Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Торжества по поводу 50-летнего юбилея космодрома Байконур


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Сергей Козлов и Александр Генис.

Кирилл Кобрин: В Казахстане сегодня проходят торжества по поводу 50-летнего юбилея космодрома Байконур. С его площадок стартовали первый искусственный спутник Земли, первый космонавт планеты, космические корабли "Восход", "Восток" и "Союз", а также орбитальные станции "Салют" и "Мир".

Впервые с официальным визитом в Байконур прибыл президент России Владимир Путин. Вместе со своим казахстанским коллегой Нурсултаном Назарбаевым он осмотрел стартовый комплекс "Протон" и заложил первый камень в фундамент нового космического ракетного комплекса.

Байконур останется площадкой номер 1 для России в реализации космических программ. В минувшем году срок аренды космодрома был продлен еще на 50 лет.

Сергей Козлов: Первый отряд военных строителей прибыл на полустанок Тюратам в Кзыл-Ординской области в январе 1955 года. А официальной датой рождения космодрома Байконур считается 2 июня того же года, когда директивой Генерального штаба Вооруженных сил СССР была утверждена организационно-штатная структура пятого научно-исследовательского полигона.

Именно здесь началось зарождение космической эры, и отсюда был запущен первый искусственный спутник Земли, а в 1961 году осуществлен первый полет человека в космос. За полвека с космодрома Байконур выполнено 1240 пусков ракет космического назначения и 1196 пусков межконтинентальных баллистических ракет. На различные орбиты выведено почти 1400 космических аппаратов военного и научного назначения, а также коммерческих спутников. Сегодня космодром арендует Россия у Казахстана за 115 миллионов долларов в год.

В праздновании 50-летия космодрома Байконур принимают участие президенты Казахстана и России, Нурсултан Назарбаев и Владимир Путин, которые уже побывали на пусковых площадках комплекса, заложили символический камень на 200-ой площадке. Где начнется реализация совместного казахстанско-российского проекта - создание ракетно-космического комплекса "Байдерек" ("Будущее"). После этого главы двух государств встретились с ветеранами космодрома и испытателями космической техники. Для участия в торжествах в Байконур прибыли около тысячи ветеранов и гостей из России, Украины, Белоруссии, Казахстана и других стран.

Между тем, космодром в последние годы живет сложной, порой непредсказуемой жизнью. Сегодня город Байконур находится как бы под двойным, казахстанско-российским управлением, что порождает многочисленные конфликты социального и даже политического свойства. С одной стороны, российская администрация не всегда считается с полномочиями казахстанских властей и нередко пренебрегает местным законодательством, регулирующим вопросы материального снабжения, таможенного и финансового контроля. С другой стороны, Астана пытается отстоять свои права, регулярно выражая недовольство по поводу несоблюдения российской стороной экологических норм. И несмотря на то, что президенты двух стран внешне демонстрируют полную согласованность по поводу использования космодрома, существует еще очень много нерешенных и сложных вопросов, о которых в праздничный день - 50-летия со дня основания космического комплекса - предпочитают не вспоминать.

Кирилл Кобрин: Подробнее о сегодняшних проблемах космодрома Байконур рассказывает моя коллега.

Светлана Толмачева: 115 миллионов долларов в год платит Россия Казахстану за аренду Байконура. Срока аренды был продлен до 2050 года во время прошлогодней встречи президентов Владимира Путина и Нурсултана Назарбаева. Еще около 50 миллионов долларов Россия тратит на поддержание объектов космодрома. Несмотря на развитие собственной базы в Плесецке, Архангельской области, основные направления космической программы связаны по-прежнему с Байконуром. Именно с этого космодрома могут запускаться пилотируемые корабли и тяжелые ракеты "Протон", на которых сейчас лежит основная нагрузка по коммерческим стартам.

По данным казахской стороны, из 80 тысяч человек, проживающих в городе Байконур (бывший Ленинск), половина так или иначе работают на космодром. Но заключенное соглашение не в полной мере прописывает полномочия той и другой стороны. На Байконуре действует двойная администрация. Российскому военному ведомству приходится улаживать недоразумения, возникающие при перевозке грузов через Казахстан.

Площадь космодрома - более 6,5 тысяч квадратных километров. Под районы падения первых ступеней ракет-носителей отведено более 18 миллионов гектаров земли. Экологическое состояние этой территории вызывает тревогу у международных организаций. По информации британского научного журнала "Нейча", запуск спутников и ракет с космодрома Байконур в Казахстане может вызывать эндокринные заболевания, а также заболевания крови. Неблагоприятная экологическая ситуация отражается прежде всего на здоровье детей, живущих поблизости от космодрома. Экологические организации Казахстана обвиняют российскую сторону в том, что этой проблеме не уделяется достаточного внимания. Хотя в последнем подписанном двустороннем соглашении предусматривается создание и использование новых, экологически безопасных ракетно-космических комплексов, так как у России еще достаточно времени до истечения срока аренды, с реализацией этого пункта соглашения никто не спешит.

Кирилл Кобрин: А мы продолжим тему в историческом и культурном аспекте. Космодром Байконур в пору расцвета всемирной космической романтики считался важным достижением социалистической промышленности и науки. В пантеоне советской идеологии у Байконура свое видное место. О том, как составлялся этот пантеон, и о том, куда в последнее время девалась романтика космических станций, мой коллега Андрей Шарый побеседовал с известным литератором, соавтором книги "Шестидесятые. Мир советского человека" Александром Генисом.

Андрей Шарый: В советской печати, да и в российской иногда, Байконур называют космической гаванью. Это такая романтическая штука, штамп советской журналистики - ожидание перемен, ожидание дальнего путешествия. Какое место уделялось Байконуру в советской идеологической иконографии?

Александр Генис: Романтический символ. В конечном счете, вся космическая эпопея была глубоко символическим актом, далеким от реального экономического или военного значения. В первую очередь космос был символом, и в качестве символа он сыграл огромную роль. В конце концов, космос - что для Америки, что для России, для Советского Союза - был в первую очередь символом политическим, знаком патриотического подъема. В этом смысле романтическое звание "столицы космоса" Байконур действительно завоевал. Как всегда в таких случаях бывает, конечно, все это была политическая акция, но она была подхвачена в достаточной степени искренним порывом миллионов людей.

Вы знаете, когда мы с Петром Вайлем писали книгу "Шестидесятые", мы опросили человек 20-25 людей, которые играли важную роль в 60-е годы, от шахматиста Смыслова до поэта Евтушенко, художника Неизвестного, философа Шрагина. Интересно, что всем им мы задавали один и тот же вопрос: "Какое впечатление произвел на вас полет Гагарина?" Любопытно, что все были единодушны, все понимали, что это советская пропаганда, но, тем не менее, улыбка появлялась, потому что космический полет казался чем-то неполитическим. Тут есть парадокс, потому что все-таки в этом был прорыв человеческого духа.

И только, помню, Бродский сказал: "Ну, что тут хорошего? Раньше самолеты были похожи на людей (и показал старый самолет, раскинув руки, как птица), они были антропоморфные. А в космической ракете есть уже что-то нечеловеческое".

Андрей Шарый: Но вот сейчас пришли новые времена, и уже этот романтической ореол вокруг Байконура, да и вообще вокруг самой идеи покорения космоса, не светится столь ярко. Что-то должно заменить его? Ведь человек не может жить без романтики.

Александр Генис: Вся космическая затея оказалась, исторически говоря, преждевременной. Это напоминает тот эпизод в истории, когда викинги открыли Америку, - они это сделали слишком рано, поэтому не было никакого реального значения в этом открытии. Вот американцы высадились на Луну, но это произошло почти полвека назад - и никак это не изменило нашу жизнь. То есть космос оказался действительно сферой политической, и сегодня он уже работает, но это никак не связано с поэзией, с романтикой. Хотя, например, академик Иванов считает, что космос, Байконур, советская космонавтика - все это исторически важно, он даже считает, что русский язык сможет сыграть важную роль в XXI веке, потому что космические термины важны для лингвистики. Однако я сомневаюсь в том, что космос способен разбудить сильные чувства у человека.

Что может заменить космос? Конечно же, генетика! Вот где столкновение всех идей и мыслей сегодняшнего человека. Однако, в отличие от космоса, генетика нас скорее пугает, чем обнадеживает.

Андрей Шарый: 50-60-е годы - это время бурного развития научной фантастики, как раз основанной на эпохальной тяге человечества к дальним космическим странствиям. Вы окончательно хороните эту эпоху? Фантастика станет другой и цели человечества будут иными?

Александр Генис: Фантастика уже стала другой, она исчерпала себя. Дело в том, что космическая эпопея с точки зрения фантастической литературы, которая действительно играла большую роль и была отмечена большими достижениями - такими, как русские писатели Стругацкие или польский писатель Станислав Лем - осталась в прошлом, потому что исчерпала свои возможности как жанр. Для фантастики космос был запасным шансом, вторым вариантом, это как Новый Свет, как Америка для Европы. И, исчерпав потенциал утопии, фантастика перестала быть актуальной, все мы вернулись в сказку. Нынешняя фантастика - это "Гарри Поттер". Так что все возвращается к какому-то архаическому мифу. Вместо того чтобы звать человека вперед, нас зовут назад.

Андрей Шарый: А Байконур, это непонятное для славянского уха слово, у вас будит какие ассоциации?

Александр Генис: ...Плоский стол, на который приземляются корабли из космоса. И это такое загадочное место, знаете: монголы, степь, Чингисхан - и вдруг прямо посреди мира (потому что Байконур находится в середине Евразии) оттуда отправляются корабли. Я все-таки дитя 60-х годов, поэтому для меня та романтика, которая была в то время связана с космосом, по-прежнему осталась живой.

XS
SM
MD
LG