Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Великобритании начинаются торжества, посвященные 200-летию Трафальгарской битвы


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.

Андрей Шарый: В Великобритании начинаются торжества, посвященные 200-летию с Трафальгарской битвы, в которой 21 октября 1805 года британская эскадра под командованием адмирала Нельсона одержала победу над объединенным франко-испанским флотом. Рядом со мной в студии мой коллега, историк Кирилл Кобрин.

Кирилл, на фоне каких исторических событий проходила Трафальгарская битва? В каком историческом контексте?

Кирилл Кобрин: Это было очень важное событие для 1805 года, для начала XIX века, для XIX века в целом и, может быть, до сих пор, если так, слоями снимать. Шла кампания, которую вел Наполеон против коалиции, которая состояла из Англии, Австрии и России. В 1804 году Наполеон вынашивал план вторжения в Англию. Для этого был создан Булонский лагерь, где готовилась огромная десантная армия. Проблема была, в общем, небольшая, как кажется на первый взгляд, - переплыть Ла-Манш. Но переплыть Ла-Манш было невозможно, потому что английский флот господствовал на море.

Для того чтобы как-то переломить эту ситуацию, в Тулоне и в Бресте начал строиться большой французский флот и этот флот и должен был обеспечить десант французской армии. Однако англичане смогли быстро сколотить антифранцузскую коалицию и договориться с Австрией и с Россией, которые, не подготовившись, начали военные действия в Центральной Европе против союзников Наполеона. Наполеон вынужден был бросить Булонский лагерь, спешно двинулся в Германию, и там уже произошли те события, которые мы очень хорошо знаем, хотя бы из романа "Война и мир".

Андрей Шарый: Если мне не изменяет память, то события при Аустерлице - это начало декабря, а Трафальгарская битва - это октябрь. То есть получилось, что сначала Наполеон потерпел поражение на море, а потом выиграл на суше.

Кирилл Кобрин: Он смог взять в плен довольную большую австрийскую армию генерала Макаа под Ульмом и, в общем, эта капитуляция предопределила ход военных действий 1805 года, потому что русская армия оказалась там брошенной фактически, в Центральной Европе, и даже помощь, которая пришла потом, не помогла. И при Аустерлице кампания была окончательно проиграна.

Наполеон требовал от адмирала Вильнева, чтобы он вел какие-то активные действия. Вильнев был не очень решительным флотоводцем, хотя лично очень храбрым адмиралом. Произошла вот эта битва, где франко-испанский флот, превосходящий флот адмирала Нельсона численностью, потерпел сокрушительное поражение, часть кораблей была уничтожена, часть кораблей была взята в плен.

Андрей Шарый: С такими громкими сражениями обычно связаны какие-то трагические или героические истории. У Трафальгарской битвы есть такая история?

Кирилл Кобрин: Миф сложился не только потому, что английский флот разбил французский флот. Английский флот делал это регулярно. Например, за шесть лет до этого при Абукире тот же самый адмирал Нельсон разгромил тот же самый французский флот, где в то время служил одним из командиров адмирал Вильнев. И это, кстати говоря, предопределило провал египетской операции Наполеона. Но, тем не менее, сражение при Абукире оказалось все-таки менее известным, потому что все-таки и Нельсон остался жив, и, в общем, не так это все драматически происходило.

Адмирал Вильнев, который два раза встретился с Нельсоном и оба раза при драматических обстоятельствах, и оба раза проиграл, он оказался в британском плену, потом был передан французам, там оказался в тюрьме и покончил с собой. Действительно, несчастный человек. Его посадили за то, что он проиграл битву. Но нельзя сказать, что Наполеон сажал всех своих маршалов и генералов, которые проигрывали сражения. Но здесь уж очень сильная была обида.

Андрей Шарый: Каковы исторические последствия этой битвы?

Кирилл Кобрин: Во-первых, Наполеон навсегда потерял флот и, в общем, уже не восстановил его. Во-вторых, английский флот действительно окончательно стал первым в Европе.

Андрей Шарый: То есть Британия стала владычицей морей как раз именно с 1805 года.

Кирилл Кобрин: Безусловно. Французский флот мог противостоять английскому в XYIII веке, например. Не всегда успешно, но мог. Но в XIX веке уже не мог бы, но Англия с Францией с XIX веке уже и не воевали.

Трафальгар был одним из последних крупных сражений парусного флота, потому что уже 50 лет спустя появился паровой флот.

Когда Наполеон смог оценить то, что у него уже никогда не будет флота, и он никогда не высадится в Британии, он решил уничтожить Англию другим способом. Он решил задушить ее континентальной блокадой. Чтобы задушить ее экономически, ему нужно было завоевать весь континент Европы. Те, кто не хотел подчиниться это политике, они должны были быть либо уничтожены, либо следовать воле Наполеона. Последним из тех, кто не мог следовать этой политике, был русский царь Александр I. Таким образом, то, что французские солдаты оказались в Москве в 1812 году, было во многом следствием Трафальгарской битвы.

XS
SM
MD
LG