Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Городская Дума Екатеринбурга обсуждает возможность создания закрытой комиссии по депутатской этике


Программу ведет Эдуард Коридоров. В программе принимают участие – Андрей Альшевских, депутат Законодательного собрания Свердловской области, и Наталья Гольцева, психотерапевт, директор Центра «Экстрим-Консалт».

Эдуард Коридоров: Драки, стычки, непарламентские выражения – всем этим сопровождается работа многих парламентов России и мира.

Городская Дума Екатеринбурга обсуждает возможность создания закрытой комиссии по депутатской этике. В День России, 12 июня, два депутата Городской Думы на праздничном мероприятии дошли до публичных оскорблений друг друга. Это не первый случай использования непарламентских выражений и проявления агрессии недавно избранными депутатами. Опытные коллеги, работающие в Думе не первый год, все чаще указывают новичкам на недопустимость такого поведения. В ситуации разбирался екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Денис Каменщиков.

Денис Каменщиков: Чаще других в некорректном поведении на заседании Городской Думы обвиняют депутата Андрея Кабанова, бывшего президента Екатеринбургского общественного Фонда «Город без наркотиков». Он не стесняется в выражениях, а на одном из последних заседаний пошел на открытый конфликт с главой Екатеринбурга Аркадием Чернецким. Глава города пришел в Думу, чтобы подвести итоги 2004 года.

Андрей Кабанов: Я против хамства, но допускаю жесткие выступления. Потому что говорить мягко, когда тебе... вот отчет был мэра Чернецкого, он рассказывает такие вещи, что так все приятно, красиво и замечательно. Ну я ему и сказал: «Аркадий Михайлович, выгляните в окно, пройдитесь по городу – помойки, грязь, нет дорог, если строительство, то это строительство стоит непомерных денег». На «Химмаше» квадратный метр – от 20 до 26 тысяч рублей, как во Франции. Не нужна такая его политика. Вот я тоже сейчас сказал жестко, но всем понятно. Правильно?

Денис Каменщиков: Депутат, употребляющий жесткие выражения, не боится непонимания со стороны своих избирателей. Он в своем избирателе уверен.

Андрей Кабанов: Мне сразу начали говорить, что «не надо эмоций». Если депутат будет без эмоций, это будет зомби-чиновник. Не может быть депутат без эмоций. Его избирал народ. Что это будет за овощ, если депутат будет без эмоций?! И те люди, которые меня избирали, они знают, что Кабанов именно такой. Я сейчас уже стал себя контролировать, хотя мне это удается очень тяжело, и не допускаю многих вещей.

Денис Каменщиков: Коллега депутата Кабанова Андрей Бура, исполняющий депутатские обязанности уже пятый год, считает хамство и непарламентские выражения абсолютно недопустимыми. Но идею создания комиссии по этике не поддержал.

Андрей Бура: На самом деле, я не вижу в этом целесообразности. Мне кажется, нам надо по-взрослому заключить устные договоренности, где мы сами создадим для себя те параметры, которые мы для себя считаем приемлемыми. У нас достаточно в русском языке оборотов для того, чтобы выражать свое мнение.

Денис Каменщиков: Гораздо более действенным способом воздействия на невоздержанных депутатов Андрей Бура считает публичную огласку всех инцидентов. Он уверен, что если про скандалы станет известно народу, то народным избранникам будет стыдно – и они исправятся.

Между тем, Дума все-таки собирается рассмотреть вопрос о создании закрытой комиссии по депутатской этике.

Эдуард Коридоров: Итак, непарламентские страсти захлестывают Екатеринбургскую городскую Думу. Интересно, что мы пригласили в эфир депутата Городской Думы Олега Хабибуллина, одного из очевидцев скандала, о котором сообщил наш корреспондент. Но буквально накануне выхода в эфир господин Хабибуллин прийти отказался. И, возможно, причиной тому стал очередной инцидент в стенах Городской Думы Екатеринбурга. СМИ сообщили, что именно депутат Хабибуллин вчера публично сравнил своего коллегу с одним не очень умным животным. Конечно, теперь рассуждать о депутатской этике ему трудновато.

А я представлю тех, кто все-таки участвует в нашем разговоре. Это Андрей Альшевских, депутат Законодательного собрания Свердловской области, и Наталья Гольцева, психотерапевт, директор Центра «Экстрим-Консалт».

А нашим радиослушателям мы предлагаем ответить на вопрос: согласны ли вы с выражением, что «власть портит человека»?

Андрей, скажите, вот бывало ли такое: сидите на заседании, и вот вас так и подмывает выступить с чем-нибудь непарламентским в адрес коллеги?

Андрей Альшевских: Честно сказать?

Эдуард Коридоров: Честно, конечно.

Андрей Альшевских: Да. Но я считаю, что свои эмоции надо всегда сдерживать, какие бы вещи ни творились, но надо знать, что надо говорить, и надо знать, где это говорить.

А что касается того, о чем здесь сказали, что власть портит человека...

Эдуард Коридоров: Я не сказал, а вопрос задал нашим радиослушателям, спросил их мнение.

Андрей Альшевских: Я просто хотел бы сказать, что правильно говорят, есть такая поговорка: если хочешь узнать человека, дай ему денег или власть – и он покажет себя. То есть я и говорю, что это состояние зависит от каждого.

А что касается депутатов, я не знаю, может быть, со мной многие не согласятся, но депутат – это все-таки срез нашего общества. А раз такого депутата выбирают, значит, общество...

Эдуард Коридоров: Именно такое. То есть депутат, если я вас правильно понимаю, вы его считаете некой квинтэссенцией общественных настроений, и вообще состояния большей части общества?

Андрей Альшевских: В какой-то мере, да. И когда такие вещи происходят, может быть, я опять скажу слишком резко и дерзко, но я считаю, что это не проблема депутатов, а я считаю, что это проблема общества.

Эдуард Коридоров: Наталья, что скажете вы на это?

Наталья Гольцева: Я во многом согласна с Андреем. Потому что, безусловно, каждый народ имеет ту власть, которую он заслуживает. И во многом выбор наших депутатов обусловлен тем, какие есть мнения в народе в настоящий момент, что человеку нравится, что он разделяет, какие ценности, какие убеждения. А время сейчас такое, что, да, абсолютно разные люди могут прийти к власти.

Эдуард Коридоров: А если ли, на ваш взгляд, какой-то особый, скажем так, депутатский тип личности или тип поведения?

Наталья Гольцева: Мы только что об этом говорили коротко. Да, безусловно, давайте помнить о том, что человек, который приходит к власти, который идет в большую политику, он должен обладать определенными личностными свойствами. По крайней мере, ему должна быть присуща конкуренция, стремление к соперничеству. И поэтому очень многие черты характера, которые мы видим, и они нам кажутся негативными, без этого человек не пришел бы к власти. Он должен уметь быть сильным, иногда он должен уметь «кусаться», иногда он должен уметь отстаивать свои идеи. И, безусловно, нам очень хочется, чтобы он, придя к власти, вдруг стал хорошим, белым и пушистым. Насколько это реально, насколько реально ему изменить свою личность? – маловероятно.

Эдуард Коридоров: Но вообще те качества, которые вы перечислили, они почти все со знаком плюс. Ничего такого плохого в них нет.

Наталья Гольцева: Давайте помнить всегда, что есть любые достоинства, которые могут перейти в недостатки, и недостатки, переходящие в достоинства. В каком контексте это происходит и каковы проявления этой личности. То есть человек может быть очень ярким, эмоциональным, но он может быть невыдержанным, грубым. И мы имеем совершенно другую сторону медали. Если человек очень вежлив, очень корректен, он может быть слишком компромиссен, безынициативен, со многими будет соглашаться, конформист такой. То есть здесь всегда можно найти...

Эдуард Коридоров: Ну, такое бывает ведь в каждом коллективе. В каждом коллективе есть какие-то лидеры, формальные или не формальные, люди, которые концентрируют на себе внимание, которые ведут вперед или тянут назад, но, тем не менее, они заметны.

Наталья Гольцева: Безусловно.

Эдуард Коридоров: В каждом коллективе есть какое-то болото, скажем так, люди, которые склонны кивать головой, поднимать руки, голосовать «за», быть ведомыми. Парламент в этом смысле чем-то отличается от обычного, любого другого трудового коллектива?

Наталья Гольцева: Вы знаете, с одной стороны, когда смотришь, действительно, распределение ролей, это же коллектив. Действительно, должны быть лидеры, неформальные лидеры, звезды, середнячки и так далее. Но реально этот коллектив формируется совершенно по другому принципу. Туда все равно приходят сильнейшие. То есть если взять метафору, ну, давайте соберем всех самых лучших футболистов и из них образуем тренерский клуб. И я вообще мало представляю, что из этого бы получилось. У каждого ведь своя технология, какие-то свои идеальные представления о том, как оно должно быть. Точно так же и с депутатами.

Давайте не забывать вообще о том, что человек, который идет в политику, он имеет какую-то мотивацию, что его двигает, какие у него есть внутренние ценности, установки и убеждения, зачем он туда идет. Ведь, действительно, человек может идти, и он может это завуалировать, но лишь для того, чтобы быть на виду, быть в центре внимания. За этим могут идти очень красивые идеи, очень правильные слова. Но рассматривая структуру личности, можем увидеть, что такому человеку не хватает общественного внимания, признания, и он компенсирует это, придя в политику. Кто-то приходит, действительно, чтобы развивать какую-то идею и так далее.

Эдуард Коридоров: Я все-таки тогда повторю свой вопрос. А существует особый, депутатский тип личности, вот люди, которые чаще всего приходят во власть? Я имею в виду в представительную власть, в депутаты.

Наталья Гольцева: Если избегать какой-то специальной терминологии, чтобы слушателям это было более-менее понятно, я бы сказала, что, да, первый тип личности – это человек идейный, назовем его так. Это человек, который имеет какую-то идею, и ради этого он готов выстроить коллектив единомышленников, он готов организовать вокруг весь процесс, он очень жестоко наказывает людей, которые уходят от этой идеи и вдруг понимают, что она ошибочна. Он все выстраивает для того, чтобы добиться своей поставленной цели. Это очень яркий типаж. И мы их можем увидеть в любом, может быть, месте, где у нас присутствуют депутаты. Они высказывают все это совершенно очевидно.

Второй типаж – это человек, который ярок, демонстративен, он любит привлекать внимание, о чем мы сказали. Тоже очень много таких типажей. И иногда, я даже могу сказать, их поведение, их выходки, которые мы трактуем так: «Боже мой, как этот человек невоспитан! Как он может позволять себе такое?!», - иногда это бывает специально инсценированное, сконструированное поведение, чтобы как раз добиться того, что ему необходимо – привлечь к себе внимание и сказать: «я один болею».

И третий типаж, если его описать, то это человек, ну, где-то зафиксировавшийся тоже на какой-то идее, слишком требовательный, слишком аккуратный, педантичный. Ну, можно много использовать прилагательных. Который точно так же рьяно будет добиваться своего, он очень вынослив, он очень силен, и его силы хватит действительно на то, чтобы долго-долго быть у власти и добиваться своего.

Вот основные типажи.

Эдуард Коридоров: Ну что ж, спасибо.

Давайте послушаем звонок. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Остроумова Вера Михайловна. Я очень властный человек, но никто меня никогда в этом не упрекал. Я вообще считаю, что власть портит раба, а человека она не может испортить, личность. И более того, личность, если она осуществляет какую-то властную миссию, то те люди, которые подчиняются, они подчиняются добровольно. Если вспомнить Товстоногова, он был очень властным человеком, но все актеры, народные артисты, они были рады ему подчиняться, рады. Поэтому личность, она – нет, а вот раб – да. И это ужасно.

Эдуард Коридоров: Спасибо.

Я хотел бы просто добавить, что Товстоногов не был депутатом, к счастью или к несчастью, но это так.

Андрей, скажите, вокруг вас много действительно ярких и сильных личностей, которых вы уважаете? Я имею в виду вокруг вас в парламенте. За которыми хотелось бы идти, которым хотелось бы верить.

Андрей Альшевских: Я бы сразу хотел сказать, что я отношусь к своей работе и к своим коллегам... Ну, у нас, в принципе, ситуация следующая. Что такое депутат? Депутаты, правильно, и я полностью согласен, что они выбираются все на равных условиях и приходят все равные туда. И мы этого никогда не забываем. То есть мы нормально, с уважением относимся к любому мнению своих коллег и выслушиваем, стараемся понять, убеждаем и так далее, ну, в рамках дозволенного. И я скажу, что у нас Палата представителей сформирована так, что у нас есть достаточно уважаемые люди – это владельцы крупных финансово-промышленных групп, представители крупных холдингов, заводов, которым по 50-60 и более лет. И есть я, и мой коллега Сергей Копчук, нам по 33 года. И я скажу, что у нас атмосфера такая, что, предположим, нас никто не упрекнет, что мы, допустим, вызывающе себя ведем. И я не могу упрекнуть своих коллег, что они давят, так сказать, своим авторитетом: «будет вот так, потому что мы так хотим». То есть у нас нормальная, работоспособная обстановка. У нас достаточно дружный коллектив.

Эдуард Коридоров: Остается вам позавидовать.

Я просто напомню, что в Городской Думе Екатеринбурга, где скандалы разгораются, там тоже сидят люди, в общем-то, не последние в городе.

И мы готовы выслушать еще одно мнение нашего радиослушателя. Доброе утро.

Слушатель: Добрый день. Андрей, Москва. Я бы хотел госпоже Гольцевой напомнить классическое выражение Честертона о том, что любая власть портит человека, абсолютная – абсолютно. А также прозвучавшее сравнительно недавно у вас на Радио Свобода, не помню, кем высказанная цитата из Роберта Лея, это был известный химик, который сказал, что «в политике два компонента – это честолюбие и профнепригодность полная», подчеркиваю. По моим собственным наблюдениям, а мне 64 года, и я, так сказать, очень интересуюсь, и сталкивался в Москве со многими людьми, которые лезут во власть. И это, как правило, либо такие посредственности какие-нибудь, либо добросовестно, в лучшем случае, заблуждающиеся дурачки, либо корыстолюбивые, беспринципные невежды. Вот смесь этих трех компонентов – это любое Законодательное собрание, любая Дума, любой парламент. Просто на Западе это несколько лучше маскируется, а у нас не очень по причине, так сказать, молодости этих всех парламентских институтов. Спасибо за внимание.

Эдуард Коридоров: Спасибо вам.

Чувствуется негативный настрой по отношению к власти и к парламентам.

Что скажете, Андрей?

Андрей Альшевских: Я хотел бы здесь немножко поправить. Когда я встречаюсь со своими избирателями, и очень много вопросов, и недовольных, и вообще к власти в целом, я всегда людям отвечаю следующее. Я говорю: «Согласен, да. Вы ругаете власть, и есть за что. Она заслужила, она делает не то, что надо, по вашему мнению. Но самое интересное другое. Вот вы просто задумайтесь. Вы эту власть выбираете. Вы выбираете депутатов, вы выбираете губернаторов, вы выбираете мэров, а потом жалуетесь, что никто ничего не делает или все очень плохо. Так вот, прежде чем выбрать, вы подумайте, кого вы выбираете». Вот когда с людьми начинаешь на эту тему разговаривать, люди начинают задумываться: «ведь на самом деле, мы избрали (грубо говоря) Иванова, Петрова, Сидорова депутатами, а потом четыре года, пока они исполняют свои обязанности, которыми мы их наделяем, даже знать не знаем, где их найти».

Эдуард Коридоров: Я прерву вас, Андрей. Смотрите, вот в депутатской деятельности очень трудно избирателю разобраться, что такое хорошо, а что такое плохо. Вот есть на парламентском небосклоне такая яркая фигура, как господин Жириновский, например. Неоднозначное к нему отношение. Он участник многих скандальных историй, он позволяет себе выходки, которые вызывают массу вопросов. И, тем не менее, это фигура весьма популярная среди большой части населения, большой части избирателей. Кстати говоря, я хотел бы напомнить, что именно на этой неделе председатель госдумовской комиссии по этике господин Райков заявил о том, что вице-спикеру Жириновскому и другим депутатам, которые участвовали в драке на пленарном заседании Госдумы в марте, может грозить наказание в виде лишения месячной зарплаты и премии.

Вот ваше мнение, Андрей, это наказание, на ваш взгляд, адекватно проступку?

Андрей Альшевских: Я вообще здесь не стал бы говорить по поводу наказания. Я еще раз говорю, что все те ситуации в парламенте – всякие лексиконы, высказывания, рукоприкладство и так далее... я еще раз говорю, депутат – это срез общества. И говорить о том, что, предположим, «депутат так себя ведет, давайте его накажем», ну, это немножко не тот подход.

Эдуард Коридоров: А что ж, его по головке гладить?

Андрей Альшевских: Нет. Понятно, что есть вещи, которые нельзя спускать с рук. Но я уверен, что ни один парламент не даст своего коллегу в обиду. То есть как бы он ни провинился, все равно за него будут стоять горой. Они лучше сами между собой там разберутся и скажут, что, предположим, «так нельзя себя вести». Но вынести это куда-то на обсуждение или, тем более, на принятие, будем так говорить, какого-то наказания, я не думаю, что такое случится.

Эдуард Коридоров: Но вот на мой взгляд, господин Жириновский с удовольствием даст лишить себя премии или зарплаты именно для того, чтобы лишний раз прорекламировать свою персону, и вряд ли его это остановит от участия в последующих скандалах и стычках.

Андрей Альшевских: Согласен. Потому что у нас так повелось, что у нас на Руси обиженных любят. И понятно, что он будет выглядеть обиженным, а у нас люди это любят. То есть я и говорю, как бы здесь к этим вещам надо относиться достаточно, ну, не спокойно, но...

Эдуард Коридоров: Наталья, скажите, пожалуйста, насколько заразительным может стать неэтичный поступок? Способен ли он вызвать некую цепную реакцию?

Наталья Гольцева: Конечно. И вообще все поступки, которые эмоционально окрашены, они всегда очень выделяют человека.

Эдуард Коридоров: Нет, но ведь когда ты делаешь что-то плохое, что-то нехорошее, ты сам ведь себе отдаешь отчет в том, что это плохо, что нехорошо драться, нехорошо публично устраивать драку в таком серьезном месте, как Государственная Дума. Так ведь?

Наталья Гольцева: Я думаю, что стоило бы спросить депутатов, они отдают себе отчет в этом или нет. Это их ценности, это их убеждения.

Эдуард Коридоров: Андрей, а ваше мнение, что такое хорошо и что такое плохо? Хорошо плескаться соком в телеэфире?

Андрей Альшевских: У нас, к сожалению, жизнь построена так, что мы живем двойными стандартами. И вот эта грань: что такое хорошо и что такое плохо, - ну, каждый понимает это по-своему. Один считает, что вот это делать нельзя, что это плохо, а другой, наоборот, считает, что это делать можно, и это хорошо. А что такое все-таки хорошо и что такое плохо, и где грань между хорошо и плохо, ну, вот здесь вряд ли кто может черту провести.

Эдуард Коридоров: Вот поэтому мы и смотрим на Госдуму, как она отреагирует на тот или иной поступок того же господина Жириновского, она лишит его премии или зарплаты, найдет какие-то другие меры воздействия. Генеральная прокуратура, между прочим, обращалась к Государственной Думе с просьбой лишить участников той самой мартовской драки депутатского иммунитета. И подавляющим большинством голосов Генеральной прокуратуре было отказано в этом.

Андрей Альшевских: Мое отношение к этим вещам... Сок – не сок, драка – не драка, нецензурные выражения – не выражения и так далее – это само по себе плохо. Но вдвойне, втройне еще плохо то, что это творится у нас во власти. И если мы во власти даем поводы и показываем, как мы себя ведем и то, что мы можем делать, ну...

Эдуард Коридоров: А публике интересно.

Андрей Альшевских: Да, публике интересно.

Эдуард Коридоров: Это украшает информационную картину дня.

Андрей Альшевских: Публике интересно, и публика к этим вещам относится так: «ну, раз они там могут, почему мы этого не можем?! Раз власть себе это позволяет, значит, и мы можем себе позволить». Я и говорю, это достаточно опасная грань, которой нельзя злоупотреблять.

Наталья Гольцева: Я бы немножко не согласилась все-таки. Потому что если говорить о публике, взрослые люди, скажем так, уже достаточно зрелые личностно, вряд ли они будут слепо копировать то поведение, которое просто вызывает яркие эмоции. А подростки, я тоже сомневаюсь, что для них политические деятели являются яркими фигурами, маловероятно.

Эдуард Коридоров: Вообще говоря, я видел не так давно результаты одного опроса, проведенного среди подростков, и именно на тему «Каких политиков вы знаете?» (там не было вопроса «как вы относитесь?»), Путин и Жириновский – безусловные лидеры.

Все-таки давайте подытожим эту часть нашего разговора. По вашему мнению, вот эти шоу с рукоприкладствами и прочими неэтичными поступками, они оживляют работу парламента или мешают работе парламента?

Наталья Гольцева: Ну, в целом, если говорить о работе парламента, я думаю, Андрей, наверное, скажет более точно.

Эдуард Коридоров: Вы у нас тоже избиратель, Наталья, и вы можете высказаться.

Наталья Гольцева: Я все понимаю. Но с другой стороны, что всегда требовалось народу? Хлеба и зрелищ. Да, и иногда это действительно это приковывает внимание. Но насколько это конструктивно, есть очень большие сомнения.

Эдуард Коридоров: Ну, рукоприкладство и конфликты – это же тоже способ отстоять свою точку зрения, да?

Наталья Гольцева: Да, безусловно.

Эдуард Коридоров: В каком-то крайнем случае.

Наталья Гольцева: В крайнем случае, это война, это борьба и попытка. И чем она увенчается – неизвестно.

Эдуард Коридоров: Ваше мнение, Андрей, можно ли дойти до крайних способов отстоять свою точку зрения и заявить о себе?

Андрей Альшевских: В разумных пределах.

Эдуард Коридоров: А разумные пределы: у каждого – свой, да?

Андрей Альшевских: Ну, получается, так. И у каждого свое мнение. Я еще раз говорю, кто-то считает, что так себя можно вести, а кто-то так не считает.

Эдуард Коридоров: Чуть ранее мы упомянули всуе имя господина Жириновского. Но вот я хотел бы отметить, что наш президент Владимир Владимирович Путин, он время от времени тоже пускает в народ вполне жириновские выражения: «мочить в сортире», «сопли жевать», «от мертвого осла уши», - это далеко не полный перечень «жемчужин» из президентского лексикона. Вот в связи с этим такой вопрос. Стремление эпатировать для политика, высокопоставленного политика в современной России – это природное свойство характера, вот таких людей выбрасывает на гребень, либо это PR-технология, которая сознательно используется, как вы считаете?

Андрей Альшевских: Я думаю, ближе второе, что это PR-технологии, которые используются для достижения своих целей.

А вот по поводу того, о чем вы ранее сказали, что провели опрос среди молодежи, и достаточно узнаваемые двое – это Путин и Жириновский. Ну, в принципе, все те выражения, все эти выходки и так далее, они, я еще раз говорю, это и есть PR-технологии, которые именно...

Эдуард Коридоров: То есть вы считаете, что люди сознательно, так сказать, это все придумывают, репетируют, отрабатывают, просчитывают реакцию общества, публики?

Андрей Альшевских: Ну, то, что придумывают, согласился бы, а вот что репетируют, я не думаю...

Эдуард Коридоров: Это уже дело техники.

Андрей Альшевских: Да. Не думаю, что репетируют эти вещи.

Эдуард Коридоров: А вы, Наталья, как считаете?

Наталья Гольцева: Я бы сказал, во-первых, все равно человек, который приходит к власти, он человек неординарный. И его эмоциональный уровень может быть очень ярким и очень разнообразным. То есть вполне возможно, что это проявление его индивидуальности, его личности. Но с другой стороны, я бы согласилась, конечно, элемент конструкции всех этих высказываний, этих публичных заявлений, такого поведения, безусловно, присутствует.

Эдуард Коридоров: А с чем связано то обстоятельство, что подобные яркие выражения, какие-то публичные разбирательства, стычки, конфликты, они как-то волнообразно происходят во власти? Ну, скажем, не каждый день, не каждую неделю, а в какой-то определенный момент времени. Это связано с чем-то?

Наталья Гольцева: Безусловно. Во-первых, если говорить о том, что это элементы сконструированные, это уже будет выглядеть парадоксально, это будет шоу. И такого политика никто серьезно воспринимать не будет. Скажут, что у него, как минимум, истерический характер, он неуравновешен и ему нет места во власти. Но с другой стороны, безусловно, эта волнообразность может быть связана с тем, что личность выкипит, успокоится, и на какой-то период все более-менее спокойно, стабильно.

Эдуард Коридоров: Хорошо. Давайте послушаем звонок. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Михаил вас беспокоит из Сестрорецка. Хочу вам сказать, что пока не будет по Солженицыну, ничего у нас в России не получится.

Эдуард Коридоров: Вы имеете в виду «жить не по лжи»?

Слушатель: Нет, я имею в виду, что кандидаты должны с самых низов избираться и постепенно. А сейчас мы неких назначенцев избираем, о которых ничего не знаем. Вот и попадают хулиганы, пиарщики – кого только нет. И срез тут не при чем. Пока мы, собственно говоря, не будем жить в этом смысле по Солженицыну, ничего нам не поможет. Вот и все, что я хотел сказать. И я отрицательно отношусь вообще к дешевому пиару, к выступлениям и прочее.

Эдуард Коридоров: Это мы успели понять. Да, действительно, человек отрицательно настроен к каким-то организованным проявлениям в депутатском поведении.

Я хотел бы еще напомнить о том, что весьма вероятно, что скоро у нас в корне изменится избирательная система, мы будем избирать, по крайней мере, депутатов Госдумы по партийным спискам, а возможно, и в регионы эта практика спустится. И поэтому человеку из низов будет, наверное, весьма затруднительно попасть на верхи власти.

Хотел бы получить некий комментарий, может быть, от вас, Наталья.

Наталья Гольцева: Ну, что можно сказать... Безусловно, я понимаю мнение слушателя, который говорит о том, что ему не нравятся эти технологии. Но они имеют место быть, и от них никак невозможно отказаться. Безусловно, это техники, в том числе, и манипуляции сознанием людей, и это искусство влияния, это психология влияния, нравится нам это или нет, но это присутствует. И с другой стороны, что можно сказать, да, идеально, если будут выдвигаться депутаты из низов, как сказал слушатель, но я думаю, в нашей теперешней ситуации в стране это мало реально, маловероятно.

Андрей Альшевских: И я бы добавил, что это просто невозможно.

Эдуард Коридоров: Вот мы несколько раз в течение беседы употребляем словосочетание «депутаты приходят во власть». А между тем, вот этот процесс прохождения во власть, он неоднозначен, неординарен, и практически каждый депутат, по крайней мере одномандатник, он тратит массу нервных клеток во время избирательной кампании своей, сталкивается с грязью, компроматом, нередко это все переходит во взаимные и личные оскорбления какие-то. Как вы считаете, это накладывает отпечаток на последующую депутатскую работу? Что скажете, Андрей?

Андрей Альшевских: Своеобразный отпечаток есть, и накладывает, потому что я по себе знаю, пройдя все эти жернова предвыборной кампании, когда приходишь работать, ну, первое время просто, извиняюсь за выражение, разбитый. А когда особенно это начинаешь близко к сердцу принимать: почему так сказали, кто это сказал, - и столько грязи, столько негатива выливается, и столько лжи, ну, достаточно сильные нервы и характер должны быть.

И я бы хотел напомнить одну вещь, предположим, что вообще такое выборная кампания. У нас не так давно выбирали мэра одного из муниципальных образований, и после проигрыша в этой кампании он чуть не покончил жизнь самоубийством. То есть его достали из петли родственники. То есть я и говорю, что это вещь достаточно... тем более, это все на эмоциях, это все бесследно не проходит.

Эдуард Коридоров: И я, наверное, последний вопрос задам. На ваш взгляд, имеет перспективу идея ввести какие-то этические кодексы для депутатов? Понятно, что это же не будет иметь какую-то силу закона. Это просто какая-то внутрипарламентская договоренность между депутатами. Имеет ли смысл вообще этим заниматься?

Андрей Альшевских: Имеет смысл, и не только для депутатов, но и для общества в целом, и для депутатов в том числе, и в первую очередь.

Наталья Гольцева: И я тоже считаю, что, безусловно, это имеет место быть, и это, конечно, нужно использовать. Но с другой стороны, если у человека есть определенные моральные нормы, то ему такие правила совершенно ни к чему. А если их нет, то пиши – не пиши, тут уже ничто не исправит ситуацию.

Андрей Альшевских: Все зависит от воспитания.

Наталья Гольцева: Конечно, все зависит от человека, от его личности.

Эдуард Коридоров: Ну что ж, будем повышать моральный облик строителя капитализма, я так понимаю.

XS
SM
MD
LG