Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Во Владикавказе завершилась голодовка родителей детей, погибших в результате захвата школы в Беслане


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Северной Осетии Юрий Багров.

Андрей Шарый: Родители детей, погибших при захвате школы в Беслане, завершили сегодня трехдневную голодовку. Они протестовали против назначения главой Северной Осетии Теймураза Мансурова. Акция проходила во Владикавказе и была организована Комитетом матерей Беслана.

Юрий Багров: Голодовку женщины из Комитета матерей Беслана прекратили в 13:10. Именно в это время 3 сентября начался штурм бесланской школы. Люди провели на площади Свободы, перед зданием Дома правительства без воды и пищи трое суток - столько же их дети находились в заложниках. Эмма Туганова, которая во время теракта в Беслане потеряла всю семью - мужа и двух детей-школьников, - обратилась к журналистам с коротким заявлением.

Эмма Туганова: Мы голодали три дня. Мы знаем, что этой акцией мы никому ничего не докажем. Мо мы этой акцией выражаем протест против беззаконий, коррупции в республике и в России, против бездарных действий республиканских, федеральных властей, не спасших наших детей. Их действия продолжаются и сейчас... Простите, мне трудно говорить.

Юрий Багров: В голодовке постоянно принимали участие 8 человек, и еще около двух десятков женщин находились на площади, чтобы поддержать участниц акции протеста. Из гвоздик люди выложили на брусчатке прямоугольник 4 на 6 метров, внутри которого из цветов сложили надпись: "Школа № 1 Беслана". Пластиковые бутылки с водой напоминали о том, что детям в школе в течение трех суток не давали утолить жажду. Внутри прямоугольника женщины поставили свечи в память о погибших.

Выложенные на площади слова из цветов хорошо видны из кабинетов республиканского Дома правительства. И женщин, участвующих в акции протеста, особенно возмущает, что за время голодовки к ним не вышел ни один из чиновников. Говорит Элла Кисаева.

Элла Кисаева: От лица главы республики никто не выходил. Мы простояли так же, как наши дети голодали в школе. Они и там никому не нужны были, и мы здесь, их родители, никому не нужны. Никому абсолютно! Они делали вид, что нас здесь не существует.

Юрий Багров: Женщины подчеркивают, что, проведя голодовку, они выразили протест против назначения Теймураза Мансурова главой Северной Осетии. Нового руководителя они считают человеком Дзасохова, а значит - одним из виновников произошедшей трагедии.

Элла Кисаева: Мы считаем, что главу республики должен выбирать народ. И если Беслан состоялся - это не повод лишать народ его права выбирать главу республики. И это не значит, что теракты прекратятся, я сомневаюсь в этом. Если бы Мансурова выбирал народ, он бы не прошел, он бы не стал главой республики.

Юрий Багров: Представители Комитета матерей Беслана, организовавшие эту акцию, говорят, что это лишь первое подобное мероприятие. "Мы заставим власть считаться с нашим мнением!" - заявила участница акции протеста Сусанна Дудиева. Эти слова - не пустой звук. Женщинам уже удалось заставить считаться со своим мнением предстателей гособвинения на самом громком на Северном Кавказе процессе по делу Нурпаши Кулаева, единственного выжившего участника нападения на бесланскую школу.

Суд начался во Владикавказе 17 мая. Председательствующий судья Тамерлан Агузаров уже провел 5 заседаний. Пострадавшие бывшие заложники, находящиеся в зале (журналистов туда не пускают, и они наблюдают за процессом из соседнего помещения), смогли убедить подсудимого искренне отвечать на их вопросы.

За процессом постоянно следит мой коллега, сотрудничающий с изданием "Коммерсант", Заур Фарниев. Как изменилось отношение бывших заложников к Нурпаше Кулаеву и как изменилось поведение самого Нурпаши Кулаева в ходе судебных слушаний?

Заур Фарниев: Поведение Кулаева меняется очень заметно. Допустим, на первом заседании суда, когда его привели, когда его увидели матери, когда они пытались наброситься на него, на втором заседании даже пытались устроить самосуд, он, можно сказать, даже голову не поднимал. Он смотрел на судью иногда, иногда - на прокурора, а в основном общался со своим адвокатом. Теперь совершенно другая картина, потому что, мне так кажется, он почувствовал, может быть, какое-то сочувствие со стороны матерей к себе. И теперь даже не бывает такого допроса потерпевших, чтобы кто-то из них не задал ему вопроса. Если на первом заседании, когда начали и продолжали зачитывать обвинительное заключение, он сидел. То, потом - видимо, потому что матерей увидел, увидел их отношение к самому себе, - он по собственной инициативе (как нам сказали в прокуратуре и как сказал адвокат) теперь на каждом заседании предпочитает стоять.

Юрий Багров: После зачитывания обвинительного заключения Нурпаши Кулаев начал давать показания. Корреспондент газеты "Коммерсант" Заур Фарниев считает, что это - заслуга пострадавших.

Заур Фарниев: Он идет на диалог. Он рассказывает все, о чем его спрашивают, все, о чем он знает. На мой взгляд, мне кажется, он ничего не сочиняет. Своими вот этими вот признаниями относительно того, что когда их группа приехала на "ГАЗ-66" к школе, там уже были люди, что подавляющее большинство боевиков были ингуши, включая самого "Полковника", - вот эти вот все слова очень выбиваются из картины, которую нарисовала в официальной версии прокуратура.

Юрий Багров: Искренне отвечая на вопросы, Кулаев завоевал симпатии бывших заложников, считает Заур Фарниев.

Заур Фарниев: Одна из потерпевших вообще на прошлом заседании заявила о том, что Кулаев - жертва сам, сам по себе он является жертвой, так же как и они все, он не по своей воле живет в этой стране. Вот по этим словам можно сделать такой вывод, что матери, пострадавшие считают Кулаева самого чуть ли ни потерпевшим.

Юрий Багров: Показания Нурпаши Кулаева на предварительном следствии серьезно отличаются от тех, которые он дает судье. Такая ситуация, по мнению Заура Фарниева, могла сложиться по двум причинам. Первое - по утверждению самого Кулаева, его не раз избивали, чтобы добиться признаний.

Заур Фарниев: Когда он, отвечая на вопрос Сусанны Дудиевой, били ли его в СИЗО, сказал: "Да, конечно, били", - и Сусанна повернулась к прокурору и задала ему вопрос: "Почему его били?" Одна из гособвинителей, Мария Семисынова, встала и категорически заявила: "Не слушайте его, это его такая линия защиты". Но это, на самом деле, звучало не столь убедительно, потому что было видно по всему процессу, что прокуратура растеряна. Может быть, он увидел матерей, может быть, он почувствовал их горе - и теперь, можно сказать, он сотрудничает не с прокуратурой, не со спецслужбами, не с какими-то органами правопорядка, а сотрудничает именно с матерями.

Юрий Багров: Вторая причина, по которой могла выйти путаница в предварительных показаниях, - это языковой барьер.

Заур Фарниев: Иногда доходило даже до таких комичных ситуаций, когда прокурор Мария Семисынова читала ему его же показания на предварительном следствии, о том, что он признается в терроризме частично, он немного подумал и ответил: "Я не мог такого подписать. Меня заставляли это подписывать. И я вообще не знаю, что такое слово "частично".

Юрий Багров: По мнению журналиста, гособвинение, которое на суде представляют заместитель генерального прокурора Николай Шепель, заместитель прокурора Северной Осетии Аслан Черчесов и старший прокурор Управления Генеральной прокуратуры на Северном Кавказе Мария Семисынова, не скрывают недовольство возникшим контактом между потерпевшим и Нурпаши Кулаевым.

Заур Фарниев: Дошло даже до такого, что журналисты, которые сидели в зале, услышали, как Мария Семисынова, может быть, в шутку, может быть, всерьез сказала, что Кулаев похож на рок-звезду и неплохо было бы его обрить, что и было сделано к следующему заседанию.

Юрий Багров: Информацию о том, что Кулаев меняет показания после реплик из зала на чеченском языке, Заур Фарниев категорически опровергает.

Заур Фарниев: Если бы из зала, где сидят потерпевшие, донеслись реплики на чеченском языке, человек, который крикнул что-то на этом языке, наверное, так просто и не вышел из этого зала.

Юрий Багров: Своими наблюдениями делился корреспондент газеты "Коммерсант" Заур Фарниев.

XS
SM
MD
LG