Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ежегодно в российской армии гибнет несколько тысяч военнослужащих


Александр Гостев: В Москве сегодня должно пройти расширенное заседание коллегии Главной военной прокуратуры, посвященной росту случаев гибели военнослужащих в российской армии.

Например, только на этой неделе в Свердловской области стало известно о двух преступлениях, совершенных военнослужащими-контрактниками. В то же время Военная прокуратура Приволжско-Уральского военного округа продолжает расследование двух преступлений, жертвами которых стали солдаты срочной службы. С подробностями екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец.

Евгения Назарец: В минувшие выходные тридцатипятилетний военнослужащий по контракту одной из воинских частей города Асбест в Свердловской области вез в автомобиле "Мерседес" в Тюмень 105 бронебойно-зажигательных патронов. Груз при досмотре обнаружил наряд дорожно-патрульной службы ГАИ. Началась проверка законности транспортировки боеприпасов. В другом криминальном случае преступный характер происшествия более очевиден. В пьяной ссоре были убиты двое гражданских. И снова среди подозреваемых военнослужащий-контрактник двадцати одного года все той же воинской части в Асбесте.

Год назад главный военком Свердловской области Александр Кудрявцев говорил, что перевод воинских частей округа на контрактную основу позволит снизить преступность среди военнослужащих.

Александр Кудрявцев: Мы все прекрасно понимаем, что высвобождаем призывной контингент. Может быть, и не будет больше репортажей таких, которые всегда с таким смаком показывают. Случаются, понятно, проблемы. Может быть, будет лучше.

Евгения Назарец: Однако профессиональные военные по-прежнему упоминаются в криминальных сводках не реже, чем срочники. Очень часто в роли обвиняемых. 20 мая этого года младший сержант Илья Першаков оставил воинскую часть в Камышловском районе Свердловской области. Он был задержан в этот же день. Основная версия дезертирства появилась сразу же. Рассказывает старший помощник военного прокурора Игорь Серов.

Игорь Серов: Возбудили уголовное дело по статье 338 - "Дезертирство с оружием". Опросили, сказал, что конкретный товарищ наносил ему побои несколько раз в нескольких эпизодах. После оперативной проверки этих показаний было возбуждено еще одно уголовное дело в отношении сержанта той же части - "Превышение должностных полномочий".

Евгения Назарец: Военная прокуратура сейчас продолжает следствие, но, по словам свердловского военкома Александра Кудрявцева, в настоящий момент в России в розыске числятся 30 военнослужащих, призванных из Свердловской области, которые самовольно оставили части.

Александр Кудрявцев: Первое - это, как оно и было всегда, семейные неурядицы, возникшие во время службы военнослужащего в части, вопросы вымогательства и рукоприкладства. Я думаю, что это основные причины, по которым военнослужащий может покинуть воинскую часть.

Евгения Назарец: Работа с обращениями военнослужащих и их родителей по поводу порядков, установившихся во многих воинских частях, стала отдельным, а с 2004-го года одним из главных направлений работы екатеринбургского общества "Мемориал". За это время поступили десятки заявлений. Рассказывает председатель екатеринбургского "Мемориала" Анна Пастухова.

Анна Пастухова: Буквально в прошлый и позапрошлый год это были какие-то массовые бегства из частей. Типичные поводы - это неуставные отношения со стороны "дедов" к новобранцам. Чудовищные случаи - и попытки изнасилования, и побои табуреткой по голове. К нам приходили ребята, пробираясь из Удмуртии, из Волгограда на электричках, стараясь сделать так, чтобы их не заметили. То, что мы называли мониторинг рядового Иванова. Он прибежал к нам первый раз по поводу неуставных отношений - его пытали током. Это подтвердили и его сослуживцы. Мы ему помогли, его перевели в другую часть. Но и в той части тоже были неуставные отношения. Он уже с другими ребятами прибежал. Когда он попал еще один раз в некую подобную ситуацию, он уже с третьими ребятами прибежал к нам в "Мемориал". Все эти случаи документально зафиксированы.

Армия не просто криминогенна сама по себе, как крайне закрыта для гражданского общества структура, но она еще и порождает эту криминальную ситуацию. Она продуцирует ее, потому что если человек не стал жертвой, значит, он чаще всего сам участвовал в издевательствах над другими. Я думаю, что если будет профессиональная армия, то это будет вести к снижению, но пока, мне кажется, об этом говорить рано. Если она будет профессиональная по названию, то вряд ли она будет профессиональной по сути.

Евгения Назарец: Правозащитники отмечают, что составить истинное преставление о масштабах преступности в армии очень сложно. Военкоматы, военная прокуратура, аппарат уполномоченного по правам человека и правозащитные организации ведут каждый свою статистику. В самых серьезных случаях солдаты не доходят ни до одной из этих инстанций. Так Военная прокуратура Свердловской области до сих продолжает расследование гибели четырех военнослужащих одного из учебных авиационных полков Сызранского военно-воздушного института, которые в апреле оставили часть и были найдены повешенными.

Никита Татарский: По статистике Главной военной прокуратуры за последнюю неделю от преступлений и происшествий в российских войсках погибли 46 военнослужащих. Увечья различной тяжести получили 22 человека. Об обстановке в частях Ленинградского военного округа расскажет наш коллега Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Ежегодно в российской армии гибнет несколько тысяч военнослужащих, не считая потерь в Чечне. Основные официальные причины - самоубийства, заболевания и несчастные случаи, драки и неосторожное обращение с оружием. Только во вторую неделю июня в российской армии погибли 46 солдат, из которых 8 совершили самоубийство. По мнению председателя Комитета социально-правовой защиты военнослужащих, полковника юстиции запаса Леонида Полохова причин, почему растет количество преступлений в армии, очень много.

Леонид Полохов: Самая главная причина в том, что у нас на сегодняшний день армия не профессиональная. Мы не имеем права сегодня иметь вот такую большую, практически неуправляемую иногда массу военнослужащих мужского коллектива. Пока не призывали в армию судимых, не было стаечек, паечек, духи, деды и так далее.

Вторая часть беды - это люди, которые состояли на учете в психоневрологическом диспансере. Пьянство бытовое и отклонения психические, олигофрения, эпилепсия - вот такие вещи. Когда стали их призывать, конечно, в армии резко все изменилось.

Дмитрий Казнин: Также, считает Леонид Полохов, причиной растущей преступности в армии служит сокрытие офицерским составом этих преступлений. Боясь наказания, командиры предпочитают не докладывать о случившемся. Говорит председатель организации "Солдатские матери Петербурга" Элла Полякова.

Элла Полякова: К великому сожалению, за безопасность солдат, да и офицеров никто не отвечает в армии. Это очень страшная история. Поэтому безнаказанными остаются преступления против личности в армейской обстановке. Нет механизма защиты прав человека внутри казармы, особенно солдат. Поэтому, когда гибнет солдат, нет криминалиста, который расследует это уголовное преступление. Есть институт дознавателей - это назначенный офицер, подчиненный командиру в этой части. Но самое страшное, что преступники безнаказанно выходят с военной службы. Это разлагает наше российское общество.

Дмитрий Казнин: При этом за порядок в армии не просто никто не отвечает, преступления скрываются, считает председатель организации "Солдатские матери Петербурга" Элла Полякова.

XS
SM
MD
LG