Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Состояние современной российской армии


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Кирилл Кобрин: Состояние современной российской армии совершенно по-разному оценивается высокопоставленными чиновниками Министерства обороны и сотрудниками Главной военной прокуратуры. По заявлениям министра обороны России Сергея Иванова, за последнее время гибель личного состава в армии сократилась на 22 процента. Военный прокурор Александр Савенков заявляет, что информация министра не соответствует действительности, и военные просто скрывают факты гибели военнослужащих. Тему продолжит корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Любовь Чижова: По данным военного прокурора Александра Савенкова, только за первые недели июня в российской армии погибли 46 человек, 22 военнослужащих получили ранения. Министр обороны Сергей Иванов эти данные опровергает. По его утверждениям, уровень преступности в российской армии постепенно снижается. Он в два раза ниже, чем на гражданке, на 22 процента сократилась гибель личного состава, на 16 - проявление дедовщины, хищений стало меньше на треть. С Сергеем Ивановым не согласны не только в Военной прокуратуре. Говорит глава Комитета "Союза солдатских матерей" Валентина Мельникова.

Валентина Мельникова: Я не могу согласиться с господином Ивановым Сергеем Борисовичем по поводу снижения преступности в войсках, поскольку, во-первых, все мы знакомы с официальными данными Главной военной прокуратуры, в которых я ни на минуту не сомневаюсь. Кроме того, все наши комитеты "Солдатских матерей" каждый день принимают заявления и письма от пострадавших солдат, от родителей этих солдат. К сожалению, поток таких жалоб только увеличивается. Кроме того, начиная с января, в наш Комитет поступают жалобы от офицеров, причем тоже достаточно серьезные жалобы на то, что старшие по званию офицеры унижают их достоинство, пытаются вымогать деньги. Поэтому я не могу сказать, что Иванов прав по поводу снижения преступности в войсках.

История с опубликованием список погибших в период боевых действий - это очень давняя история, 1998 года. В бюджете Российской Федерации в Федеральном законе о бюджете есть выделенные средства на официальное опубликование списков людей, погибших в боевых действиях. Я думаю, что, может быть, по прошествии стольких лет министр обороны понял, что нужно выполнять Федеральный закон. Это не его решение, это его обязанность.

Любовь Чижова: На этой неделе как-то очень сильно обострились отношения между Главной военной прокуратурой и Министерством обороны. Представитель Министерства обороны утверждает, что уровень преступности снижается, а Военная прокуратура, наоборот, говорит, что преступлений становится все больше.

Валентина Мельникова: Я очень хорошо знаю, что воспитатели, а раньше замполиты, всегда ненавидели военных прокуроров, поскольку у прокуратуры главная служебная задача - раскрыть и предотвратить преступление, а у замполитов - скрыть и замазать все, что там происходит. Это просто подковерное вечное противостояние лакировщиков и искателей истины просто вышло наружу. Просто, наверное, раньше министры обороны больше уважали прокуратуру, больше уважали себя и не допускали таких личных выпадов.

Любовь Чижова: В ответ на критику Главной военной прокуратуры, министр обороны Сергей Иванов пообещал публиковать информацию о гибели российских военнослужащих на сайте Минобороны, и ежемесячно обновлять данные. Военный эксперт, бывший сотрудник российского Министерства обороны Виктор Баранец рассказывает, что статистика гибели российских военных всегда сильно занижалась, и у него нет уверенности, что последние обещания министра будут выполнены.

Виктор Баранец: Реальные цифры, которые свидетельствуют о том или ином уровне преступности или гибельности в армии, они не красят имидж и Министерства обороны, и высшего руководства военного ведомства, а потому эти цифры, мягко говоря, закрывались. Я, поскольку служил в центральном аппарате Министерства обороны, некоторое время даже в Генштабе, хорошо знаю эту кухню. В советское время общество узнавало только, пожалуй, чуть больше трети преступлений, которые происходили в войсках. В нынешнее время ситуация совершенно не изменилась, если не говорить усугубилась. Во времена Грачева эти цифры были закрыты, потому что Министерству обороны хотелось выглядеть получше в глазах Кремля. Также с приходом каждого министра обороны, за исключением Родионова, который не только первый открыл количество погибших в Чечне с 1994 по 1996 годы, но и в приказном порядке дал распоряжение, чтобы эти цифры обнародовались.

Таким образом, то, что сейчас происходит, то, что заявляет Иванов о том, что количество преступлений и гибели в армии сокращается, мягко говоря, не соответствует действительности. Я не говорю об этой проблеме в том свете, что между Главной военной прокуратурой, Министерством обороны возникла вот эта вот, я считаю, позорная свара о том, кто из них говорит правду. До этой свары между министром обороны и Савенковым они дружненько манипулировали этой информацией, частенько отбиваясь от Комитета "Солдатских матерей". Комитет "Солдатских матерей" частенько были близки к истине, но, не зная почему, но частенько процентов на 20-30 их данные были завышены, тем не менее, они были ближе к реальности.

Вопрос о состоянии дисциплины, преступности и гибели в армии сегодня превращается в сугубо политический. Начинается предвыборная президентская гонка. Все люди прекрасно понимают - и в Кремле, и в правительстве, и в Госдуме, в обществе, - что Иванов зачислен в обойму претендентов. Естественно, комментарии, которые ставятся под сомнение, те цифры, которые называет Иванов, их нужно, конечно, прежде всего, рассматривать с точки зрения политических баталий, а не реального состояния дел. А реальное состояние дел таково, что количество преступлений в армии растет, причем растет, как на дрожжах. Я только хочу сказать, что за последние три месяца, по официальным данным, которые были положены на стол даже президенту, от 15 до 20 процентов возросла преступность в российской армии. Особенно меня лично настораживает то, что растет преступность, прежде всего, экономическая преступность среди высшего руководящего состава, среди командиров частей, дивизий, армий, военных округов. Только за последнее время были арестованы и осуждены более 10 чинов армий, округов, дивизий, которые уворовали у государства от 80 до 800 миллионов рублей.

Любовь Чижова: Кроме обещания о публикации честных данных о количестве погибших в армии, министр обороны Сергей Иванов сделал еще один жест, который должен примирить его с критиками современного закрытого устройства российской армии. Он подписал меморандум о сотрудничестве с уполномоченным по правам человека в России. Его представители будут инспектировать военные части и собирать факты о нарушениях права военнослужащих. Правда, ряд российских изданий отнеслись к этой инициативе с изрядным скепсисом. По версии газеты "Газета", это делается для того, чтобы отвлечь от решения армейских проблем главную военную прокуратуру. Цитата: "Военному прокурору значительно сложнее втереть очки, чем гражданскому человеку, не знакомому с особенностями армии", - считает газета "Газета".

XS
SM
MD
LG