Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Научно-практическая конференция "Права человека, экология и гражданское общество"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Катыс.

Андрей Шароградский: На прошлой неделе состоялась научно-практическая конференция "Права человека, экология и гражданское общество". В конференции принимали участие экологи из 57 российских регионов. Финансовую поддержку конференции оказали такие известные организации, как Московская Хельсинкская группа, Ассоциация "Голос", Международный Социально-Экологический союз и Центр экологической политики России.

Марина Катыс: В конференции в качестве гостей принимали участие и представители крупных международных природоохранных организаций, в частности - Гринпис Россия. О том, как Гринпис оценивает ситуацию в России и какие с точки зрения этой организации существуют возможности для деятельности неполитических общественных организаций, рассказывает директор Гринпис Россия Иван Блоков.

Иван Блоков: Вы знаете, сколько человек - государственных инспекторов действуют в системе Росприроднадзора по Московской области? Шесть! Это данные на позавчерашнее число. А вы знаете, что сейчас в Росприроднадзоре, с 14 мая по сегодняшний день, не существует ни исполняющего обязанности руководителя, ни руководителя, и ни один сотрудник не может быть ни принят на работу, ни отправлен в командировку. Это вот ситуация, которая есть сейчас. Это хороший показатель того, что делает власть. Как законодательная, так и исполнительная, так и судебная власть просто не знает, что существует природа, для них ее не существует. Впрочем, для них и люди-то не особо существуют, но природы для них вообще нет.

Марина Катыс: Говоря о реорганизации природоохранных служб Российской Федерации, Иван Блоков сказал.

Иван Блоков: Сначала вроде как происходит ликвидация государственного комитета, потому что нефтедобыче мешает государственный орган. Оказывается, нет, нефтедобыча все равно не развивается, а просто это был вопрос, связанный с полным нежеланием обращать внимание на природу. Если вы помните первый указ о структуре государственных органов 2001 года, в первом варианте, когда он появился в Интернете, на официальном кремлевском сайте, там была забыта Лесная служба, она не попала никуда. И только через 6 часов были внесены исправления в указы. То же самое произошло и сейчас. В 2004 году было забыто, что есть заповедники, просто забыли, и 2,5 месяца заповедников не было нигде.

Создали две службы - Росприроднадзор и Ростехнадзор. Мы иногда шутим, что эти службы созданы для того, чтобы, наконец, была конкуренция - кому меньше взятку можно было дать, чтобы государственную экспертизу провести подешевле. Понятно, что грустная шутка, но по факту в очень многих местах, в очень многих регионах и на федеральном уровне именно так ситуация и происходит.

Марина Катыс: Еще одной иллюстрацией того факта, что российские власти просто не замечают природоохранных проблем, является отношение чиновников к отчетности в сфере охраны окружающей среды.

Иван Блоков: 1998-2003 года, пять лет прошло. Токсические отходы - единственная вещь, которую нельзя спрятать. Они вывозятся, они принимаются на свалки, их не спрятать - рост в два раза. И при этом по ликующим отчетам Министерства природных ресурсов, выбросы и сбросы сокращаются. Если опять же вы откроете госдоклад за 2003 год, в первых строчках отчета об атмосферном воздухе вы увидите фразу о том, что в целом по стране выбросы оксида углерода уменьшились на 13 процентов. Мне очень сложно прокомментировать, как может быть средняя температура по больнице. Когда мы взяли официальный отчет Российской Федерации о площадях лесных пожаров, и взяли данные, которые получила служба "Глобал Фай Монитор", которые базируются на космоснимках, то разница между цифрами составила 7 раз. Естественно, в 7 раз меньшую цифру давало наше руководство. В любой ситуации наше руководство занижает площади лесных пожаров по крайней мере в 3,5 раза, а я думаю, что и гораздо больше.

Марина Катыс: Что касается позиции президента России по вопросам охраны окружающей среды, Иван Блоков считает, что не так уж и важно, стоит ли кто-то за Путиным или нет. Важны те кадровые назначения, которые президент подписывает.

Иван Блоков: То, что сейчас происходит, такой подход властей - это прямое следствие указов Путин как по поводу структуры федеральных органов власти, так и персональных кадровых назначений. То самое раздвоение служб, у каждой из которых одни и те же обязанности, до сих пор даже работникам этих служб, причем первым лицам, совершенно непонятно, как и кто какую госэкспертизу должен проводить.

Или, например, "чудесная" вещь - назначается министр природных ресурсов. Я не знаю ни одного серьезного выступления Трутнева по поводу экологических проблем, по поводу экологических проблем всегда выступает его заместитель Степанков, бывший генпрокурор. Так вот, я лично свидетель, что он до сих пор продолжает путать Министерство природных ресурсов и Министерство внутренних дел. Что касается руководителя Росприроднадзора, до 14 мая его возглавлял кадровый разведчик. А Технадзор возглавляет кадровый атомщик.

Марина Катыс: На вопрос, что же делать экологической общественности в создавшейся ситуации, Иван Блоков ответил.

Иван Блоков: На мой взгляд, в лоб бороться с антиэкологическими действиями федеральных властей и близких им структур, таких как "Транснефть", государственные и близкие к государственным компании, невозможно или, по крайней мере, неэффективно или очень малоэффективно. Зато есть достаточно эффективный метод - организовать столкновения между различными частями этих структур. В этой ситуации даже небольшое влияние общественных организаций может оказать серьезное воздействие.

Хороший пример - это судебный иск Сочинского национального парка, когда правительство приняло решение об изъятии территории Сочинского национального парка. Это дело удалось выиграть в суде, как мы думаем, потому что одна из спецслужб, близких к президенту, любила охотиться на территории заказника рядом, а с другой стороны, они сильно враждовали с прокуратурой. Вот вам замечательное столкновение, а в результате Сочинский национальный парк сохранен. Пока.

Или, например, Министерство природных ресурсов просто поссорилось с группой Дерипаски, с "Базовым Элементом", и теперь они стараются закрыть Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат. Чем это кончится - непонятно. По крайней мере, есть федеральная структура, которая хочет это сделать. Или то, что парламент, например, не согласовывает свои действия с Минэкономразвития - это была одна из серьезных причин, почему рассмотрение Лесного кодекса перенесли на неопределенное время. Вполне возможно, что он не будет рассмотрен до следующих президентских выборов, я очень на это надеюсь.

Другой способ воздействия на национальную ситуацию - это, конечно, воздействие на компании. Он возможен при двух условиях: либо воздействие через потребителей, либо воздействие через инвесторов - и то, и другое, в принципе, довольно известно, и у нас это, оказывается, тоже работает. Так четыре сотни российских компаний, которые покрывают более чем 60 процентов рынка генно-модифицированных организмов, отказались от использования соответствующих ингредиентов в продукции. Есть возможность действовать через инвестора. Неделю назад Европейский банк под воздействием общественных организаций (это были акции, переговоры и самое разное воздействие) отказался от финансирования компании "Сахалин Энерджи". Таким моральным основанием было, конечно, серьезное воздействие на популяцию китов.

Марина Катыс: Ну, и остаются еще такие формы работы, как воздействие на общественное мнение, а через него - на региональные власти. Губернаторы, как показывает практика, бывают довольно чувствительны к мнению общественности, особенно перед назначением на очередной срок.

XS
SM
MD
LG