипах нас сопровождали. И от Москвы до Питера местный байкерский клуб московский и питерские байкеры, и еще несколько организаций и групп сочувствующих будут сопровождать ралли.

Светлана Толмачева: То, что удалось сделать организаторам ралли, - это уникальный проект, который уже невозможно повторить, это один раз, это только в 2005 году, или же действительно у вас будет серия таких мотопробегов по России?

Елена Чернышкова: Отличный вопрос. Спасибо вам за него. Мы сейчас постоянно это обсуждаем в кругу участников ралли. Я не думаю, что ровно в этом составе и ровно в этом формате этот пробег может повториться. Участники пробега британские говорят о том, что одна из задач этого пробега – это показать пример, каким образом, не рыдая и не скучая, можно собирать деньги на благотворительные цели. Потому что очевидно, что в России эта проблема остро стоит – есть много людей нуждающихся.

Поэтому, с одной стороны, они хотят продолжить и сделать какой-то подобный проект, но, может быть, не совсем такой. Например, есть идея вокруг Байкала объехать. Там совершенно непроходимые места. И тоже собрать международную команду. Там же есть два русских участника пробега, это не только британцы. И когда мы смотрим на это, я вам скажу, как директор благотворительного фонда, мне очень понравилась идея создавать новости, которые не имеют отношение к благотворительности, и с помощью этих новостей и общественного внимания, которое к этому привлекается, собирать благотворительные ресурсы на благотворительность. Это очень хорошо работает у нас в России и очень хорошо принимается во всех городах. Поэтому сейчас мы думаем над тем, чтобы подобный проект организовать.

Светлана Толмачева: Спасибо вам, Елена Павловна. Завершается наше время беседы в эфире. Удачного вам пути! И желаю вам, чтобы без приключений, плохих приключений, вы достигли Санкт-Петербурга, и чтобы 12 июня вы финишировали с отличным настроением и с целыми мотоциклами, по возможности!

XS
SM
MD
LG