Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ингушетии задержана группа польских журналистов, снимавших документальный фильм о Чечне


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Багров, Алексей Дзикавицкий, Ян Рунов.

Андрей Шарый: В столицу Северной Осетии сегодня прибыл консул Польши в России. Для встречи с группой польских журналистов, которые снимали документальный фильм о Чечне, да недосняли. В воскресенье три сотрудника польской гостелекомпании TVP были задержаны и провели в милиции 14 часов. У них изъяли видеоматериалы, отснятые в Чечне. Они снимали фильм о ситуации в этой северокавказской республике и должны были поехать в Чечню снова, для того чтобы взять интервью. При этом у них были визы и необходимая аккредитация МИД России. Милиция, однако, заявила, что визы и аккредитация журналистов больше не действительны.

Юрий Багров: Проблемы у журналистов польского телевидения начались еще 29 мая. В гостиничный номер в Назрани, где проживали репортеры Мариуш Пилис и Марчен Мамон, пришли сотрудники МВД Ингушетии. Сообщив, что журналисты нарушают правила пребывания иностранных граждан на территории России, отвезли их в участок. Третий член съемочной группы, Томаш Гловацкий, в этот момент находился в интернет-кафе, в городской отдел внутренних дел его привезли позже.

Рассказывает Мариуш Пилис, продюсер польского телевидения.

Мариуш Пилис: Потом нас посадили каждого в отдельной камере и начали допрашивать. Через два часа, может быть, привезли нашего третьего, которого взяли тоже в гостинице. Он вернулся, ничего не знал, и его уже привезли со всеми нашими вещами - с оборудованием, личными вещами, рюкзаками, со всем. И его к нам уже не подпускали. В этот момент мы уже были после первого допроса. Его к нам не подпускали, а потом мы узнали, что его уже допрашивает человек из ФСБ.

Юрий Багров: По словам польских журналистов, сотрудников правоохранительных органов больше всего интересовали вопросы о работе репортеров на Северном Кавказе. После восьми часов пребывания в городском отделении внутренних дел съемочной группе в сопровождении четырех милиционеров разрешили вернуться в гостиницу для двухчасового отдыха. Журналисты смогли связаться с польским посольством. Сотрудники дипмиссии объяснили репортерам их права. На следующий день в половине седьмого утра Мариуша Пилиса, Марчена Мамона и Томека Гловацкого вновь привезли в МВД.

Мариуш Пилис: Потом каждого из нас этот человек отдельно к себе вел, допрашивали. Я попросил его тогда, чтобы он записал в документы, что я без присутствия кого-нибудь из польских представителей, я имел в виду Министерство иностранных дел Польши и посольскую службу, если никого здесь не будет, я не буду говорить ни на какую тему. Но все равно пришлось мне разъяснять нашу поездку в Чечню. Насколько я понял, он был заинтересован в том, чтобы забрать у нас все, что возможно.

Юрий Багров: Ближе к полудню журналистов отпустили, сообщив, что во второй половине дня им вернут изъятые кассеты, камеры, записные книжки, визитные и кредитные карточки. О дальнейшем развитии событий - Мариуш Пилис.

Мариуш Пилис: Мы поехали в Польскую гуманитарную акцию, поскольку мы сказали этим людям, что часть наших материалов находится там. Мы поехали узнать, что там, потому что мы с людьми оттуда не очень сильно знакомы и не хотели создавать им сложные проблемы, поэтому хотели узнать, что у них. Мы поехали к ним, и оказалось, что в течение дня туда приехали сотрудники, забрали все, что у нас там было. Мы не можем досчитаться 17-18-ти. Без всякого подтверждения, без всякого протокола, без ничего они это забрали.

Юрий Багров: Видеокассеты, которые изъяли сотрудники правоохранительных органов Ингушетии из офиса польской благотворительной миссии, до сих пор не возвращены. Акта изъятия нет ни у работников гуманитарной организации, ни у журналистов. О пропавших видеокассетах репортеры попытались выяснить у милиционеров, которые вечером привезли изъятую накануне аппаратуру.

Мариуш Пилис: Оборудование, часть кассет и документы они нам потом отдали. Мы спросили: "Скажите, а что с этими материалами?" Они сказали: "Мы ничего не забирали". И еще сказали: "Ребята, поскольку мы - ингуши, и мы к вам абсолютно ничего личного не имеем, один совет: уезжайте отсюда, потому что у вас будут огромные проблемы".

Юрий Багров: Ингушетию журналисты покинули этим же вечером.

Мариуш Пилис: Мы сели на такси, приехали во Владикавказ. Поселились, и со следующего утра наблюдаем, что за нами здесь ходят, наблюдаем, что нас фотографируют, наблюдаем, что ситуацию абсолютно нельзя назвать нормальной. Сегодня мы решили призвать сотрудников польского посольства из Москвы и вместе с ними добиваться, во-первых, того, чтобы эти материалы нам вернули, во-вторых, чтобы мы спокойно, без проблем отсюда уехали.

Юрий Багров: Сегодня в Северную Осетию прибыл польский консул Ришар Биалацки.

Андрей Шарый: Власти Ингушетии, со своей стороны, заявляют, что польских репортеров доставили в милицию в связи с оперативной информацией об угрозе их захвата в заложники. Тогда непонятно, почему у них отобрали кассеты. Журналист ждут возврата пленок, которые местные власти хотят просмотреть. Власти имеют на это право, так как это проблемный регион.

"Би-Би-Си" цитирует слова польского дипломата, работающего в Москве: "Журналистам показалось мало того, что они сняли, и они решили самостоятельно доснять еще - отсюда определенные недоразумения".

Подробнее о польской реакции на случившееся - корреспондент Радио Свобода в Варшаве Алексей Дзиковицкий.

Алексей Дзиковицкий: Министерство иностранных дел Польши заявляет, что точные причины задержания польских журналистов неизвестны. Неофициально сообщается, что поляков могли задержать за то, что они, не удовлетворенные качеством материала, отснятого во время поездок по официальным маршрутам, отделились от группы чтобы доснять недостающие кадры, для чего направились в Чечню.

Российские агентства со ссылкой на сотрудников российских спецслужб, сообщают также, что "арест поляков был произведен для их собственной безопасности".

Между тем в польском посольстве в Москве отказались сегодня комментировать развитие ситуации вокруг журналистов до тех пор пока во всем на месте не разберется генеральный консул. Министерство иностранных дел Польши уже обратилось к ФСБ России с просьбой вернуть кассеты журналистам. Руководитель консульского отдела посольства Польши в Москве Томаш Климаньски ранее назвал изъятие кассет "незаконным".

В МИД Польши нашему радио сообщили, что "ситуация с польскими журналистами остается прежней", а более подробная информация по этому делу появится лишь в пятницу.

Андрей Шарый: Международная организация "Комитет защиты журналистов" со штаб-квартирой в Нью-Йорке выпустила специальное сообщение о задержании троих польских журналистов в Ингушетии. С представителем "Комитета защиты журналистов" Ниной Огняновой связался наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов.

Ян Рунов: Каковы подробности инцидента?

Нина Огнянова: Мы получили сведения от одного из задержанных польских журналистов - Мариуша Пилиса, продюсера заказанного Польской телекомпанией ТVP документального фильма о Чечне. Мариуш Пилис и двое его коллег, Марчен Мамон и Томаш Гловацки, были арестованы в воскресенье вечером в гостинице в Назрани. Милиционеры доставили задержанных в местное отделение милиции, и держали их там около 14 часов, подвергая допросам. Среди тех, кто вели допрос, был и сотрудник ФСБ. Журналистам заявили, что у них нет соответствующей аккредитации в республике Ингушетия и нет права на съёмки фильма. Всё это произошло за день до того, как журналисты должны были оправиться в Грозный, чтобы взять телеинтервью у официальных лиц Чечни. В милиции журналистам сказали, что визы и аккредитации недействительны. Однако, по словам польских журналистов, у них была журналистская аккредитация, а визы были действительны по 23 июня.

Ян Рунов: Итак, виза на въезд в Россию у них была, но было ли разрешение от правительства России на съёмки документального фильма именно в Чечне?

Нина Огнянова: Судя по тому, что рассказал мне Мариуш Пилис, посещение Чечни было запланировано. Российские власти также знали, у кого журналисты собирались взять интервью. Были согласованы даже вопросы, которые можно задавать, и время, отпущенное для съёмок. Опять же со слов польских журналистов, вся работа и все планы были скоординированы с Министерством иностранных дел России. Так что, похоже, разрешение на съёмки было.

Ян Рунов: Этот инцидент с журналистами - не первый в районе Чечни?

Нина Огнянова: Нет, не первый. Прежде всего вспоминаются Андрей Бабицкий, Анна Политковская и, наконец, Юрий Багров, самый недавний случай. Багров практически не может покинуть Владикавказ. Это - политически мотивированное задержание под предлогом уголовного обвинения. Все эти случаи, как и суд над Ходорковским, подрывают доверие к России и наносят ущерб престижу страны. Если политика в России не изменится, этот случай не станет последним.

Ян Рунов: Это была Нина Огнянова, сотрудница международной организации "Комитет защиты журналистов".

XS
SM
MD
LG