Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Митинг в Москве против произвола и беззакония правоохранительных органов


Михаил Фролов: Сегодня в Москве проходит митинг против произвола и беззакония правоохранительных органов. Движение "За права человека" организовало его на Калужской площади прямо перед зданием Министерства внутренних дел. Сейчас на месте событий находится корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский, и от него мы узнаем, как проходит эта акция.

Максим Ярошевский: На Калужской площади проходит не просто митинг, а это, как модно сейчас делать, театрализованное шоу. Участники акции, всего ровно 25 человек, разъяснили, зачем они вышли к зданию МВД. Митингующие выступают против милицейского произвола, а конкретно участники акции напомнили события 10-14 декабря прошлого года, когда в Благовещенске милиция и ОМОН избили около тысячи молодых людей (это данные правозащитников). В руках участники акции держали плакаты "Долой милицейский произвол!", "Диваева - под суд!" Так, простояв 15 минут, все 25 человек начали готовиться к самому шоу. А суть заключалась в следующем: правозащитник Лев Пономарев собирался возложить у главного входа в здание МВД траурный венок с лентой "Конституционным правам от скорбящего руководства страны". По мнению Пономарева, само руководство России скорбит из-за постоянно нарушаемых прав сотрудников правоохранительных органов. Но сделать это по сценарию митингующим запретили сами милиционеры, и добро они дали только на возложение венка к оградительному барьеру на Калужской площади. После пятиминутной оживленной перепалки участники акции согласились и с этим. На этом все и закончилось, если бы к журналистам не вышел начальник управления общественных связей МВД России Валерий Грибакин, который прокомментировал произошедшее. Он заявил, что до начала пикета было предложено митингующим создать инициативную группу и встретиться с руководителями департаментов МВД России, но они отказались и не изъявили желание встречаться даже после проведения мероприятия. Объяснить, с чем связано такое нежелание, участники акции так и не смогли.

Добавлю, что именно сейчас продолжают стоять митингующие с плакатами. Их ровно 25 человек. Журналисты разошлись. Надо сказать, что журналистов было даже больше.

Никита Татарский: О целях митинга нам рассказал лидер движения Лев Пономарев.

Лев Пономарев: Главная задача - привлечь внимание общественности к тому, что крупные акции устрашения, которые проходили в течение практически последнего года, продолжаются. Я имею в виду акции устрашения, которые проводит ОМОН, жертвами которых становится, можно говорить, сотни людей по всей России. Первое такое крупное событие было в Благовещенске в декабре прошлого года, и до сих пор еще министр внутренних дел Нургалиев не сделал никакого заявления в связи с тем, что был избит целый город, несмотря на то что уже давно известно, что там произошло, возбуждены уголовные дела против милиционеров. Но мы не знаем результатов внутреннего расследования милицейского, и сам Нургалиев молчит. И вот именно это молчание позволяет происходить новым событиям. Были избиения достаточно массовые в Тверской области, в городе Бежецк два события было, потом село Рождествено. И совсем недавно на Ставрополье тоже была избита дискотека, где жертвами избиения снова стала молодежь. Как правило, избивают молодежь, потому что бывают конфликты между милицией и гражданским населением. Потом наказываются уже всех подряд, нарушая Конституцию и российское законодательство. И, бесспорно, ответственность за это несет уже руководство Министерства внутренних дел.

Появились документы, которые, собственно, позволяют все это делать. Более того, позволяют делать расстрелы людей, которые не подчиняются действиям милиции. Буквально так и написано: уничтожить преступников. Эти документы нам попали в результате расследования в Благовещенске. И фактически недавно мы убедились, что эти документы достоверны. То есть я-то знал, что они достоверны, но тем не менее официальные лица говорили, что надо проверить, насколько они достоверны. Позавчера было заседание уполномоченного экспертного совета. Я являюсь экспертом уполномоченного по правам человека, участвовал в этом совещании. И представители Министерства внутренних дел подтвердили, что такие приказы существуют. В том числе в этих приказах появляется термин "фильтрационные пункты". Фильтрационные пункты не существуют в российском законодательстве, они действительно были введены в Чечне, опять-таки нарушая российское законодательство. Теперь мы знаем, что фильтрационный пункт был в городе Благовещенск, и могут появиться в любом другом городе, и там люди могут содержаться без санкций, вне рамок российского законодательства и опыт показывает, что именно в этих фильтрационных пунктах в основном и избивают.

Мы будем требовать преданию гласности этих законов, мы будем требовать отмены этих подведомственных документов и также мы будем требовать отставки министра внутренних дел Нургалиева.

XS
SM
MD
LG