Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Из существующих 229 военных кафедр в вузах останется лишь 30


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.

Андрей Шарый: К 2010 году Министерство обороны России планирует к 2010 году значительно сократить число военных кафедр в гражданских вузах. Как заявил накануне представитель военного ведомства Николай Панков, из ныне существующих 229 военных кафедр останется лишь 30. На них будут готовить офицеров-контрактников.

Любовь Чижова: Военный эксперт, бывший сотрудник российского Министерства обороны Виктор Баранец считает, что в самой идее сокращения числа военных кафедр нет ничего предосудительного: уровень военных знаний и умений их выпускников, так называемых пиджаков, он считает не слишком высоким. Но затеянная Министерством обороны реформа, на взгляд Баранца, настолько непродуманна, что ничего хорошего он от нее не ждет…

Виктор Баранец: Данную инициативу Министерства обороны и этот его прожект по сокращению военных кафедр я рассматриваю в единой цепи того реформаторского зуда, который уже полтора десятилетия мучает наше Министерство обороны. Было много почти что таких же аналогичных проектов, связанных и с контрактной службой, и с перевооружением, и жилье, и ни одна программа не была доведена до конца.

Что случилось? Почему вдруг так резко сокращают военные кафедры почти в 10 раз? С 2008 года по планам Министерства обороны армия должна перейти на один год срочной службы. У нас будет очень большой призыв, призыв будет очень сильно увеличен. Потому что, так или иначе, но армия должна иметь 700-750 тысяч солдат. И вот тут возникает проблема. Если мы перейдем на один год комплектования, то в таких условиях, которые сейчас существуют в России (вот это пренебрежение к закону, огромная масса отсрочек, огромное количество отсрочек по здоровью, по учебе), Министерство обороны может оказаться в некоей такой гигантской кадровой яме. Оно сейчас любыми путями ищет вот этот способ пополнения офицерско-рядового состава в перспективе.

Я считаю, что сокращение военных кафедр само по себе, конечно, явление положительное. 33 года прослужив в армии, я пришел к твердому убеждению, что подготовка офицера на военной кафедре носит некий факультативный характер, который оброс толстенным слоем анекдотов. Военная кафедра - это все очень несерьезно. Студенты с пивком или без пивка приходят на занятия, где офицеры, у которых, может быть, служба не задалась, которые, может быть, по болезни какие-то проблемы, там идет какое-то смешное обучение военному делу. Не мне вам рассказывать, офицер выпускник военной кафедры всегда был, извините, просто посмешищем в войсках.

Любовь Чижова: А как вы относитесь к подготовке на военных кафедрах офицеров-контрактников? Такая инициатива тоже есть в планах Министерства обороны.

Виктор Баранец: Я отношусь к этой инициативе с огромной иронической усмешкой. Это один из способов заманивания студентов в вуз для получения некой такой льготной стипендии от Министерства обороны, где он будет учиться за счет стипендии Минобороны, а потом рассчитываться за это службой в армии в течение 3 или 5 лет. Вы знаете, какой огромный процент отсеивания студентов идет в наших вузах, в том числе, где есть и военная кафедра? Мне кажется, что вот эта серятина получает очень хороший шанс подписать контракт с Министерством обороны, таким образом, оказаться на студенческой скамье, а потом 3 года, фактически на халявку проучившись в институте или университете, как-нибудь шалтай-болтай отслужить армию и покинуть ее. Такая инициатива Министерства обороны представляется мне абсолютно абсурдной и бесперспективной.

Количество студентов, допустим, будет 2 миллиона людей, которые подлежат призыву, а нам в год, если мы будем набирать по новой системе, придется призывать где-то порядка 350 тысяч под два раза. Скажите, пожалуйста, каковы критерии, которые будут отделять одного студента от другого? Нелепо же! Нам что, нужно поставить под ружье 2 миллиона?

Любовь Чижова: Это, наверное, мечта Министерства обороны?

Виктор Баранец: Это реформаторский зуд, который типичен для системы реформирования Минобороны: ничего не доделав, уже строит новые грандиозные планы.

Любовь Чижова: Почему министерство обороны решило сократить количество военных кафедр? У главы российского Союза комитетов солдатских матерей Валентины Мельниковой несколько версий…

Валентина Мельникова: Тут могут быть разные соображения. Судя по той идиотской фразе, которую продолжает повторять наш так называемый министр обороны Иванов, кто-то ему сообщил, скорее всего, из управления по воспитательной работе, что военные кафедры - это метод уклонения от военной службы… Я-то не знаю их подлинные мотивы. Поверхностно для людей, для народа это выглядит так: министр обороны неоднократно высказывает свое недовольство тем, что много военных кафедр, и много молодых людей таким образом уклоняется от прохождения военной службы. Это, конечно, брехня и все это абсолютно не соответствует той жизни, в которую люди попадают, но это одна причина. Вторая причина, возможно, что Министерству обороны и Генштабу действительно не нужны офицеры, имеющие хорошее гражданское образование, полноценные люди с высшим образованием. Ну, значит, не нужны. Но тогда пускай скажут: нам не нужны офицеры такие, нам нужны строевые, которые будут командовать "напра...", "нале..." и все. Получается на самом деле, что в российских вооруженных силах не нужны специалисты. Ведь эти выпускники военных кафедр предназначаются не для того, чтобы быть строевыми офицерами и воевать, а для того чтобы обслуживать технику, для того чтобы командовать по своим специальностям, по техническим. Отсрочка от призыва на военную службу предоставляется гражданам, обучающимся в высших учебных заведениях, имеющих государственную аккредитацию. Есть там военная кафедра, нет там военной кафедры... Парень может ходить в кружок и вышивать крестиком, может ходить на военную кафедру. Если он учится в институте, и у него нет никакой сложной судьбы, он будет учиться, иметь отсрочку для получения диплома.

Любовь Чижова: В конечном итоге вот эта реформа к чему может привести?

Валентина Мельникова: К тому, что лейтенантов вообще в войсках не окажется. Так они хотя бы дыры в Чечне затыкают этими мальчишками-пиджаками, а так вообще не будет офицеров, потому что после училища вот эти ребята-офицеры, кто кончает военные училища, видят, что там ни перспектив, ни жилья, что с них еще деньги вымогают старшие командиры и шпыняют их всячески, не уважают их, и молодое офицерство уходит массово. Мы постоянно кому-нибудь помогаем уволиться.

Любовь Чижова: Продолжает военный эксперт Виктор Баранец...

Виктор Баранец: Считаю, что сейчас нужно заниматься не сокращением военных кафедр, в первую очередь, хотя их, конечно, нужно сокращать, мы должны сейчас думать, почему из 15 тысяч офицеров, которые выпускаются ежегодно из наших военных вузов, у нас сразу 7-8 тысяч снимают погоны и уходят на гражданку. Вот где колоссальная, гигантская государственная проблема. А сокращение кафедр - это суета, это можно было бы сделать и без помпы. Надо думать прежде всего о подготовке высококлассного офицера в военном училище, в военной академии. Для этого из бюджета у нас тратятся гигантские деньги, но эта гигантская машина работает вхолостую. Сейчас, когда армия сократилась фактически до 1 миллиона и у нас сейчас 50, обращаю ваше внимание, 50 вузов, из них, по-моему, где-то 36 военных училищ, то почему мы должны, имея 3,5 десятка военных училищ, еще прибегать и к необходимости готовить офицера на военной кафедре. Ну, ничего не получается, не получается ни с контрактниками, ни с жильем, ни с пенсионерами, ни с перевооружением, а вот давайте такое какое-то косметическое реформирование сделаем... Я должен мыслить, как государственник, и думать, что надо что-то делать. Но мы же пообещали народу сделать профессиональную армию, сказали, что к 2008 году у нас должно быть 350-370 человек-контрактников. Но дело в том, что и сейчас это не получается, люди тысячами бегут из армии. А сколько офицеров кладут рапорта на столы командиров и уходят? Почему мы здесь не задумываемся о том, что происходит, почему офицеру стало неинтересно служить, почему он потерял смысл службы?! А мы сейчас начинаем какие-то выстраивать прожекты на задворках военной реформы, совершенно не делая то, о чем сегодня кричит армия.

Любовь Чижова: Сегодня на военных кафедрах обучаются 170 тысяч человек, они получают около 400 военных специальностей. По данным Министерства обороны, уже в этом году гражданские вузы не получат государственного кадрового заказа на подготовку офицеров запаса.

XS
SM
MD
LG