Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На Урале отмечают Сабантуй


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимает участие Нафиса Тюменцева, уполномоченный представитель республики Башкирия в Свердловской области.

Светлана Толмачева: На Урале отмечают Сабантуй. Этот традиционный праздник пройдет в течение месяца во всех городах России, где живут башкиры и татары. Борьба на поясах - куреш, лазание на столб, народные песни и танцы – это все обязательные составляющие Сабантуя. В минувшие выходные на празднике в Екатеринбурге побывал наш корреспондент Денис Каменщиков.

Денис Каменщиков: Сабантуй – едва ли не единственный день в году, когда становится ясно, что коренным населением Урала являются татары и башкиры. Одетые в национальные одежды, они собираются в Центральном парке культуры и отдыха, чтобы послушать народные песни, накрыть столы с традиционными сладостями и посостязаться друг с другом в силе и ловкости. Залезть, например, на абсолютно гладкий 24-метровый столб, чтобы сорвать с него прикрепленную на вершине шелковую ленту. Говорит главный судья соревнований Фарид Ваисов.

Фарид Ваисов: Вообще по традиции положено сапоги кожаные. Поднимаешься, сапоги берешь и спускаешься. А в этом году за первое место поставлены пылесосы. Существуют возрастные ограничения: до 15 лет нельзя участвовать, и не разрешается участвовать в состязаниях лицам в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Участвуют в основном, конечно, постоянные участники Сабантуев, особенно молодые ребята – это верхолазы, мачтовики. Есть несколько кандидатов или мастеров спорта по скалолазанию, например.

Денис Каменщиков: Среднее время подъема на вертикальный столб – 3 минуты. Абсолютный рекорд екатеринбургского Сабантуя, установленный два года назад, – 42 секунды. Впрочем, зрителям все равно, кто лезет на столб – профессионал или новичок – за всех болеют одинаково горячо.

Зрители: Давай! Молодец!

Денис Каменщиков: На соседней поляне был организован бой на мешках с опилками. Участники соревнований садятся напротив на бревно, установленное на козлах. Цепляются за него ногами. В одну руку берут мешок с опилками, другую прячут за спину. И начинают бить друг друга по голове. Какое-то время над поляной слышны только глухие удары мешками, пыхтение спортсменов и команды судьи. Задача – с наименьшими потерями для себя сбросить с бревна своего противника.

Судья: Руки, руки, руки!!! Завязать надо.

Денис Каменщиков: Накануне отмечаемого в этом году тысячелетия Казани в Екатеринбург на Сабантуй приехали гости из Татарстана. Они привезли сшитую вручную национальную одежду. Махмина Салахова говорит, что берут ее хорошо, особенно тюбетейки.

Махмина Салахова: Тапочки у нас все кожаные, шитяки есть у нас. Это все наши бабушки носили, и то, что сейчас молодежь старается носить. Они смотрят прямо, интересуются, но что-то они стесняются что ли брать. Все равно ведь здесь от Татарстана далеко народ живет, но в крови что-то есть у молодежи. Они вот ходят, интересуются. Всякие есть размеры у нас.

Денис Каменщиков: Сабантуй отмечается весь июнь. В следующую субботу этот праздник состоится в Первоуральске, куда съедутся башкиры и татары со всей Свердловской области.

Светлана Толмачева: О том, как и чем живут сегодня татары и башкиры Урала, мы будем беседовать сегодня с Нафисой Тюменцевой, уполномоченным представителем республики Башкирия в Свердловской области.

Доброе утро, Нафиса.

Нафиса Тюменцева: Доброе утро.

Светлана Толмачева: А нашим радиослушателям мы предлагаем ответить на вопрос: интересуетесь ли вы историей, культурой и традициями народов, живущих на территории России?

Нафиса, раз уж мы начали с Сабантуя, давайте немного подробнее расскажем нашим слушателям, каковы истоки этого праздника, почему он приходится именно на середину июня. И, может быть, есть какой-то особый перевод слова «Сабантуй» на русский язык?

Нафиса Тюменцева: Слово «Сабантуй» переводится так: «сабан» - это плуг, «туй» - это праздник. Сабантуй всегда проводился раньше как праздник плуга. И сейчас он также является весенним праздником, после весенних полевых работ, и он является народным праздником башкир и татар. Для нашей области наверняка это, скорее, уже традиционный праздник, а для республик Татарстана и Башкортостана это такой же праздник, каким он и был.

Светлана Толмачева: То есть весь июнь проходят то там, то здесь праздники Сабантуя. Скажите, то есть в течение месяца жители Татарстана могут приезжать на Урал, чтобы поучаствовать в празднике, и наоборот? Таким образом, происходит такое перемещение народов, какая-то, может быть, связь между семьями, какая-то дружба.

Нафиса Тюменцева: Сабантуи у нас в Башкортостане и Татарстане практически уже прошли. И можно сказать, что да, наши жители Свердловской области ездят к своим родственникам в Татарстан и Башкортостан, и оттуда приезжают в Свердловскую область, где Сабантуи попозже уже проходят.

Светлана Толмачева: А вот чем отличается праздник в Екатеринбурге, например, от праздника в Уфе? Потому что все-таки в Екатеринбурге не так много татар и башкир живет.

Нафиса Тюменцева: Нет, много живет. Знаете, чем этот Сабантуй отличился – тем, что не было скачек. У нас в Башкортостане и Татарстане скачки – это обязательно. Это один из национальных видов Сабантуя.

Светлана Толмачева: Ну а скачек не было, наверное, потому, что не было места? В Екатеринбурге нет ипподрома, собственно говоря, где можно было бы это все устроить.

Нафиса Тюменцева: Не позволяет, да.

Но Сабантуй прошел очень хорошо. И воспользовавшись моментом, хочу поблагодарить и главу города Чернецкого Аркадия Михайловича за этот праздник.

Светлана Толмачева: Я знаю, что во время этого праздника вы также принимали гостей. Вы принимали гостей в традиционной башкирской юрте, которую специально разбили в Парке культуры и отдыха в Екатеринбурге. Как давно вы принимаете участие в Сабантуях? И если самое сильное впечатление вспомнить от таких праздников, на какой праздник оно пришлось?

Нафиса Тюменцева: Четыре года подряд мы принимает участие в Сабантуях области. А в городе мы второй раз принимали участие. Но первый Сабантуй надолго запомнился. Это был второй год, когда приезжал Мечатлинский район помочь нам, башкирам, в Свердловской области.

Светлана Толмачева: Мечатлинский район – это откуда?

Нафиса Тюменцева: Это республика Башкортостан. Он находится на границе со Свердловской областью.

Светлана Толмачева: А вот какие еще праздники или события, кроме Сабантуя, объединяют татар и башкир Свердловской области?

Нафиса Тюменцева: День города, я бы сказала, это городской праздник. Фестиваль народов Среднего Урала и праздник Навруз. И много других у нас проводится мероприятий и в Свердловской области, и в городе Екатеринбурге.

Светлана Толмачева: Мы говорим о татарах и башкирах, как о коренных народах Урала. Вот можете ли вы уточнить, сколько сегодня татар и башкир проживает в Свердловской области?

Нафиса Тюменцева: Татар где-то больше тысячи человек, а башкир – около 60 тысяч.

Светлана Толмачева: Вот как обстоят дела со знанием языка? Есть ли возможность учить его у этих людей?

Нафиса Тюменцева: Вы знаете, несмотря на то, что у нас существует федеральный закон об образовании, об изучении родного языка, к сожалению, очень много ассимилированных браков, и нежелание еще учить свой родной язык, поэтому это образование идет медленно, пока медленно. Но за четыре года мы достигли все-таки хорошего результата, я думаю. В Нижнесергинском районе у нас, как обязательный предмет, проходит башкирский язык. И здесь уже, в городе, мы начали с кружка башкирского языка и с факультатива. В городе Верхняя Пышма у нас воскресная школа. Ну, у татарского населения это лучше происходит. У них больше школ.

Светлана Толмачева: Скажите, а вот мест хватает в этих организованных воскресных школах, в кружке, который в Екатеринбурге вы ведете?

Нафиса Тюменцева: Хватает. Люди нормально относятся и с желанием занимаются.

Светлана Толмачева: Вы упомянули о том, что есть нежелание у какой-то части населения учить свой родной язык. Но вот насколько мне известно, в таких семьях с крепкими, хорошими традициями язык этот был сначала первым, а потом уже русский – второй. Вот сейчас ситуация каким-то образом меняется?

Нафиса Тюменцева: Я думаю, что сейчас это меняется в лучшую сторону. Все равно народ потянулся к своим истокам, к своей культуре, истории и языку. И я думаю, что со временем с этим будет все нормально.

Светлана Толмачева: Откуда берутся те самые народные костюмы, которые были видны на людях в Парке культуры и отдыха в минувшие выходные? Было видно, что не специально сшитые какие-то вещи, а те, которые хранятся, те, которые время от времени надеваются.

Нафиса Тюменцева: Вы знаете, у местного населения костюмы сохранились, как ни странно. И головные уборы, и нагрудник – это элемент национальной одежды, и платья, и вышитые фартуки. Но еще у нас есть традиционная одежда, сейчас ее моделирует моя дочь Валерия Тюменцева. И с костюмами выступаем в Башкирии, в Свердловской области. Вот она у меня моделирует одежду с национальными элементами. Выступала на фестивале моды «Уфа – Европа – Азия», где в номинации «Искусство для искусства» заняла первое место. А здесь постоянно участвует в «Серебряном наперстке».

Светлана Толмачева: Понятна ваша гордость, Нафиса за дочь. Я поздравляю вас с тем, что действительно есть такой успех.

Скажите, вот эта одежда, она, в принципе, существует как одежда высокой моды, то есть для подиума специально, или это прет-а-порте, то есть то, что можно приобрести и потом носить в повседневной жизни? Знаете ли вы, какова реакция у зрителей в зале на это все? Хотелось ли это купить и носить?

Нафиса Тюменцева: Да, есть у людей желание. Поэтому эта одежда и для подиума, и для прет-а-порте.

Светлана Толмачева: Если мы продолжим тему образования, если мы продолжим тему возможности общаться, учить родной язык, как обстоят дела со средствами массовой информации? Есть ли возможность смотреть программы телевизионные на татарском, башкирском языках в Свердловской области? Есть ли возможность читать газеты на родном языке?

Нафиса Тюменцева: Пока у башкир такой возможности нет. Потому что у нас как бы телепередача была, а сейчас ее нет. И газеты тоже нет. А вот у татар есть и газета, и программа.

Светлана Толмачева: Каким-то образом эта ситуация решается? Потому что, согласитесь, это ведь ненормально.

Нафиса Тюменцева: Ненормально, да. Но мы стараемся это сделать. И я думаю, что все-таки мы добьемся этого.

Светлана Толмачева: Скажите, вот здесь нужно организоваться самой общине каким-то образом, своими силами наладить производство и газеты, и телевизионной, может быть, программы, или здесь без помощи власти Свердловской области не обойтись?

Нафиса Тюменцева: Власти Свердловской области вообще-то помогли. Сейчас у нас межнациональная программа есть, которая называется «Измерение-Н», для всех национальностей области.

Светлана Толмачева: И там выходят сюжеты, в том числе, о татарах и башкирах?

Нафиса Тюменцева: Да.

Светлана Толмачева: Мы говорим о татарах и башкирах, но все-таки в чем разница и в чем сходство?

Нафиса Тюменцева: Как вам сказать?.. Вообще-то, несмотря на то, что башкиры и татары - родственные народы, культуры у нас самостоятельные. То есть они могут быть разными, а могут быть и общими. Дело в том, что у нас отличается немножко язык, отличаются элементы в национальных костюмах. А так, я думаю, пословицы, поговорки, сказки и быт почти что одинаковые.

Светлана Толмачева: В том сюжете, который мы услышали, о Сабантуе было замечание женщины-продавца, которая предлагала свой товар – вручную сделанные украшения, одежду. Она говорила о том, что молодежь вроде бы подходит, вроде бы смотрит, но как-то не решается. Вот это стеснение надеть народный костюм, говорить на родном языке, насколько оно свойственно татарам и башкирам, именно молодому поколению?

Нафиса Тюменцева: Это свойственно городскому населению, возможно, именно молодежи города.

Светлана Толмачева: А от чего это стеснение идет, как вы думаете?

Нафиса Тюменцева: Вы знаете, раньше все-таки обзывались. Всех нас – и башкир, и татар – называли «татарвой», «татарами». И вот, наверное, от этого все-таки исходит. Но сейчас этого у нас нет. И молодежь все-таки потянулась, я вам уже говорила, к своим истокам. Я не хочу сказать, что они сразу должны галоши одеть, нет, конечно. Но национальную одежду они с удовольствием одевают.

Светлана Толмачева: Нафиса, в Свердловской области сейчас возрождается и строится много православных храмов. А вот как дела с мечетями? Хватает ли их, например, в Екатеринбурге?

Нафиса Тюменцева: В Свердловской области и в Екатеринбурге?

Светлана Толмачева: Да.

Нафиса Тюменцева: В Екатеринбурге в настоящее время две мечети, строится третья. Но я думаю, что все-таки этого недостаточно. Построена мечеть в городе Верхняя Пышма. Вы, наверное, знаете, она очень красивая, современная. Потом построили в Первоуральске. И в настоящее время достраивается в Березовске, а также во всех деревнях Нижнесергинского района, я знаю.

Светлана Толмачева: Скажите, а вот в советское время, когда уничтожались православные храмы, под этот снос попали так же и мечети или же все-таки какие-то памятники истории, какие-то мечети удалось сохранить на территории области?

Нафиса Тюменцева: Я думаю, что, наверное, не сохранились старые мечети.

Светлана Толмачева: Если сейчас обратиться к теме, которую поднимают многие международные организации, они заявляют о том, что необходимо обратить внимание... мировое сообщество не должно приравнивать отдельные религии, нации к террористам. И здесь встает вопрос, конечно же, с распространением мусульманства на территории и России, в том числе. Известны ли вам случаи нетерпимого отношения к мусульманам на Урале вот в связи с тем, что действительно очень много говорится о террористах, очень много говорится о том, что терроризм идет из мусульманских стран? И каким-то образом все-таки в умах людей идет вот это приравнивание.

Нафиса Тюменцева: У нас в Свердловской области такого нет, Светлана, никогда не слышала.

Светлана Толмачева: То есть никаких жалоб, никаких обращений в ваше представительство по этим вопросам не было?

Нафиса Тюменцева: Нет.

Светлана Толмачева: Если говорить о работе вашего представительства, еще, наверное, нужно упомянуть о той публицистической работе, которую вы ведете. Совсем недавно вы выпустили книгу, где собраны исторические очерки о народах, которые живут на территории Среднего Урала. Расскажите, пожалуйста, возможно ли было сделать такую книгу, например, 20-30 лет назад?

Нафиса Тюменцева: Я считаю, что, наверное, невозможно было. Но сейчас мы познакомились с институтом Академии наук. Есть Николай Семенович Корипанов, который много пишет о башкирах, о коренном населении Урала, Свердловской области. Это не первая его книга. Вот последняя книга, которая называется «Горные власти башкир XVIII века», очень интересная. Мы ее выпустили совместно с республикой Башкортостан. Там описывается горное руководство – Татищев, Генин, и также о рудознатцах, которыми были башкиры.

Светлана Толмачева: Скажите, вот эта книга, насколько она будет доступна тем, кто интересуется историей и культурой татар и башкир?

Нафиса Тюменцева: К сожалению, пока нет. Мы выпустили всего 150 штук, но в ближайшем будущем, может быть, еще столько же выпустим.

Светлана Толмачева: То есть все это делается на пожертвования, на какие-то меценатские сборы или же есть какие-то конкретные субсидии, которые выделяет правительство Свердловской области или правительство Башкирии на развитие этих программ?

Нафиса Тюменцева: К сожалению, на свои деньги пока.

Светлана Толмачева: И, таким образом, тиражи очень маленькие.

Нафиса Тюменцева: Маленькие. Но республика поможет, я так думаю.

Светлана Толмачева: Многие уральцы знают, что в Свердловской и в Челябинской областях есть места компактного проживания татар, так называемые татарские деревни. А вот есть ли башкирские деревни?

Нафиса Тюменцева: Знаете, я уже говорила, что вот эти деревни издавна были башкирскими. Если историю знать, башкиры там начинали проживать еще в IX веке. А татары к нам пришли в XV веке. Поэтому я не скажу, что это татарские деревни. Там живут и башкиры, и татары.

Светлана Толмачева: Если говорить об этих компактных поселениях, какие у них проблемы? Есть ли у них проблемы с ассимиляцией, например, или это по-прежнему не то что закрытые образования, но это деревня, где живут преимущественно именно татары и башкиры? Какие у них есть проблемы?

Нафиса Тюменцева: Проблема, конечно, - безработица в деревнях, к сожалению.

Светлана Толмачева: То есть проблемы общие для сельской местности России?

Нафиса Тюменцева: Да, безработица.

Светлана Толмачева: Если мы говорим о профессиональной занятости татар, башкир, вот есть ли какие-то традиционные профессии, которые связаны именно с этими народами, и сохраняется ли преемственность, сохраняется ли эта традиция?

Нафиса Тюменцева: Я считаю, наверное, такой нет.

Светлана Толмачева: Когда на празднике Сабантуй в Екатеринбурге были представлены замечательные, шитые вручную кожаные сапоги, одежда, вот у меня сразу появилось...

Нафиса Тюменцева: Это народные промыслы.

Светлана Толмачева: Да... у меня появилось сомнение, может быть, чего-то мы не знаем о татарах и башкирах, возможно, вот как раз этот кожевенный промысел, он больше связан именно с этими народами.

Нафиса Тюменцева: Понимаете, кожевенная промышленность, естественно, связана с этим, но это не в Свердловской области промыслы были, а из Татарстана, из Башкортостана.

Светлана Толмачева: Есть у нас звонок от нашего слушателя. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Игорь Евгеньевич. Я из Самарской области. Я хотел бы задать такой вопрос Нафисе Тюменцевой. Была ли когда-нибудь единая нация между народами татар и башкир?

Нафиса Тюменцева: Да, действительно, башкиры и татары произошли от одного народа. Затем татары ушли за Байкал, а башкиры – за Каспийское море.

Светлана Толмачева: Если в течение этого месяца по Уралу пройдет Сабантуй, можно ли, возвращаясь опять же к теме Сабантуя, провести какую-то разницу между городским и деревенским праздником, городским и сельским? Чем различаются? Кроме, наличия скачек. Мы так выяснили, что в Екатеринбурге со скачками пока напряженно.

Нафиса Тюменцева: Наверное, каждый праздник на своем месте праздник. В деревне – это по-деревенски, а на областном уровне...

Светлана Толмачева: В чем различие?

Нафиса Тюменцева: Наверное, в масштабах.

Светлана Толмачева: Только лишь в масштабах? А традиционные составляющие остаются одними и теми же?

Нафиса Тюменцева: Кончено.

Светлана Толмачева: Лазание на столб, бой на мешках, борьба на поясах – все это присутствует?

Нафиса Тюменцева: И скачки, бег с коромыслом с полными водой ведрами.

Светлана Толмачева: Кстати, это женское занятие – бег с коромыслами – или мужское?

Нафиса Тюменцева: Конечно, женское, для мусульманок.

Светлана Толмачева: Понятно. Когда екатеринбуржцы гуляли по парку, где был Сабантуй, складывалось впечатление, что это праздник преимущественно мужской, потому что вся эта борьба, бой, лазание на шест – это все как-то для мужчин больше. Что остается для женщин на Сабантуе, кроме коромысел?

Нафиса Тюменцева: Бег с ложечкой во рту, а в ложечке яйцо еще. А есть еще бег на разные дистанции – это тоже женский вид спорта, из присутствующих на Сабантуе.

Светлана Толмачева: Собственно, этим и ограничивается участие женщин в Сабантуе? Или на женщинах больше кухня в этот праздничный день?

Нафиса Тюменцева: Скорее, да.

Светлана Толмачева: И вновь звонок в нашем эфире. Доброе утро.

Слушатель: Меня Анатолий зовут. У меня такой вопрос. Как понимают совмещение современного товарного производства высокотехнологичного с национальными традициями и обычаями?

Светлана Толмачева: Нафиса, вот если мы говорим сейчас о традициях, о традиционном укладе культуры, все-таки нужно говорить еще и о том, что мы живем в XXI веке и все-таки высокие технологии, образование – это сейчас на первом месте. Как можно совместить прогресс и традиционную народную культуру? Не потеряется ли она?

Нафиса Тюменцева: Я думаю, что никогда народная культура, народные промыслы не потеряются. И я считаю, что, наоборот, они развиваются. Вот сейчас в республике Башкортостан есть художественное объединение, которые называется «Агидель». Вот раньше у нас не шили платья, батики, ну, с рисунками, вы знаете. Это производится. Потом горшки... Ну, раньше горшки делали. А сейчас из липы делают, из глины делают. Делают мебель.

Светлана Толмачева: И все это с элементами народных орнаментов, народного рисунка?

Нафиса Тюменцева: Да. И именно применяя высокие технологии.

Светлана Толмачева: Если мы продолжим разговор о традиционном укладе, мы говорили о женских обязанностях во время Сабантуя. Вот если говорить о традиционном укладе семьи, сейчас можно ли говорить о том, что в татарских и башкирских семьях равноправие между мужчиной и женщиной, или все-таки существует тяга к тому, что женщина – это все-таки хранительница домашнего очага, женщина не может быть предпринимателем, на мужчине заботы о доме, о прокорме семьи, а вот на женщине забота о доме?

Нафиса Тюменцева: К сожалению, семьи все равные, то есть в семье и муж, и жена равные сейчас. Может быть, к моей радости, появились молодые люди, я знаю несколько таких семей, где женщина только хранительница очага, она находится дома, готовит мужу, занимается с детьми. То есть муж обеспечивает. Но это очень редкое явление.

Светлана Толмачева: Вы радуетесь этому положению вещей?

Нафиса Тюменцева: Радуюсь.

Светлана Толмачева: Вы считаете, что для многих женщин, - и татарских женщин, и башкирских женщин, - это лучший вариант модели семьи?

Нафиса Тюменцева: Конечно.

Светлана Толмачева: А все-таки если говорить, например, о вас, вот вы женщина-предприниматель. Я знаю, что кроме того, что вы занимаете должность в представительстве Башкирии в Свердловской области, вы имеете и свой бизнес. По-моему, на вашем примере нельзя сказать, что эта модель работает.

Нафиса Тюменцева: Вы понимаете, так получилось, что я одна воспитала троих детей.

Светлана Толмачева: Я думаю, что это действительно большая заслуга. И, наверное, можно сказать о том, что ваши заслуги будут оценены по достоинству и вашими детьми. Вы уже рассказывали о своей дочери, которая работает дизайнером, и я думаю, что они еще не раз порадуют вас своими успехами.

Нафиса Тюменцева: Спасибо.

Светлана Толмачева: И вновь у нас звонок в эфире. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Меня зовут Борис. Я их Санкт-Петербурга. Вот я понимаю, что башкиры – это преимущественно народ, исповедующий ислам. Есть ли среди башкир люди, которые пришли, поверив Господу Иисусу Христу? И имеются ли хотя бы небольшие христианские церкви? И как относятся к этому мусульмане-башкиры? Достаточно ли они толерантны?

Нафиса Тюменцева: Не только достаточно толерантны. У нас в Башкирии очень много храмов, соборов. И наш президент с большим уважением относится к христианам и ко всем конфессиям, и наш народ так же.

Светлана Толмачева: Если мы продолжим разговор о вашем представительстве, расскажите, пожалуйста, какими гуманитарными проблемами и какими гуманитарными проектами вы сейчас занимаетесь, кроме издания книг. Вот мы уже поговорили о том, что вы занимаетесь изданием исторических книг, которые рассказывают о традициях и культуре татар и башкир. Что еще?

Нафиса Тюменцева: Сейчас у нас работают два художественных коллектива. Это относится к этому?

Светлана Толмачева: Конечно же.

Нафиса Тюменцева: Мини-футбольная команда «Салават Юлаев» у нас имеется. И модельное агентство «Валерия». Это все на нашем содержании.

Светлана Толмачева: В августе будет отмечаться тысячелетие Казани – большое событие для татар и, я думаю, для башкир России тоже. Нет ли планов отметить это событие на Урале, например?

Нафиса Тюменцева: Вот областной Сабантуй как раз и посвящается тысячелетию Казани.

Светлана Толмачева: Каким-то образом прослеживается тема тысячелетия Казани или, собственно, кроме того, что вы напишите плакаты и будете говорить об этом с различных сцен... что-то еще будет посвященное Казани?

Нафиса Тюменцева: Участие на Сабантуе, не только написание плакатов, а участие на высоком уровне с нашей стороны тоже.

Светлана Толмачева: Вы будете принимать гостей из Казани?

Нафиса Тюменцева: Да. И не только из Казани. И из Свердловской области, и из республики Башкортостан, и из республики Татарстан.

Светлана Толмачева: Подводя итог нашей беседе, скажите, можно ли считать вполне достаточной ту информацию о культуре, об истории, традициях татар и башкир, которая сегодня есть в местной екатеринбургской прессе, в обществе?

Нафиса Тюменцева: Я думаю, достаточно. Нас хорошо знают.

Светлана Толмачева: Хорошо знают кто и где?

Нафиса Тюменцева: Все знают нас, и татарскую культуру, и башкирскую культуру хорошо знают.

Светлана Толмачева: Мы говорили об отсутствии телевизионной программы, говорили об отсутствии газет, и это минус, конечно, но, в общем, информация есть, да?

Нафиса Тюменцева: Поправимо.

Светлана Толмачева: Нафиса, я вас благодарю за визит в нашу студию. Начинается рабочая неделя. И у меня к вам еще один вопрос. Вот если не секрет, что у вас запланировано на сегодня?

Нафиса Тюменцева: На сегодня у меня запланирована поездка в Уфу в командировку. И я завтра должна буду обязательно с утра быть там. А затем будем готовиться к областному Сабантую.

Светлана Толмачева: Областной Сабантуй состоится в Первоуральске буквально...

Нафиса Тюменцева: 25 июня.

Светлана Толмачева: Вот там как раз будут скачки, да?

Нафиса Тюменцева: Конечно, обязательно.

Светлана Толмачева: Благодарю вас еще раз, Нафиса. Удачи вам во всех делах!

XS
SM
MD
LG