Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Право детей на образование в России


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - адвокат Андрей Антонов.

Татьяна Валович: Сегодня - в День защиты детей - в России пройдут массовые акции в защиту детского образования, здравоохранения, досуга. Митинг протеста против ликвидации объектов социальной и культурной сферы пройдет и в Петербурге, где в последнее время под угрозой закрытия оказались многие школы - как общеобразовательные, так и специализированные. Должна прекратить существование и экологическая школа «Зеленый остров» - на ее месте теперь будет клуб дзюдо.

Татьяна Вольтская: Остров Бычий расположен к Северо-Западу от Крестовского острова, большая часть его покрыта лесом, где находится природная школа «Зеленый остров». Все 5 лет своего существования она живет на гранты и частные пожертвования. Через этот вагончик с небольшим классом и лабораторией прошли более 6 тысяч подростков, изучавшие там экологию, гидрологию, лесное хозяйство и другие дисциплины. Территория острова и раньше представляла большой интерес для застройщиков, но до сих пор все получали отказ. 18 января вышло распоряжение правительства Петербурга о том, что весь остров передается клубу дзюдо «Явара-Нева», президентом которого является президент России Владимир Путин. Среди членов попечительского совета клуба - такие влиятельные люди, как генеральный директор пивоваренной компании «Балтика» Таймураз Боллоев. Протокол общественных слушаний по поводу этого постановления, который Гринпис запросил у администрации Петроградского района, по словам экологов, не отражает мнения граждан, заинтересованных в сохранении школы. Говорит руководитель экологической школы «Зеленый остров» Татьяна Кудрявцева.

Татьяна Кудрявцева: У многих людей отсутствует экологическое мышление, когда все решается из приоритетов природы. И, к сожалению, в нашем городе, мне кажется, сейчас природа не в чести. А мы как раз в своей школе пытаемся на целый день погрузить ребенка в природу, в ее проблемы. Там существует и "Экологическая тропа", и экологические экспедиции, и экологический лагерь, и экологические практики. Мы боимся, что ничего этого не будет. И сейчас, когда правительство обсуждает концепцию формирования экологической культуры населения, нам тем более непонятно, как можно уничтожить реально существующий центр, который в городе очень известен. Многие очень любят этот остров и будут за него бороться.

Татьяна Вольтская: В клубе «Явара-Нева» все заняты - готовятся к соревнованиям, о конфликте со школой ничего не знают. Секретарь просила своего имени не называть.

Секретарь клуба: Я не знаю, первый раз слышу. Это постановление правительства, какой здесь может быть конфликт? Это официальный документ.

Татьяна Вольтская: У экологов много других вопросов к постановлению от 18 января, например - о его соответствии Закону о зеленых насаждениях. В ближайшее время Гринпис и школа «Зеленый остров» собираются обжаловать в суде постановление правительства о застройке острова и провести экологическую экспертизу проекта строительства.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях адвокат Международной Коллегии адвокатов Андрей Антонов. Говорить мы будем о том, как в Петербурге и в России в целом реализуется право детей на образование.

Одной из основ правового статуса личности, закрепленных в Конституции Российской Федерации, является право на образование. В соответствии с нормами статьи 43 Конституции, каждому гарантируется общедоступность на бесплатной основе получения дошкольного, основного общего, среднего профессионального образования, а также на конкурсной основе - бесплатного высшего образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях и предприятиях. Тем самым Конституция провозгласила право на образование в качестве высшей ценности.

О праве на образование говорится и в Конвенции о правах ребенка, которую подписала Россия. В частности, в статье 28, которая говорит об этом праве, также сказано, что государства, которые подписали конвенцию, принимают меры по содействию регулярному посещению школ и снижению числа учащихся, покинувших школу. Документы, законодательства прекрасные вроде бы, а что мы имеем на сегодняшний день?

Андрей Витальевич, как вы считаете, как действующее в России законодательство об образовании - не только Конституция и Конвенция о правах ребенка, а существуют и многие другие подзаконные акты - определяет конкретные меры и механизм правовой защиты конституционного права граждан на образование?

Андрей Антонов: В развитие норм, которые вы назвали, общеполагающих норм Конституции нашей и международных норм, я бы хотел сказать еще о нормах, регулирующих наш закон об образовании. В статье 1-ой Российская Федерация провозглашает область образования приоритетной. Статья 2-я говорит, что государственная политика в области образования основывается на следующих принципах: гуманистический характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности, воспитания гражданственности, трудолюбия, уважения к правам и свободам человека, общедоступность образования, свобода и плюрализм в образовании, демократический, государственно-общественный характер управления образованием.

То есть по существующей законодательной базе, которая определяет область образования в нашей стране, все вроде бы очень хорошо. На практике получается несколько иначе. Я сейчас занимаюсь вопросами 142-й школы Калининского района. Эта школа существует давно, находится на Арсенальной набережной, вблизи Финляндского вокзала, в микрорайоне, в котором проживает около 7 тысяч человек, она единственная. И с 1 января этого года эта школа фактически в микрорайоне ликвидирована. Я говорю "фактически", потому что она перенесена на Антоновскую улицу - это примерно час езды от прежнего места расположения. И дети из микрорайона Финляндского вокзала вынуждены ездить в эту школу, туда и обратно, тратя на это значительное время.

Татьяна Валович: Хотя, по-моему, существуют нормы, которые прописаны, санитарные нормы, что ребенок не должен тратить на дорогу до образовательного учреждения, особенно это касается младших классов, больше 25 минут, если я не ошибаюсь.

Андрей Антонов: Здесь еще существуют и градостроительные нормы, которые предполагают, что на тысячу жителей микрорайона полагается 115 школьных мест. В данном случае я назвал только число жителей, проживающих только вблизи самого Финляндского вокзала - 7 тысяч. Значит, в данном микрорайоне должна быть школа не менее чем на 800 школьных мест.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Это Владимир из Москвы. В Москве в общеобразовательных школах программа такая, если это не спецклассы какие-то с дополнительной оплатой, что с этой программой поступить ребенку в вуз, выпускнику, невозможно. Потому что там есть такие вопросы на экзаменах, которые просто не решаются на уровне средней школы. То есть нарушено равноправие в данной ситуации при поступлении. Я уже не говорю про деревенские школы. Что делается в этом направлении и как быть родителям?

Татьяна Валович: Спасибо, Владимир за ваш вопрос. Это больше, конечно, вопрос к Министерству образования, и давно говорится, что разрыв между уровнем, который дают общеобразовательные школы и который сейчас требуется при поступлении в институт, огромен. Сделано это, может быть, специально, для того чтобы получать дополнительные средства от родителей за то, что дети будут ходить и на курсы, которые организуются институтами официально, и чтобы родители тратились на преподавателей, с которыми будут заниматься их дети. Вот оно, бесплатное образование.

Андрей, в развитие этого вопроса, как вы считаете, можно ли как-то в суде отстоять право, представив такое доказательство, что у нас программа такая, при поступлении в институт требуют совершенно другое? Как-то защищен российский гражданин в этом смысле или нет?

Андрей Антонов: С точки зрения юридической практики, я думаю, это будет сделать чрезвычайно сложно. Я думаю, шансы здесь минимальные - доказать такую ситуацию.

Татьяна Валович: Вернемся к 142-й школе. Скажите, пожалуйста, были ли заранее оповещены как педагогический коллектив, так и родители о том, что в середине учебного года школа закрывается? В общем-то, особенно это для выпускных классов, наверное, удар был.

Андрей Антонов: Разговоры о ликвидации 142-ой школы велись уже несколько лет, но это были разговоры. Весной 2004 года обеспокоенные родители получают письмо заместителя главы администрации Калининского района Раховой, в котором она пишет, что 142-ая школа будет сохранена, дети будут учиться в этой школе. Школа принимается к новому 2004-2005 учебному году, здание принимается с оценкой "хорошо". Но уже в конце сентября проводится некоторое обследование этого здания, составляется акт, в котором указывается, что здание - это добротное сталинское здание, 1949 года постройки, кстати, ровесник зданию администрации Калининского района - требует капитального ремонта. И вот на основе этого документа начинается бурная работа администрации по переселению школьников в другое общеобразовательное учреждение.

Татьяна Валович: А кем это было инициировано? Понятно, что, например, жизнь и здоровье школьников должно стоять на первом месте, и если действительно здание находится в аварийной ситуации, то, конечно, это необходимо сделать. Насколько объективны эти выводы? Кем это было проведено? Вам какие-то данные были представлены?

Андрей Антонов: Родителям говорилось, что в Калининский район идет большой инвестор, он нужен району, нужен городу.

Татьяна Валович: То есть это было открыто сказано?

Андрей Антонов: Да, это было сказано руководителями администрации Калининского района, это было сказано администрацией школы. И чтобы этот инвестор мог расположиться в этом здании, происходила перегруппировка школы в совсем другой микрорайон. Назывался и этот инвестор - это "Транснефть". И что парадоксально, на мой взгляд, в этой ситуации, "Транснефть" - фактически государственная компания, учредителем этой компании выступило правительство Российской Федерации, в совет директоров этой компании входят руководители нашего российского правительства - зам председателя правительства Христенко, министр энергетики Юсупов и другие министры и заместители министров. То есть ситуация, на мой взгляд, получается парадоксальной: те люди, которые обязана отстаивать наши гражданские права, в том числе и права детей, своими фактическими действиями нарушают эти права и лишают детей общедоступности и бесплатности образования.

Татьяна Валович: Андрей Витальевич, когда уже начались слушания в суде дела о переносе или закрытии 142-ой общеобразовательной школы Петербурга, компания "Транснефть", которая претендовала на это здание, в общем-то, заняла непонятую позицию и даже заявляла, что "мы говорили, что дайте нам какое-нибудь место для того, чтобы мы могли построить офис". Какова сейчас позиция "Транснефти"?

Андрей Антонов: Вы знаете, мне позиция "Транснефти" в настоящее время неизвестна. "Транснефть", наверняка зная, что ведется такой судебный процесс, свою позицию не разъяснила.

Татьяна Валович: А она разве не приглашена в суд как участник процесса?

Андрей Антонов: Нет, в настоящий момент в суд она не приглашалась, участником процесса эта компания не является. Но, насколько я знаю, она все-таки претендует на это здание до настоящего времени.

Татьяна Валович: В каком состоянии сейчас находится судебный процесс. Он постоянно переносился, откладывался - от кого зависит это затягивание?

Андрей Антонов: Я бы не сказал, что сейчас происходит затягивание судебного процесса. На мой взгляд, до настоящего времени, по крайней мере, до сегодняшнего дня прошло два судебных процесса, и судья ведет себя объективно. Она пытается разобраться в проблеме, почему школа была перенесена в другое здание, пытается истребовать ряд документов, на основании которых как раз администрация и начала свои противоправные действия. Так что здесь предъявлять претензии судье я бы не стал.

Татьяна Валович: Вы сказали "пытается истребовать документы" - это что значит, документы не предоставляются другой стороной?

Андрей Антонов: Да, вы знаете, мы до сих пор никак не можем получить, суд не может получить документ - вот этот так называемый акт обследования этого здания, который был составлен в конце сентября прошлого года. Интересно, что этот акт обследования заказывался эстонской фирмой, являющейся партнером "Транснефти", эта фирма оплачивала работу, то есть фактически обследование проходило по заказу заинтересованного лица.

Татьяна Валович: А какую позицию занимает городской Комитет по образованию?

Андрей Антонов: Комитет по образованию занимает позицию, я думаю, скорее в пользу "Транснефти", чем граждан, жителей Петербурга. Потому что именно по распоряжению Комитета по образованию и произошел перевод 142-ой школы с адреса на Арсенальной набережной в другой микрорайон. Понимаете, какая ситуация здесь получается. Мы все читали книжки о том, как жили наши отцы и деды 60-70 лет назад, как они ходили в школу за 7-8 километров пешком, тратя час и больше на дорогу.

Татьяна Валович: Ну, в сельской местности сейчас тоже так еще ходят.

Андрей Антонов: Да, так вот, мы в Петербурге возвращаемся примерно к этой ситуации, когда дети тратят около часа на дорогу.

Татьяна Валович: Тем более что общественный городской транспорт, на который имеются хоть какие-то льготы у учащихся, ходит достаточно плохо, а пользоваться коммерческим транспортом не позволяют большинство родителей.

Андрей Антонов: Вроде бы в этом учебном году предоставлялся автобус учащимся. Будет ли он в будущем году? - Нет. Малолетних учеников вынуждены сопровождать родители, одного мальчика или девочку родители боятся отпускать в школу. Поэтому здесь тоже есть сложности, родители работают, и они вынуждены с работы отпрашиваться. И, как мы с вами говорили, принцип общедоступности и бесплатности образования в данном случае грубо нарушается.

Татьяна Валович: Андрей Витальевич, было распоряжение о том, чтобы построить новое здание 142-ой школе, причем на месте спортивного стадиона "Красный выборжец". Как-то вы с родителями это обсуждали? Или это было предложено как альтернатива, чтобы отозвать судебный иск от родителей?

Андрей Антонов: Это, на мой взгляд, весьма сомнительное начинание - за счет стадиона (получается, опять же за счет детей) построить школу. Но все благие намерения в нашей стране, особенно в последние годы, рассыпаются. Распоряжение - это еще не есть факт самого строительства. И будет ли построена эта школа - вопрос.

Татьяна Валович: Как вы считаете, почему сталкиваются интересы учащихся школы - с одной стороны, а с другой стороны - тех же учащихся? Ведь "Красный выборжец" находится в том же районе, многие ходят туда же заниматься спортом. Посмотрите, то же самое происходит экологической школой, о которой мы только что слышали репортаж, экологическое образование должно почему-то пострадать от спорта. Никто не спорт нужен, важен, и дзюдо - это сейчас модный очень вид спорта в России. Почему сталкиваются эти интересы, как вы думаете?

Андрей Антонов: Я думаю, интересы не сталкиваются, а их сталкивают. Во имя чего их сталкивают - это надо спросить у нашей власти.

Татьяна Валович: Мы говорили о том, что 142-ая школа является не единственным примером того, как нарушаются права граждан Петербурга в сфере образования. У вас есть еще какие-то примеры, что происходит сейчас в городе?

Андрей Антонов: Я знаю, что переселяется 38-ая школа-интернат, музыкальная школа-интернат Фрунзенского района. Эту школу переселяют на окраину, в здание, которое, как мне говорили мамы, которые консультировались со мной по этому вопросу, абсолютно не приспособлено для музыкального образования.

Татьяна Валович: А почему она переселяется?

Андрей Антонов: Вы знаете, я не могу сказать достоверно, кому это здание предназначается, но, как мне говорили мамы, оно будет предназначено после выселения оттуда школы-интерната для административных нужд.

Татьяна Валович: То есть опять, получается, власть ищет для себя здания за счет детей?

Андрей Антонов: За счет детей, да. Нет, чтобы найти себе земельное пятно, построить там здание - выселяют детей. Я знаю, что угроза нависла над одной из школ Центрального района, я сейчас не помню номер школы. То есть такие случаи у нас в Санкт-Петербурге далеко не единичны. Я бы сказал, что в нашем городе существует тенденция, ущемляющая права учеников.

Татьяна Валович: Андрей Витальевич, насколько ваше судебное разбирательство выигрышно для родителей, для граждан?

Андрей Антонов: Во-первых, позиция родителей весьма правомерна, их позиция основывается на действующем законодательстве. Насколько велики шансы, я думаю, сейчас я не буду называть проценты, это сложно. Но опускать руки, на мой взгляд, в этой ситуации никак нельзя, потому что если мы будем опускать руки и проходить мимо нарушений, мириться с ними, тогда можно либо направлять нам в больницу, либо на кладбище.

Татьяна Валович: Нам дозвонился слушатель. Мы слушаем ваш вопрос.

Слушатель: Александр из Москвы. У меня тут был такой стадиончик детский. На нем стоит одно из первых таких зданий - элитный особнячок построило для себя дворянство Лужкова. Так вот, раз вы юрист, у нас в Конституции, по-моему, источником власти является народ. Судебная власть, которая хвостиком машет перед властью исполнительной, ясно - от нее ничего не добиться, но через нее действовать надо, чтобы показать, что она из себя стоит. Но все-таки без выхода людей на улицы, без пикетов, без активного участия людей и создание таких общественных организаций, которые защищали своих детей, я думаю, ничего не удастся сделать. Власть просто обнаглела. Они привыкли захватывать и строить. Они захватчики на этой земле. Они собственное захватывают. Они здания захватывают. А самое главное, что здесь деньги стоят. Это взятки. Дело не в прибыли, а во взятках. 40 миллиардов, которые берет сейчас наша бюрократия, им уже мало, им надо 100.

Татьяна Валович: Хочу сказать, что по поводу 142 школы в Санкт-Петербурге достаточно активную позицию занимают родители и учащиеся. Проводили пикеты, сегодня будет очередной пикет. По поводу коррупции. Как бороться, как вы считаете, возможно?

Андрей Антонов: Бороться с ней надо беспощадно. Конечно, бороться с ней должны наши законодатели, исполнительная власть, правоохранительные органы. На мой взгляд, борьба с коррупцией в настоящее время ведется крайне слабо. Был вопрос слушателя, я с ним согласен. Статья 3-я Конституции говорит, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Но когда народ не отстаивает свои права, происходят подобные вещи, о которых мы сегодня говорим.

Татьяна Валович: В том числе народ сам избрал себе ту власть, которая сегодня имеется в России.

Андрей Антонов: В целом, да.

Татьяна Валович: Вы хотели продолжить тему насчет управления.

Андрей Антонов: Когда чиновники нарушают законодательство, когда власть нарушает права и свободы граждан, возникает такая ситуация. В Уголовном кодексе есть такое понятие "необходимая оборона". В Уголовно-административном кодексе есть понятие "крайняя необходимость". Так вот, на мой взгляд, подавляющее большинство граждан Российской Федерации сегодня оказались именно в таком состоянии - крайней необходимости необходимой обороны. Если в подобном состоянии человек совершает деяние, по формальным признакам подпадающее под преступление, он не виновен. Его привлекать к уголовной ответственности нельзя. Я думаю, что люди должны это уяснить. Мы сегодня находимся в состоянии крайней необходимости необходимой обороны и обязаны защищать свои права.

Татьяна Валович: Андрей Витальевич, а вот на те акции протеста, которые проводят, в том числе родители 142-й школы, власть как-то обращает внимание?

Андрей Антонов: Я каких-то результатов от власти после выступления (это уже не первое выступление сегодня будет) не замечал. Она не изменила своей позиции как Комитет по образованию, так и городская и районная исполнительные власти.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: При новом режиме детей изгнали из стадионов, спортивных школ, Дворцов пионеров, кружков и так далее. Теперь изгоняют из школ. Что же им остается? Гибнуть в люках, как это было в Красноярске.

Татьяна Валович: Хочу сказать, что вчера накануне Дня защиты детей был опубликован опрос, который говорит о том, что россияне очень обеспокоены ростом детской беспризорности и преступности среди молодежи. Одной из причин они называют, в том числе то, что невозможно занять ребенка не только в школе, но и после школы, о чем говорил наш слушатель. Кроме того, возникает ситуация, что нет развития дальнейшего для общества в целом, потому что дети - это будущее, как иногда мы слышим с высоких трибун. Таким образом, государство само перечеркивает будущее свое.

Андрей Антонов: Государство, то есть чиновники и государственные ведомства, которые обязаны обеспечивать образование детей, обеспечивать их досуг, они нарушают права наших детей, нарушают права подрастающего поколения.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Меня зовут Александр Сергеевич. Я ветеран войны, педагог, проработал в школах и домах культуры не один год. Все передачи, которые я слышу по Свободе на эту тему, они все лишены самого главного - прав. Какие могут быть права у человека, если в школе нет науки о человеке, нет науки логики, нет науки о воспитании. Не будет в школе, не будет никогда дома. Вот эти все тюрьмы, которые переполнены, и магазины пойлом переполнены, они никогда не придут к согласию в обществе, если общество не будет учиться со школы.

Татьяна Валович: Спасибо, Александр Сергеевич. Это опять же вопрос не к адвокату, а к Министерству образования. Я совершенно согласна, что защите своих человеческих прав нужно учить со школы. Правда, такие курсы иногда факультативно появляются.

Андрей Витальевич, как вы считаете, общая грамотность правовая на сегодняшний день в России какова?

Андрей Антонов: Слабовата.

Татьяна Валович: К вам обращаются родители за помощью. Какие бы вы хотели пожелания выразить? Ведь не сегодня-завтра, к большому сожалению, в такой ситуации могут оказаться другие люди. Что в первую очередь делать?

Андрей Антонов: Позвольте мне небольшую реплику на последний вопрос. Учиться надо в школе, но надо еще и исполнять законодательство, которое есть у нас сейчас. А в правовом плане, конечно, граждане должны пройти, может быть, самостоятельно. Пройти определенный лекбес. Я рекомендую прочитать нашу российскую Конституцию, где оговорены наши права и обязанности. Прочитать, может быть, иные основополагающие акты. Кто интересуется образованием, пожалуйста, Закон об образовании. Эта литература продается в специализированных юридических магазинах. Можно взять и почитать.

Татьяна Валович: А как вы считаете, порой иногда берешь Закон, там написана такая казуистика, что нужно достаточно долго вдумчиво разбираться, есть ссылки на подзаконные акты. У людей, которые работают, на это, поверьте, сил иногда нет. Насколько доступна адвокатская помощь? Это, кстати, социальная проблема.

Андрей Антонов: Согласен. Да, может быть, адвокатская помощь требует определенных затрат, но небольшие консультации, разовые консультации адвокаты, порой, оказывают и бесплатно. Я думаю, что здесь опять же задача государства обеспечить такую бесплатную помощь юридическую населению.

Татьяна Валович: Спасибо, Андрей Витальевич.

XS
SM
MD
LG