Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги единого государственного экзамена 2005 года


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Костинский.

Олег Винокуров: В Российском информационном агентстве "Новости" прошла пресс-конференция на тему: "Подведение итогов единого государственного экзамена 2005 года".

Александр Костинский: Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования Виктор Болотов доволен тем, как проходит эксперимент с единым экзаменом в стране. Он считает, что главные проблемы единого экзамена уже решены. Причем основная проблема - это проблема масштабирования.

Удалось также, по мнению Виктора Болотова, решить и проблему контрольно-измерительных материалов, сокращенно - КИМ, то есть заданий, которые даются школьникам.

Виктор Болотов: Контрольно-измерительные материалы вот этих задач, скажем откровенно, в первый год было очень много сомнительных программ. Сейчас уже нет критики такой. То есть я считаю, что принципиально задача решена.

Александр Костинский: Но ЕГЭ все-таки не будет единственным испытанием при поступлении в элитные вузы. Те вузы, которые относятся к творческим и элитным, будут иметь право на дополнительные испытания. Кроме того, право на поступление в любой вуз страны по профилю получают призеры Всероссийской олимпиады. Планируется, что такие же права получат у себя в регионах победители региональных олимпиад.

Виктор Болотов: Для любого вуза остаются федеральные олимпиады, и мы планируем ввести региональные. Это первое.

Второй сюжет связан с выделением на самом деле ведущих вузов России, в которых будут разрешены дополнительные испытания. Сейчас очень важно сформулировать эти правила, чтобы не было ситуации репетиторства из данного вуза именно по профилю дополнительного испытания. Потому что так мы не решим проблему в России.

Александр Костинский: Таким образом, в результате ожесточенных споров, ведущие вузы страны, видимо, отстоят право не брать без дополнительных испытаний всех, кто имеет высокий балл по ЕГЭ, особенно, когда, например, Башкирия и Тува в среднем получают практически такой же балл по математике, как и ученики элитных московских школ.

Эксперимент продолжается. К сожалению, назывались только обобщенные баллы по стране. Дело в том, что руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования Виктор Болотов считает, что делать сравнения между странами и даже регионами одной страны не стоит.

Виктор Болотов: Я считаю, что российские регионы сравнивать друг с другом, как они знают математику, это всегда глубокий анализ дополнительный.

Александр Костинский: Но тогда не понятно, зачем нужен Единый государственный экзамен, если он не позволяет сравнивать результаты по регионам, где образование поставлено лучше, где хуже. Ведь ЕГЭ и был задуман как независимый от особенностей региона и конкретной школы измеритель качества знаний в России. Важно было бы также сравнить, как меняются результаты в одном и том же регионе от года к году.

Я попросил рассказать директора Федерального центра тестирования Владимира Хлебникова о том, какие регионы лучше всего сдали ЕГЭ по математике.

Владимир Хлебников: По математике самые высочайшие результаты, 67 с лишним тестовых баллов, в Башкирии, 60,7 - Воронежская область, 50 - республика Тува. У нас республика Тува на третьем месте по математике. 67 баллов в Башкирии по математике можно сравнить с результатами ЕГЭ по математике в Москве в прошлом году, тогда было 70 тестовых баллов. Это аномально высокий результат, но он еще мог быть объяснен тем, что 300 человек, которые проходили тестирование в прошлом году по математике, это были почти сплошь выпускники элитных московских физико-математических лицеев. Почти 70 баллов в полудеревенской Башкирии в этом году по математике объяснить трудно.

Александр Костинский: Если говорить простым языком, как можно интерпретировать эти результаты? Эта аномалия с чем может быть связана: с не очень четким проведением экзамена, или с четкой проработкой самих билетов, с натаскиванием?

Владимир Хлебников: Я сомневаюсь, что всех учащихся можно натаскать. Всех натаскать так нельзя. Здесь рано делать какие-либо выводы, нужно разбираться. Конечно, мы знаем, что в Башкирии есть сильные пункты, в которых хорошо преподается математика, но нельзя же равнять элитные математические лицеи Москвы со средней деревней в Башкирии. Я бы стал говорить о том, что нужно в целом откорректировать технологию ЕГЭ. Так как сейчас проводится Единый экзамен, не исключает введения альтернативных технологий. Нужно обойти эту опасность. Возможно надо обсуждать, как это делать.

Александр Костинский: Что, на ваш взгляд, стоит поменять? Где может крыться какой-то недостаток, который устраним?

Владимир Хлебников: Принципиально недостатком является очень высокий статус результатов единого государственного экзамена. Если имеется высокий статус, то сотни тысяч людей будут думать о том, как его достичь законными и незаконными способами. Поэтому как это не звучит парадоксально, будут более достоверные результаты, если будет меньше значимость единого государственного экзамена. Тогда можно будет давать тестироваться несколько раз в году. Пускай дети выбирают самое значимое, но проводить исключительно жестко. Сейчас, когда проводится ЕГЭ в помещениях школ, а результаты принимаются в вузах, мы получаем абсурдную ситуацию. Вот эта процедура получения экзаменационных материалов и использование экзаменационных материалов - это Ахиллесова пята. Вот здесь львиная доля нарушений. К сожалению, при проведении ЕГЭ нарушения не фиксируются.

Александр Костинский: Таким образом, получается, что в сельских школах Башкирии и Тувы преподают математику не хуже, чем в элитных московских школах. Безусловно, этот феномен нуждается в пристальном анализе. Хорошо, если бы Федеральная служба по надзору в сфере образования опубликовала подробную статистику по Единому государственному экзамену во всех регионах, возможно, там еще обнаружатся такие же впечатляющие результаты.

XS
SM
MD
LG