Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Споры о вопросах сексуального воспитания подростков: ни в России, ни в США не знают, где лежит правильный путь


Женя Снежкина, Татьяна Ваксберг

Необходимость полового просвещения российских подростков – реальная проблема, которая стоит и перед родителями и перед образовательными учреждениями страны. Исследователи утверждают, что за последнее десятилетие общая заболеваемость подростков в России выросла в 3,5 раза больше, чем у взрослых, заболеваемость болезнями репродуктивной сферы увеличилась у подростков в 5-7 раз, а венерическими, например сифилисом, - в 34 раза.

Отчасти рост заболеваемости можно объяснить общеевропейской тенденцией к снижению возраста начала половой жизни. По данным известного сексолога Игоря Кона, в 1993 году сексуальный опыт имели 25 % 16-летних городских школьниц и 38 % мальчиков, а в 1995 году - 33 % и 50% (Кон 2001). В 2002 году доля сексуально искушенных московских школьников составила 6.6 % в 7- м и 55.4 % в 11-м классе (у девочек 2.5 % и 35.4 %). Он же приводит данные международного исследования ВОЗ, согласно которым в 2001/02 годах сексуальный опыт имели 40.9 % 15-летних российских мальчиков, занявших третье место в списке из 35 стран .

Запретить или административно контролировать подростковую сексуальность невозможно, но как просвещать подростков, что им говорить, да и кто должен этим заниматься, пока тоже непонятно. По данным журнала «Демоскоп», когда родителей и детей спросили, кто, по их мнению, должен заниматься половым просвещением, и те и другие отдали предпочтение родителям и врачам, а затем уже в качестве источников информации упомянули школу и центры планирования. Понятно, что наиболее достоверным и грамотным источником информации о сексе каждая группа сочла себя.

Однако родители и врачи плохо поддаются организации, поэтому федеральные структуры предпочитают работать со школой. И вот тут начинаются главные проблемы. Дело в том, что во многих странах мира, в том числе и в России, существует множество подходов к проблеме сексуального просвещения, спектр широк – от обучения как использовать презервативы с обязательной тренировкой на фаллоимитаторах, до пропаганды полного воздержания от сексуальных отношений до брака. Российский Минобраз и Минздрав придерживаются в этом вопросе довольно либеральной точки зрения, согласно которой, просвещение подростков должно сводиться в первую очередь к их информированию. Основным системным оппонентом государства в этом вопросе является РПЦ, самые просвещенные деятели которой ссылаются на опыт американской государственной программы пропаганды воздержания от секса до брака.

Действительно, такая программа в США существует. Этот предмет ввели при администрации президента Клинтона в 1999 году. К тому времени статистика показывала, что число малолетних девушек, сделавших аборт и заболевших венерическими болезнями, растет с каждым годом. Эти данные были подтверждены и другой статистикой: с каждым годом снижается возраст, в котором подростки начинают активную половую жизнь. В то, что введение подобного предмета даст реальные результаты, верили не очень, поэтому и выделенные государством средства казались довольно скромными по американским масштабам – всего 80 миллионов долларов. Но затем ассигнования на программу расширили до 117 миллионов долларов.

А недавно программа стала предметом для рассмотрения в Палате представителей Конгресса США. Вопрос о качестве преподавания предмета и о соразмерности финансирования и результатов программы подняли представители демократов. На заседании Палаты конгрессмен из Калифорнии Генри Ваксман процитировал некоторые наиболее одиозные пассажи, которые содержатся в учебниках по «сексуальному воздержанию». Например: «Если девушка в юности сделала аборт, то позже она может совершить самоубийство». «Если она трогает рукой половой орган, то может забеременеть». «А если прикоснуться к вспотевшему человеку, то можно заразиться вирусом СПИДа». Сторонники программы обвинили конгрессмена Ваксмана в выдергивании цитат из контекста. «Эти примеры в основном были вырваны из контекста, они абсолютно не представляют общую концепцию этого важного предмета, - говорит аналитик по вопросам образования фонда «Наследие» Мелисса Пербью. - В нашей стране есть сотни способов преподавания сексуального воздержания - это ведь не таблица налогов, обязательная для всех. Говорить, что учителя дают детям неверную информацию, просто неверно. Они честно и достойно рассказывают им, с каким риском связаны ранние половые отношения. Лет сорок назад мы стали вводить преподавание безопасного секса и объяснять детям, как использовать презервативы. Но параллельно с этим возросло число женщин, забеременевших вне брака. Это привело к тому, что 30% детей, рождающиеся в США - внебрачные. Также возросло число подростков, заболевших венерическими болезнями. Все это в 90-х годах и послужило основанием для новой идеи сексуального воздержания. Она исходила из принципа: презерватив – это не решение проблемы. Мы уже раздавали презервативы в школах и вот, смотрите, к чему это привело. Тогда мы приступили к целому ряду исследований, в проведении которых участвовало и федеральное правительство. Мы установили, что ранние половые связи, начинающиеся в возрасте 14-15 лет, приводят к серьезным психическим и психологическим проблемам. Теперь сексуальное образование в США ставит перед собой цель отодвинуть на более поздний срок начало сексуальной жизни и таким образом избежать и нежелательной беременности в юном возрасте, и болезней, которые передаются половым путем».

Аналитики расходятся в оценках эффективности программы. Действительно, с 1991 до 2001 года возраст сексуального дебюта американских школьников несколько повысился. Число старшеклассниц, переживших коитус, снизилось с 51% до 43%, а мальчиков - с 57% до 48 %. Количество родов у родителей-тинейджеров снизилось на 30 %. Количество беременностей у женщин от 15 до 19 лет снизилось с 11,5 на 1000 в 1991 году до 8,5 в 1999 году, а число абортов - с 40 на 1000 в 1990-м до 24 в 1999 году. Одни эксперты приписывают это достижение успеху проповеди сексуального воздержания, а другие - повышению сексуальной и контрацептивной культуры. В 2001 году презервативами пользовались 57 % американских школьников, а десять лет назад - только 46 %.

Но с другой стороны, среди тех, кто принял обет воздержания, но не удержался, значительно больше юношей и девушек, которые не воспользовались при первом сношении презервативом. Полагаясь на собственные обеты, они просто не подготовились к этому событию. Доля подростков, зараженных ЗППП, в обеих группах одинакова, но среди тех, кто принял обет воздержания, значительно больше таких, кто даже не подозревал о своем заражении.

Таким образом, вопрос о наиболее приемлемых способах сексуального просвещения подростков остается открытым, и менее всего хотелось бы, чтобы решения по этому вопросу принимались из идеологических соображений, а не на основе научных данных.

XS
SM
MD
LG